Overblog Suivre ce blog
Administration Créer mon blog
3 février 2012 5 03 /02 /février /2012 11:56
 Ozolin

16 декабря  ключи от собора свт. Николая в Ницце были переданы России и завершился долгий и непростой процесс возвращения храма Русской Православной Церкви. За несколько  месяцев до этого в собор был отменен платный вход, и скоро начнутся обширные реставрационные работы.

Настоятелем храма был назначен протоиерей  Николай Озолин – сын знаменитого профессора Свято-Сергиевского института,  он родился и вырос в Париже, но самые деятельные его годы жизни прошли в России. В 90-е годы эмиграция разделилась на 2 лагеря – одни считали, что с завершением Советской власти надо возвращаться в Россию, на Родину, и приносить пользу тем, что умеешь делать, другие же полагали, что смысла возвращаться в Россию и Русскую церковь нет.  Николай Озолин принадлежал к первым, и в  1992 году он приехал в Россию, в 1997  был рукоположен во священники, и стал служить в Кижах, став первым настоятелем разоренного храма после расстрелянного 60 лет назад бывшего настоятеля – мученика за Христа. Именно отсюда, из Карелии, и был вызван протоиерей Николай восстанавливать храм теперь уже в Ницце.

Восстанавливать храм на Лазурном берегу в Ницце звучит как оксюморон (кому-то и жемчуг мелкий, правда?), однако оказывается, что здесь не проще, чем в Петрозаводске. Для любого прихода перемена настоятеля, изменения в общинной и приходской жизни – самый болезненный период, особенно когда храм один, когда он действительно стал сердцем русской общины, когда люди не мыслят себя без прихода.

О новой странице жизни Свято-Никольского собора в Ницце Правмиру рассказывает настоятель собора протоиерей Николай Озолин.

- Отец Николай, 2 недели назад Никольский собор был официально передан Русской Православной Церкви…

-  Это очень радостное событие. В этом соборе отразилось  многое из истории России ХХ века. Этот храм – символ дружбы между Францией и Россией и это не формальные слова. Собор в Ницце стал выражением российского влияния на французском Лазурном берегу. Российское присутствие всегда венчалось собором: если вы даете другой державе возможность построить свой храм – это высшее выражение дружбы и доверия. Когда мы приходим в такой собор, пропитанный такой историей, – это не может не тронуть и  не взволновать. Храм святителя Николая самый большой в Европе, свой красотой, величием он производит неизгладимое  впечатление.

Мне бы хотелось от всего сердца выразить благодарность моему предшественнику — отцу Иоанну Гейту за то, что мы вместе мирно и с достоинством  открыли новую страницу жизни собора и за мирное и доброе (вопреки многим ожиданиям) завершение предыдущего этапа.

- В последние месяцы много писали о сложном состоянии, в котором находится храм, требуется серьезная реставрация. Она будет проводиться?  

- Мы накануне столетия освящения храма. И действительно, предстоит провести очень большие работы, ведь в течение века реальных восстановительных работ не велось. Истощается запас прочности, который был заложен царскими мастерами. Даже в таком благоприятном климате Ниццы потребуется провести серьезную работу, главным образом, в инженерной сфере.

- Расскажите, а чем особенно примечателен собор свт. Николая с инженерной точки зрения?

- Русские мастера сделали для Ниццы памятник, которой был впереди времени – монолит, из цемента, он уже тогда имел паровое отопление. А еще в соборе была  телефонная связь – представляете – настоятель мог общаться с регентом во время службы по телефону. 1912 год!  Такие мелочи говорят о том, как много было сделано Россией для собора и для города в целом.

- Как будет проходить реставрация?

- В настоящий момент наши эксперты ждут от Министерства культуры Франции разрешения на проведение экспертиз и исследовательских работ. Масштаб работ очень серьезный, он требует серьёзных подготовительных работ. А самая прекрасная новость в том, что реставрационные работы не приостановят богослужение. Службы будут идти все время.

- Как будет финансироваться реставрация?

- Все расходы по реставрации берет на себя Российская Федерация.

- Отец Николай, расскажите, как проходит трудное переходное время в приходе? Доходят  вести, что не все радует прихожан…

- Да, дело в том, что на протяжении многих лет в приходе было свое рода противостояние между теми, кто проявлял сочувствие Русской Церкви и теми, кто тяготел к Константинопольской. Теперь, когда храм был возвращен Русской Православной Церкви, можно сказать, что это противостояние снова дало о себе знать. В этой ситуации многие действия настоятеля могут быть восприняты давними прихожанами как поддержка одной или другой группы. А значит, невозможно назначать на руководящие должности в приходе кого-то из конфликтующих сторон. Россия приложила столько трудов к этому собору, что мы не можем сделать приход узким клубом по интересам.

Те, кто намерены участвовать – конечно, приглашаются самым активным образом. Например, в соборе много лет служит регент Анатолий Иванович Фисоченко, ему 82 года. Со мной приехала регент, которая со мной уже 10 лет и она поет на клиросе как обычная певчая.

Вторая помощница не только умеет печь просфоры, но и  ведет канцелярию —  всю огромную работу, так, что с двумя людьми  я могу покрывать работу, которая раньше осуществлялась штатом в 8 человек!

- Сколько всего с Вами приехало помощников?

- По благословению епископа Нестора Корсунского со мной были приглашены две помощницы,  у одной — 9-летний сын.

К участию приглашены все и работы сегодня хватит на всех. Жизнь раскроет новые послушания, которые надо будет выполнять. У нас много планов. На больших праздниках мы будем  организовывать чаепития, будем собирать общину после служб,  люди будут знакомиться друг с другому.  Очень важное направление нашей работы – это прием туристов и достойный рассказ об этом храме-памятнике.

Предстоит сделать очень много, данное мне послушание нелегко, но я надеюсь, что по милости Божией и молитве и поддержке правящего архиерея Нестора епископа Корсунского – все устроится самым добрым образом. Мы просим молитв!

                                                                                                                                                 Беседовала Анна Данилова

Православие и мир: http://www.pravmir.ru


Repost 0
19 janvier 2012 4 19 /01 /janvier /2012 13:07

Narotchnitskaia.jpgБеседа с доктором исторических наук, президентом Фонда исторической перспективы, руководителем Института демократии и сотрудничества
Наталией Алексеевной Нарочницкой


Наталия Алексеевна, как вы считаете, насколько и в чём системы жизнестойкости России зависят от состояния народа — умонастроения, собранности, сплочённости?..

– Это интересный, можно сказать, главный вопрос, потому что если есть энергия к развитию, продолжению жизни, то в голове человека будут громоздиться экономические проекты, он будет и семью заводить, и детей рожать, и думать о том, как им жить завтра, — люди будут думать о преемственности и культуре. А если тебе постоянно внушают мысль о самоубийстве, то и жить не захочешь, будешь считать себя выброшенным на обочину жизни, истории, а земля будет брошена. Это мы иногда и наблюдаем в реальной жизни.

В целом, на общем уровне, это понятно. Но если переходить к конкретике, то можно привести в пример деятельность нашего института. Мы разрабатываем для регионов схемы территориального планирования муниципальных образований, генеральные планы сельских поселений, готовим стратегии инвестиционного развития территорий. Казалось бы, эти документы должны быть стимулами, побуждающими к развитию территорий, организации на них активной деятельности, но когда мы обсуждаем их с населением, создаётся впечатление, что люди, которые на них живут, уже никак не связаны ни с историей, ни с культурой, ни с традициями этой территории. Это какое-то ненастоящее, «замещающее» население, потому что будущее земли, на которой они выросли, их не интересует.

Как проектировщики, мы можем нарисовать много красивых «картинок», фантазии у нас достаточно, но кто будет претворять в жизнь отражённые на них идеи? Иногда кажется, что уровень состояния населения таков, что никому уже не хочется не только вкладывать силы в развитие территорий, а вообще делать хоть что-нибудь ни по старым, традиционным, направлениям, ни по новым, так называемым инновационным.

– Вы совершенно правильно ставите вопрос, потому что, как вдумчивый человек, вы учитываете историко-культурные и философские вопросы осмысления дальнейшего развития территории. Чтобы разрабатывать проекты развития территорий, нужно учитывать, что за население на ней живёт, какое у него территориальное сознание, какие цели и желания, потому что именно это важно для реализации экономических идей и в конце концов для стабильности государства.

Помимо определения финансовых затрат, необходимых для реализации того или иного проекта, надо понимать, какие люди будут воплощать его в жизнь. Если это будут делать люмпены, приехавшие из разных стран, не имеющие никаких национальных корней, никак не связанные с территорией, на которой собираются работать, то проект обречён — это будет совершенно бесполезное занятие. А если за него возьмутся коренные жители территории, имеющие некие основы самосознания, понимающие, что именно здесь они хотят жить, работать и растить детей — совершенно другое дело. Это как раз и есть культурная экология, которая определяет территориальное самосознание живущих на ней людей, их причастность не только к реалиям сегодняшнего дня, а ко всей национальной истории, культурным традициям, традициям деятельности на конкретной территории. Если люди сохранили национальное самосознание, они сумеют реализовать на своей территории умный проект, обеспечивающий ее развития.

– А как понять, остались ли у населения той или иной территории хотя бы зачатки национального самосознания? Может быть, есть критерии определения наличия или отсутствия у людей чувства исторической причастности к территории, на которой они живут?

– Вопрос довольно сложный. Нужно вспомнить, что за время перестройки и в течение последних 20 лет состояние общего государственного самосознания русского народа, который пока ещё составляет 80 % населения России, сильно искажалось политиками, стремившимися принизить и отстранить его от общеисторического мирового процесса. Русский народ трактовался как некая негативная сила, оставившая варварский след в мировой истории. А если народ, прошедший от Буга до Дальнего Востока и поливший свой кровью каждую пядь земли этого пути, постоянно вытесняется на обочину истории, если на него вешается клеймо варвара-неудачника, он отвечает тем, что не хочет участвовать в продолжении своей истории.

Опошлено, искажено само понятие «патриотизм». Сейчас говорят, что патриотом может быть только негодяй, потому что за словом «патриот», пытаясь сохранить «позитивный имидж», прячутся последние мерзавцы. Для чего? Для того чтобы их не распознали до конца. Да что говорить, у нашего народа исчез даже библейский инстинкт размножения, об этом свидетельствуют данные последней переписи населения. Налицо демографический спад, женщины практически не рожают, а ведь дети в России рождались даже во время войны. Народ на ментальном уровне не хочет размножаться, у него нет желания продолжать свою историю на своей территории. Недаром особо яростные оппозиционеры говорят о том, что в стране установлен оккупационный режим, ведь людям в неволе, то есть в оккупации, как животным в клетке, не до мыслей о продолжении рода. Правда, в последнее время демографическая ситуация всё-таки немного улучшилась.

Однако клевета на русский народ и опошление его роли в мировой истории оставили свои неизгладимые следы. Территория государства — это не только историко-генетический код государства, это ещё и воплощение представления народа о своей государственности, о своём Отечестве.

В историческом плане территориальность, территориальное сознание возникли раньше государственности, недаром русские князья всегда клялись Русской землёй, хотя единого государства в современном понимании ещё не было. Объединение в нацию, создание русской нации произошло после Куликовской битвы, когда на поле брани пришли тверичи, галичи, костромичи, москвичи, суздальцы, смоленцы, а ушли русские люди, именно русские, объединившиеся ради сохранения культурно-генетического кода исторической нации. Этот фактор обязательно надо учитывать при реализации любых экономических проектов.

Именно потому нельзя рассчитывать, что привезённые на нашу территорию мигранты, то есть люди иной национальной культуры, смогут развивать её в соответствии с существующими на ней историческими культурными традициями. Это абсолютная утопия, это глубокая ошибка, которая может нарушить и так трудный ход истории нашего народа в условиях международного давления и негативного отношения мирового сообщества к России.

Меня очень радует, что у нас в стране есть пусть небольшое, но всё-таки заметное количество русских предпринимателей, не хочу говорить бизнесменов, которые находят время заботиться не только о собственных доходах, но и о том, какова социально-культурная атмосфера территорий, на которых они живут и работают, есть ли на них социальные объекты, объекты культуры, и как они способствуют воспроизведению традиционных русских культурных целей и ценностей русского бытия. Конечно, время накладывает на них отпечаток, что-то к ним добавляется, что-то убывает, но историческое культурно-генетическое ядро сохраняется и объединяет старшие и младшие поколения, роднит предков с потомками. Благодаря этому в регионах Центральной России заметно проявляется тенденция восстановления родовых гнёзд, хотя нельзя закрывать глаза на то, что практически повсюду наблюдаются признаки так называемой материальной деградации: разорение земель, остаточное финансирование, падение рождаемости, замещение коренного населения мигрантами.

– Так что же в нас изменилось, что мы утратили больше всего?

– Если более точно формулировать главные потери, то они касаются духовной и национальной сфер. Дело в том, что при таком сильном замещении населения (а точнее сказать, народа, имеющего территориальное самосознание, сплочённого не воинственным настроением, а национальном духом) мигранты, вместо того чтобы в него интегрироваться, уважая местные обычаи, национальные традиции, начинают воспроизводить «куски» своей культуры, которая а priori вступает в дисбаланс с культурой местного населения, поглощая её, как субстрат. И дело не в том, что кто-то хуже, а кто-то лучше — просто формируется дисбаланс интересов, который снижает энергетический потенциал русского народа, хотя я верю, что этот потенциал не пропал, а ушёл вглубь и затаился. Его надо как-то поднять, поддержать в людях веру в лучшее, в будущее, в Бога. Вера помогает справляться с трудностями, которые постигают абсолютно всех, но люди, имеющие веру, намного более стойкие, они лучше понимают действительность и успешнее противостоят невзгодам. Именно поэтому мы и занялись проблемами русского народа. Мы не против кого-то, мы именно за него, за русский народ. Мы хотим сохранить его культурно-исторический генетический код как код самоценной этнической и национальной общности.

В Центральной России есть всё необходимое для развития экономики — дороги, население, телеграф, телефон, спутниковые антенны, близость к крупным центрам производства и потребления (не сравнить с Сибирью!); тем не менее регион в упадке. Почему? Потому что у народа нет духовных сил. Идёт люмпенизация, духовное умирание населения, разрыв социальных связей. А если у народа нет культурного, национально-этнического, религиозного, духовного потенциала, не будет и стойких успехов экономического развития.

Я участвовала в обсуждении фильма Кирилла Серебренникова «Юрьев день», где аллегорически показан разрыв связей прошлого и будущего, распад социальных связей, кровных связей матери и сына. Это производит страшное впечатление, потому что люди перестали быть людьми и стали пылью, только она образовалась не после атомного взрыва, а после глубокого духовного взрыва, от которого в душе не остаётся ничего живого. Человек — существо социальное. Младенец, оставленный на необитаемом острове, никогда не станет человеком, потому что никогда не узнает, что такое добро, зло, любовь, благодарность, честь, совесть, достоинство, благородство. Эти морально-нравственные категории можно усвоить только в социуме, и в ходе их познания развиваются и обогащаются и социум, и индивидуум, поэтому они неразделимы. Об этом много рассуждал Ф.М. Достоевский.

Давайте попробуем понять, как и в чём в прошлом реализовала себя основная масса образованного населения, имеющая отношение к костяку русского народа. Русские реализовали себя в таких массовых профессиях, как инженеры-технологи, квалифицированные рабочие, военные, доктора, учителя. Но сегодня как раз именно эти области деятельности финансируются по остаточному принципу, зато процветает торговля. То есть разрушение промышленности в регионах и малых городах привело к люмпенизации русского населения: бывшие инженеры или мастера стали люмпенами, теперь над ними поднялся полуграмотный продавец сигарет. Сокращение этих профессий — прямой шаг к деградации русских! А подъём индустрии, реальная экономика автоматически востребуют массу квалифицированных русских, поднимет их статус без всякого акцента на национальности.

Неквалифицированные таджикские и узбекские рабочие привносят в русский социум свои феодально-клановые отношения, которые потом переносятся в область закона. Я их не осуждаю, но пусть они выстраивают свои кланово-родовые отношения на своих территориях — на Кавказе, в Таджикистане или Узбекистане. Пускай они применяют клановые методы решения социальных проблем у себя на родине. Такая практика совершенно не свойственна русскому народу, поэтому костяк русского населения оказывается в проигрыше как экономически, так и морально. Получается, что нынешняя структура экономики, которую никак не могут скорректировать политики, просто убивает русский народ, лишает его социальной и исторической энергии, поэтому восстановление производительной экономики — это стимул к возрождению энергетической роли русского народа как стержневого народа русской истории и территории.

Это очень хорошо видно даже в радиусе 400 километров от Москвы, да что там, даже ближе! Сейчас построили хорошую дорогу к Калуге — до Оптиной Пустыни рукой подать. А рядом Козельск — маленький русский городок, выдержавший тяжелейшую осаду войск хана Батыя. Только слава его осталась в далёком прошлом, а теперь Козельск — это покосившиеся домишки, колонки вместо водопровода, а где-то и их нет, да и работы для его жителей тоже нет… Почему же не вдохнуть в него жизнь?

– Так жизнь нужно в первую очередь в людей вдыхать!

– Да, я совершенно с вами согласна, но для этого людям, живущим в малых городах, надо прежде всего дать работу, а для этого в свою очередь нужно использовать современные средства связи — мобильные телефоны и интернет, потому что во всём мире люди уже давно работают дистанционно, приезжая в офис всего пару раз в неделю, чтобы получить и сдать задания. Такой подход выгоден не только экономией времени, но и снижением экологической нагрузки на атмосферу за счёт сокращения автомобильных выбросов… Значит, в любом небольшом старинном русском городе можно создать проект, который обеспечит его жителям возможность работать, не выходя из дома.

Именно поэтому я с 2007 года ношусь с идеей развития старинных русских малых городов Центральной России, например Козельска, о котором школьные учебники рассказывают как о русской твердыне времён татаро-монгольского ига; Оптиной Пустыни — центра духовных исканий русских людей, духовной нравственности современности; Тарусы — защитницы русской интеллигенции в тяжёлые времена; Жукова — родины маршала Жукова; Обнинска — центра русской науки; Малоярославца, где была окончательно сломлена гордыня Наполеона. Исход Тарутинского сражения предрешил его судьбу, и он, понимая глубину своего поражения, даже запасся склянкой яда, боясь в силу собственных амбиций и гордыни не пережить плена.

Кстати, если за что французы нас недолюбливают, так это за победу над Наполеоном. Помните Пушкина?

И ненавидите вы нас…
За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?

Французы, да и вся Европа перед ним преклонялись, возносили на недосягаемые высоты, а мы взяли и разбили его прекрасную армию, впрочем, как и армию Гитлера, ведь он тоже использовал всю политическую и экономическую мощь Европы. Пусть не сразу, но русский народ всё-таки опрокинул эти кумиры в бездну, пусть за это и пришлось заплатить очень дорогую цену.

Именно поэтому так болит сердце за тот же Малоярославец, на улицах которого стоят покосившиеся дома с дырявыми крышами. России XXI века стыдно терпеть такие картины. Кстати, сегодняшнее состояние малых городов — это результат политики советской власти, которая проводилась с конца 30-х годов. Именно о ней писала Галина Литвинова, подтверждая экономическими выкладками несостоятельность остаточного финансирования городов Центральной России и вливания финансовых средств в окраины бывшей Российской империи. За это её и травила пресса.

Между тем финансовые вливания в южные республики превышали все мыслимые пределы. Например, есть данные о том, что в Таджикистане, имевшем собственную Академию наук, на 100 национальных учёных приходилось значительно больше аспирантов, чем на 100 русских учёных. И так во всём: если до Октябрьского переворота русский народ давал максимальный прирост населения, то после усилий советского государства, направленных на борьбу с младенческой смертностью на национальных окраинах, они стали нас обгонять, и так продолжается в течение десятилетий.

В Советском Союзе пособие по многодетности полагалось с рождением четвёртого ребёнка, но среди русских таких семей практически не было. Однако его получали практически все семьи Узбекистана, Казахстана, Кавказа. Мой отец считал, что справедливее было бы давать государственное пособие на первых двух детей, потому что тогда все получали бы поровну и государство нельзя было бы обвинить в несправедливости, а обязанность выплачивать пособие на третьего и четвёртого ребёнка возложить на местные бюджеты. Поэтому только у русского народа есть право обвинять советское государство в том, что он вымирает из-за несправедливой национальной политики.

80% населения России люмпенизируется, нравственно распадается, утрачивает интерес к будущему, но как только кто-то начинает «бить по этому поводу в колокола», его пытаются засунуть в клише национализма или национал-патриотизма, а после событий ХХ века люди боятся обвинений в нацизме. Надо признать, что такие уродливые явления есть и в русской среде. Их, правда, не очень много, но они, скорее, говорят о том, что люди, скандирующие «прорусские» лозунги, вряд ли знают, что такое настоящий русский патриотизм. Я считаю, что это социальное явление свидетельствует о деградации национального уровня понимания патриотизма, появившегося в результате провокационных внушений. Агрессивные социальные проявления — это реакция на унижение и оскорбление русского народа, порождённая очень низкой, практически животной культурной среды.

Природа настоящего патриотизма — это чистая и искренняя любовь к Родине. Любовь к Родине похожа на любовь к матери. Она не мотивирована, ведь мы любим именно своих матерей, нам нет никакого дела до того, насколько молодо они выглядят, насколько они образованы или богаты. Это естественное чувство. В способности любить и заключается успешность человека. Истинный русский патриотизм имеет высокие, светлые идеалы и цели, он неагрессивен, он побуждает к созиданию, к историческому деланию, а задавленный, униженный, извращённый патриотизм возбуждает в людях гнев, угрюмую злобу и пестует деструктивные начала.

Но даже в этой ситуации надо ставить правильный диагноз. Нельзя говорить о народе, как о какой-то цементирующей смазке, он ценен сам по себе, он и есть величайшая историческая ценность. Именно поэтому большевики старались уничтожить национальные особенности и даже поставили цель сгладить национальные различия и создать новую историческую общность — советский народ, а сами пересчитали все нации и распределили блага согласно своим планам. Какие блага получил русский народ в ХХ веке? Никакие. В Советском Союзе не было ни одного ведомства, которое бы занимались социокультурными аспектами жизни русской нации.

В государственном плане мы, конечно, россияне. Россияне — хорошее слово, но оно определяет гражданство и связанные с ним экономические аспекты. Но как носители культурно-исторического кода, который создаёт исторические нации, мы, конечно, русские. Об этом никогда нельзя забывать, иначе нашей стране грозит деградация. Не зря социальные опросы говорят, что многие молодые люди хотят уехать заграницу, но не из-за того, что у нас нельзя быстро разбогатеть. Наоборот, у нас «золотая» молодёжь ездит на Porsche Cayenne — попробуй, купи такую машину в 23 года где-нибудь в Европе… В социалистической Франции нужно отдать 110 из 100 заработанных евро на социальные налоги, и всё работающее население держится за социальный пакет, «весящий» больше, чем заработная плата, потому что в него включены стоимость лекарств, оперативных вмешательств и терапевтического лечения. Франция готова пережить съедающую зарплату инфляцию и повышение налогов, но выходит на национальные забастовки, когда правительство заводит речь об отмене социальных пакетов.

Сейчас спорят, возвращать ли в паспорт графу «национальность». Я не против, потому что это даст мне возможность более правильно вести себя с моими согражданами. Я, например, никогда не приготовлю для татарина, который пришёл ко мне в гости, свинину и не скажу слово, которое может задеть национальные чувства моих сограждан. Национальные моменты важны, но их нужно вводить не насильственно, а добровольно. Мы всегда считали русскими тех, кто сохраняет в себе чувство сопричастности к культурно-философским и историческим аспектам русского гражданского бытия. Никакого насилия над личностью быть не может, но всё-таки государство — это сиюминутный политический институт, а Отечество — более глобальная историческая сущность, некий территориальный аспект самосознания.

– В России мощная парализующая интервенция прошла как раз через территориальный аспект, через запущенные земельно-имущественные отношения, и, как вирус, поразила потенциал умного планирования, опиравшегося на территориальный потенциал и учитывавшего его производительные силы. Сегодня проектировщики вынуждены договариваться с собственниками земли, иначе ни один проект, даже имеющий федеральное значение, не может быть реализован. Уместно привести пример Калужской губернии, администрация которой приняла решение развивать свою территорию за счёт привлечения иностранного капитала в автомобилестроение. Появилось несколько заводов, вошедших в промышленный кластер (хотя в экономическом плане это образование кластером не является). Но калужские учёные пришли к выводу, что обогащение за счёт привлечённых инвестиций, не учитывающих местные историко-культурные национальные аспекты, приводит к деградации местного населения, его социальной обеспеченности.

– Да, так бывает, когда взлетают цены на жильё. Так было в Страсбурге, тихом европейском буржуазном городке, когда там разместилась официальная штаб-квартира Европейского парламента — целая армия чиновников Евросоюза. Цены на жильё взлетели так высоко, что оно стало не по карману даже обеспеченным жителям Страсбурга. Теперь оно доступно лишь чиновникам Европарламента, и то только потому, что оплачивается из бюджета ЕС. Страсбургцы этим очень недовольны.

