Overblog Suivre ce blog
Editer l'article Administration Créer mon blog
20 novembre 2012 2 20 /11 /novembre /2012 19:08

насильственная исламизация

Фирдус ДЕВБАШ не только интересный писатель, известный в России, но и крупный учёный, специалист по исламу. В мае нынешнего года в нашей газете была опубликована его статья «Российский ислам на развилке истории», в которой представлен совершенно новый взгляд на ислам, на его историю в России. Для многих было открытием, что утверждение ислама шло у нас сверху и что связано оно с именем императрицы Екатерины II. Многие с удивлением узнали, что в истории имела место не столько насильственная христианизация нерусских народов Российской империи, сколько их насильственная исламизация.

Данная тема явно требует своего развития, и поэтому мы обратились к учёному с рядом вопросов.

Религия и политика

- Фирдус Нурисламович, почему Екатерина II фактически навязала татарам, а тогда так назывались практически все тюркские народы России, мусульманскую религию? Чем объясняется такой неординарный шаг императрицы?

- Екатерина II была немкой. Как чужестранка она правила Россией, опираясь на известный принцип «разделяй и властвуй». Так легче: есть христиане, есть мусульмане, одни против других. Императрица хоть и считается мудрой, но в средствах особо не разбиралась, она решала стоящие перед собой проблемы.

- А как объяснить сегодняшние процессы, связанные с исламом? Я имею в виду и расширение деятельности религиозных экстремистов, и в целом стремительную исламизацию России.

- По прогнозам экспертов, уже к 2015 году мусульманская молодёжь будет составлять большинство в Российской армии. Рост влияния радикальных исламистов объясняется во многом непродуманной политикой, проводимой властями страны. Наши руководители на полном серьёзе говорят о разных типах верующих: есть, мол, умеренные мусульмане и есть радикально настроенные мусульмане, как будто между ними огромная пропасть. Настроение человека весьма изменчиво - сегодня он добродушный и настроен лояльно к власти, а завтра озлобится и станет радикальным. Причин озлобиться в нашей жизни немало.

- И что же делать - запретить ислам?

- Конечно, нет. Ислам выполняет в обществе определённую позитивную роль - служит укреплению нравственности. Запрещать ислам не нужно, да это и невозможно, не средние века, а вот серьёзно реформировать его можно.

- Что вы имеете в виду? Вроде бы наше правительство тоже не сидит сложа руки. Например, в российских городах открыли исламские университеты, теперь наши ребята учатся исламу не в ваххабитских центрах за рубежом, а у себя дома.

- Это не решает проблему. Ну и что с того, что учатся дома? Важно не то, где учатся наши ребята, а то, чему они учатся. Ислам - он и в России ислам. Нам пора отказаться от мифов и досужих представлений о наличии особенных толков и резких отличий в исламе. Часто слышим, что ислам у нас свой, традиционный. А в чём тогда его отличие от ислама, например, аравийского или же пакистанского? Никакого отличия. Традиционного ислама как особого направления в исламе просто не существует, это больше политический термин, нежели религиозный.

Зачем Путину ислам?

- Разве ислам не многообразен так же, как и христианство, в котором есть и православные, и католики, и протестанты? Ведь часто говорят об исламе российском, умеренном, саудовском, ваххабитском, салафитском и т.п. В чём отличие в данном отношении этой религии от христианской?

- Католицизм, православие или протестантство - это, в сущности, самостоятельные конфессии, хотя и идейно связанные друг с другом. Более того, даже православие русское отличается от греческого языком богослужения. В исламе нет подобной демократии, в нём священным языком считается лишь арабский, и вся религиозная практика осуществляется исключительно на этом языке. Перевод Корана с арабского на национальные языки мусульманскими богословами осуждается.

- В общем, есть лишь один ислам, и особенности российского ислама - вымышленные?

- Да, есть лишь один ислам - коранический. Ислам в сравнении с христианством весьма однообразен, существенные различия есть только в представлениях суннитов, которых среди мусульман большинство, кстати, наши тоже относятся к ним, и шиитов, проживающих в основном в Иране. Именно поэтому наши мечети, как проходной двор, в них свободно проповедуют миссионеры из разных стран: из Алжира, Индонезии, Марокко, Иордании, Пакистана и др. Единственное условие - чтобы они были из суннитов, шиитам двери наших мусульманских храмов закрыты.

- Вы говорите, что нам нужен свой ислам с новой доктриной, отличной от доктрины классического арабского ислама. А как его создать и возможно ли это?

- Возможно. Этим я занимаюсь уже семнадцать лет. В принципе создавать что-то совершенно новое не требуется. Как известно, новое - это хорошо забытое старое. У нас, у татар, был свой ислам, с его остатками безжалостно боролись и продолжают бороться до сих пор зарубежные миссионеры и их местные сторонники с начала девяностых годов прошлого столетия. Я стараюсь возродить богатое духовное наследие своего народа. Недавно вышла моя книга «Татарские молитвы», которая вызвала большой интерес не только в Татарстане, но и в других регионах России.

- И теперь татары читают свои молитвы, а не зубрят арабские?

- Таких пока мало. В жизни российского общества традиционно сильна роль государства, и для проведения масштабной религиозной реформы нужна поддержка его руководства, нужно решение на уровне Путина.

- А Путину это надо?

- Думаю, что да. Не секрет, что сегодня радикальный ислам - мощное оружие в руках Вашингтона и Брюсселя. С помощью этой дубинки Запад во главе с США легко расправляется с неугодными руководителями других стран.

Русская зима и арабская весна

- Наверное, вы имеете в виду Мубарака и Каддафи. Но Россия - это не Египет и не Ливия.

- В современной России позиции ислама очень сильны, сильнее, чем, например, в Казахстане. Ислам является де-факто официальной идеологией целого ряда российских республик. Он проник не только в сферу образования, но и в бизнес, во власть.

- Вы думаете, что серьёзные проблемы с исламом, подобные тем, с которыми Россия столкнулась на Северном Кавказе, возможны и в Центральной России?

- Безусловно, если не изменить ситуацию в корне. Путин вроде бы предпринял в этом направлении решительные шаги. Он действовал и кнутом, и пряником, но всё безрезультатно. Более того, пожар войны перекинулся из Чечни на другие республики Северного Кавказа. Даже в считавшейся недавно спокойной Кабардино-Балкарии закрыты все туристические маршруты. Кавказские события стали в стране серьёзным дестабилизирующим фактором. Эксперты с тревогой указывают на сращивание исламского радикализма с криминалом. Некоторые наивно полагают, что кавказский сценарий в Поволжье невозможен, так как здесь нет гор с труднодоступными лесами. Экстремистам горы не нужны.

- Они, как молодогвардейцы, будут вести подрывную деятельность в городах?

- Именно так. Скажите, что делать исламистам в холодном лесу? Лучше они под видом религиозных пожертвований будут рэкетировать бизнес, а с наступлением темноты отстреливать представителей силовых структур.

- Понятно. Если вы будете услышаны правительством и предлагаемая вами религиозная реформа будет проведена, то есть уверенность в её успешности? Ведь многие реформы не дают ожидаемых результатов.

- Я знаю, что надо делать и как. Успех любой реформы в обществе зависит от отношения к ней народа, простых людей. Мой многолетний опыт в этом деле показывает, что людям гораздо ближе родные молитвы, нежели чужие.

Андрей Угланов

Источник: argumenti.ru

 

 

Partager cet article

Repost 0

commentaires