Кстати, цена на жильё — это основная причина демографического спада в России, потому что молодым семьям негде жить, а значит, негде растить детей. Накопить на квартиру не может даже хорошо зарабатывающий москвич. Это позорный факт свидетельствует об уродливости нашей экономической политики. Наше земельное законодательство пребывает в состоянии паралича. В нём много непродуманных решений, отражающих нашу уродливую экономику.

На месте губернаторов я бы ввела для инвесторов сервитут: хочешь строить и продавать элитное коммерческое жильё — бесплатно отдай городу два муниципальных дома, причём улучшенной современной планировки. Квартира ХХ века не должна походить на коммуналку. Четырёхметровая кухня должна стать двадцатиметровой кухней-гостиной, в которой сможет собираться вся семья. Это свойственно нашей культуре, ведь русские всегда — и в печаль, и в радость собирались в сердце дома, у очага, на кухне.

У нас очень разноплановая страна и по климату, и по менталитету, и по скорости мышления, поэтому нам нельзя иметь одну экономическую доктрину для всей страны. Я не утопист, но я очень мечтаю о массовом малоэтажном строительстве в России, которое соответствовало бы её культуре и способствовало бы возрождению страны на культурно-исторических традициях. Думаю, нужно опробовать в одном активном регионе, в котором есть и умный губернатор, и развитый бизнес, модель проекта такой низкоэтажной застройки, чтобы в каждом отдельном доме (доме в философском понимании как интегральной часть мира) с видом на лес, маленьким садиком женщины могли бы заботиться о своих семьях. При этом современные средства связи и хорошие дороги предоставили бы им возможность работать, и они бы не чувствовали себя прикованными к кастрюлям. Я всегда завидовала европейцам, потому что у них хорошие дороги. Они скрадывают расстояния и экономят время, которое можно использовать для работы, семьи, учёбы.

– Но отсутствие у нас хорошей сети дорог пока можно рассматривать и как плюс: наносная культурно вредная «зараза» не выходит на окраины, не распространяется на всю Россию!

– Да у нас такие угодья, что глаза разбегаются. Места для строительства посёлков предостаточно даже в 100 километрах от Москвы. Но если рядом с жилыми зонами не будет мест приложения труда, производств для зарабатывания денег — грош им цена. Нужно думать о производительных силах.

Например, в Калуге, центре Калужской области, много высших учебных заведений. У этой территории сильные научные традиции, там работали Леонтьев, Циолковский. Но сегодня ей необходимы средние образовательные заведения, чтобы готовить среднее производственное звено, ведь местность должна воспроизводить весь социальный срез, а не только низовые профессии.

– Я думаю, что такие проекты без инициативы сверху, то есть без участия государства, реализовать невозможно.

– Да, в России без участия государства ничего сделать нельзя, но в этих вопросах инициатива должна идти и снизу! Наше население совершенно потеряло навыки самоорганизации, а ведь оно было присуще русской ментальности: вспомните хотя бы вечевые традиции, когда многие социальные и политические вопросы решались на народных собраниях. Но какие-то ощущения остались на уровне нашей генетической памяти, и они понемногу восстанавливаются через общие малые дела.

Несколько лет назад я жила в доме с большими бестолковыми подъездами. Когда в нашем подъезде появилась консьержка, мы не рассчитывали на изменения, но она повесила на окна занавесочки, принесла большой цветок, потом появились ещё несколько растений, кто-то пожертвовал пальму, и подъезд преобразился. В нём не стало грязи и окурков, потому что упорядоченная среда протестует против хаоса, а куча мусора — нет.

Конечно, у нас в стране многое сложно… Можно годами биться как рыба об лёд без всякого результата, но не надо опускать руки, нужно продолжать бороться за конкретные добрые дела. Самоорганизация на местах ради воссоздания социально-культурной среды в регионе — это правильно. Сегодня в Краснодарский край производятся крупные финансовые вливания, но практика показывает, что впрыскивание денег без воссоздания культурной среды превращает людей в волков, у которых нет морально-нравственных критериев оценки своих поступков, и формирует из них стаи. Поэтому надо использовать оставшиеся там дома культуры, сельские клубы, библиотеки и превращать их в плацдармы для воспроизводства культурной среды. Местное население воссоздаёт русские культурные сообщества, но надо поддерживать его усилия. Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России и наш Фонд исторической перспективы проводили там пасхальные вечера. Заканчивались они всегда одинаково: люди подходили к нам, плакали и благодарили за духовную помощь.

Но в ней нуждаются не только жители отдалённых регионов, но и люди, живущие в ближнем Подмосковье. На наши встречи в сельских клубах приходят в основном пенсионерки — самое что ни на есть протестное население, но слушают они очень хорошо. Мы не грузим их депрессивными выступлениями на тему «всё пропало, Россия пьёт, кругом одни бандиты и вертихвостки». Все устали от негатива, надо продуцировать оптимизм в людях, поддерживать их духовные силы, чтобы они могли развивать территории и продолжать русский образ жизни на исконно Русской земле. Мы показываем фильмы о возрождении русских национальных ценностей, ставим вальсы Штрауса, пьесы Свиридова, Рахманинова, обязательно «Прощание славянки», и народ оживает, раскрывает глубинный потенциал русской души.

Я считаю, что без развития российской глубинки невозможно реализовать никакие «новые» концепции развития. Приказ догнать какие-то развитые страны или подражательная модернизация, которую проповедуют последние десять лет, — всё это неэффективные устаревшие теории. Но есть и новые — например, американского учёного Айзенштадта и нашего философа-социолога Федотова, утверждающие, что настало время национальной модернизации, что не капитализм западного типа перемалывает национальные культуры, а наоборот, национальные культуры перемалывают западный наднациональный капитализм и берут только то, что нанизывается на рычаги, свойственные конкретной национальной культуре. Например, успехи Китая доказывают, что сейчас в мире время национальных модернизационных проектов. Конечно, у России и Китая есть что-то общее, но в условиях нашей зимы, при нашей «глубине промерзания», оказываются эффективными далеко не все проекты. Отопительный сезон в наших широтах начинается в октябре, а заканчивается в конце апреля. Это же сколько энергии надо, чтобы всю страну обогреть? А ведь стоит она недёшево.

Догоняющая модернизация создаёт только анклавы — Москву, Петербург, теперь ещё и Сочи, которые вызывают общую нелюбовь, потому что, как гигантские пылесосы, высасывают талантливую молодёжь со всех территорий нашей страны и превращают её в примитивных старателей, живущих по принципу «Полюбить — так королеву, а украсть — так миллион». Со временем эти анклавы превращаются в уродливые агломерации типа Сан-Паулу, в которых и неба-то не видно, одни небоскрёбы. Они, конечно, громко и уверенно заявляют о себе как о центрах модернизации, но дело в том, что они, как вампиры, отбирают энергию у окружающих пространств, концентрируя её только в себе и только для себя. Они парализуют всё вокруг, сеют неравенство, социальную напряжённость. Они существуют сами по себе, отдельно от всей страны. О какой модернизации можно говорить в таком случае? Это тупиковый путь развития. Модернизация начнётся тогда, когда в провинции раздастся шум строек, когда в каждый её дом войдут газ и водопровод, а в малых городах и сёлах появятся асфальтированные улицы.

У нас такой климат, что наличие отопления не вопрос комфорта, а вопрос жизни и смерти. Если зимой на неделю отключить отопление, можно без боя занять город, никакой атомной бомбы не надо. Модернизация — это обеспечение бытовыми удобствами всей русской глубинки, потому что не важно, золотой у тебя унитаз или фаянсовый со следами ржавчины, так как наличие канализации подтверждает, что страна находится на одном цивилизационном уровне. А если часть народа бегает по нужде на двор, то это потеря исторической идентичности на 50-100 лет. Если вы ездите на «Жигулях», а кто-то — на Porsche, то при всём различии автомобилей между вами нет большой разницы: вы находитесь в одном цивилизационном поле, потому что используете энергию, вырабатываемую двигателем внутреннего сгорания. А вот если в это же время кто-то едет в телеге, запряжённой лошадью, то он оказывается в другом цивилизационном поле — поле позапрошлого века.

– Можно ли подытожить наш разговор, сказав, что при разработке механизмов реализации проектов экономического развития российских территорий необходимо ориентироваться на русский историко-генетический код?

– Ну, если вы проектируете для Кавказа, то надо принимать в расчёт национальные особенности кавказского менталитета.

– Боюсь, на Кавказ меня не хватит, мне бы хоть немного российские территории развить…

Правильно. Я же тоже не ставлю интересы русского народа выше интересов других народов. Я только борюсь за их соблюдение, иначе начинается «атомизация», распыл, уничтожение русской исторической нации. Нельзя забывать, что сейчас 80 % населения требует такой заботы. Надо учитывать русский код, и, если мы хотим развивать Центральную Россию, надо ставить препоны алчным бизнесменам, использующим рабский труд мигрантов из южных республик.

– Опыт 80-х годов показал, что бездумный строительный бум породил массу экологических проблем, от которых страдает современное население. Поэтому теперь практически во всю проектную документацию необходимо вводить раздел «Охрана окружающей среды» или «Природоохранные мероприятия», в котором следует доказать, что проект не наносит вреда окружающей среде, что в ходе его реализации будут использоваться конкретные природоохранные технологии. Может быть, повторить успешный опыт и ввести в проекты, затрагивающие культурные и социальные интересы местного населения, способные изменить территориальный уклад его жизни, раздел «Охрана русского историко-генетического кода»?

– Я думаю, это вполне приемлемый опыт, потому что человек, построивший зал игровых автоматов и назвавший его «Вавилон», приложил руку к разрушению русского историко-генетического кода. Недаром в пуританской Америке игровые залы вынесены в отдельные города, и уж тем более они не могут появиться рядом со школой, как в Москве на Ленинском проспекте. Пока это зло до конца не искоренено, но борьба началась. Шансы на победу есть, хотя у нас процветает оборотный капитал, деньги делают деньги, экономика зависит от цен на нефть. Что случится со страной, если в 2 раза упадут цены на нефть? Подумать страшно. А вот Китай развивает собственное производство. Вообще китайский путь достоин изучения, пусть это другая цивилизационная модель, другие внутренние пружины, побуждающие людей к действию. Китайцы используют для реформирования государства правильный принцип — «При всей пользе для государства реформы не должны вредить населению». А у нас перед тем, как строить новый сарай, старый ломают без сожаления, а когда новый готов, выясняется, что хранить в нём уже нечего — добро промокло и сгнило.

– Да, и в этом плане нам как разработчикам схем территориального планирования и генеральных планов важно понять, какую структуру сельского населения надо сохранять, а какую создавать, чтобы не умерла традиционная система землепользования.

– А вы знаете, что Япония, ежегодно потребляющая огромное количество риса, не пускает на свой внутренний рынок пакистанский рис, хотя он значительно дешевле, потому что производство риса — это основа существования японского крестьянства, носителя и хранителя национального самосознания, национального духа. А Франция буквально «разъедается» чужестранцами, потому что оттуда ушёл национальный дух. Даже Нотр-Дам утратил значение центра религиозной, духовной и культурной жизни страны и стал простым архитектурным памятником, интересным только туристам, поэтому рядом с ним уже можно жарить шашлык…

– Если и дальше так дело пойдёт, то и у нашего храма Василия Блаженного тоже можно будет жарить шашлык… Отсутствие внятной национальной политики, национальной идеи и национального кода русского народа ведёт к «болотному» состоянию развития всего государства. Среди политиков почти нет пассионариев, поэтому даже вброс в регионы денег не может спасти положение, так как на исконно русских территориях искоренена русская культура, а для простого человека культура — это воспроизведение традиционной русской жизни на земле, которой его насильственным путём лишили большевики. Нужно мерить себя по русскому коду, иначе смерть государству российскому!

– Именно поэтому революционеры всех мастей начинали ломать государственность с уничтожения крестьянства как носителя традиционного религиозного сознания, консервативного хранителя национального самосознания, историко-генетического кода нации. Так поступили якобинцы, которые сразу уничтожили Вандею, потому что её сельское население поддержало короля и не приняло революцию; по такому же сценарию действовали и вожди революции 1917 года. Троцкий призывал к уничтожению крестьянства, мотивируя это тем, что «почитание родителей и икон противоречит духу революции». Он прекрасно понимал, что если не уничтожить крестьян как носителей традиционного образа жизни нации, ни о каком успехе большевиков не может быть и речи. Троцкий предлагал создавать для уборки урожая трудовые армии, но это абсурдный ход кабинетной доктрины, потому что крестьянство — не профессия, а образ жизни, круговорот работ, связанных с жизнью земли и скота, в котором нельзя разделить труд и досуг. Помните, как в «Тихом Доне», когда Мелеховы принимают решение уходить от красных, старик-отец спрашивает: «Да куда ж вы с курями, с коровами пойдёте?» Недвижимость не сдвинешь с места…

А у нас всё компаниями — где-то что-то услышали, и давай внедрять! Но в разных странах одинаковые технологии могут иметь совершенно разные эффекты. Не надо быть кабинетным работником или интеллектуалом, чтобы понять, что за «500 дней» нельзя изменить жизнь огромной страны. Россия большая, центры производства и потребления достаточно далеко разнесены по её территории, поэтому перевозка любых товаров обходится дорого, а зимы у нас холодные, погодные условия для нежного высокотехнологичного производства малоподходящие. А поскольку мы находимся не на постиндустриальном, а на предындустриальном этапе развития общества, нам ещё надо строить производство и дороги.

Поэтому России необходимо развивать малые города, создавать между ними паутинки экономических, социальных и культурных связей, коммуницировать их пространства. Первые результаты этой работы появятся лет через десять, не раньше, а наше Правительство всё ещё рассчитывает на какие-то сиюминутные результаты. Пора бы понять, что это невозможно. Даже хорошая идея материнского капитала не отработана до конца… А что показывает российское телевидение? На что настраивают нашу молодёжь? Исключительно на гедонистические ценности, на жизнь ради удовлетворения собственных амбиций. А надо пропагандировать культурные и национальные ценности, способствующие сохранению русского культурного кода, например: говорить, что воплощение любви — это семья, которая обязательно должна скрепляться рождением ребёнка, тогда и гедонистические ценности отходят на задний план. Нужно показывать не придуманную, а настоящую жизнь, и ориентировать молодое поколение не на участие в реалити-шоу, а на честный труд в родной стране и на благо родной страны.

Беседу вела Анна Курбатова – д. г. н., профессор, директор Института комплексного развития территорий, главный редактор журнала «Территория и Планирование».


16 января 2012

По материалам журнала "Территория и планирование"

Repost 0
21 décembre 2011 3 21 /12 /décembre /2011 16:12

В рамках программы глава Правительства ответил на более чем 90 вопросов россиян по самым актуальным общественно-политическим темам. Программа продолжалась рекордное время – 4 часа 32 минуты.

 

Poutine1

http://premier.gov.ru/events/news/17409/

15 декабря   

 Стенограмма программы «Разговор с Владимиром Путиным»

М.Ситтель: Добрый день, я – Мария Ситтель. В прямом эфире специальный проект телеканала «Россия» «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение». Сегодня особый выпуск программы – прямая линия выходит в эфир в десятый раз.

Э.Мацкявичюс: До Нового года осталось 15 дней, но ощущение окончания года политического нет. Напротив, последние две недели выдались на редкость бурными. 4 декабря прошли выборы депутатов Государственной Думы, стартовала кампания по выборам Президента. Сегодня все граждане России задумываются о том, по какому пути дальше пойдет страна.

В студии Эрнест Мацкявичюс. Вести эту программу нам с Марией Ситтель будут помогать наши коллеги: Татьяна Ремезова, Иван Кудрявцев, Мария Китаева, Дмитрий Щугорев и Мария Моргун.

М.Ситтель: За три дня работы колл-центра сюда поступили десятки тысяч звонков, писем на Интернет-сайт программы, смс-сообщений. Впервые вместе с редакторами отбирали телефонные звонки и принимали участие в подготовке программы лидеры общественного мнения – те, чья точка зрения важна для россиян.

М.Моргун: Итак, сегодня среди участников нашей программы самый известный детский доктор, президент Национальной медицинской палаты России Леонид Рошаль; актриса, основатель благотворительного фонда, защищающего детей «Обереги будущее», Ольга Будина; знаменитый российский спортсмен и общественно-политический деятель Александр Карелин.

Д.Щугорев: Также в нашей студии сегодня политик, депутат Госдумы пятого созыва Владимир Васильев, адвокат Анатолий Кучерена, политолог Андраник Мигранян и наш гость из Парижа, общественный деятель, писатель Марк Хальтер.

И.Кудрявцев: Мы также пригласили к разговору с Владимиром Путиным народного артиста Александра Калягина; настоятеля домового храма Московского университета священника Максима Козлова; Татьяну Устинову, писательницу; Никиту Сергеевича Михалкова, председателя Союза кинематографистов; артиста театра и кино Евгения Миронова; режиссера, продюсера и актера Федора Бондарчука; музыканта Игоря Бутмана и руководителя организации «Деловая Россия» Бориса Титова.

М.Китаева: С нами сегодня генерал Асламбек Аслаханов, художественный руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев, адвокат Андрей Макаров, мой коллега Владимир Соловьев, писатель-публицист Александр Проханов.

Т.Ремезова: Ну и, наконец, сегодня нашими гостями стали академик Евгений Максимович Примаков, уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, а также политологи Наталья Нарочницкая, Николай Злобин и Александр Рар.

Э.Мацкявичюс: А также многие, многие другие.

В студии программы представители десятков организаций, присоединившихся к Общероссийскому народному фронту, рабочие предприятий, представители бизнеса, науки, молодежь – сегодня мы выслушаем и их.

Итак, в прямом эфире телеканала «Россия» Председатель Правительства Российской Федерации Владимир Владимирович Путин.

М.Ситтель: А я напоминаю, что в ходе всей программы свой вопрос Владимиру Путину можно задать по телефону – 8-800-200-40-40, смс-сообщения можно оставить на короткий номер – 04040. Пользователи Интернета могут оставить вопрос на сайте. Адрес: www.moskva-putinu.ru или москва-путину.рф. Там же открыта и онлайн-трансляция прямого эфира.

И сегодня на связи с нашей студией передвижные телевизионные станции. Они расположены в крупных городах и населенных пунктах России. К нам на связь выйдут: Владивосток, Ставропольский край, Уфа, Сочи, Нижний Тагил и другие города. Мы будем с ними связываться по ходу прямого эфира.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, ну что, начнем?

В.Путин: Начнем.

Добрый день! Здравствуйте!

Спасибо, что пришли.

Э.Мацкявичюс: Я думаю, что будет правильно, Владимир Владимирович, если мы начнем эту программу с вопроса о выборах в Государственную Думу, которые вызвали разную реакцию в обществе.

До сегодняшнего дня Вы не комментировали события последних дней. Как лично Вы к ним относитесь, и в чем причина того, с Вашей точки зрения, что на митинг на Болотной площади пришли люди, которые не относят в большинстве своем себя к Вашим политическим противникам, тем не менее, их не устраивает, им не нравится то, как с ними обращается власть?

В.Путин: То, что люди высказывают свою точку зрения по поводу процессов, происходящих в стране – и в сфере экономики, и в социальной сфере, и в политической – абсолютно нормальные вещи. До тех пор, пока все действуют в рамках закона, безусловно.

Я рассчитываю на то, что так оно и будет. Я действительно видел на экранах телевизоров людей, молодых – в основном, молодые люди, активные, со своей позицией, которые ясно и четко формулируют. Меня это радует.

И если это результат «путинского режима», то это хорошо. Ничего здесь такого я не вижу, запредельного.

Повторяю еще раз, главное, чтобы все действующие лица и все политические силы оставались в рамках закона.

Э.Мацкявичюс: Вот вопрос на эту тему из Интернета.

Прошедшие выборы в Госдуму вызвали традиционные несогласия, закончившись протестами в Москве и в Петербурге, а также в других городах. Люди были возмущены, как им казалось, фальсификациями со стороны властей. Как Вы считаете, были ли эти выборы честными, а их результаты справедливыми?

В.Путин: Вы знаете, насчет фальсификации, насчет того, что оппозиция недовольна результатами выборов, – здесь нет никакой новизны, это было всегда, всегда есть и всегда будет. Оппозиция на то и существует. Она борется за власть. И поэтому ищет любые возможности, для того чтобы к этой власти подойти и действующую власть оттеснить, обвинить, указать на ее ошибки. В целом это тоже абсолютно нормальная вещь.

Если речь идет о том – эти выборы были у нас объективными, честными, то, на мой взгляд, и я уже об этом все-таки говорил публично, на мой взгляд, результат этих выборов, безусловно, отражает реальный расклад сил в стране. И то, что правящая сила – «Единая Россия» – утратила определенные позиции, здесь тоже нет ничего необычного.

Ну, слушайте, мы прошли через очень сложный период кризиса. Посмотрите, что в других странах происходит. Ясно, что на людях это отразилось в известной степени негативно. Жизненный уровень понизился, многие потеряли свою работу, поэтому для оппозиции рекрутировать в свои ряды людей, которые недовольны сегодняшним положением, конечно, значительно легче, чем это было раньше. Но все-таки то, что «Единая Россия» сохранила ведущие позиции, это очень хороший показатель.

Теперь по поводу честности или нечестности. Оппозиция всегда будет указывать на то, что выборы были нечестные. Всегда. Это происходит везде, во всех странах. Вопрос только, в какой форме это выражается. Это вопрос политической культуры.

Для меня, например, ясно, что атаки по этому направлению на выборы, которые состоялись, они имеют второстепенный характер. Главная цель – это следующие выборы, выборы Президента Российской Федерации. И вот, чтобы здесь не было вообще никаких проблем, чтобы минимизировать возможность указывать на то, что эти выборы или будущие будут нечестными либо могут быть нечестными, чтобы выбить почву из-под тех, кто хочет делегитимизировать власть в стране вообще, у меня есть предложение.

Вы знаете, в прошлом году, летом, в период пожаров, которые были в центральной России, я много ездил по регионам пострадавшим с целью помочь людям восстановить жилье. Мы приняли тогда ряд совершенно необычных решений. Ведь ни в одной стране мира ничего подобного нет, где осуществлялись бы такие программы, – просто ни одной. Мы сделали: мы быстро восстановили жилье. В том числе и благодаря тому, что я попросил установить на всех строительных площадках так называемые веб-камеры, то есть видеокамеры, которые работали в круглосуточном режиме и давали мне возможность прийти в любое время суток домой или в офис, кликнуть там мышкой и посмотреть, что происходит на площадке.

Я предлагаю и прошу Центральную избирательную комиссию установить веб-камеры на всех избирательных участках страны, их у нас 90 с лишним тысяч, на всех. И пусть они работают там круглосуточно – днем и ночью – чтобы страна видела. Вывести все в Интернет, и чтобы страна видела, что происходит возле конкретного ящика. И чтобы снять напрочь всякие фальсификации на этот счет.

Э.Мацкявичюс: Я знаю, что у нас в студии есть люди, которые готовы сейчас продолжить тему выборов.

В.Путин: Кстати говоря, я хочу вот что сказать. Я полагаю и прошу обратить на это внимание: оппозиция должна получить возможность контролировать все, что происходит на избирательных участках, в полном объеме. И с помощью этих веб-камер это вполне можно сделать. Нужно также обеспечить, чтобы в соответствии с законом в участковых избирательных комиссиях были представлены все политические силы, которые вошли в парламент.

Но я хочу сказать и следующее, обратиться к тем, кто готов проголосовать, в том числе и за меня как за кандидата в Президенты: пожалуйста, не нужно думать или не нужно действовать по такой логике, что, да, мы бы за него проголосовали, но они там все равно что-то сделают, поэтому мне нужно за картошкой срочно, на дачу нужно поехать. Никто ничего не будет делать, кроме вас. Только вы должны будете определить, кто займется внешней политикой и будет представлять нашу страну на международной арене, кто обеспечит безопасность внутреннюю и внешнюю, кто займется решением социальных вопросов, кто будет развивать экономику. Только вы и никто кроме вас.

Э.Мацкявичюс: Давайте продолжим тему выборов. Я знаю, что у нас в студии есть люди, которые готовы задать вопрос на эту тему. Один из таких людей – Алексей Венедиктов, и я прошу Марию Китаеву дать ему возможность задать вопрос.

М.Китаева: Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы». Кстати, был на Болотной площади, но наблюдателем.

А.Венедиктов: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Владимир Владимирович, вот какой вопрос. Вы говорите про оппозицию, но, поверьте мне, на Болотной площади была не только оппозиция. И Вы сейчас как бы даете ответ на то, что хочет оппозиция, но что Вы ответите тем новым раздраженным, новым обиженным, если хотите, несправедливостью –  они считают, что у них украли голоса. Что делать с этими выборами, в которые они не верят, и они снова выйдут 24-ого, нормально, легально. Там были требования, там были просьбы, там был поиск справедливости, что очень важно. Я просил бы Вас сейчас этим людям ответить, а не оппозиции.

В.Путин: Во-первых, я уже сказал, как я к этому отношусь, и сказал о том, что там были разные люди, и я радовался тому, что увидел свежие, интеллигентные, здоровые, энергичные лица людей, которые активно высказывают свою позицию. Еще раз могу повторить, что, если это результат «путинского режима», меня это радует, радует, что появляются такие люди.

Что касается процедуры разрешения споров, то она известна и изложена в законе. В некоторых случаях, когда не подведены еще итоги, избирательные комиссии имеют право пересчитать голоса, и в некоторых случаях, в частности, в Петербурге, так и было сделано по требованию оппозиционных партий. Но когда подведена черта, существует другой способ разрешения споров подобного рода – нужно обращаться к судебной инстанции, и нужно, конечно, исходить из того, что наши суды будут действовать энергично и объективно.

М.Китаева: По поводу событий на Болотной площади есть разные точки зрения, в том числе и противоположная той, что озвучил Алексей Венедиктов. И вот у нас здесь есть ветеран труда «Уралвагонзавода» – Валерий Васильевич Якушев.

В.Якушев: Здравствуйте!

В.Путин: Отдайте микрофон-то ветерану, он его не утащит.

В.Якушев: Мне кажется, так сказать, по-рабочему, в любой семье, в любом доме, как бы ни жилось хорошо, всегда есть недоделки, кто-то чем-то недоволен, решаются эти вопросы на улучшение жизни, и в данном случае о выборах. В Нижнем Тагиле вышли на нашу площадь около 100 человек. Почему? Город работает. Мы, «Уралвагонзавод», загружены работой, как говорят по-русски, по уши. И на будущий год уже есть задаток, что мы будем работать, причем работать, как никогда. Когда-то, в те коммунистические времена, мы делали 20-21 тыс. вагонов, на вчерашний день мы сделали 24 тыс. вагонов. И работаем сейчас сверх плана.

На будущий год у нас опять большой заказ. То есть люди видят перспективу работы и спокойны. Конечно, есть и недовольные, особенно сегодняшним положением по отношению к человеку. Это неугомонное ЖКХ, о котором говорят полгода уже, но продолжается безобразие, людям приходит по две, по три платежки, продолжаются обманы. Вот эти вопросы надо немедленно устранить, и не просто их устранить, а виновных надо наказать. Надо наказать, чтобы люди видели, кто виновен, значит, тот и понес  наказание.

Люди верят в хорошую жизнь. И сегодня, даже пусть те разные партии, но ведь мы все, у всех интерес один – чтобы люди жили хорошо. Надо изжить бюрократию, чтобы людей ценили, чтобы слышали людей и работали для людей. Чтобы некоторые безобразники не прикрывались мандатами депутатов, будь то городского совета, районного, областного и Государственной Думы. Среди нас есть сегодня и такие.

Нужно резко обратить внимание на сельское хозяйство, чтобы немедленно,  не просто на словах, а на деле, на него было обращено внимание. Чтобы наши туристы ехали в Египет и везли нашу российскую картошку, а не из Египта нам привозили.

Я просто сейчас ко всем обращаюсь россиянам, обращаюсь ко всем. Вопрос в том, что не надо беду на Россию навлекать. Мы много бед пережили. Не нужно великих революций.

На сегодня я являюсь депутатом Государственной Думы. Я буду всячески отстаивать справедливость, честность, и мы, думаю, все вместе сумеем наладить так, чтобы народ был доволен и чтобы народ слышали и работали для народа все руководители, начиная от Премьера и заканчивая простым мастером на производстве.

Э.Мацкявичюс: А вопрос Председателю Правительства зададите?

В.Якушев: Я думаю то, что я сказал, всё может претвориться в жизнь при помощи Председателя Правительства. И один наказ, не просьба: «каленым железом выжечь» этот бюрократизм и обман народа.

Спасибо.

В.Путин: Что касается сельского хозяйства, наверняка, мы еще поговорим –  не может не быть вопросов по сельскому хозяйству в ходе сегодняшнего нашего разговора.

Что касается того, чтобы из Египта привозили картошку, я что-то такого не слышал. Это экзотика какая-то. Но должен вам сказать, что Египет – один из крупнейших импортеров нашего зерна. Вот в прежние десятилетия такое сложно было даже себе представить. Мы были абсолютными импортерами зерна, как вы знаете, из Канады, из США, из Австралии покупали. Мы сегодня третья страна в мире по объемам продажи на экспорт. Такого никогда раньше не было. Это, конечно, благодаря труду, таланту наших работников сельского хозяйства, но и думаю, что не в последнюю очередь благодаря поддержке государства. В этом году мы восстановили экспортный потенциал.

Э.Мацкявичюс: Вот вопрос по поводу выборов еще, который пришел на сайт нашей программы. В день митинга в центре Москвы люди надевали белые ленточки. Эти ленточки едва ли не символ будущей цветной революции в России. Вы согласны с такой оценкой?

В.Путин: Я уже сказал, что я думаю по поводу этих событий в целом. Мне кажется, что надо как-то уходить от этой темы. Наверняка, есть много других интересных вопросов.

Э.Мацкявичюс: Я боюсь, что мы будем к ней все время возвращаться.

В.Путин: Ради Бога, если это представляет такой большой интерес, я готов подискутировать.

Что касается ленточек и цветных революций. В отношении цветных революций, по-моему, все ясно. Это наработанная схема дестабилизации общества. Думаю, эта схема родилась не сама по себе. Мы знаем события «оранжевой революции» в Украине. Кстати, некоторые из наших оппозиционеров в это время были и на Украине и работали официально в качестве советников тогдашнего Президента В.Ющенко. Они естественным образом переносят эту практику и на российскую почву.

Если говорить откровенно, я, когда увидел на экране что-то такое у некоторых на груди, честно вам скажу, неприлично, но, тем не менее, я решил, что это пропаганда борьбы со СПИДом, что это такие, пардон, контрацептивы повесили. Думаю, зачем развернули только, непонятно. Но потом присмотрелся – вроде нет. Но, в принципе, первая мысль была такая, что, хорошо, борются за здоровый образ жизни. И доктор Рошаль наверняка это поддержит, потому что для молодежи это особенно актуально.

Э.Мацкявичюс: Кстати, партия «Справедливая Россия» – целиком на съезде надели эти ленточки.

В.Путин: Хорошо. Молодцы.

Поэтому протесты – да, в рамках закона обязательно. Несогласие с тем, что власть делает – да. Потому что власть далеко не всегда правильно себя ведет и адекватно отвечает на вызовы времени. Часто люди сталкиваются с несправедливостью, и на это тоже можно и нужно реагировать. Но позволить себя втянуть в какие-то схемы по дестабилизации общества, вот это, мне кажется, неправильно, недопустимо.

Кроме того, Вы сказали вначале, многие люди вышли на площади, на площадь в Москве, как бы демонстрируя недовольство тем, как с ними обращается власть. Но посмотрите, что с экранов видно было. Когда некоторые лидеры оппозиции, которые призвали людей на площадь, что они кричали: «Бараны, вперед!» Это что такое? Разве можно с людьми обращаться, как со скотом? Люди недовольны властью – а они что, хотят вот такой власти?

Я думаю, что людям, которые вышли на площадь, а я знаю, что там даже денежки небольшие платили студентам (и нормально, пускай платят, хоть ребята заработают немножко), но все-таки позволять унижать себя – мне кажется, это недопустимо.

Э.Мацкявичюс: Я бы хотел сейчас предоставить слово той части нашей студии, в которой работает мой коллега Дмитрий Щугорев.

Пожалуйста, Дмитрий.

Д.Щугорев: У нас в студии, как я уже говорил, находится адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена. Предлагаю Вам задать вопрос.

А.Кучерена: Добрый день, Владимир Владимирович!

Мы сегодня начали с Болотной площади, потому что тема актуальная, я понимаю прекрасно. Но все-таки, Владимир Владимирович, если говорить о взаимоотношениях общества и государства, власти и гражданина, то Вы сами неоднократно видели, что в этой части мы никак не можем найти общий язык.

Будучи вчера на «горячей линии» (я тоже принимал звонки, которые поступали в Ваш адрес), могу сказать, что те граждане, с кем непосредственно я общался, они все сетуют на то, что на местах они с властью не могут найти общий язык.

Мне звонила Наталья Михайловна Хорькова из Псковской области, из поселка Новосокольники. Она говорит, с 2005 года она пытается решить проблему (не только она – граждане, которые там проживают) газификации. Они неоднократно пытались встретиться с мэром, с главой администрации. Она говорит, что мэр просто смеется в глаза и говорит: а я ничего не могу сделать, мне нужен куратор, который бы эту проблему мог решить.

Мне представляется, что при таких обстоятельствах (но это не только там, из Московской области тоже звонили, было несколько таких звонков), наверное, надо подумать об изменении формата общения власти на местах (муниципалитеты, регионы) именно с гражданами.

Почему мы до сих пор не можем никак эту проблему решить? Вы встречаетесь с гражданами, Вы ездите по стране, Вы тушите пожары – Вы что-то делаете как Премьер-министр; а почему мы не можем все-таки на местах убедить местную власть, чтобы они все-таки встречались с людьми?

И люди ведь говорят об этом: мы хотим встретиться, мы хотим обсудить с главой города, мэром, хотим обсудить те или иные проблемы, мы хотим решить, где построить мост, мы хотим решить, где и что построить, но нам не должны навязывать. То есть получается, что мы живем по принципу «Для народа, но без народа», – но мне кажется, что это недопустимо. Эти времена уже ушли в прошлое. Мне представляется, что сегодня как раз надо задуматься об этом.

Те жалобы, которые поступают в Ваш адрес, в адрес Общественной палаты, они многочисленные, и мы всегда задаем вопрос, почему именно сюда пишут, в центр? Да потому что на местах не хотят общаться с людьми.

И вот этот формат, мне бы хотелось Ваше мнение узнать. Как Вы видите формат общения? Потому что те, которые выходят на митинги, недовольны. Они выходят. В том числе я был на Болотной площади в качестве общественного наблюдателя, и я с людьми разговаривал, так же как и Алексей Алексеевич Венедиктов.

Люди пришли туда не потому, что надо лозунги какие-то поддержать. Они даже не слышали эти лозунги. Они совершенно о другом общались, совершенно другие проблемы обсуждали в обществе. Они не просто так вышли.

Поэтому, мне кажется, наступило время все-таки изменить формат общения. Наверное, нужно делать всё для народа и с народом. И вот эти вот аспекты, которые сегодня озвучивают граждане, простые граждане, мне кажется, мы должны прислушаться и совместно подумать, как этот вопрос разрешить. Может быть, действительно вот это Ваше предложение по веб-камерам на избирательных участках, может быть, действительно поставить в каждом избирательном, и не только избирательном, но в том числе и в муниципалитетах, и в регионах, и заодно посмотреть, как губернаторы, как муниципалитеты...

Спасибо.

Э.Мацкявичюс: Да, Анатолий Григорьевич, вопрос понятен абсолютно. Давайте время будем немножко экономить.

В.Путин: Вот видите, как власть реагирует.

Он сегодня власть, видите, как реагирует на мнение народа.

Э.Мацкявичюс: А у меня своя власть, свой формат. Власть хронометража такая, неумолимая абсолютно.

В.Путин: Вот недопустимо такое поведение. Надо дать человеку высказаться.

А.Кучерена: Владимир Владимирович, видите, даже здесь не дают спокойно высказаться.

В.Путин: Конечно, я Вас поддерживаю.

А.Кучерена: Владимир Владимирович, это важный вопрос на самом деле. И я знаю, сколько Вы уделяете внимания.

Я не считаю, что Вы должны ездить и все вопросы снимать. Надо все-таки подумать, как изменить управление. Понимаю, что непростой вопрос, и думаю, что сейчас будут решаться вопросы в части и федерального Правительства, и ряд других вопросов, но надо подумать, как ближе к человеку подойти, как с человеком все-таки разрешать проблемы, с которыми он сталкивается в повседневной жизни.

В.Путин: Я сейчас отвечу. Я посмотрел бегущую строку, пока Вы говорили. «Вернете ли вы нам зимний час?» – поговорим об этом еще. По поводу матерей-одиночек – отдельный очень серьезный вопрос и по поводу повышений пенсий ветеранам.

Пенсионеры-ветераны у нас сегодня получают больше, чем в среднем пенсионеры по стране. Средняя пенсия в этом году будет 8350 рублей, но мы, конечно, будем индексировать эту пенсию, в том числе и для ветеранов в следующем году, а для военных пенсионеров будем повышать пенсию существенным образом, в 1,6 раза в среднем. Но это так, между прочим.

Теперь по поводу Вашего вопроса. Это очень важный вопрос. И я хочу еще раз вернуться к тому, о чем говорил Солженицын. Он уделял очень много внимания муниципальному уровню власти. Я когда лично с ним встречался, разговаривал, я помню, как Александр Исаевич очень подробно рассказывал мне о своих идеях укрепления муниципального уровня власти. И я думаю, что в этом, я уверен, он абсолютно прав был. Потому что муниципальный уровень власти – это тот уровень, до которого люди, фигурально выражаясь, могут дотянуться рукой. И это – самый важный уровень, потому что непосредственно от его эффективности, от эффективности работы этих властных структур зависит в значительной степени повседневная жизнь людей. Это первое.

Второе. Нужно, конечно, сделать так, чтобы муниципальный уровень власти был самодостаточным для решения тех задач, решение которых на него возложено. И надо сказать по-честному: уровень, наличие источников финансирования для решения этих задач, которые перед муниципалитетами стоят, он еще очень низкий, и не позволяет муниципалитетам в полном объеме эффективно решать стоящие перед ними задачи.

И именно поэтому сейчас в Правительстве целая группа работает под руководством Козака Дмитрия Николаевича, вице-премьера Правительства Российской Федерации, которая занимается вопросом перераспределения полномочий и источника финансирования решения этих задач. Вот это нужно будет сделать.

Но в то же время, даже при наличии и ресурсов, и возможностей, мы очень часто сталкиваемся с бездушным отношением. И вот тоже на бегущей строке было написано: «Воров и прочих сажать нужно почаще». Это правда, но только мы не можем превращать это в кампанейщину. Но что очень важно, это то, что муниципальный уровень управления у нас избираем, напрямую граждане избирают его. И, конечно, люди должны понимать, кого они избирают. Чтобы не было так, чтобы за какие-то мелкие подачки избирали кого-то из местных квазиолигархов или их представителей, а избирали таких людей, которые действительно уважаемы в том или ином населенном пункте, и действительно дееспособны, способны решать задачи, которые перед ними стоят, и разговаривать напрямую с людьми.

Я уже приводил этот пример. Это было, правда, давно. Шойгу как-то поехал в один из регионов России (Николай головой кивает, я им рассказывал) в сложный период зимний, когда один из населенных пунктов разморозился – то есть лопнули трубы, нужно было срочно выезжать и что-то делать. Приехал, встретился с местным руководством и говорит одному из начальников: поехали в этот город. Он говорит – не поеду. Почему? Меня побьют. Честное слово. Он говорит – как не поедешь, там же люди замерзают. Нет, не могу. Он его взял за шиворот, привез в помещение какое-то, из которого они должны были садиться на самолет или на вертолет и лететь дальше. Этот местный деятель сказал: я сейчас, в туалет мне нужно. Вышел, через черный ход покинул место дислокации и смылся. Просто скрылся, убежал, – и это уровень местной власти, понимаете!

Что здесь говорить, это нужно, конечно, и давать им больше возможностей, жестче требовать, но и люди должны все-таки, еще раз хочу повторить, это очень важно, с пониманием относится к выборному процессу. Должна быть комплексная работа по укреплению этого важнейшего сегмента во властных структурах страны – муниципального уровня управления.

Э.Мацкявичюс: Еще вопросы о выборах, от которых нам не уйти, но зато они лаконичные, Владимир Владимирович.

В России практически началась кампания по выборам Президента. Вы, как и другие кандидаты, подали документы в ЦИК на регистрацию. И вопрос с сайта нашей программы: «8 лет Вы были Президентом, Вам многого удалось достичь на посту Председателя Правительства России.

Вопрос заключается в следующем: в случае победы, в чем Вы видите миссию Президента России Владимира Путина образца 2012 года?»

В.Путин: Во-первых, спасибо за оценку того, что было сделано раньше.

И действительно, наверное, у нас много еще нерешенных вопросов осталось, но все-таки некоторые вещи я считаю знаковыми показателями вот за эти предыдущие годы. Я-то думал, что мы с этого начнем, даже здесь кое-что выписал по результатам текущего года, я сейчас об этом скажу.

За предыдущие несколько лет мы что смогли сделать – я считаю, что в социальной сфере это является ключевым. У нас в 2000 году за чертой бедности, даже по российским меркам, – а она у нас гораздо, эта мерка, скромнее, чем, скажем, в европейских странах, – у нас даже по нашим российским меркам за чертой бедности проживало 29% населения. Почти треть страны влачила нищенское существование. Вы представляете, в каком состоянии было общество?

Мы сократили за эти десять лет количество таких людей, проживающих за чертой бедности, в два раза, сегодня это 12,5%. Тоже еще очень много, выше, чем в европейских странах. Но все-таки тренд, тенденция, совершенно очевидно, что эта тенденция положительная.

У нас в 2000 году средняя заработная плата в стране была 2232 рубля. Если все это умножить на накопленную за эти годы инфляцию, то средняя заработная плата в стране сегодня должна была бы быть 7400 рублей. Вот к чему мы должны были бы прийти естественным образом, если бы развивались.

Сегодня средняя заработная плата в стране тоже не ахти какая, но это все-таки не 7400, а 23400 будет. И это, несмотря на кризисные явления и спад в доходах населения определенный, спад в заработной плате. Это самое существенное. Я сейчас не говорю про укрепление основ государственности, про укрепление наших позиций на международной арене и т.д. Это, думаю, очевидные вещи.

Но даже по кризису, если вернуться к этому, мы все-таки прошли его благодаря накопленному потенциалу, – а мы почти в два раза увеличили объемы экономики страны за эти годы, – благодаря тому, что экономика расширилась, она стала все-таки более устойчивой, финансовая составляющая стала более устойчивой. Мы гораздо мягче, я уже об этом говорил, прошли кризисные явления 2009-2010 годов, чем в других странах мира. У нас даже тогда чуть-чуть, но все-таки росли реальные доходы населения, реальные, хочу подчеркнуть, за вычетом инфляции.

А вот по этому году у нас что получается? Рост экономики будет 4,2-4,5%, в Европе это 1-1,2. В следующем году планируется по нулям во многих ведущих экономиках Европы и в Штатах тоже по нулям, а в некоторых странах европейских в рецессию собираются уйти. Это уже официальные данные. В минусе будет экономика. Нас это не радует абсолютно. Здесь не от чего веселиться, потому что и на нас это может отразиться. Но все-таки у нас-то показатели гораздо стабильнее и лучше.

Очень важный показатель, к которому мы постоянно стремились на протяжении последних многих лет, – это инфляция. Я позволю себе напомнить, что инфляция у нас была в начале 2000-х годов – 30%, а чуть раньше за 100% уходила. Сейчас у нас инфляция рекордно низкая. Такого никогда в истории современной России не было. По этому году она у нас будет 6 с небольшим процентов. Мы уже выходим на уровень европейских стран – в Великобритании сегодня 5 процентов. Для России это очень хороший показатель. Конечно, нам нужно будет удержать вот этот тренд на снижение, на таргетирование инфляции.

Наконец, по безработице, – важнейший показатель состояния экономики. Мы опустились по уровню безработицы ниже докризисного уровня. У нас сейчас – 6%, по методологии МОТ. Это важнейший показатель здоровья экономики.

С чего начинали по долгам? Помните, да? 120 млрд долгов и 12 млрд – золотовалютные резервы. Просто вообще все раскачано, едва держалось на ногах.

Вот Евгений Максимович (Примаков) пришел, я помню, сделал первый шаг в оздоровлении этой системы. Пришел в качестве Председателя Правительства. И этот тренд мы не просто сохранили, а усилили многократно потом. У нас сегодня третьи по величине золотовалютные резервы в мире. Мы их восстановили практически до докризисного уровня. Не дотягиваем пока окончательно, но все-таки близки к этому. И минимальный для развитых экономик внешний долг, вообще долг, у нас – 10 процентов.

Напомню, что, скажем, в Италии – 145%, по-моему, к ВВП страны; в Греции – 162%, в Японии – 200 с лишним процентов к ВВП страны. А у нас – 10%, из них внешний долг – всего 2,5%, почти

Repost 0
21 décembre 2011 3 21 /12 /décembre /2011 16:01

 

 Poutine2

Э.Мацкявичюс: Давайте теперь еще возьмем несколько вопросов из зала. Мария Моргун, пожалуйста.

М.Моргун: У нас сегодня в студии присутствуют курсанты и студенты Академии МЧС, и у них возник вопрос о людях в форме. Сейчас предоставлю слово. Представьтесь, пожалуйста.

Л.Комарова: Комарова Лада, студентка Академии гражданской защиты МЧС России.

Здравствуйте!

Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, не считаете ли Вы, что реформа МВД была проведена поверхностно и формально? Какой смысл в переименовании милиции в полицию, когда суть осталась прежней?

В.Путин: Я Вам скажу откровенно, я реформой этой части правоохранительной системы не занимался с самого начала, но что, на мой взгляд, безусловно, является положительным, как минимум, это серьезное повышение денежного довольствия и военнослужащих Министерства обороны, и правоохранительной сферы, в милиции или, как сейчас говорят, в полиции.

Думаю, что это, безусловно, должно отразиться на том, что это даст возможность государству привлекать на эту службу достойных людей, потому что уровень заработной платы – это все-таки серьезный фактор, для того чтобы человек сделал тот или иной выбор в пользу той или иной работы. Да, и потом, мы сколько раз слышали и говорили: что вы хотите от милиции, если там нищенские деньги платят? Это же было общим местом.

Вот сейчас повышают заработную плату и в правоохранительной сфере, и в Министерстве обороны. А через год (это в 2012 году) мы повысим заработную плату и в других силовых структурах во всех. Люди знают, что мы не можем это сделать одномоментно, и в целом руководители этих служб относятся с пониманием, но мы это сделаем через год, с 1 января 2013 года.

И вообще, конечно, в любой структуре, в том числе в военизированных, в военных организациях есть разные люди. Это же часть нашего общества. Есть люди, которые достойно выполняют свой служебный долг, есть те, кто не очень. А есть люди, которые ведут себя неприлично или даже совершают преступления. И, разумеется, за этим нужно постоянно наблюдать, их деятельность должна быть предельно открытой, насколько это возможно в силу специфики службы, обществу должна быть открытой, понятной и контролируемой должна быть обществом.

Но отношение к людям в погонах, в том числе и в системе МВД, должно тоже меняться. Если мы хотим, чтобы люди работали эффективно, к ним нужно относиться с уважением, а не только заработную плату поднимать.

Э.Мацкявичюс: С нашего сайта в Интернете опять про выборы, – я не нарочно, просто действительно много.

В.Путин: Вы «достали» меня уже выборами этими. Ну, ладно.

Э.Мацкявичюс: Это будет просто «красной нитью» идти через всю нашу «прямую линию».

«Вы в выборах думских не участвовали, список не возглавляли, при этом «крайним» за итоги голосования держат именно Вас. Не жалуют Вас совсем, достаточно вспомнить историю с журналом «Власть», где была фотография бюллетеня с надписью в Ваш адрес, которую я даже сейчас не берусь воспроизвести...»

В.Путин: А почему же, воспроизведите, пусть люди знают.

Э.Мацкявичюс: «Путин, пошел ты...» Дальше, просто поскольку мы в эфире работаем, я не могу говорить. Как Вам такое отношение к себе?

В.Путин: Я видел эту надпись, она меня очень позабавила и даже порадовала, сейчас скажу почему. Во-первых, такое отношение – здесь нет ничего нового в отношении ко мне. Я помню в начале 2000-х годов, когда у нас активно шла борьба с терроризмом на Северном Кавказе, я чего только про себя ни услышал и чего только ни увидел. Особенно, конечно, наши западные партнеры старались. Каких только карикатур страшных ни посмотрел. Но я был и тогда уверен, что я действую правильно, и сейчас я не сомневаюсь в том, что действую верно.

Что касается этих заявлений, этих надписей. Насколько я понимаю, надпись на бюллетене была сделана в Лондоне, где люди пришли голосовать в посольстве, но мы знаем, кто в Лондоне собрался и почему они не возвращаются в Россию.

И их пожелание «послать меня подальше» связано с тем, что они сами хотят сюда вернуться, и пока я здесь сижу, им вернуться нельзя – это я все прекрасно понимаю. Поэтому я на них не в обиде, зла не держу. Более того, я же призывал всех граждан России прийти и проголосовать, и они пришли, послушались. И я их за это похвалил.

Э.Мацкявичюс: Спасибо.

Еще вопросы появились в зоне ответственности Марии Моргун. Да, Маша.

М.Моргун: Я хочу сказать, что сегодня с нами в зале самый известный детский доктор – глава НИИ неотложной детской хирургии, президент Национальной медицинской палаты России, доктор Леонид Рошаль.

Леонид Михайлович, пожалуйста, Вам слово.

В.Путин: Я думал, что до него не дойдет, а сегодня он опять меня будет ...

Э.Мацкявичюс: Это, как выборы.

Л.Рошаль: Владимир Владимирович, во-первых, меня Мария просила микрофон у нее из рук не забирать, и я это сделаю. И сначала пара мыслей в отношении Болотной площади, которые не относятся к здравоохранению конкретно.

В.Путин: Пожалуйста.

Л.Рошаль: Я не был на Болотной площади, потому что наш институт оказался самым близким к Болотной площади, и мы не знали, чем это все закончится, поэтому собрали людей – нейрохирургов, травматологов, реаниматологов. Действительно были готовы, и народ из дома приехал. Но, слава Богу, все нормально, хорошо.

А потом я поговорил с бизнесменами, которые были на Болотной площади, и которые до этого жили нормально, у некоторых дома есть за рубежом и прочее. Спросил, а что вы там делаете, зачем? Говорят, что с бизнесом сейчас сложно – «задушили» откаты. Это первое. На всех уровнях.

В.Путин: Есть из чего откаты давать.

Л.Рошаль: Многие разоряются. И очень плохо с кредитами. Кредит для малого бизнеса получить очень сложно, поэтому они там были. Это основное.

И я Вам не хотел задавать вопрос – хотел, но передумал задавать вопрос в отношении Тахчиди. Потому что я, правда, считаю: пусть Прокуратура разберется, пусть скажет, что такое хорошо, что такое плохо. Вокруг этого много небылиц. Например, я сегодня услышал, что как будто бы люди Тахчиди приходили в президентскую Администрацию и давали взятки для того, чтобы его… Я считаю, что надо провести служебное расследование. Я думаю, что это полная глупость и чушь полная. Конкретные люди, пусть докажут, что это так …

Я беседовал со своими помощниками, они все мне говорят, какой вопрос задать Владимиру Владимировичу, – часть из них я озвучил на центральном телевидении. Но первый вопрос – это в отношении платности. С одной стороны, мы говорим, что у нас есть гарантия оказания медицинской помощи, и все, что не гарантия, то платно. Но сейчас идет нажим со стороны исполнительной власти, довольно нормальный нажим, чтобы увеличивать платность государственных, муниципальных услуг здравоохранения. Костюшов, я прав?

Е.Костюшов: Да.

Л.Рошаль: Это очень важно. Вот как нам здесь балансировать? Это первое.

И второе. Беспокоят народ, – я не говорю про качество оказания помощи, это проблема профессиональных организаций, как сделать лучше, – очереди в поликлиниках, особенно к узким специалистам. С кадровой проблемой у нас близко к катастрофе в целом в здравоохранении, но с узкими специалистами что делать? Сейчас узким специалистам чуть повысили заработную плату, это была ошибка в прошлом, когда мы им не повысили, но насколько это будет реальное разрешение этого вопроса? Как убрать очереди?

Спасибо.

В.Путин: Сейчас помечу, чтобы не забыть.

По поводу кредитов для малого бизнеса и кредитов вообще. Я коротко, но все-таки буквально два слова скажу. Конечно, доступность к кредитам – это чрезвычайно важная вещь, которая является одним из важнейших инструментов расширения экономической активности и экономического роста. Вот этот уровень кредитов, он постоянно измеряется, и здесь нужно действовать очень аккуратно. У нас уровень кредитования экономики в целом ничем не отличается от других экономик мира, разве что от Китая – там, в Китае, чуть побольше.

Чрезмерная кредитная активность, она тоже опасна. Почему? Потому что, когда искусственно накачивают экономику деньгами, возникают так называемые экономические «пузыри». То есть деньги дают искусственно, начинает производство «пухнуть», а потом продукцию девать некуда. Это такая непростая категория экономическая.

В Штатах, допустим, почти под ноль раздают кредиты, и все, поверьте мне, все специалисты думают: когда это закончится и к чему это приведет. Это одна из угроз мировой экономике, потому что это ведет к инфляции и к другим негативным последствиям. Рано или поздно финансовые власти США должны будут сократить уровень этой поддержки дешевых или бесплатных денег для экономики, а как это отразится на этой экономике, как она схлопнется, к чему это приведет для самой Америки и для мировой экономики в целом? Этого пока никто не знает. Это одна из угроз для мировой экономики, так же, как и запредельный рост долговых обязательств в еврозоне.

Поэтому наш Центральный банк, я считаю, в целом действует очень аккуратно. Мы сохраняем уровень, достаточно приемлемый уровень кредитования, но не перекачиваем его. Повторяю: в целом, на мой взгляд, очень аккуратно и правильно ведут себя Центральный банк и Министерство финансов.

Что касается поддержки малого бизнеса, то здесь несколько направлений поддержки, в том числе и через регионы, и прямое финансирование из федерального бюджета. По-моему, в этом году 10 млрд, потом мы еще добавили, и через соответствующие структуры в регионах мы этот малый бизнес поддерживаем, в том числе и с помощью снижения налоговой нагрузки на малый и средний бизнес, на малый прежде всего. Такую систему мы, конечно, будем выстраивать и дальше. Аккуратно, не разрушая экономику в целом.

Теперь по поводу платности медицины и по поводу очередей. Вопрос, безусловно, очень важный и очень чувствительный для почти каждого гражданина.

Ну, платность-неплатность. Вы же один из авторов нового Закона «Основы медицинской деятельности в России», и там все изложено по поводу, что платное и что неплатное. Это первое.

Второе, откуда возникли перекосы. Леонид Михайлович, Вы наверняка это знаете. По-моему, в 1993 году было принято решение о том, чтобы передать вопросы медицинского обслуживания населения, в широком смысле этого слова, на уровень регионов Российской Федерации.

Сделано это было не от хорошей жизни. Сделано было это потому, что Федерация не могла финансировать эти мандаты, и передала их туда практически без денег. Вот в чем трагедия. Регионы и муниципалитеты начали финансировать медицину, исходя из их конкретных возможностей. А возможности-то в стране разные от территории к территории.

Я Вам могу сказать даже больше. К чему это привело? Дифференциация в финансовом обеспечении медицинской деятельности в регионах знаете, у нас какая – в 20 с лишним раз!

Поэтому наша с вами задача была и заключалась в том, чтобы сконцентрировать часть ресурсов в центре, так, как это делается в бюджетной сфере, и через систему ОМС перераспределить эти ресурсы, для того чтобы выровнять систему обеспеченности. Но мы не можем сделать это резко, не можем пойти по пути отъема денег от более или менее достаточных регионов, чтобы уронить там уровень здравоохранения, и передать их туда, где совсем плохо. Надо это делать аккуратно.

Мы будем это делать в связи с принятием нового закона об ОМС, а он принят и начал действовать, по-моему, с 1 января этого года, в связи с принятием «Основ», над которыми Вы работали с Вашими коллегами, они вступают в действие с 1 января следующего года, будем делать это выравнивание поэтапно. Первый этап – по-моему, до 2013 года. Потом будет следующий этап.

Что касается очередей в поликлиниках: чрезвычайно важный вопрос. Я сам обращал внимание своих коллег, я специально даже посылал людей, которые снимали эти очереди на видеоаппаратуру. Это связано с недостаточностью, с финансовой недостаточностью в отдельных регионах. Но именно поэтому мы и приняли решение провести следующий этап – этап модернизации системы здравоохранения.

Вот мы в 2006 году приняли решение и осуществили программу национальных проектов, в том числе и в здравоохранении, посмотрели, где наиболее болевые точки, потом разработали новый закон об ОМС и новый, с Вашей помощью же, закон – это Основы здравоохранения. И на базе этих законов должны будем и ресурсы перераспределить, и включили новую программу по модернизации здравоохранения. Я уже говорил много раз, Вы знаете, это огромные деньги, дополнительно 460 млрд, они должны пойти, все об этом уже, надеюсь, знают, на модернизацию учреждений здравоохранения в регионах Российской Федерации. Программа заработала, включена, и надеюсь, что люди это почувствуют.

Л.Рошаль: Владимир Владимирович, я думаю, что просто нарастание платности в здравоохранении не будет связано с моим именем.

В.Путин: Нет, не будет.

Л.Рошаль: Спасибо.

В.Путин: Тем более, что все знают, что доктор Рошаль – категорический противник платности в медицине вообще. Но не знаю, удастся ли уйти от платности вообще, но в законе сегодня прописано, что может быть платным, что должно быть бесплатным. Я думаю, что вот такое четкое понимание крайне важно. А базовые вещи, безусловно, должны быть бесплатными. Вообще, публичная медицина в России должна быть бесплатной.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, Леонид Михайлович говорил что-то про «откаты» еще.

В.Путин: Про «откаты»? А, про «откаты» со стороны бизнеса.

Э.Мацкявичюс: Да.

В.Путин: Вы знаете, это и есть та самая коррупция, о которой мы говорим и с которой нужно бороться. Конечно, это беда, и беда, кстати говоря, любой переходной экономики, когда бизнес сталкивается с мздоимством на уровне чиновничества. Такая проблема есть – ее нужно истреблять под корень, здесь нечего добавить.

Э.Мацкявичюс: Нам звонят тысячи людей, многие присылают смс-сообщения. Я зачитаю одно из них: «Ваш друг, американский сенатор Маккейн через «твиттер» предрекает Вам судьбу Муаммара Каддафи. Это пустая угроза или реальный план Запада»?

В.Путин: Насчет того, что это друг, Вы сильно преувеличили.

Э.Мацкявичюс: Это абонент преувеличил.

В.Путин: Ну, он преувеличил, хотя я знаком с господином Маккейном, один раз с ним встречался, кстати, по-моему, в Мюнхене на известной конференции по безопасности. Я слышал эти высказывания, разумеется, читал их.

Ну, что можно сказать? Вообще, это не в отношении меня сказано. Это сказано в отношении России. Россию хотят некоторые подвинуть куда-нибудь в стороночку, так, чтобы она не мешалась и не мешала господствовать на земном шаре.

До сих пор боятся нашего ядерного потенциала, поэтому она в поле зрения, внимания, и поэтому она такой раздражитель. Потом, у нас свое мнение есть, мы проводим независимую внешнюю политику и, надеюсь, будем проводить ее в будущем. Это, конечно, кому-то мешает, во-первых.

Во-вторых, Запад далеко не однороден, и у нас друзей больше, чем врагов.

И третье. Господин Маккейн, как известно, воевал во Вьетнаме. Я думаю, что на его руках достаточно крови мирных граждан. Ему очень нравится, наверное, он не может жить уже без этих сцен ужасных, отвратительных сцен расправы с Каддафи, когда на экранах всего мира показали, как его убивают, всего в крови. Вот это демократия? А кто это сделал? Беспилотники, в том числе американские, нанесли удар по его колонне. Потом по радио через спецназ, который не должен бы быть там, на территории, подогнали так называемых оппозиционеров и боевиков, и уничтожили без суда и следствия. Кто говорит, что он должен был оставаться там? Но надо было предоставить это все-таки решать народу путем демократических процедур. Да, это сложно, да, это требует времени, но по-другому невозможно.

Господин Маккейн, как известно, попал в плен во Вьетнаме, и просидел не просто в тюрьме, а в яму его посадили, он сидел там несколько лет, – у любого человека «крыша съедет». Поэтому – ничего там особенного.

Э.Мацкявичюс: После такого вопроса и такого ответа, мне кажется, логично было бы перейти к международной проблематике. Пожалуйста, Татьяна Ремезова.

Т.Ремезова: Безусловно, поскольку зашла речь о событиях в арабском мире, конечно же, слово – ведущему ученому – международнику, возглавлявшему в прошлом Службу внешней разведки, Министерство иностранных дел, Правительство Российской Федерации, Евгению Максимовичу Примакову.

Е.Примаков: Спасибо большое.

Владимир Владимирович, для того чтобы плавно перейти к международным вопросам, я все-таки задам два вопроса.

Первое. Мне импонирует Ваша позиция, и она была подтверждена и сегодня в Ваших ответах, что оценку деятельности губернаторов и мэров следует связывать с их реальной помощью населению.

Можно ли в этих условиях выдвигать в качестве критерия их работы процент, который завоевала в их регионе «Единая Россия»? Это первый вопрос.

А второй вопрос касается непосредственно международных дел. Я уверен, что Вы внимательно следите за тем, как развиваются события в Европе. И мне кажется, что сейчас один из самых главных интересов в нашем обществе – это то, как у нас дальше пойдет процесс интеграции с Белоруссией и с Казахстаном, в первую очередь, и потом, может быть, присоединяться и другие. Но не хотелось бы, чтобы сразу присоединялись, потому что и так могут затормозить процесс или осложнить.

Не кажется ли Вам, что нужно сейчас очень серьезные извлекать уроки из того, что происходит (турбулентный кризис, который происходит в Европе) для нашей интеграции? Вот на эти два вопроса я бы попросил ответить.

В.Путин: Евгений Максимович, во-первых, хочу Вас поблагодарить за слова поддержки, которые, я видел, Вы инициативно сформулировали, в том числе и в средствах массовой информации. Поддержка таких авторитетных людей, как Вы, для меня важна. Спасибо Вам большое. Это, во-первых.

Во-вторых, что касается мэров городов, губернаторов – может ли результат на выборах в Госдуму, скажем, результат «Единой России», отразиться на их служебном положении, либо быть критерием оценки их деятельности.

В Правительстве сейчас разработан перечень критериев, которые оценивают или могут быть положены в основу оценки деятельности губернаторского корпуса, конкретно губернаторов, и там нет позиции, связанной с результатами выборов. Это критерии, связанные с экономикой и социальной сферой, прежде всего. Там длинный список различных показателей. Мы долго работали над выработкой этого перечня, перечня этих критериев, и он достаточно взвешенный.

Повторяю еще раз, прежде всего там речь идет о социально-экономических показателях региона.

Что же касается выборов, то там, где напрямую губернаторы участвовали в выборах и не добились положительного результата, все-таки это говорит об уровне поддержки или об отсутствии такой поддержки со стороны граждан, проживающих в той или другой территории. И в некоторых случаях я бы на месте руководителей регионов подумал, не подать ли Президенту прошение об отставке.

Но, повторяю, критерии, чисто производственные, у нас выработаны, и там нет показателей, связанных с выборной или предвыборной ситуацией.

Теперь по поводу тех процессов, которые происходят в Европе, интеграционных, и наших процессах. Я знаю, что Вы всегда были самым активным сторонником интеграции на постсоветском пространстве и, более того, многое сделали для того, чтобы мы сегодня в своей практической деятельности могли опираться на те фундаментальные вещи, которые были заложены Вами и как руководителем Министерства иностранных дел, и как руководителем Правительства Российской Федерации.

Вот вы видите, что в общем и целом мы серьезно продвинулись. И Таможенный союз, единое экономическое пространство – это, конечно, интеграционные объединения совершенно другого класса, другого уровня и другой глубины. Это реальная интеграция с выходом на то, чтобы передать часть функций в наднациональные органы, и это крайне важно. Это не возрождение Советского Союза, это сохранение целиком и полностью независимости этих государств, политической независимости, но с целью повысить нашу конкурентоспособность в мировой экономике, придать новый импульс развитию, обеспечить более высокий уровень жизни наших граждан – мы, конечно, идем и будем идти по этому пути.

Это сложный процесс достижения компромиссов в ходе вот этого переговорного процесса. И очень важно, что и Александр Григорьевич Лукашенко, и Н.Назарбаев, который, безусловно, является главным «двигателем» и «мотором» вот этих процессов – я говорю это без всякого преувеличения – именно он эту идею самым активным образом поддержал и реализует. И вот благодаря руководству этих стран, ну, и позиции России, и благодаря позиции Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева мы двигаемся по этому пути, и надеюсь, будем двигаться дальше.

Конечно, мы видим, что происходит в Европе. И то, что сейчас там вот этот финансовый кризис нарастает, это связано с тем, что не было учтено одно обязательное условие, согласно которому некоторые вещи в макроэкономической сфере, в частности, величина внешнего и внутреннего долга, величина дефицита бюджета и т.д., не согласовывались в наднациональных органах. Наднациональные органы принимали какие-то решения в рамках Маастрихтского процесса – 3% дефицита, не больше.

А на самом деле многие страны давно вышли за эти параметры или статистику давали неточную и поставили в очень сложное положение все страны Евросоюза. Сейчас Франция, Германия борются за то, чтобы эту ситуацию исправить и передать на наднациональный уровень некоторые вопросы, связанные с регулированием макроэкономических параметров. Безусловно, это правильно. Но это такой же прообраз Соединенных Штатов Европы. Мы пока до такого уровня интеграции не добрались. Но мы говорим о возможности в будущем, после запуска Единого экономического пространства, перейти и к формированию Евразийского союза. Я думаю, что в какой-то степени в результате переговорного процесса и достижения компромиссов мы, конечно, наверное, дойдем и до этого, надеюсь, и до общей валюты, и до согласования макроэкономических параметров.

Э.Мацкявичюс: В той части зала, где работает Мария Моргун, я знаю, тоже есть эксперты по вопросам безопасности не только международной. Пожалуйста, Маша.

М.Моргун: Да, это правда. Сегодня участник нашей программы, полковник в отставке, журналист, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда» Виктор Баранец. Виктор Николаевич, пожалуйста.

В.Баранец: Здравия желаю, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравия желаю!

В.Баранец: Владимир Владимирович, я свидетель уже десятого Вашего разговора с народом. И вот меня часто посещает мысль о том, что тот, кто не хочет уберечь В.Путина от ошибок, тот обсыпает его комплиментами, а тот, кто хочет уберечь, тот говорит ему беспощадную, «соленую правду». Так вот, один из них я.

В.Путин: С пивом хорошо соленую правду.

В.Баранец: Владимир Владимирович, недавно, выступая на Съезде «Единой России», Вы сказали слова, которые затмили даже классиков марксизма и ленинизма. Я Вам их повторю. Это великолепные слова. Вы сказали: «В основе нашей политики должна быть правда и только правда». Но теперь суть вопроса.

Владимир Владимирович Путин перед армией и Россией много раз говорил, что жилищная проблема для уволенных военнослужащих будет закрыта к 2010 году. Проблема не закрыта. Ни один министр не извинился перед десятками людей, по сути обманутых, не извинились и Вы.

Не считаете ли Вы необходимым принести такие извинения людям и сказать им честные, объективные сроки, когда действительно эта проблема будет закрыта?

И второе. Владимир Владимирович, Вы только что сказали хорошие слова. Вы сказали, что «министров назначаем мы», и Вы показали в зал. Да, это прекрасно. Для меня это принципиальное, новое. Но, тем не менее, Владимир Владимирович, ну не будем лукавить – Вы назначаете министров. Многие из них...

В.Путин: И Президент еще.

В.Баранец: Я к Вам обращаюсь, как к кандидату в Президенты Российской Федерации.

Владимир Владимирович, совершенно очевидно, что ряд министров провалили свою работу на стратегических направлениях. Это касается и экономики, и здравоохранения, и армии. Тем не менее, Владимир Владимирович, Вы пока до сих пор не дали очень острую критическую оценку работе этих министров. Почему Вы их боитесь менять?

Владимир Владимирович, если вы будете убирать бездарей и бросать в бой талантливых, принципиальных министров, Вы поверьте, народ к Вам потянется, реформы  пойдут вперед.

Владимир Владимирович, я заканчиваю свой длинный спич и хочу Вам сказать, Вам много раз уже говорили, почему Вы не меняете бездарных, беспринципных министров, которые Вас же, кстати, обманывают. Ведь Вас же подставили, когда Вы говорили о том, что проблема с жильем для уволенных будет закрыта. Вас подставили. Это государственное преступление не только перед Вами, Владимир Владимирович. Вы должны сделать из этого выводы.

Но если у Вас будут проблемы с подбором кадров, обращайтесь к нам, мы поможем, в том числе и я.

В.Путин: Вы сами на какой министерский пост претендовали бы?

В.Баранец: Я закончил свою должность пресс-секретарем Министра обороны Российской Федерации Игоря Николаевича Родионова. Но я у Вас бы с удовольствием поработал в контрольных органах, и Вы бы у меня не ошиблись даже в запятой, и не одурачили народ. Я бы готов поработать, Владимир Владимирович.

В.Путин: Ясно. Это по-нашему.

Вас, видимо, Л.Рошаль подговорил насчет министров, да? У него тоже есть претензии к некоторым министрам. Леонид Михайлович, правда?

Вы когда начали говорить по поводу того, что правду-матку хотите до меня донести, я даже так, задумался, думаю, что там сейчас будет сказано.

По поводу жилья для военных. Вы не можете не знать, что до того, как мы не занялись этой проблемой, до нее, фактически, по сути, практически никто как следует не дотрагивался. Людям просто не давали жилье. Очередь только росла, причем росла катастрофически, а часть людей, которые были уволены там в 90-е годы, их вообще слили в муниципальные очереди и сказали: привет горячий, там получайте. А там свои очередники, которые десятками лет стоят, и все – про них забыли.

Что произошло в действительности? В действительности было сказано, и я об этом говорю, что мы к концу 2010 года проблему закроем, на чем я основывался. Мне принесли цифры стоящих в очередях, нуждающихся и уволенных офицеров в стране – 70 тыс. человек. Исходя из этих потребностей, было дано поручение министерствам финансов и экономики просчитать возможности бюджета и выделить на соответствующие годы вперед необходимые под этот объем жилья ресурсы, что и было сделано, 70 тыс. нуждающихся.

В 2008 году было закуплено и выдано 10 тыс. квартир, в 2009 году это было 56 тыс. квартир, в 2010 году 45 тыс. квартир. Если все это сложить, получается свыше 100, а было на очереди 70. И в этом смысле мы не только никого не надули, а перевыполнили эту задачу.

В чем проблема? Их две. Во-первых, выяснилось, что учеты в Министерстве обороны велись из рук вон плохо, и оказалось, что на очереди не 70 тыс., а 150. Это, знаете, то же самое, когда мы сказали о том, что обеспечим ветеранов Великой Отечественной войны отдельными квартирами, начали с 10-12 тыс., потом сказали, всех поставим на очередь, кто не был поставлен до 1 марта 2005 года. И мне тогда сказали, что это будет еще 10-15 тыс. Сто с лишним! Сто с лишним, понимаете!

И это же нужно и ресурсы сразу включить, и деньги, и, что самое важное, что очень важно, возможности строительного рынка. На первом этапе и денег выделили даже больше, чем нужно было, но просто с рынка не приобрести такое количество квартир – было нужно по параметрам, по закону положенных для военнослужащих – их просто не было на рынке. А построить за один месяц невозможно. Поэтому Минобороны пошло по пути строительства нового жилья, развернуло это строительство, и очень серьезно. Это первая проблема.

Вторая проблема – это то, что за последние годы Минобороны предпринимает определенные шаги, и это уже не связано напрямую с Правительством, по проведению так называемой военной реформы, и количество высвобождаемых военнослужащих немного увеличилось. И это тоже увеличило количество нуждающихся.

И все это… кстати говоря, и кризис, который тоже повлиял на объемы финансирования… в целом мы даже, несмотря на кризис, деньги-то выделяли запланированные все… Мы решим эту проблему обязательно. Думаю, что к 2012 году мы закроем все проблемы, связанные с постоянным жильем, а где-то в конце 2013 года примерно закроем вопросы, связанные со служебным жильем. И, безусловно, доведем до логического завершения, как говорят специалисты, отоварим и всех военнослужащих квартирами, которые стояли в муниципальных очередях. Мы же просто про них вспомнили – про них просто уже забыли. И я сказал, нет, это неправильно, несправедливо, надо вернуться и выполнить свои обязательства перед этими людьми. И мы эту проблему тоже закроем и сделаем это обязательно.

Поэтому такова правда, так оно и есть.

Теперь по поводу министров. Вы знаете, они всегда, так же, как и многие губернаторы, на острие критики и на острие проблем, и очень легко сделать из каждого из этих людей «козла отпущения». Но и я несу ответственность за то, что происходит в этих сферах, и я лично, как Председатель Правительства. Это первое.

Второе. Это люди квалифицированные. Вопросы, которыми они занимаются, сложны и однозначных подходов не терпят. Можно в чем-то поспорить, можно в чем-то упрекнуть, но самое плохое, что мы могли бы сделать, – это заниматься кадровой чехардой. И такое в нашей недалекой истории тоже было.

У меня есть уже определенный опыт работы, и я знаю, что такое кадровая чехарда и к чему это ведет. Стоит только одного руководителя заменить на другого, еще неизвестно, какой будет результат, а уже минимум полгода ведомство работать не будет, минимум полгода. Сразу начнутся замены, перемены. Кошмар! Наша задача, если в чем-то люди ошибаются, выстроить работу так, чтобы избежать этих ошибок.

А что касается ротации, то мы уже об этом говорили. Время подойдет, и, конечно, без всяких сомнений, и будущее Правительство нуждается в обновлении, и это обновление будет.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, я предлагаю проверить ситуацию на местах и двинуться в регионы. Первым городом, который выходит на связь с нашей студией, станет Владивосток.

Уже в наступающем году Владивосток будет принимать один из крупнейших международных форумов – АТЭС. Там работает наш коллега обозреватель Павел Зарубин.

Павел, здравствуйте!

П.Зарубин: Здравствуйте, Москва!

Вас приветствует Владивосток – столица Приморского края и столица будущего саммита АТЭС, до которого осталось всего-то каких-то девять месяцев. Мост через бухту Золотой Рог – одна из самых грандиозных строек, хоть и приурочена к саммиту, но важна прежде всего для жителей Владивостока. Мост войдет в пятерку крупнейших вантовых сооружений мира: длина мостового перехода – 2 км, а высота над зеркалом воды – 64 метра.

Но вот чтобы масштаб сооружения был понятен еще лучше, достаточно увидеть, где мы сейчас все стоим, хотя, конечно, очень холодно: это лишь один из пролетов моста, а всего таких блоков будет 53, и каждый из них весит по 230 тонн. Сюда такие, с позволения сказать, детали дос

тавляют исключительно по воде, на баржах, что говорит о том, насколько они все-таки громоздкие и тяжелые. В ближайшие дни блок, на котором мы стоим, будет установлен на свое место

Ну а вообще, по плану, к середине марта строители должны будут состыковать обе части моста, так нужного городу. Ведь это сооружение в итоге соединит два противоположных конца Владивостока. Сейчас, к сожалению, людям приходится подолгу ездить в объезд, дорога может занимать и час, и два часа, а во время снегопада вообще пять часов.

И, конечно, в этот понедельник местные жители пережили несколько крайне неприятных минут, когда вдруг узнали, что этот мост загорелся. Судя по всему, в ходе сварочных работ вспыхнула сухая деревянная опалубка, и часть моста буквально заполыхала.

Пожар был очень сильным. Видеть его могли чуть ли не из всех точек города. Люди высыпали на улицу, узнав о происходящем. И многих, конечно, увиденное просто потрясло, и у всех, безусловно, теперь много вопросов. Поэтому мы сейчас несколько отступим от привычного сценария нашей «прямой линии» и зададим вопрос сами генеральному директору строительной компании, отвечающей за возведение моста, Виктору Гребневу.

Виктор Григорьевич, скажите, пожалуйста, насколько серьезно все-таки поврежден мост, и что это означает – что он не будет сдан в срок?

В.Гребнев: Пожар – это ЧП. ЧП, конечно, – это неприятно. Но я хочу сказать, что силовая схема моста не нарушена, расчетные параметры в норме. Экспресс-обследование, которое мы за сутки провели, показало, что имеем только косметические повреждения. Косметические повреждения, да, это дополнительное время немного, но для того, чтобы сказать, что мост не будет сдан к саммиту… Это однозначно – мост будет готов. К саммиту будет готов точно. Просто морально немножко тяжело, но хочу заверить: мост будет готов точно.

П.Зарубин: Будем в это верить все вместе. Спасибо большое.

А теперь давайте перейдем непосредственно к вопросам. Я хочу лишь сказать несколько слов, что наша съемочная группа работает здесь уже несколько дней. Мы провели много встреч с самыми разными людьми самых разных профессий, разных социальных групп для того, чтобы понять, какие же вопросы волнуют жителей города и края в первую очередь. И сюда сегодня пришли самые активные для того, чтобы задать те вопросы, которые они считают самыми актуальными и болезненными для региона.

Итак, пожалуйста, давайте начнем. Я вот знаю, что у Вас вопрос от малого бизнеса.

А.Голдобин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу задать вопрос, но немножко предисловие небольшое. Я – бизнесмен, зовут меня Голдобин Андрей Викторович.

Я бы хотел сказать о том, как тяжело вести бизнес в условиях вот такой серьезной, мощной коррупции, которая присутствует здесь, в этом крае. Ни для кого не секрет, что чиновничий аппарат во главе с Дарькиным, губернатором края, набивает, можно сказать, карманы за счет федерального бюджета и за счет нас, бизнесменов. (Я извиняюсь, замерз очень.)

Хотелось бы знать, Владимир Владимирович, сколько еще на своем посту пробудет губернатор Дарькин, который ведет весь этот беспредел, контролирует его от начала и до конца, и, мягко говоря, набивает карманы? Мы возмущены и хотим слышать.

Спасибо.

В.Путин: Андрей Викторович, во-первых, два слова просто по мосту еще.

Вот директор стройки сказал, что проведен экспресс-анализ (экспертиза такая, быстрая), но я думаю, что этого недостаточно. Надо, безусловно, провести серьезную, глубокую экспертизу, но так, конечно, чтобы она не мешала ходу строительства. Нужно посмотреть, в каком состоянии после пожара находится несущая конструкция, другие элементы. Это – серьезный объект инфраструктуры, и здесь не должно быть никаких сбоев или недомолвок. Здесь нужна твердая уверенность в том, что все идет по технологическим нормам. Первое. И прошу вас это сделать. И соответствующее тоже указание здесь дам своим коллегам.

Теперь второе. Это по поводу местных властей, коррупции и т.д., но дело не только в коррупции, насколько я понимаю. Очень много вопросов, связанных с криминалом в крае, больше, чем в каком-либо другом регионе Российской Федерации, к сожалению.

Я уже говорил о критериях, которые выработало Правительство, о критериях по результатам социально-хозяйственной деятельности, экономической деятельности. Но есть и другие, конечно, критерии, на которые следует обратить внимание. Я уже сказал, что в целом, опираясь и на результаты последних внутриполитических событий, можно определить доверие граждан к тому или иному руководителю региона. Надеюсь, что и сами руководители это поймут и примут соответствующие решения.

Но и сейчас не хочу забегать вперед, но то, что Вы сегодня сформулировали и сказали, мною, безусловно, будет учитываться в будущей работе.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Павел. Спасибо, Владивосток.

Мы возвращаемся в Москву, в нашу студию. Я вижу, что мой коллега Иван Кудрявцев поднял руку. Пожалуйста, Иван.

И.Кудрявцев: Эрнест, у нас в студии находится настоятель домового храма Московского университета, Храма Святой Великомученицы Татианы, которую верующие студенты считают своей небесной покровительницей, – священник, отец Максим Козлов. Вам слово, пожалуйста.

М.Козлов: Я отвлекусь от политики и от экономики чуть-чуть, а то про другое пока почти не говорили.

Владимир Владимирович, известно, что на нашей Родине все было достаточно хорошо, когда главными были три человека – врач, учитель и священник. Это понятно, от противного. Потому что если лекарь – калекарь, учитель – мучитель, а поп – толоконный лоб, то мало не покажется. А можно сказать положительно, что мы делаем вместе общее дело. Мы утешаем, лечим, воспитываем и образовываем.

Вот сейчас, что касается церковно-государственных отношений. В отношении того, чтобы утешать и лечить – уже более-менее нормально. Сам позавчера был: в колониях, ну и в сходных учреждениях – больше тысячи храмов и молитвенных комнат, а при вузах – меньше 50-ти.

И вот если подумать, при всем уважении к нашим заключенным, но будущее нашей Родины, наверное, больше связано со студенчеством. И хотелось бы надеяться, что в этой области, где мы будем вместе воспитывать и образовывать, какие будут прорывы. Что Вы об этом скажете?

И еще один очень короткий вопрос, даже пожелание. За наших смежников: за врачей, учителей, библиотекарей и музейных работников. Вот знаете, нас, священников, пусть ругают, это нам полезно. Пусть нам только дают возможность вести диалог. И здесь больше надежды на федеральные органы. Потому что Алексей Алексеевич Венедиктов, знаете, сколько дает времени? – 4 минуты в неделю религиозной программе на самой демократичной станции. На государственном телевидении немножко побольше, глядишь, получится.

Пусть говорят побольше хорошего об учителях, врачах, библиотекарях и музейных работниках. Пусть уже не бизнесмен, бармен и шоумен будут главными лицами на телевидении, а люди, на которых Россия стоит. Вот это как пожелание.

В.Путин: Люди демократических убеждений считают, что не нужно давать много эфирного времени представителям наших традиционных конфессий. И я сейчас не хочу вступать в полемику, хотя у меня здесь есть, что сказать. Потому что, конечно, у нас светское государство. И мы все-таки не должны об этом забывать. И я лично сторонник того, чтобы характер светского государства у нас оставался и укреплялся.

Вместе с тем, мы утратили определенные ценности советского периода, связанные с кодексом строителя коммунизма, с «Моральным кодексом строителя коммунизма». Но если мы заглянем в этот «Моральный кодекс строителя коммунизма» – это выдержки из Библии, на самом деле, и ничего нового человечество не придумало.

Наши традиционные конфессии – и буддисты, и христиане, и иудеи, и мусульмане, они в целом придерживаются, что касается базовых ценностей, нравственных, моральных ценностей, по сути, одних и тех же позиций. И, безусловно, это то, что нам вместе подлежит укреплять. И других ценностных ориентиров у нас нет и вряд ли в ближайшее время появятся.

Что касается студенчества и вообще образовательной сферы, то Вы не можете не знать, – Вы в МГУ работаете, да? – что здесь целая программа у нас существует. Можно по-разному к ней относиться, критически посмотреть на нее. И там, действительно, наверное, много элементов, которые нужно критиковать, и искать, как можно ее улучшить. Но все-таки развитие системы высшего специального образования, среднего образования, профессионального, на уровне профессиональных технических училищ и лицеев, оно находится в сфере нашего внимания и будет находиться дальше.

Что касается высшего образования, науки, я говорю не только о многократно увеличивающемся в последние годы объеме финансирования этой сферы, но говорю о новых подходах. В частности, МГУ и Петербургский университет, Вы знаете, выделены в отдельную категорию вузов, по которым созданы отдельные программы развития на правительственном уровне, с отдельным финансированием – ускоренным и в больших объемах. Мы создали систему федеральных высших учебных заведений и целую сеть по всей стране исследовательских университетов. И по всем, по каждому из них приняты решения по дополнительному финансированию.

Мы приняли программу грантовой поддержки талантливых людей, приняли программу грантовой поддержки ученых, напрямую именно ученых, которые предлагают интересные, перспективные в стратегическом плане идеи. Не вузы конкретно финансировать, не учебные заведения или научные центры, а конкретных ученых с предложениями. И знаете – это очень интересная программа получается. Так что эту сферу мы, конечно, будем самым активным образом поддерживать и развивать. Ну, а что касается деятельности религиозных конфессий, представителей религиозных конфессий в учебных заведениях, повторяю еще раз: мое личное мнение в том, что мы должны поддерживать и сохранять светский характер нашего государства. Но, конечно, деятельность религиозных конфессий в учебных заведениях, так же, как и в армии и в местах лишения свободы, не запрещена и будет только приветствоваться.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, вопрос, который только что попался на глаза, он больше, конечно, относится к предыдущей нашей теме – к Владивостоку, но поскольку он важный, его целесообразно задать, пока мы далеко не ушли.

«Кадровые ошибки в назначении ряда губернаторов очевидны – Мезенцев, Ипатов, Михальчук, Юрченко, Нелидов, Бровко, список можно продолжить. Мы, жители Ульяновска, в основном проголосовали против партии «Единая Россия», потому что хотели добиться отставки губернатора Сергея Морозова». Ольга из Ульяновска подписалась.

И еще вопрос Алексея Шацкова из Волгоградской области: «Правда, что регионы, не поддержавшие правящую партию, будут исключены из программ социального развития Российской Федерации?»

И, как следствие, вопрос, встречающийся чаще всего: «Не пора ли вернуться к прямым губернаторским выборам?»

В.Путин: Это важный вопрос.

Что касается того, что кто-то будет исключен по результатам голосования, это полная чушь.

Это, знаете как, «не придете на выборы – мы вам свет отключим и канализацию закроем». Конечно, это ерунда, и ни одно здравомыслящее правительство никогда таким образом поступить не может, и наше никогда не поступит. Вопрос не в политических предпочтениях, а вопрос в долге государственных служащих на таком уровне, как Правительство, или даже регион, долге перед своими гражданами. Это фундаментальные вещи абсолютно. Ничего никто сокращать не будет, не посмеет просто. Это первое.

Второе, что касается этого самого важного вопроса, – это выборность или невыборность губернаторов. Я не буду скрывать, я уже об этом говорил, и хочу сказать еще раз, – сегодняшний способ приведения губернаторов к власти я придумал лично, сам придумал, никто не советовал, и скажу, почему. Давайте вспомним, когда и в каких условиях это было сделано. Это было сделано в начале 2000-х годов, когда у нас полыхала гражданская война на Кавказе, когда многие губернаторы, надо прямо сказать, приходили к власти путем прямых, якобы прямых выборов тайных, но опирались при этом на местные полукриминальные элиты, и, что особенно опасно и важно было тогда, сосредоточили в своих руках большую экономическую власть, да еще сидели в Совете Федерации и имели неприкосновенность как депутаты парламента.

Но что особенно было тревожно и что меня очень беспокоило – с целью прихода к власти не брезговали ничем. Не только опирались на полукриминальные структуры, но и опирались на националистические группы, на сепаратистские группы. И очень легко было порождать этот сепаратизм в регионах Российской Федерации, а у нас сложно созданная страна, с национальными формированиями. И я хочу, чтобы и те, кто в зале сидят, и вообще граждане всей страны знали, чем было продиктовано это решение. Не тем, что хотелось сосредоточить в своих руках больше «властишки». Да нет, конечно! Это было продиктовано желанием страну сохранить и собрать вместе и не допустить раскачивания.

Конечно, мы в известной степени прошли период становления и укрепления наших властных структур и государства в целом. И, разумеется, я и сейчас вижу, здесь претензий много из Владивостока прозвучало, в этом вопросе звучит, я знаю эти претензии. И я исходил из того, что если Президент предлагает законодательному собранию, то законодательное собрание, выбранное всеми гражданами, проживающими в регионе, прямым и тайным голосованием, делает определенную селекцию и отбор. Так, кстати, это механизм работает отчасти. Я помню, когда мы предлагали, скажем, Волгоград, и волгоградские депутаты сказали: нет, за этого кандидата не проголосуем ни при каких обстоятельствах, даже при всем к Вам уважении. И мы пошли на то, чтобы внести другую кандидатуру. В Нижнем, по-моему, тоже так было.

Но сейчас я тоже вижу, что, может быть, этого недостаточно. И нужно сделать следующий шаг в развитии нашей политической системы. Я думал над этим и, например, считаю возможным, обязательно нужно сохранить вот этот фильтр на уровне Президента, чтобы отсекать приход во власть людей, которые будут опираться на какие-то полукриминальные или, не дай Бог, сепаратистские силы, в том числе, и в национальных республиках. Я хочу, чтобы все это поняли, это крайне важно для России.

Так вот, допустим, можно (как вариант, надо подумать над этим), чтобы все партии, которые приходят в региональный парламент путем прямого тайного голосования, предлагали президенту своих кандидатов на должность губернатора – руководителя региона. Вот эти предложения проходят через президентский фильтр, и он вносит эти кандидатуры уже не на депутатов заксобрания, а на прямое тайное голосование всего населения, проживающего в регионе. Вот этот шаг, мне кажется, вполне возможен и обоснован.

И, конечно, за Президентом нужно будет оставить негативный контроль, то есть право отстранения от должности в случае совершения каких-то действий, связанных с осуществлением властных полномочий губернатором.

Примерно то же самое в принципе можно сделать (надо только додумать всякие элементы этой конструкции) с формированием верхней палаты парламента.

Э.Мацкявичюс: Вплоть до прямых выборов?

В.Путин: Я же говорил, вплоть до прямых выборов. Тоже пропустить через такой президентский фильтр кандидатов от партий, которые побеждают на региональных выборах, и выносить их кандидатуры на суд граждан, проживающих на этой территории, и формировать верхнюю палату парламента, Совет Федерации, с помощью прямых тайных выборов, тайного голосования.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, давайте уточним: то есть институт выборов губернаторов тоже в определенной мере, получается, возвращается?

В.Путин: С теми поправками, о которых я сказал. Во всяком случае, я считаю, это возможно, сейчас это возможно.

В целом потом можно посмотреть, как работает этот механизм, пройти этот этап. Можно и напрямую просто уже перейти к самовыдвижению, но вот сегодня этих кандидатов, безусловно, я в этом уверен, нужно пропускать через президентский «фильтр».

Э.Мацкявичюс: Именно президентский?

В.Путин: Именно президентский.

Еще раз повторю: партии, вошедшие в региональный парламент, предлагают Президенту своих кандидатов на должность губернатора. Он вправе отклонить те или иные кандидатуры. Тогда партия предлагает другую кандидатуру, пока не появится нужный кандидат, а потом всех их выносит на суд граждан, на прямое тайное голосование. Мне кажется, вполне приемлемая вещь для страны, которая гарантирует нас и от рисков, имея в виду сложный характер нашей Федерации, и, в то же время, усилит влияние граждан на высший в регионе уровень власти.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Я предлагаю двинуться вглубь нашей студии. Слово Марии Китаевой и ее гостям.

М.Китаева: Я хочу перейти в «Северную столицу», где не так давно губернатор был назначен еще по старой схеме, и слово передать почетному гражданину Санкт-Петербурга маэстро Гергиеву.

В.Гергиев: Владимир Владимирович, вот за Вами огромная карта страны, и мы сейчас с очень большим интересом услышали о давних уже событиях. Так вот Вам, первое, отдельное спасибо за то, что вот в таком же виде она сейчас перед нами, вот такая огромная, могучая. Это первое. Я сам вырос в Осетии, поэтому у меня есть причины говорить то, что я сейчас говорю.

Второе. Я живу в Петербурге и возглавляю крупнейший театр. Хотелось бы рассказать Вам одну короткую историю.

Вот великий композитор, а для меня – величайший русский композитор 20-го столетия, Сергей Прокофьев подарил Мариинскому театру (тогда – Кировскому) партитуру балета «Ромео и Джульетта», – ныне знаменитейшее произведение, – и после премьеры, весьма успешной, прогуливаясь недалеко от театра, неожиданно встретился с человеком, который его остановил, одернул и сказал:

- Вы – композитор Сергей Прокофьев?

- Да.

- Я слышал, между прочим, Ваше произведение – безобразное, мне страшно не понравилось, – уже несколько раз.

Но хочу Вам сказать, что Сергей Прокофьев после сочинения «Ромео и Джульетты» сочинил еще огромное количество очень знаменитых произведений, в том числе и свои знаменитые военные произведения. «Ромео и Джульетта» Прокофьева – это 1937-1938 годы, а вот и в 1941-ом, и в 1942-ом и в 1945-ом – это и «Война и мир», и Пятая симфония.

Почему я утруждаю сейчас всех? Вспомнил о том, что Россия – это не только страна нефти и газа, это еще страна величайших писателей, поэтов, композиторов. Все это знают. Мне кажется, доверяйте своему инстинкту, мне очень импонирует то, что наш разговор сегодня не идет вокруг удач или не удач «Единой России», а идет разговор о России. Вот за это второе спасибо.

В.Путин: Валерий Абисалович, Вам спасибо за оценку, за поддержку. Мы с Вами давно знакомы и дружим. Вот Вы сейчас сказали про Прокофьева, про его музыку к балету «Ромео и Джульетта». Это очень хороший пример того, как все быстро меняется и оценки меняются. Вы помните, наверное, когда эта музыка была представлена зрителю, то некоторые очень известные и очень авторитетные люди в этом мире сказали: «Нет повести печальнее на свете, чем музыка Прокофьева в балете» .

Вот с тех пор очень много изменилось, и оценки изменились. Так же и в нашей жизни очень много меняется. Я думаю, что многое из того, что мы делали недавно, делаем сегодня, все-таки будет получать объективную оценку в будущем. Надеюсь на это. Для этого мы и трудимся, чтобы реально изменить ситуацию к лучшему.

Что касается города Петербурга, Ленинграда. Я его люблю так же, как и вы. Я там родился. Это моя малая Родина. Конечно, не забывая про другие регионы, буду делать все, для того чтобы и Питер поддержать.

Вы упомянули о деятелях культуры вообще, а здесь кто-то, не помню, сказал и о библиотекарях, работниках культуры в регионах. Это крайне важная тема. Крайне важная, потому, что это очень важная составляющая нашей жизни – эти люди, их работа – очень важная составляющая нашей жизни. Они, конечно, нуждаются в поддержке. Они по уровню заработной платы сегодня на одном из самых последних мест.

Я вчера только на эту тему разговаривал с Министерством финансов. Дал поручение посмотреть, что можно сделать дополнительно в этой сфере. Очень рассчитываю, что такие предложения будут подготовлены. Мы, безусловно, в этом направлении будем двигаться, будем искать дополнительные возможности региональных бюджетов и федерального, для того чтобы эту категорию работников поддержать. Так же, наверное, к этому тоже вернемся, как и те, кто работают в дошкольных детских учреждения. Это, правда, другая сфера нашей жизни, но тоже очень важная.

Э.Мацкявичюс: Уточнение?

В.Гергиев: Здесь хочется сказать о том, что огромные все-таки уже свершения налицо. Для меня, например, Петербург сегодня перестал загрязнять Балтийское море. Об этом мало кто знает. Я вчера был в Финляндии, только об этом говорили, что Петербург сейчас, оказывается, едва ли не самый... просто сбросы в Балтийское море, очень больное море – для нас это страшно важно, для Питера. Оказывается, водоканал и глава водоканала Кармазинов смогли буквально за пять-шесть лет добиться того, чтобы финны завидовали, – едва ли не самое развитое государство сегодня в мире, мы это знаем. Это так.

А с другой стороны, я думаю о том, что, например, Новосибирск, крупнейший российский центр, не имеет концертного зала. Я знаю, что до 2018 года появятся стадионы, шикарные, современные, мощные. Пускай у каждого стадиона или на каждый один мощный стадион будет сателлит, даже не обязательно в том же самом городе, – шикарный концертный зал. Кстати, он не может стоить больше миллиарда рублей. Он будет шикарным, мирового класса. Если он стоит больше, считайте, что уже Вас начинают обманывать. Вот такой совет практический.

В.Путин: А как идет реконструкция Мариинки сейчас, новой площадки?

В.Гергиев: Мне кажется, что мы создаем, и через полтора года, самое позднее, все-таки в Петербурге, в одной из культурных столиц европейских, будет комплекс, который не уступит, по крайней мере по мощи своей, по размаху, ни одному американскому, китайскому, или японскому. Мы еще десять лет назад безнадежно отставали. Мне кажется, что здорово, что Правительство и Вы, тогда еще Президентом, поддержали идею строительства нового театра, второго театра. Потому, что, кроме Парижа, ни один город в мире не имеет два совершенно разных здания под одним «зонтиком» единой дирекции. И мне кажется, что Петербург от этого выиграет. Спасибо, что и сейчас Вы поддержали в очередной раз.

Потому что я не пришел сюда комплименты делать или благодарить, честное слово. Я даже не знал, о чем буду говорить. Я вот слушаю с большим интересом. Мне кажется, что, забывая о том, что и Петр Великий, и Екатерина Великая, и во многом и в 20-ом столетии создавались такие культурные сокровища или собирались такие сокровищницы. Мы еще и поэтому во всем мире сегодня себя чувствуем уверенно. Хоть потому, что у нас и ядерная мощь, мы об этом говорили, считаются. Но еще и поэтому тоже. Ведь, правда?

В.Путин: Конечно.

В.Гергиев: И здорово, что мы так развиваемся. Скоро будем готовы, я думаю.

В.Путин: Валерий Абисалович, не переманивайте, пожалуйста, из Большого театра артистов ведущих.

В.Гергиев: И наоборот, да?

В.Путин: Не надо переманивать.

В.Гергиев: Я думаю, у нас, это, во-первых, коллега, он здесь присутствует. Из Большого театра ушли балетные танцовщики. Я думаю, они туда же и вернуться. А на самом деле Мариинский театр самодостаточен. Но самое главное, чтобы обратили внимание, и вся Россия об этом сегодня может задуматься – мы в Петербурге выступаем 530 раз в год.

В.Путин: Я знаю, что Вы восстановили концертную деятельность по территории России.

В.Гергиев: Да, у нас где-то 10-12 регионов только в рамках Пасхального фестиваля. Это, пожалуй, самая интересная часть нашей работы.

В.Путин: Знаете что, я помню, как Вы вместе с оркестром приехали в Южную Осетию и выступали на развалинах – за это Вам отдельное спасибо.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Спасибо, Валерий Абисалович.

Уважаемые коллеги, уважаемые гости, я напоминаю, что нас ждут города. Там стоят наши коллеги журналисты и люди, которые, прямо скажем, мерзнут. Поскольку не май месяц, а середина декабря. Поэтому давайте немножко ускоримся, хорошо? Сейчас будем немножко более интенсивно работать. И успеем всем дать возможность обратиться к Владимиру Владимировичу.

Вопрос из Интернета, который пришел на наш сайт: «Говорят, что события 5-6 декабря в Москве и Санкт-Петербурге вызвали растерянность в Кремле, писали даже, что там постоянно шли экстренные совещания по ночам. Владимир Владимирович, это правда?»

В.Путин: Меня не вызывали на эти совещания, я не знаю. Я скажу откровенно, я что-то растерянности там не заметил. Я в это время, скажу откровенно, пытался и пытаюсь до сих пор научиться играть в хоккей. Я, как «корова на льду», до сих пор пытаюсь что-то изобразить. Не очень обращал внимание на то, что происходит. Но растерянности никакой в Кремле не заметил. Хотя я давно там не был, честно говоря.

Э.Мацкявичюс: Понятно.

Спасибо, Владимир Владимирович.

Еще вопрос у Марины Китаевой.

М.Китаева: Я знаю, кто точно знает значение слова «хронометраж» – мой коллега Владимир Соловьев.

В.Соловьев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Извините, буду резок, потому что люди звонят и говорят, возникает ощущение, что наступило время, когда власть знает, как живет народ, и с интересом народу рассказывает о его жизни. Исходя из этого, главные коррупционеры в стране – это мелкие чиновники и гаишники, а светочи мудрости и порядочности засели в Правительстве и в Администрации. Вы призывали к «посадкам», звучали жесткие слова, но повторяется время русских классиков: фразы жесткие, но как-то, то ли своих не сдаете, то ли наверху другие законы, и каждый раз защищаете Правительство, говоря, что они высокие профессионалы, а нам негоже о них судить.

Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, конкретно, по фамилиям, увидим ли мы когда-нибудь новых людей, и начнутся ли «посадки»? Хотя понимаю, что, как правило, в нашей стране борьба с коррупцией – это «национальная забава» и начинается она с того, кто такой вопрос задает.

Э.Мацкявичюс: Хотя и кратко.

В.Путин: С Вас и начнем сейчас. Ну, не с Вас лично, а вообще. Я знаю, и ко мне тоже обращались разные люди по поводу того, что средства массовой информации используют свое монопольное положение в отдельных сегментах, для того, чтобы решать, в том числе, экономические вопросы, и говорят: давайте сделайте так, иначе мы вас вытащим и покажем про вас то-то и скажем это.

Это, в принципе, и на муниципальном уровне управления, на региональном, на федеральном, в Думе, в Правительстве, в СМИ, в медицине. А что, про медицину мало говорят о том, что там коррупция, мздоимство и т.д., что, мало разве говорят про аналогичные явления в сфере образования? Это беда всего нашего общества. Ну, желание «попасть на волну» и понравиться и кого-то, извините, «уконтрапупить», схватить и посадить во что бы то ни стало, показать свою крутизну – это самое простое, что мог бы сделать человек в моем положении. Но у нас четыре с лишним тысячи уголовных дел, возбужденных по взяткам и коррупции. Почти 300 доведено до суда. Десятки осужденных.

Это модная тема. И ее нельзя забывать: борьба с коррупцией, с криминалом, в том числе и прежде всего во власти. И власть сама заинтересована в очищении. Но никакой кампанейщины здесь недопустимо. У нас есть примеры, когда губернаторов в тюрьму сажают, и они отбывают целиком срок в местах лишения свободы, целиком, их никто не выпускает. У нас есть примеры и в новейшей истории, когда на уровне заместителя министра сажают в тюрьму. Но здесь еще и вопрос: в тюрьму – и расследуют в рамках уголовного процесса. Здесь еще вопрос не кампанейщины, а вопрос качества работы правоохранительных органов.

Все это требует определенного баланса, серьезного подхода и ритмичной работы по всем направлениям, ритмичной, жесткой и последовательной, а не предъявления в качестве своих достижений для текущей политической конъюнктуры – этого мы делать не будем. Но бороться будем обязательно, будем бороться последовательно, настойчиво и жестко.

Не знаю, четыре тысячи с лишним – это много или мало дел. Наверное, немало. Важно качество. Вообще, в любом случае, и Вы знаете, Вы чело

Repost 0
21 décembre 2011 3 21 /12 /décembre /2011 15:36
Poutine3

Э.Мацкявичюс: Мы продолжаем эту тему. Я прошу наших режиссеров включить Северный Кавказ.

Ставропольский край, поселок Новотерский, там работает наш обозреватель Илья Канавин.

Илья, здравствуйте.

И.Канавин: Здравствуйте, Эрнест!

Добрый день, Владимир Владимирович!

Это поселок Новотерский, и мы – на заводе, где разливают справедливо знаменитую прекрасную минеральную воду. Вообще, это Кавказские Минеральные Воды, и здесь можно было бы, конечно, говорить об интересных и серьезных вещах, о том, как здесь отдыхали многие русские цари, многие советские партфункционеры, космонавты, миллионы советских людей, о том, что будет с этим регионом через 5-10 лет.

Но коль скоро так повернулся разговор, то я возьму на себя смелость показаться не очень гостеприимным по отношению к тем, кто нас здесь принимает, и предоставлю слово людям, которые специально приехали на эту «линию», имея вопросы большие, имея вопросы больные и очень серьезные, вопросы, важные для Северного Кавказа.

Прошу Вас.

А.Сыроваткин: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Сыроваткин Александр, я преподаватель Пятигорского лингвистического университета. Я бы хотел вернуться к Кавказу.

В сферу моих научных интересов входит сбор и анализ данных о межнациональных и межрелигиозных проблемах, возникающих в нашем регионе. В последнее время в Ставропольском крае очень остро стоит вопрос о взаимоотношениях местного населения и людей, приезжающих сюда из соседних республик на постоянное место жительства, на учебу или лечение. Местное население очень раздражает вызывающее поведение приезжающих, их нежелание выполнять законы местные, бравирование оружием личным, а также демонстрация своего финансового превосходства, что, кстати, позволяет жителям Ставропольского края говорить о несправедливом распределении средств среди субъектов Северо-Кавказского федерального округа. Даже появилось такое расхожее мнение, что приезжие хотят жить не вместе с нами, а вместо нас. Вот, собственно, вопрос: Владимир Владимирович, ответьте, пожалуйста, собирается ли власть изменить данную ситуацию или же мы имеем риск того, что недовольство нарастающее может быть использовано некими силами, которые разожгут межнациональный конфликт у нас в регионе?

Спасибо.

В.Путин: Собственно говоря, мы уже начали обсуждать эту тему. Вопрос, безусловно, чрезвычайно острый, и от того, как мы будем его решать, многое зависит в нашем будущем.

Вы наверняка знаете, что это вопрос, который не является чем-то исключительно российским. Это не является исключительно российской проблемой. В Европе происходит практически то же самое. Я многократно разговаривал с моими коллегами в европейских странах. Там, знаете, в одной из стран, – мой бывший коллега, премьер, говорил, не буду называть страну, – говорил, что люди, приезжающие из Северной Африки, лет по 10 живут в стране и не говорят на местном языке, и живут. И какие проблемы там сейчас с выходцами из исламских государств, Северной Африки – мы очень хорошо знаем.

Более того, люди, настроенные весьма демократически, воспитанные на этих принципах, на толерантности, как сейчас там модно говорить, заявили о полном провале этой политики в Европе.

Разница у нас заключается в том, что если там приезжие – граждане иностранных государств, то у нас те, кто приезжают из других регионов, в частности с Северного Кавказа, – это граждане Российской Федерации. Мы не можем ущемлять их в правах.

Вместе с тем, я сейчас только что, отвечая на один из вопросов, сказал и могу повторить то, что было мною сказано: мы должны учитывать особенности каждой российской территории, а те, кто приезжают жить, учиться, работать на другие территории Российской Федерации и живут среди граждан с несколько другим культурологическим и историческим корнем, должны с уважением относиться к местным обычаям, культуре и традициям того населения, куда они приехали жить. Всякое другое поведение должно встречать соответствующий ответ, прежде всего со стороны органов власти, дабы не раздражать местное население и не приводить к конфликтам. Конфликты нам не нужны. А поэтому все должны соблюдать определенные нормы.

Есть еще один способ решения проблемы. Да, Конституционный Суд сказал нам, таково решение было Конституционного Суда, сказал о том, что прописка является незаконной, но регистрация по новому месту жительства, работы или учебы, она является законной. Вопрос в том, что мы делаем и делали до сих пор в связи с нарушением этой регистрации.

Повторю еще раз, речь, прежде всего, идет об ограничениях, связанных с инфраструктурой и с тем, что люди, которые приезжают из одних регионов жить, учиться и работать в другие регионы, часто сами попадают в достаточно сложную ситуацию, потому что и рабочих мест не хватает, где они собирались жить и работать, есть проблема с трудоустройством, с устройством на жительство, с получением страховки, с медицинским обслуживанием, потому что возможности регионов, куда они приехали, и так уже на пределе.

И поэтому, на мой взгляд, ничего страшного нет, если мы пойдем по пути ужесточения правил, требований регистрации, ужесточения по отношению к тем, кто нарушает эти правила, – скажем, предоставляет свое жилье для прописки 20-30 и более человек в комнату в 10 квадратных метров, что явно «липой» является. Так же и по отношению к тем, кто нарушает, по отношению к приезжим, которые нарушают эти правила регистрации.

И мы ничего другого не придумаем, кроме того, чтобы ужесточать эту ответственность, вплоть до уголовной. Такое было в практике бывшего Советского Союза, и ничего предосудительного я здесь не вижу, если мы не хотим довести это дело до конфликтов. Но тех, кто действует и живет в рамках соответствующих норм и законов, тех, кто не нарушает ничего, мы ущемлять не можем и не должны, если хотим, чтобы все наши граждане, где бы они ни жили, чувствовали себя полноценными гражданами Российской Федерации.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович. Спасибо, Ставропольский край. Спасибо, Новотерский.

Мы возвращаемся в Москву, сразу же в колл-центр, где находится Мария Ситтель. У нее есть важные и интересные звонки. Мы работаем уже более 2,5 часа. Пожалуйста, Маша.

М.Ситтель: Спасибо, Эрнест,

А из Москвы давайте сразу перенесемся в Саранск. У нас прямая линия. Оксана, Вы на связи.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Оксана. У меня вопрос следующего характера.

Михаил Прохоров собирается баллотироваться в Президенты Российской Федерации. Скажите, пожалуйста, Ваше отношение к этому.

Спасибо.

В.Путин: Михаил Дмитриевич Прохоров – гражданин Российской Федерации, достигший определенного возрастного ценза, и имеет право принимать участие в выборах Президента Российской Федерации.

Я знаю, что Михаил Дмитриевич собирался и предпринял попытку организации партии, в нашем политическом лексиконе – это правая партия, но возникли проблемы, которые многим известны. Но Михаил Дмитриевич – человек последовательный, он от своего не отступает. Я так понимаю, что он принял решение использовать новую площадку для того, чтобы продвигать те идеи, которые он считает правильными для нашей страны. Он действует в рамках закона, Конституции, так же как и любой другой человек, имеет на это право.

Я не хочу сказать, что желаю ему успеха, потому что я тоже собираюсь выдвигать свою кандидатуру, но уверен, что это будет достойный...

Э.Мацкявичюс: ...сильный конкурент?

В.Путин: Сильный конкурент, да.

М.Ситтель: И давайте возьмем еще один телефонный звонок прямо с линии. Мурманск, вы в эфире.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

У меня к Вам такой вопрос. Почему в стране нет реальной оппозиции? Почему Минюст не дает возможности зарегистрировать «Партию народной свободы» Михаила Касьянова?

В.Путин: Вы знаете, судя по тому, что я видел последнее время на экранах телевизоров, в сети Интернет, социальных сетях, на радио, во многих средствах массовой информации, здесь приводились уже выдержки из журналов и газет, которые Вашего покорного слугу посылают по определенному адресу, пытаются какие-то ярлыки приклеить и т.д., говорить, что совсем у нас уже нет оппозиции и люди не могут выразить свое мнение, наверное, это было бы таким художественным преувеличением.

Но что касается партии и регистрации. Знаете, мы в свое время исходили из того, что наша многопартийная система находится в стадии становления и нужно создать такие условия, чтобы какая-то группа людей, если она претендует на то, чтобы называться партией, имела представительство в определенном количестве территорий Российской Федерации и пользовалась определенной поддержкой определенного количества граждан России. Иначе это не партия, а общественное движение. И здесь, на мой взгляд, ничего страшного нет, во-первых.

Во-вторых, есть еще одна очень важная вещь, на которую я хотел бы обратить внимание.

Я уже говорил это применительно к выборам, к способу приведения к власти губернаторов. У нас все можно сделать, можно либерализовать и регистрацию партий. У нас в нашей стране нельзя сделать только одного – нельзя создавать региональные партии, в том числе в национальных республиках. Потому что это тут же выльется в какой-нибудь сепаратизм и национализм, от которого, прежде всего, пострадают жители этих регионов и вся страна в целом.

Но, повторяю, в этом смысле тоже можно предпринять шаги в сторону либерализации и регистрировать какие-то мелкие партии. Но тогда нужно сделать так же, как это делается в некоторых странах Европы. Например, что я имею в виду. У нас сегодня все политические партии имеют по закону равный доступ к средствам массовой информации, допустим. А вот во Франции, насколько я помню – это надо просто посмотреть, я могу ошибиться – но насколько я себе представляю, они получают этот доступ в зависимости от того, сколько мест они получают в парламенте, либо в региональном парламенте. И тогда это справедливо становится. Маленькая партия получает меньше возможностей, большая – побольше. Это все требует определенного, внимательного к этому отношения. Но в целом можно двигаться и нужно двигаться в сторону либерализации.

Что касается самого М.Касьянова. Как вы знаете, я напомню, он же был Председателем Правительства Российской Федерации, когда я исполнял обязанности Президента России. И тогда еще многие либерально настроенные и уважаемые в либеральных кругах члены Правительства Российской Федерации, скажем, тот же Греф Герман Оскарович или упоминавшийся здесь другой в недавнем прошлом министр приходили ко мне и говорили, требовали убрать М.Касьянова из Правительства. И говорили: мы с этим жуликом работать не будем вместе – или он, или мы.

Вы знаете, и кличку к нему в свое время прилепили, до того как он пришел в Правительство, – «Миша 2 процента». Потому что якобы он был замешан в каких-то коррупционных вещах. Но поскольку доказательств этому не было, и, кроме межличностных симпатий и антипатий, я ничего не видел, я позволил ему доработать до конца своего срока.

Работал ли он эффективно? Ну, первые год-полтора старался что-то делать. Вторые два года активность была нулевая. Я думаю, что он уже тогда думал о том, чтобы стать Президентом, и боялся совершить какие-то неосторожные шаги, потому что работа во главе Правительства Российской Федерации связана с постоянными угрозами для политической составляющей. Очень много нужно принимать конкретных решений. По сути, Михаил Михайлович уходил от этих решений, но, тем не менее, он доработал.

Что я могу сказать. Знаете, перефразируя Владимира Владимировича Маяковского, могу сказать: «Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть, когда такие люди в стане оппозиции есть». Будем регистрировать, наверное, посмотрим, надо менять как-то законодательство. Повторяю, можно либерализовать, можно двигаться в этом направлении.

Э.Мацкявичюс: Вот еще вопрос по этому же поводу: «Вы – кандидат в президенты. Как Вы будете работать с партиями, в том числе не прошедшими в Госдуму, и вообще с теми, кто Вас не воспринимает в принципе?»

В.Путин: Есть стандартный ответ на этот счет, и он правильный. Если граждане доверят мне высшую должность в государстве – пост Президента, я, безусловно, буду работать со всеми. Собственно говоря, я так и делал всегда до сих пор. С представителями самых разных фракций, политических сил без всякого исключения. Тем более что Президент у нас – надпартийная фигура. И до сих пор мне это удавалось, и удавалось достаточно легко.

Более того, должен сказать, что и в Правительстве Российской Федерации до сих пор были представлены, на самом деле, люди самых разных убеждений. И именно не то, чтобы баланс, а выбор самых здравых предложений и дает возможность двигаться уверенно и безошибочно, либо с минимальными ошибками. Если мы хотим положительной стабильности, которая связана с развитием, как я уже говорил, то нужно иметь в виду мысли и предложения по развитию страны людей самых разных политических взглядов. Так я действовал, разумеется, так я и буду делать.

А что касается, как Вы сказали, тех, которые в принципе не воспринимают – вообще, надо с уважением относиться ко всем нашим гражданам. Есть, конечно, люди, которые имеют паспорт гражданина Российской Федерации, но действуют в интересах иностранного государства и на иностранные деньги, с ними тоже будем стараться наладить контакт. Часто это бесполезно или невозможно.

Что можно сказать в этом случае? Можно, знаете, что сказать, можно сказать в конце: «Идите ко мне, бандерлоги». С детства люблю Р.Киплинга.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

У нас на связи еще один российский город, столица Башкирии – Уфа. В Уфе работает наш обозреватель Евгений Рожков.

Евгений, здравствуйте!

Вам слово, ждем ваших вопросов.

Е.Рожков: Добрый день, коллеги!

День, действительно, добрый – настоящая российская зима, снег, с утра минус 15. Все отлично.

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Это действительно Уфа, это действительно Башкирия, город-миллионник Уфа, с богатейшими традициями, историей, который Вы прекрасно знаете, потому что были здесь, и не раз.

Мы со своей съемочной группой работаем здесь примерно неделю, собрали очень много актуальных вопросов, не меньше сотни, наверное. Среди тем-лидеров, конечно же, сельское хозяйство, дороги (общероссийская беда) и, конечно же, цены на бензин, ГСМ, ЖКХ и т.д. Но есть и много актуальнейших, очень дискуссионных тем, которые актуальны именно здесь, в Башкирии.

Я хочу только об одной напомнить, совсем недавно она возникла: например, это тема отмены выходных на мусульманские праздники. Но тема не моя, потому что я здесь, собственно, не живу, приехал. Это тема, которую поднял Рустэм.

Пожалуйста, Ваш вопрос. Представьтесь, пожалуйста, еще раз полностью.

Р.Таймасов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Рустэм Таймасов, город Уфа.

Буквально этой осенью Верховный суд России принял решение об отмене выходных в дни празднования Курбан-байрама и Ураза-байрама, основных мусульманских праздников. Вы, наверное, даже слышали об этом. Это решение было достаточно негативно воспринято мусульманским населением нашей Республики. Ведь если следовать логике этого решения, то необходимо отменить и выходной 7 января.

Соответственно, вопрос: почему было принято такое решение, как Вы считаете? Ведь, по сути дела, это некий жест пренебрежения к традициям и культуре мусульман не только Башкирии, но и России. Как Вы видите в целом религиозную политику в нашей стране в ближайшие годы? Спасибо.

В.Путин: Во-первых, должен сказать, что я действительно неоднократно бывал в Уфе. Знаю, какое внутреннее соревнование идет между Башкортостаном и Татарстаном. В Татарстане очень много сделано по развитию Казани, но должен отдать должное и Башкирии и отметить, что действительно такой толчок в развитие республики и самой Уфы был заложен еще и прежним руководителем, президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым. И проблем, конечно, в Республике много, но все-таки такая база экономического развития была создана, и Уфа развивается активно. Кроме всего прочего, Уфа всегда была центром российского ислама. Конечно, наверное, такое решение, как запрет на проведение этих праздников было болезненным.

Вы знаете, что я хочу сказать Вам и всем другим нашим гражданам, которые исповедуют ислам, традиционный ислам? В России он всегда развивался и был одной из основ поддержки российской государственности. Государственная власть России, конечно, будет ислам поддерживать, наш традиционный ислам.

Что я хочу сказать Вам и другим представителям этой религии? Вы знаете, особенно в других регионах России… Праздник-то хороший, Ураза-байрам, хороший, но когда происходят вот эти акты жертвоприношения, особенно в немусульманских республиках… но не надо делать это публичным, не надо шокировать других граждан, которые не понимают даже, что это такое. В этом должна быть тоже толерантность и понимание той культурной среды, где вы живете, где вы находитесь, где вы это делаете.

Но что касается запретов, о которых Вы сейчас сказали, чем это вызвано, я не знаю, я же в Верховном суде не работаю. Я думаю, что это продиктовано желанием того, чтобы у нас были общие, общенациональные праздники, чтобы в каждом субъекте Федерации не принимались свои праздники с выходными днями и т.д. Но это не только правовая сторона, безусловно, и здесь Вы правы, это такая морально-политическая сторона дела.

Насколько мне известно, Верховный суд приостановил свое решение, и возможности отправления религиозных культов и проведения праздников есть. Я очень надеюсь, что при окончательном решении этого вопроса Верховный суд будет иметь это в виду, а если необходимо, если он усмотрел какие-то нарушения закона, выйдет или в Правительство, или к Президенту с просьбой что-то поправить в нашем законодательстве таким образом, чтобы никто на территории Российской Федерации, представителем какой бы религии он не был, не чувствовал себя ущемленным.

Э.Мацкявичюс: Евгений, у нас есть возможность принять еще один вопрос из Уфы.

Е.Рожков: Да, еще одна башкирская тема и еще один вопрос.

Карина, пожалуйста, Вы хотели, только сначала представьтесь.

К.Яхина: Яхина Карина.

Здравствуйте!

Владимир Владимирович, меня очень беспокоит вопрос об отмене перехода к зимнему времени. Как известно, мы впервые в этом году не переходили к зимнему времени, что очень плохо повлияло на биологические часы людей. Следует ли нам ждать каких-нибудь изменений, или мы уже 100-процентно будем жить по летнему времени? Спасибо.

В.Путин: Наверное, проблемы какие-то есть. Я транслирую Ваш вопрос в другие инстанции. Надеюсь, это будет учитываться. Я знаю, что в ходе подготовки к этой «прямой линии», как это ни странно, но просто очень много вопросов по этой проблематике. Мы их услышали.

Э.Мацкявичюс: Меры будут приняты.

В.Путин: Давайте на этом пока ограничимся. Я услышал. Передам их своим коллегам, поговорим на этот счет обязательно.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Уфа. Спасибо, Евгений.

Мы возвращаемся в Москву, и я передаю эфирный микрофон Татьяне Ремезовой.

Т.Ремезова: Спасибо большое.

Предлагаю вернуться сейчас в сферу большой геополитики. Сегодня наш гость – Наталия Нарочницкая, доктор исторических наук, политолог, президент Фонда «Историческая перспектива», глава Парижского отделения Института демократии и сотрудничества.

Наталия Алексеевна, пожалуйста.

Н.Нарочницкая: Владимир Владимирович, спасибо за возможность выступить.

Мне, как я думаю, и огромному большинству... из бывшего Советского Союза, историческое государство российское, очень близки были Ваши суждения о крахе Советского Союза и геополитической катастрофе. И это были не эмоции, а это была Ваша трезвая, разделяемая мною оценка, что разрушено было историческое государство Российское, которое держало равновесие между цивилизациями.

То, что начался передел мира, это же очевидно сегодня всем. Но при этом российское великодержавие в советской форме было объявлено главной угрозой международному миру, продвижению демократию, в общем, всем идеалам прогресса. Как только СССР самоустранился, чтобы «бедняжечка» Запад не пугался такого «тоталитарного монстра», так все игры прогресса и были тут же попраны: агрессия против Югославии, Ирак, Афганистан, наконец, Ливия сегодня.

Ясно, что это доказывает, что вся борьба ХХ века не имеет так много связей с пресловутой борьбой между тоталитаризмом и демократией, а связана именно с геополитическими устремлениями.

Кстати, еще до конца не осмыслена национальная катастрофа русского народа при распаде СССР, которая является причиной очень многих сегодняшних трудностей в нашем государстве – он разделен и не по своей воле в одночасье оказался под чужими государственными флагами.

Вы сегодня замечательно точно сослались на такое изречение, что «политика – это искусство возможного» – это совершенно так. Но Иван Ильин добавлял к этому: «Но как минимум это искусство должно включать в себя способность обнаруживать и определять, распознавать истинные интересы и мотивации другой стороны, и поэтому не ждать от клеветника правды, а от расчленителя сочувствия и справедливости». В мюнхенской речи Вы показали, что Вы прекрасно распознаете это.

Но в декабре 1991 года, простите за такой, может, нескромный вопрос, будь Вы на месте Горбачева, что бы Вы тогда сказали и сделали?

В.Путин: Вы же знаете, Наталия Алексеевна, что в политике не бывает сослагательных наклонений, и мне сложно отвечать на ваш вопрос.

Я знаю, что к мэру, бывшему мэру Петербурга Анатолию Александровичу Собчаку, по-разному в нашем обществе относятся. Он, безусловно, человек демократических убеждений был. Вот он был настоящий, истинный демократ, по духу своему. И я думаю, что в его действиях вы много найдете и того, что вам не понравится, и вы его, наверняка, будете критиковать, но даже он в то время мне лично говорил, будучи демократом по убеждению, он мне говорил, ссылаясь на то, что происходит в Москве – что они делают, зачем они разрушают страну?!

Я помню, как Куркова приехала когда-то в Ленинград, вернулась с куском мрамора и говорит, вот мы разрушили памятник Дзержинскому на площади. Я стоял рядом и меня удивила реакция А.Собчака тогда. Вот этого никто не знает, но она меня очень удивила. Она говорит, вот мы революцию совершили. Он говорит, ну, революцию – хорошо, а памятники-то зачем ломать? Понимаете?

Это для меня, знаете, очень много значило в его позиции, потому что он был исключительно честный и порядочный человек. Но потом, когда все это свершилось, он тоже руками развел, говорит: может быть, по-другому, было невозможно, чтобы я делал?

Но, конечно, нужно было своевременно в Советском Союзе начинать экономические преобразования и реформы и закрепить их демократическими преобразованиями в стране. Нужно было последовательно, настойчиво и бесстрашно, не пряча голову в песок и не оставляю попу снаружи, бороться за территориальную целостность нашего государства.

Но в конце 90-х годов – в начале 2000-х сначала Евгений Максимович (Примаков) пришел и начал это делать, потом ваш покорный слуга. Ведь, по сути дела, мы с чем столкнулись? У нас ситуация была гораздо даже более драматичная, чем перед развалом Советского Союза. У нас и экономика развалилась в результате кризиса 1998 года. У нас социальная сфера была на нуле. И армия перестала существовать. И мы столкнулись с агрессией международного терроризма и сепаратизмом, началась гражданская война. И уже оставшаяся часть России была поставлена на грань развала.

Вот, отвечая на Ваш вопрос, я хочу просто вспомнить эти времена. И вы знаете, что мы, мои коллеги и что я конкретно начал делать для того, чтобы сохранить целостность Российской Федерации.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Сейчас я передаю эфир Татьяне Ремезовой.

Т.Ремезова: Да, продолжим работать в нашем секторе. Я знаю, что масса вопросов приходит по теме детства. У нас в студии сегодня уполномоченный по правам ребенка Павел Алексеевич Астахов, при этом – сам отец троих сыновей. Павел Алексеевич, пожалуйста.

П.Астахов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Вы начали сегодня разговор с упоминания о событиях на Болотной площади и о символе, который сейчас используется – белая ленточка. Я не могу не сказать, пару дней назад ко мне обратилась одна международная организация общественная, которая возмутилась тем, что символ борьбы с абортами и младенческой смертностью используется таким образом.

В.Путин: Да ладно?

П.Астахов: Серьезно.

Там есть еще одно значение, еще более страшное – это протесты против самоубийств геев-подростков, белая ленточка.

Так вот, если берете символ, не подменяйте его значение, а если надели белую ленточку, так протестуйте против абортов и младенческой смертности.

В.Путин: Я-то имел в виду не ленточку. Я думал, что это нечто другое. Вы меня понимаете?

П.Астахов: Я понял.

Владимир Владимирович, всем известно, как Вы искренне и действительно сильно любите детей. И вопросов по теме детства огромное количество, нам приходится каждый день на них отвечать. Но есть вопросы, на которые нам очень сложно ответить, потому что они уязвляют нас до такой степени, что мы чувствуем свое бессилие.

Когда мы говорим о международном усыновлении, я лично абсолютный противник международного усыновления, потому что у нас в стране мало детей, у нас становится их меньше и меньше. А мы за последние годы отдали почти 200 тыс. детей в иностранные руки. Большинство из них живут в США. И вот то количество насилия, издевательств, убийств, которое происходит сегодня в США – я жил в США, я там учился, я знаю, что большинство детей действительно живут благополучной жизнью, но там и большое число детей, которые погибли от рук приемных родителей, которые оказались заложниками садистов, порноторговцев.

Совсем недавно прошли процессы, когда суды оправдывали приемных родителей: Краверов фактически избавили от ответственности, когда они убили, – они убили, я не боюсь этого слова, – Ванечку Скоробогатова из Челябинска. Брайан Дикстра, который загубил полуторагодовалого малыша, – три месяца всего был его приемным отцом, – Илюшу Каргынцева из Красноярска. Майлс Харрисон, который закрыл в машине на двое суток полуторагодовалого Диму Яковлева и там, фактически, задушил его, – его оправдали тоже. Их оправдывают, их отпускают. Что нам делать? Может быть, нам вообще прекратить это иностранное усыновление и снять с себя эти обязательства, изменить наш закон?

Владимир Владимирович, еще, если позволите, я не могу не сказать, попросить, точнее, потому что есть вопросы, на которые невозможно ответить без законодательных решений. Здесь присутствует в студии мать двоих детей, у которой наглым образом похитили по фальшивым документам этих детей. Она несколько лет борется за их возвращение, это Ольга Слуцкер. Я прошу потом дать ей возможность тоже сказать.

В.Путин: У нее, так я понимаю, не иностранцы похитили.

П.Астахов: За рубеж вывезли, поэтому не можем тоже достать его. Увез в Израиль.

В.Путин: Что касается усыновления иностранцами. Я не сторонник усыновления иностранцами, сразу могу сказать, не сторонник.

Но в нашей стране достаточно много людей, которые считают и говорят – я сейчас вслух скажу то, что они говорят – они говорят о том, что в наших детских домах, в других учреждениях неблагоприятные условия для детей и что они будут более счастливы, если они попадут в благоприятную, хорошую среду тех иностранных граждан, которые хотят иметь детей, хотят их воспитывать, и не нужно мешать. Знаете, это такой сложный выбор. Но еще раз хочу подчеркнуть: я не сторонник иностранного усыновления.

За последнее время у нас увеличилось количество российских семей, которые усыновляют наших детей. Вы наверняка знаете об этом. Уже в этом или в прошлом году, в прошлом году, по-моему, усыновлено 72 тыс. человек. Это значительный рост по сравнению с прежними годами. Это положительная тенденция, которую мы, безусловно, должны будем поддерживать.

Что, на мой взгляд, надо бы делать? На мой взгляд, нужно, безусловно, улучшать условия для воспитания детей в этих учреждениях, в детских домах. По мере улучшения условий в детских домах и решения других социальных вопросов детей, оставшихся без попечения родителей (я имею в виду, прежде всего, обеспечение жильем), сокращать, создавать условия для сокращения тех, кто усыновляет их из-за границы, и в каком-то ближайшем будущем свести это к нулю, поощряя прием детей в российские семьи. Вот это генеральный путь развития.

Ольга что хочет сказать?

О.Слуцкер: Я хочу поблагодарить Павла Алексеевича за его профессионализм и неравнодушие. Сегодня хочу сказать не о себе.

К сожалению, к большому сожалению, большое количество разводов в нашей стране и вообще неполные семьи – это тенденция во всем мире сегодняшнего времени. В 2010 году рассматривалось 150 тыс. дел в судах общей юрисдикции по определению места жительства детей. Так вот, к большому сожалению, изоляция детей одним из родителей от другого не является в нашей стране, в России, абсолютно никаким преступлением, это ненаказуемо, и мамы и папы годами не видят своих детей, они не могут найти их. Полиция хочет им помочь, но даже дело возбудить о поиске детей невозможно. Во всех развитых странах это приравнено к похищению, к киднеппингу, а у нас, к сожалению, устаревшее законодательство и на сегодняшний день это абсолютно никак ненаказуемо. Штраф – 5 тыс. рублей за это.

Можно эту сферу каким-то образом модернизировать и защитить наших детей, предотвратить? Это не карательная мера будет.

В.Путин: Я понял. Вы знаете, поскольку Павел Астахов этот вопрос сформулировал и попросил Вам дать тоже слово, – а Вам спасибо за то, что Вы от чисто семейной ситуации обобщили проблему в целом, – давайте мы так договоримся: пускай Павел, как человек, который занимается этим профессионально... Я, кстати говоря, вижу, как он настойчиво, я бы сказал, даже иногда резко и последовательно борется за интересы детей России и здесь, в стране, и за рубежом – и в регионы ездит, и за границу выезжает. По-моему, его где-то даже бояться уже начинают, и это очень хорошо. Но сформулируйте Ваши предложения, нужно будет пообсуждать. Это такая тонкая сфера, которая требует, безусловно, широкого общественного обсуждения и переноса этой дискуссии на площадку Государственной Думы.

Э.Мацкявичюс: Мы продолжаем работать четвертый час. Я вижу, что Мария Моргун тянет руку. Там тоже, насколько я понимаю, что-то по детской теме.

М.Моргун: Да, вопрос по теме защиты детей. Я думаю, сейчас мы вернемся к теме детских домов.

В нашем зале известная актриса российская Ольга Будина, которая – может быть, не все об этом знают – не только снимается в кино и играет в театре, но уже много лет занимается благотворительностью. Ее детский фонд «Береги будущее» занимается проблемами детей, которые остались без родителей. Я хочу предоставить слово Ольге Будиной.

О.Будина: У меня был другой вопрос, но, услышав то, что сказал Павел Алексеевич, я позволю себе не согласиться. Я абсолютно уверена, что усыновление наших детей иностранцами – это очень хорошо, потому что больных детей иностранцы берут, наши соотечественники почти не берут. Это очень короткое та

Repost 0
21 décembre 2011 3 21 /12 /décembre /2011 15:29

И.Кудрявцев: Я хочу передать слово кинорежиссеру и продюсеру, который возглавляет Союз кинематографистов России, Никите Михалкову.

Н.Михалков: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте, Никита Сергеевич!

Давно не виделись.

Н.Михалков: Да, давно.

Владимир Владимирович, вот я слушал и понял, например, то, о чем говорила Наталия Алексеевна, задавая Вам тот вопрос, потому что вот та карта, которая за вашей спиной, огромная, она, конечно же, говорит о том, что люди хотят и политической воли, и поступков. И это очень важно сегодня.

Касаясь того, о чем говорили только что, я вспомнил хорошую очень поговорку ковбойскую: «Доброе слово и хороший «смит–энд-вессон» действует лучше, чем только доброе слово». И в этом случае, я думаю, что очень правильно, когда возникает вопрос о защите человеческого достоинства.

Вы очень много ездите по стране. Никто, ни один руководитель такого ранга никогда столько по стране не ездил. Но у меня вопрос такой.

Вам показывают страну люди, которые хотят Вам показать то, что они хотят показать. Уверены ли Вы в том, что то, что они Вам показывают, действительно отвечает истинному положению этого региона, и настроению людей? Первый вопрос.

Второй вопрос. Не видите ли Вы будущего России больше на востоке, чем на западе? Потому что огромная страна, которая простерлась на таком пространстве, она на сегодняшний день, мне кажется, является реальным мостом между востоком и западом. И вот это евразийское движение, о котором Вы говорите, мне кажется, не только экономическое значение имеет, но еще сакральное значение. Это все-таки евразийская цивилизация. И мне кажется, что Вы как раз об этом и говорите, что это будущее.

И последнее. Я получил письмо, из которого я просто хотел выдержки прочесть. Оно обращено ко мне: «Никита Сергеевич, к Вам обращается мать троих сыновей, выпускница ВГИКа Инга Харитонова. Мой средний сын, 19-летний студент-первокурсник, Глеб Харитонов, 21 октября сего года был избит в метро, когда заступился за незнакомую девушку, к которой приставали пятеро кавказцев. Никто из находившихся рядом не вступился за мальчика. Слава Богу, кто-то вызвал полицию. С черепно-мозговой травмой он оказался в НИИ «Склифосовского».

Несколько лет назад я уехала из Латвии, где имела интересную работу, хорошую квартиру и верных друзей. Я уехала на Родину, в Россию, чтобы сыновья росли и учились здесь. Теперь я очень сожалению об этом.

Что их здесь ждет? Мои дети воспитаны в духе православия. Для них понятия «Родина», «честь», «достоинство», «справедливость» – не пустые слова. Что происходит с Россией? Сегодня ни общество, ни школа, ни семья не в состоянии дать детям и молодежи четких ориентиров в жизни, защитить их от цинизма, произвола и насилия. Депрессия и апатия стали привычным состоянием молодежи. Сломана система школьного образования. А реформа господина А.Фурсенко уничтожает сам дух воспитания, делая школу бездушной машиной, не желающей замечать и ценить человечность и индивидуальность ребенка.

Я в растерянности и отчаянии от происходящего в моей стране. Боюсь за сыновей. Сегодня Глеб говорит, что не хочет оставаться в России. Скажите ему что-нибудь, чтобы он так не думал».

Я хотел бы обратить этот вопрос к Вам.

В.Путин: Автор письма пишет, что «очень сожалею, что приехала в Россию, вернулась». Я специально в качестве «блица» выбрал одно из посланий – здесь лежит – где человек, выехавший на постоянное место жительство в Израиль, пишет (я сейчас не буду зачитывать, но поверьте мне на слово), что ему очень тяжело вне Родины и он обязательно вернется в Россию.

У нас в народе есть такая поговорка: хорошо там, где нас нет. Вы знаете, я сам почти 5 лет прожил за границей и я знаю, что это такое. Человек должен определиться. Вот вы сказали, что 5 человек (в письме написано) с Кавказа плохо с девушкой обращались, и сын автора письма вступился за нее. Ну, во-первых, я хочу поздравить эту женщину с тем, как она воспитала сына.

Во-вторых, хочу сказать, что, поверьте мне, и кавказские ребята могут проявлять самые лучшие человеческие качества. А что касается хулиганов, то они могут быть и с Кавказа, из Москвы и, к сожалению, из моего родного Ленинграда, Петербурга, откуда угодно.

Дальше, что касается Европы. Ну, Латвия, из Латвии женщина приехала с семьей? Вы думаете, там меньше проблем с уличной преступностью? А вы думаете, там нет проявлений подобного рода со стороны приехавших из Северной Африки? Да там захлестывает преступность, в Париже, например, захлестывает. Прежде всего, речь идет о выходцах из других стран.

Можно ли сказать, что у нас все в порядке? Нет. Можно ли сказать, что наша страна полностью оправилась и выздоровела после тех драматических событий, которые произошли с нами после распада Советского Союза, что теперь у нас мощное, здоровое, сильное государство? Нет, она, конечно, еще в значительной степени больна, но здесь уже упоминали И.Ильина. Ведь страна наша, Родина, чувствуете – корень какой, Родина, значит, что-то родное. Мы еще часто говорим Родина-мать. Да, страна наша еще больна, но от постели больной матери не уезжают.

Э.Мацкявичус: Еще студия, пожалуйста, Мария Китаева.

М.Китаева: Мы уже больше 3,5 часов работаем в эфире, и все это время меня «терроризирует» наш писатель-публицист Александр Проханов, говорит, что не может больше молчать. Можно, дадим слово?

А.Проханов: Просто я начал сегодня только говорить, Владимир Владимирович, я был «немой» до этого времени.

На фоне народных страданий и бед отвратительно выглядят наши миллиардеры, которые на народные деньги покупают английские команды, строят в Дубае отели, переводят наши российские деньги в чужие цивилизации, способствуя их развитию. Эти люди никогда не поддержат идею российского развития, они против этого развития.

Великие русские преобразователи, которые запускали развитие, они всегда находили в себе мужество сменить элиты, ударить по этим элитам. Так, Петр I разогнал чванливых бояр и сделал ставку на семеновцев и преображенцев. Кто Ваши «семеновцы» и «преображенцы», Владимир Владимирович?

В.Путин: Вы знаете, что касается олигархов, которые приобретают какие-то спортивные команды за рубежом, вкладывают деньги за рубежом, я бы так однозначно не говорил, что все это плохо. Мы говорим о том, что к нам приходят иностранные капиталы, а российские капиталы должны вкладываться в экономики других стран.

Конечно, когда деньги вкладываются в «развлекушку» за границей, то это неприятно, лучше бы вложили деньги в развитие нашего спорта. С этим согласен. Но просто так сказать, что любое вложение денег российского происхождения в иностранную экономику плохо – это тоже неверно. Важно что? Одна из генеральных, самая важная задача – модернизация экономики.

Но для того чтобы ее эффективно модернизировать, нам нужно самим завоевать определенные позиции, скажем, в высокотехнологичных секторах экономики наших стран-партнеров, ничего не красть, как иногда это делают в других странах, не перетаскивать под одеялом, не «хомячить» новые технологии, а в рамках нормального, демократического, цивилизованного рыночного процесса часть производств переносить сюда, создавать новые высокотехнологичные места, а у нас задача – 25 млн создать мест новых, высокотехнологичных.

Это сложная, даже, может быть, кому-то кажется, невыполнимая задача, но один из способов решения проблемы – вложение российских денег в высокотехнологичное производство там, где они являются топовыми в мире, и перенос частично сюда, создание международной кооперации. Это положительный процесс.

Вторая часть Вашего вопроса касалась ... А, семеновцы, преображенцы...

А.Проханов: Да, тот базовый слой, на котором будете основывать преображение России.

В.Путин: Понятно.

Я уже в самом начале 2000-х годов говорил, что я считаю себя человеком, которого народ нанимает на определенное время для определенной работы. Монархи опирались на определенные сословия, из которых набирали элитные подразделения – преображенцев, семеновцев. И на тот период времени это было, наверное, правильно.

В сегодняшних условиях не может быть ни преображенцев, ни семеновцев. Сегодня можно опираться только на российский народ. И если такой поддержки нет, то во власти нечего делать. Я могу вам сказать определенно: если такой поддержки я не будут чувствовать, – а есть эта поддержка или нет, это определяется не на каких-то сайтах и не на площадях даже, она в демократическом обществе определяется только по результатам голосования – и если я увижу, что такой поддержки нет, я ни одного дня не останусь в своем рабочем кабинете.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, есть вопрос, поступивший на сайт программы, он, отчасти, продолжает тему, поднятую Александром Андреевичем: «Читаю сообщение о суде в Лондоне и думаю, когда украденные у народа деньги перестанут обогащать Англию?»

Я точно не поручусь, но, видимо, имеется в виду суд между Абрамовичем и Березовским.

В.Путин: Что здесь скажешь? Лучше бы, если бы они судились в России.

Э.Мацкявичюс: Это было бы выгоднее для России с экономической точки зрения?

В.Путин: Это было бы честнее – и для них, и для нашей страны. Деньги заработаны, украдены здесь – здесь пускай и делят.

Э.Мацкявичюс: У нас на связи Нижний Тагил, знаменитый на всю страну «Уралвагонзавод». Там работает наш корреспондент Александр Христенко.

Александр, здравствуйте.

А.Христенко: Добрый день, Москва!

Вас приветствует Нижний Тагил. Мы находимся на одном из крупнейших предприятий российской оборонки «Уралвагонзаводе».

Вагоны здесь, действительно, делают, но примерно половина продукции – это военная техника. Во времена Великой Отечественной войны здесь выпускали легендарные танки Т-34. Сейчас с конвейера сходят современные машины, так называемые «летающие» танки Т-90С и машины огневой поддержки танков под грозным названием «Терминатор».

Понятно, что «Уралвагонзавод» во многом зависит от гособоронзаказа. И насколько я понял из общения с работниками завода, это одна из основных тем, которые их интересуют.

Предлагаю послушать. Пожалуйста, кто хотел бы задать вопрос?

С.Шаболин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Сергей Шаболин, я работаю слесарем-сборщиком на этом заводе.

Хотел бы задать такой вопрос. Сейчас денег на оборонку выделяют как никогда много, – но куда они уходят? У Франции мы покупаем «Мистрали», у итальянцев – бронемашины, у австрийцев – винтовки. Почему деньги российского гособоронзаказа тратят на закупку иностранной военной техники?

Спасибо.

В.Путин: Понимаю, что вопрос очень острый, и исхожу из следующего: никто в сфере вооружения вещей стратегического характера таких систем вооружения, которые лежат в основе нашей безопасности, нам не продаст, – очевидный факт, просто очевидный. Да часто у наших партнеров и нет таких систем вооружения. Они есть только в России, скажем, и в Соединенных Штатах.

Что касается других систем, обычных вооружений, то, конечно, наше Министерство обороны хотело бы получить такие изделия специальные, которые не просто соответствуют мировым образцам, а превосходят их по боевой мощи, по точности и дальности, – только так можно победить в любом вооруженном конфликте.

Если они не соответствуют этим параметрам, то тогда только за счет людей можно победить, как это было в первые годы Второй мировой войны, Великой Отечественной войны. А чтобы побеждать в современных столкновениях вооруженных, нужно превосходить по всем этим параметрам: наше вооружение должно превосходить соответствующие аналоги потенциального противника. И Министерство обороны хочет добиться от нашей оборонки, чтобы на вооружение нашей армии поступало именно такое оружие. Часто внутри страны просто нет конкуренции, а без конкуренции добиться соответствующего результата очень сложно. Поэтому Минобороны как заказчик, – я вам скажу прямо, как бы попугивая нашу оборонку, – говорит: ребята, или делайте то, что нужно для обороны страны, либо мы купим где-нибудь за рубежом. Но, естественно, основные ресурсы, 90%, более 90% тех денег, которые мы выделяем на оборонку, безусловно, пойдут исключительно на российские оборонные предприятия.

Вот, собственно говоря, ответ.

Э.Мацкявичюс: Нижний Тагил, пожалуйста, еще один вопрос.

А.Христенко: Да, Эрнест, у нас есть еще один вопрос. Пожалуйста, задавайте, не забывайте представляться.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Привет!

Вопрос: Олег, водитель-испытатель «Уралвагонзавод».

Мы готовы делать технику лучше, осваивать новые технологии. Но невольно складывается впечатление, что министру обороны это не нужно. Военные производят капремонт старья. Новое не заказывают. Закупками от Министерства обороны занимаются явно не специалисты, – это видно.

А вообще, гоните Вы в шею этого Сердюкова, Макарова с его высказываниями. Назначьте нормального министра.

В.Путин: Да, я понимаю, Вас раздражают некоторые высказыванию высших чинов Министерства обороны, в том числе и начальника Генерального штаба, когда они подвергают сомнению качество наших вооружений. Кстати говоря, наносят даже ущерб внешнеэкономической деятельности в сфере военно-технического сотрудничества.

Конечно, они делают это по тем соображениям, о которых я только что сказал, – из желания получить технику современную, превосходящую вообще иностранные аналоги, но приемлемую по цене, что тоже очень важно.

Для нас для всех и для Вас как для гражданина Российского государства, важно, чтобы мы вот эти 20 трлн рублей, которые мы выделили до 2020 года на перевооружение армии и флота, чтобы они сработали эффективно. Чтобы мы действительно повысили обороноспособность страны, чтобы мы не пошли по пути осваивания денег: вот в этом году – столько-то миллиардов освоили, в следующем – столько-то.

Нам штуки нужны. Штуки – ракеты, самолеты, подводные лодки, надводные корабли, – и, причем, нужны высокого качества. Но то, что они допускают вот эти публичные высказывания, это, безусловно, недопустимо, и мы с ними уже говорили на этот счет. Надеюсь, что это будет услышано.

Э.Мацкявичюс: И еще вопрос, пожалуйста, из Нижнего Тагила, Александр.

А.Христенко: Отлично, Эрнест. У нас еще время есть на еще один вопрос.

Пожалуйста, задавайте. Представляйтесь.

И.Холманских: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Холманских Игорь. Я начальник сборочного цеха. Хотел спросить Вас про американские ПРО, но есть вопрос, о котором душа болит.

В трудные времена, Владимир Владимирович, Вы приезжали к нам на предприятие и помогли нам. Спасибо Вам за это. Сегодня наш многотысячный коллектив имеет заказы, имеет зарплату, имеет перспективу, и мы очень дорожим этой стабильностью. Мы не хотим возврата назад.

Я хочу сказать про эти митинги. Если наша милиция, или, как сейчас она называется, полиция, не умеет работать, не может справиться, то мы с мужиками готовы сами выйти и отстоять свою стабильность, но, разумеется, в рамках закона.

Спасибо.

В.Путин: Подъезжайте, но не сейчас и, хотелось бы, не по этому поводу. Я думаю, что все-таки все будут оставаться в рамках действующего закона: и митингующие, и правоохранительные органы – а мы с вами займемся решением других вопросов, в частности, вопросов, связанных с жизнедеятельностью предприятий и оборонной отрасли в целом.

Коллеги, которые только что выступали, озабоченности определенные высказывали. Я их понимаю и разделяю, кстати говоря. Система заказов должна быть отработана в Минобороны лучше, потому что некоторые вещи несправедливы, некоторые требования несправедливы в отношении «оборонки». По ценам, например. Ссылаются на образцы 80-х годов и трансформируют эти цены на современное оборудование. Там есть о чем говорить, и нам с вами есть, чем заниматься в ходе нашей текущей работы.

А за поддержку вам спасибо большое.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Спасибо, Нижний Тагил.

Мы возвращаемся в московскую студию. Иван Кудрявцев и его гости.

И.Кудрявцев: Я хочу передать микрофон режиссеру, который сейчас снимает кино о войне, которая была выиграна как раз больше за счет людей, чем за счет современной техники, а точнее о битве. Речь идет о Сталинградской битве, о фильме «Сталинград». Фильм этот снимает сейчас Федор Бондарчук.

Важно, сказать, что о каком бы периоде режиссер ни снимал кино, он всегда наблюдает за своими современниками и черпает вдохновение в современности.

Федор, Ваш вопрос.

Ф.Бондарчук: Владимир Владимирович, мне сейчас часто из-за съемок приходится бывать в Петербурге. Я реально знаю, что Вы много делали и делаете для своего города. Об этом говорил сегодня и маэстро Гергиев. Тем не менее, большинство голосовавших избирателей проголосовали за оппозицию в Питере. Что Вы по этому поводу чувствуете как человек, который родился в Питере? Это Ваш родной город.

В.Путин: Нормально. Петербург – очень своеобразный город в этом смысле. Предпочтения самые различные. Я и сам петербуржец. И я чувствую настрой людей, настрой горожан. Он в значительной степени определен тем, с чем они сталкиваются в ходе своей рядовой жизни, в каждодневной.

Ну, а питерский парламент всегда был очень разноликим с политической точки зрения. Это не мешало работе парламента. Ответственность депутатов, к какой бы фракции они ни принадлежали, достаточно высокая в Петербурге.

А что касается взаимодействия с другими политическими силами у нас сейчас в стране, так мы и сейчас это делаем, мы сейчас работаем. Уверен, Петербургу это не помешает.

Э.Мацкявичюс: Еще вопрос из студии от Татьяны Ремезовой.

Т.Ремезова: В моем интернациональном секторе американский политолог Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности в Вашингтоне, и при этом – видный полемист дискуссионного клуба «Валдай». Николай Васильевич, пожалуйста, если можно, покороче.

В.Путин: Американский политолог Николай Васильевич. Прокрался в Америку и защищает там наши интересы, надеюсь.

Н.Злобин: Да, конечно.

Но я Вас сегодня разочарую. Я задам вопрос не про внутреннюю политику, а про внешнюю. Вы сказали о существовании «путинского режима». Я хочу спросить про «путинскую» внешнюю политику, которая появилась в свое время и сильно изменила глобальную картину, скажу вам честно. Можно обсудить – положительно или отрицательно.

Если поговорить с российскими политиками, складывается такое впечатление, что Россия со всех сторон окружена или врагами, или недоброжелателями, или странами, которые пытаются от России что-то получить, чтобы потом перебежать на другую сторону. Вот не складывается союзничество. Есть такая формулировка: США и их союзники, НАТО и их союзники. Вот словосочетания «Россия и ее союзники» даже не существует.

Владимир Владимирович, Вы когда ушли в 2008 году из Кремля как Президент со знаменитой своей мюнхенской речью – вот не было союзников у России, мне кажется. И вот сейчас Вы возвращаетесь в Кремль как кандидат в Президенты. Но является ли частью Вашей путинской внешней политики вот это вечное противостояние всем. Это необходимо для выживания режима или мобилизации, или развития оборонной промышленности и еще чего-то, или у Вас есть на следующие 6 лет, если Вас изберут в президенты, какой-то план создания союзников России? Потому что гораздо безопаснее страна чувствует, когда есть страны, на которые она может положиться. Вот видите Вы такую ситуацию?

Спасибо.

В.Путин: Вам пока рано мне говорить спасибо, потому что не слышали еще ответа. Сейчас услышите: скажете ли Вы мне спасибо – не знаю.

Вы сказали, что в России нет союзников. Не согласен, у России много союзников. И когда я приехал в Гватемалу, чтобы поставить вопрос о том, чтобы Россия принимала Олимпийские игры, уверяю Вас, говорю Вам абсолютно искренне: подавляющее большинство членов МОК, представителей самых разных стран то ли в открытую, то ли на ухо мне говорили – проголосуем за Вас только потому, что Россия занимает независимую позицию на внешней арене. И это – наши потенциальные союзники, которые не ограничиваются постсоветским пространством, потому что люди устали от диктата одной страны.

Вы говорили о союзничестве с США. Мы и с Соединенными Штатами хотели бы быть союзниками. Просто то, что я сейчас вижу, и то, о чем я говорил в Мюнхене, – это не союзничество. Мне иногда кажется, что Америке не нужны союзники, им нужны вассалы.

Но мы хотим и будем выстраивать отношения со Штатами, потому что я вижу, что и внутри самих Соединенных Штатов происходят определенные трансформации. Американскому обществу уже не хочется в значительной степени, во всяком случае, не хочется исполнять роль международного жандарма. Об этом же пишут Ваши коллеги, исследователи различных американских университетов. Они говорят о том, что США проводят неэффективную и затратную внешнюю политику. И я-то уж знаю, как относятся к этой политике так называемые европейские союзники.

Ведь, смотрите, на практике что происходит – Николай, Вы же это знаете. Приняли решение по Афганистану, но кто-нибудь посоветовался с союзниками о том, что нужно делать в Афганистане? Хрена с два! Удар нанесли, а потом начали всех подтягивать и говорят: кто не с нами – тот против нас. Это что, союзничество? Никакого союзничества нет! Кто не с нами, тот против нас – вот формула замечательная! И сразу разлад наступил: кто в лес, кто по дрова. И что можно сказать про квартет? «А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь». Так, Валерий Абисалович?

Но мы не собираемся жить как страна, окруженная врагами. Этого и не будет. И говорили совсем недавно, и мне многие мои коллеги навязывали идею однополярного мира, но он реально не состоялся. Он гораздо сложнее чем то, что было в биполярном мире, где Советский Союз пытался навязывать свою волю своим так называемым квазисоюзникам; который, как только мощь Советского Союза канула в Лету, сразу развалился.

Но если Штаты будут продолжать такую политику, и они потеряют так называемых союзников, что бы ни говорили по этому вопросу.

То же самое в Ираке начало происходить: ведь сначала сделали, а потом всех заставили туда войти. Это что, союзничество, что ли? Это что, совместное принятие решений? А союзничество предполагает совет и общее решение, выработку повестки дня по общим угрозам, по купированию этих угроз.

Вот, впереди Примаков сидит и Иванов, – я считаю, одни из наиболее, (Примаков-то, самой собой разумеется, но и Игорь Сергеевич Иванов), одни из очень значимых людей в международной политической сфере.

Все, что я сказал, правда. Но мы не собираемся выстраивать свою политику таким образом, чтобы все чувствовали, что мы окружены врагами. Этого нет, и этого не будет.

Э.Мацкявичюс: Пора вернуться в наш колл-центр, куда поступают звонки, смс-сообщения, и есть новости. Пожалуйста, слово Марии Ситтель.

М.Ситтель: Поступают, поступают. Спасибо, Эрнест.

Буквально 20 секунд на статистику. На 15:30 московского времени сюда поступило, в общий центр сбора информации, 1782 тыс. сообщений, это всего – телефонные звонки, sms-сообщения и письма на сайт. На первом месте, с большим отрывом, вопросы социального обеспечения, соцзащиты. На втором – традиционно тема ЖКХ. И третье место – зарплата, вопросы труда и зарплаты.

Выводим телефонный звонок из Башкортостана.

Р.Хабибуллин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Хабибуллин Рафаэл Гарафутдинович, пенсионер, мне 75 лет.

На съезде «Единой России» Вы сказали, что введете налог на роскошь. А когда же это случится? Успеть бы дождаться этого.

В.Путин: Известную притчу, когда можно было загадать любое желание, и сосед попросил, чтобы второго соседа глаза лишили, мы все знаем.

Но, в целом, все-таки подход правильный. И странно, что не звучат пока вопросы по налогу на доходы физических лиц, которые очень часто поднимаются нашими гражданами, на щит поднимаются оппозиционными силами. Мы долго дискутировали на эту тему. Мы его сохраняем, 13-процентный налог на доходы физических лиц.

Кстати сказать, когда у нас был дифференцированный налог на доходы физических лиц, то сборы этого налога были принципиально меньше, чем то, что мы видим сейчас. Сейчас, кстати говоря, в прошлом году, в 2010-ом, общие доходы от сбора налога на доходы физических лиц (вы представляете, какая ситуация), вот только эти доходы превышают все доходы федерального бюджета 2000 года.

И наоборот, когда мы дифференцируем, то часть предприятий и людей уходит от легальной заработной платы, им выдают в конвертах, нарушая будущие пенсионные права работников. Кроме всего прочего, это ударяет по высоким заработным платам, честно заработанным, в том числе, кстати, и в медицинской сфере. У нас ведь есть медики, хирурги, уникальные просто хирурги, которые получают по 200-300 тыс. рублей в месяц и больше.

Конечно, можно подрезать им заработную плату 40-процентным налогом, но ведь у нас и так существует проблема ухода высококвалифицированных работников в различных сферах. Ну, и этих не будет тогда. Понимаете, это непростой вопрос.

Социальная справедливость нужна, но аккуратно нужно действовать здесь. А кто нас лечить-то будет? Кто будет оказывать другие услуги? Хотя это словечко не нравится представителям, скажем, медицины или других сфер, образования. Но налог на сверхпотребление, налог на роскошь, он, конечно, вполне обоснован, возможен и нужен, я считаю.

Когда это можно сделать? Я ведь говорил об этом не для красного словца, а рассматривал проблему с практической точки зрения. Для этого нужно иметь кадастр собственности, недвижимости, прежде всего, и земли. Соответствующие службы должны в течение следующего года этот кадастр подготовить, и тогда в 2013 году мы внесем в Государственную Думу уже законопроект о налоге на сверхпотребление и на роскошь.

Э.Мацкявичюс: Давайте вернемся в студию и дадим возможность высказаться нашим гостям, в данном случае зарубежным гостям.

Пожалуйста, Дмитрий Щугорев.

Д.Щугорев: Тем более, действительно, человек специально из Парижа приехал, – это Марек Хальтер – публицист, общественный деятель. Очень хорошо говорящий по-русски, все это знают, потому что все смотрят новости и постоянно его там видят.

Пожалуйста, Ваш вопрос.

М.Хальтер: Первое. Для меня было бы лучше говорить по-французски, но, мой дорогой, я знаю, что у Вас не было времени выучить язык Вольтера. Так, я приготовил и написал мой вопрос, чтобы не сделать ошибок, и возьму тоже очки, чтобы не сделать еще одну ошибку.

Меня, как президента французских университетских колледжей в России, который я основал с Андреем Сахаровым, волнует один вопрос. Я понимаю, что новое поколение сильно отличается от моего. Сегодня мы, как никогда, хорошо понимаем слова К.Маркса: мир един. Интернет позволяет молодежи свободно общаться с людьми со всего мира, объединяться и организовывать акции протеста.

Будете ли Вы готовы, Владимир Владимирович, когда станете Президентом, поступать, как генерал де Голль в свое время, и обратиться по телевидению к молодежи со словами: «Я вас понял»?

В.Путин: Мерси за этот вопрос. Спасибо Вам большое.

Вы знаете, мы часто в текущей работе, что называется, «бьем по хвостам», доводим до определенной ситуации, а потом говорим о том, что мы поняли, будем исправлять какие-то ошибки, недочеты, вносить коррективы. Конечно, это тоже возможно, и это нужно делать, в том случае, если мы на подступах к этой проблеме не смогли с ней справиться.

Мне бы хотелось, чтобы мы прогнозировали развитие ситуации в стране, в экономике, в социальной сфере, в политике, в развитии наших демократических институтов, своевременно отвечали на вызовы времени и вносили соответствующие коррективы. При этом, безусловно, всегда нужно относиться с уважением к меньшинству. Не отталкивать его и не выбрасывать на «обочину» политической жизни, и тогда, может быть, не придется извиняться.

Э.Мацкявичюс: И еще один вопрос от представителей западной политической школы. Пожалуйста, Татьяна Ремезова.

Т.Ремезова: Еще один гость специально прилетел сегодня к нам на «линию», но уже из Германии – это сын и внук белых эмигрантов, Александр Рар, он может задать, конечно, вопрос на понятном Вам немецком языке, но мы все-таки попросим сделать это по-русски, чтобы поняли все.

Директор Центра имени Бертольда Бейца при Германском совете по внешней политике. Александр Глебович, Вам слово.

А.Рар: Владимир Владимирович, пока мы здесь с вами разговариваем, Президент России «сражается» в Брюсселе с Европейской комиссией, с Европейским союзом.

В.Путин: Он там покажет себя, я знаю.

А.Рар: Будем надеяться, но сражения тяжелые, я бы сказал.

В.Путин: И у него это хорошо получается.

А.Рар: И конфликтов, к сожалению, много. Я о том же вопросе, который Николай задает.

Противоракетная оборона, конечно, Европу не касается, но европейцы здесь Россию не поддерживают. Борьба против «Газпрома» – об этом мы на Валдайском клубе с Вами говорили. Все тянут Украину: одни – в одну, а другие – в другую сторону.

С визами никак не можем решить. Это какой-то нонсенс, что латиноамериканцы могут приезжать к нам без виз, и американцы, и северные африканцы, а мы – в Россию и, наоборот, мы не можем ездить без виз. Вы сами в 2002 году сделали первое предложение.

Мой вопрос: почему мы не вместе? Какие ошибки были сделаны, может, в том числе и Россией, за последние 20 лет? Может, в 90-е годы, что мы не смогли выстроить ту Европу? Я помню, я в окопах тоже сидел на радиостанции «Свобода», и там говорили, вот когда Россия откажется от коммунизма, у нас будет общая Европа. Другой логики просто не могло быть тогда. Почему мы не вместе?

В.Путин: Радиостанция «Свобода» проходила у нас в установках, как «пропагандистское подразделение ЦРУ США».

Когда я работал в этой организации, известной Вам, там так и написано было. Оно занималось, в том числе, агентурной деятельностью на территории Советского Союза, приобретало источники информации, надеюсь, для благих целей. Вообще, с тех пор многое изменилось.

Почему мы не вместе. Во-первых, есть чисто технологические причины. Это один из наших императоров, все время давая наставления своему сыну, говорил: «Нашей огромности все боятся». Так оно и есть. И до сих пор это так. Во-первых.

Во-вторых, все-таки ведущая страна Западного мира, США, с подозрением относится к нашему ракетно-ядерному потенциалу. Думаю, что совершает огромную ошибку, полагая, что сначала нужно изъять этот ядерный потенциал, а потом рассматривать нас как возможного союзника. Это мышление в рамках еще «холодной войны». Такая критическая вещь. Это не дает и Европе работать с нами, как реально с потенциальным союзником.

Вы знаете, когда развалился Советский Союз,  я считал, что теперь практически нет никаких ограничений для того, чтобы мы реально были в одном строю. Но вот эти подозрения прошлого мешают нам развивать отношения. Но мне кажется, что это все равно неизбежно. Интеграция на европейском пространстве востребована самой жизнью, и даже я бы сказал больше – интеграция в рамках единых христианских ценностей крайне востребована. А если считать, что в основе морально-нравственных ценностей в традиционных, в мировых религиях, в принципе, лежит одно и то же, то это база для преодоления сложностей и межцивилизационного характера.

Я уже много раз говор

Repost 0
19 décembre 2011 1 19 /12 /décembre /2011 15:22

Выступление и дискуссия на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности

10 февраля 2007 года, Мюнхен

PoutineMunchen

В.ПУТИН: Спасибо большое, уважаемая госпожа Федеральный канцлер, господин Тельчик, дамы и господа!

Весьма признателен за приглашение на столь представительную конференцию, собравшую политиков, военных, предпринимателей, экспертов из более чем 40 стран мира.

Формат конференции дает мне возможность избежать «излишнего политеса» и необходимости говорить округлыми, приятными, но пустыми дипломатическими штампами. Формат конференции позволяет сказать то, что я действительно думаю о проблемах международной безопасности. И если мои рассуждения покажутся нашим коллегам излишне полемически заостренными либо неточными, я прошу на меня не сердиться – это ведь только конференция. И надеюсь, что после двух-трех минут моего выступления господин Тельчик не включит там «красный свет».

Итак. Известно, что проблематика международной безопасности много шире вопросов военно-политической стабильности. Это устойчивость мировой экономики, преодоление бедности, экономическая безопасность и развитие межцивилизационного диалога.

Такой всеобъемлющий неделимый характер безопасности выражен и в ее базовом принципе: «безопасность каждого – это безопасность всех». Как сказал еще в первые дни разгоравшейся Второй мировой войны Франклин Рузвельт: «Где бы ни был нарушен мир, мир повсюду оказывается в опасности и под угрозой».

Эти слова продолжают сохранять актуальность и сегодня. Об этом, кстати, свидетельствует и тема нашей конференции, которая здесь написана: «Глобальные кризисы – глобальная ответственность».

Всего лишь два десятилетия назад мир был идеологически и экономически расколот, а его безопасность обеспечивали огромные стратегические потенциалы двух сверхдержав.

Глобальное противостояние отодвигало на периферию международных отношений и повестки дня крайне острые экономические и социальные вопросы. И, как всякая война, «война холодная» оставила нам и «неразорвавшиеся снаряды», образно выражаясь. Имею в виду идеологические стереотипы, двойные стандарты, иные шаблоны блокового мышления.

Предлагавшийся же после «холодной войны» однополярный мир тоже не состоялся.

История человечества, конечно, знает и периоды однополярного состояния и стремления к мировому господству. Чего только не было в истории человечества.

Однако что же такое однополярный мир? Как бы ни украшали этот термин, он в конечном итоге означает на практике только одно: это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения.

Это мир одного хозяина, одного суверена. И это в конечном итоге губительно не только для всех, кто находится в рамках этой системы, но и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри.

И это ничего общего не имеет, конечно, с демократией. Потому что демократия – это, как известно, власть большинства при учете интересов и мнений меньшинства.

Кстати говоря, Россию, нас, постоянно учат демократии. Но те, кто нас учит, сами почему-то учиться не очень хотят.

Считаю, что для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна. И не только потому, что при единоличном лидерстве в современном – именно в современном – мире не будет хватать ни военно-политических, ни экономических ресурсов. Но что еще важнее: сама модель является неработающей, так как в ее основе нет и не может быть морально-нравственной базы современной цивилизации.

Вместе с тем все, что происходит сегодня в мире, – и сейчас мы только начали дискутировать об этом – это следствие попыток внедрения именно этой концепции в мировые дела – концепции однополярного мира.

А какой результат?

Односторонние, нелегитимные часто действия не решили ни одной проблемы. Более того, они стали генератором новых человеческих трагедий и очагов напряженности. Судите сами: войн, локальных и региональных конфликтов меньше не стало. Господин Тельчик вот об этом очень мягко упомянул. И людей в этих конфликтах гибнет не меньше, а даже больше, чем раньше – значительно больше, значительно больше!

Сегодня мы наблюдаем почти ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы в международных делах, военной силы, силы, ввергающей мир в пучину следующих один за другим конфликтов. В результате не хватает сил на комплексное решение ни одного из них. Становится невозможным и их политическое решение.

Мы видим все большее пренебрежение основополагающими принципами международного права. Больше того, отдельные нормы, да, по сути, чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере – и навязывается другим государствам. Ну кому это понравится? Кому это понравится?

В международных делах все чаще встречается стремление решить тот или иной вопрос, исходя из так называемой политической целесообразности, основанной на текущей политической конъюнктуре.

И это, конечно, крайне опасно. И ведет к тому, что никто уже не чувствует себя в безопасности. Я хочу это подчеркнуть: никто не чувствует себя в безопасности! Потому что никто не может спрятаться за международным правом как за каменной стеной. Такая политика является, конечно, катализатором гонки вооружений.

Доминирование фактора силы неизбежно подпитывает тягу ряда стран к обладанию оружием массового уничтожения. Больше того, появились принципиально новые угрозы, которые и раньше были известны, но сегодня приобретают глобальный характер, такие как терроризм.

Убежден: мы подошли к тому рубежному моменту, когда должны серьезно задуматься над всей архитектурой глобальной безопасности.

И здесь надо отталкиваться от поиска разумного баланса между интересами всех субъектов международного общения. Тем более сейчас, когда «международный ландшафт» столь ощутимо и столь быстро меняется – меняется за счет динамичного развития целого ряда государств и регионов.

Госпожа Федеральный канцлер упомянула уже об этом. Так, суммарный ВВП Индии и Китая по паритетной покупательной способности уже больше, чем у Соединенных Штатов Америки. А рассчитанный по тому же принципу ВВП государств группы БРИК – Бразилия, Россия, Индия и Китай – превосходит совокупный ВВП Евросоюза. И, по оценкам экспертов, в обозримой исторической перспективе этот разрыв будет только возрастать.

Не стоит сомневаться, что экономический потенциал новых центров мирового роста будет неизбежно конвертироваться в политическое влияние и будет укреплять многополярность.

В этой связи серьезно возрастает роль многосторонней дипломатии. Открытость, транспарентность и предсказуемость в политике безальтернативны, а применение силы должно быть действительно исключительной мерой так же, как и применение смертной казни в правовых системах некоторых государств.

Сегодня же мы, наоборот, наблюдаем ситуацию, когда страны, в которых применение смертной казни запрещено даже в отношении убийц и других преступников – опасных преступников, несмотря на это, такие страны легко идут на участие в военных операциях, которые трудно назвать легитимными. А ведь в этих конфликтах гибнут люди – сотни, тысячи мирных людей!

Но в то же время возникает вопрос: разве мы должны безучастно и безвольно взирать на различные внутренние конфликты в отдельных странах, на действия авторитарных режимов, тиранов, на распространение оружия массового уничтожения? Именно, по сути, это и лежало в основе вопроса, который был задан Федеральному канцлеру нашим уважаемым коллегой господином Либерманом. (Обращаясь к Дж.Либерману) Ведь я правильно понял Ваш вопрос? И, конечно, это вопрос серьезный! Можем ли мы безучастно смотреть на то, что происходит? Я попробую ответить на Ваш вопрос тоже. Конечно, мы не должны смотреть безучастно. Конечно, нет.

Но есть ли у нас средства, чтобы противостоять этим угрозам? Конечно, есть. Достаточно вспомнить недавнюю историю. Ведь произошел же мирный переход к демократии в нашей стране! Ведь состоялась же мирная трансформация советского режима – мирная трансформация! И какого режима! С каким количеством оружия, в том числе ядерного оружия! Почему же сейчас при каждом удобном случае нужно бомбить и стрелять? Неужели в условиях отсутствия угрозы взаимного уничтожения нам не хватает политической культуры, уважения к ценностям демократии и к праву?

Убежден: единственным механизмом принятия решений по использованию военной силы как последнего довода может быть только Устав ООН. И в этой связи я или не понял то, что было сказано совсем недавно нашим коллегой, министром обороны Италии, либо он выразился неточно. Я, во всяком случае, услышал, что легитимным применение силы может считаться только в том случае, если решение принято в НАТО или в Евросоюзе, или в ООН. Если он действительно так считает, то у нас с ним разные точки зрения. Или я ослышался. Легитимным можно считать применение силы, только если решение принято на основе и в рамках ООН. И не надо подменять Организацию Объединенных Наций ни НАТО, ни Евросоюзом. И когда ООН будет реально объединять силы международного сообщества, которые действительно могут реагировать на события в отдельных странах, когда мы избавимся от пренебрежения международным правом, то ситуация может измениться. В противном случае ситуация будет заходить лишь в тупик и умножать количество тяжелых ошибок. При этом, конечно, нужно добиваться того, чтобы международное право имело универсальный характер и в понимании, и в применении норм.

И нельзя забывать, что демократический образ действий в политике обязательно предполагает дискуссию и кропотливую выработку решений.

Уважаемые дамы и господа!

Потенциальная опасность дестабилизации международных отношений связана и с очевидным застоем в области разоружения.

Россия выступает за возобновление диалога по этому важнейшему вопросу.

Важно сохранить устойчивость международно-правовой разоруженческой базы, при этом обеспечить преемственность процесса сокращения ядерных вооружений.

Мы договорились с Соединенным Штатами Америки о сокращении наших ядерных потенциалов на стратегических носителях до 1700–2200 ядерных боезарядов к 31 декабря 2012 года. Россия намерена строго выполнять взятые на себя обязательства. Надеемся, что и наши партнеры будут действовать также транспарентно и не будут откладывать на всякий случай, на «черный день», лишнюю пару сотен ядерных боезарядов. И, если сегодня новый министр обороны Соединенных Штатов здесь нам объявит, что Соединенные Штаты не будут прятать эти лишние заряды ни на складах, ни «под подушкой», ни «под одеялом», я предлагаю всем встать и стоя это поприветствовать. Это было бы очень важным заявлением.

Россия строго придерживается и намерена в дальнейшем придерживаться Договора о нераспространении ядерного оружия и многостороннего режима контроля за ракетными технологиями. Принципы, заложенные в этих документах, носят универсальный характер.

В этой связи хотел бы вспомнить, что в 80-е годы СССР и Соединенные Штаты подписали Договор о ликвидации целого класса ракет средней и малой дальности, но универсального характера этому документу придано не было.

Сегодня такие ракеты уже имеет целый ряд стран: Корейская Народно-Демократическая Республика, Республика Корея, Индия, Иран, Пакистан, Израиль. Многие другие государства мира разрабатывают эти системы и планируют поставить их на вооружение. И только Соединенные Штаты Америки и Россия несут обязательства не создавать подобных систем вооружений.

Ясно, что в этих условиях мы вынуждены задуматься об обеспечении своей собственной безопасности.

Вместе с тем нельзя допустить появления новых дестабилизирующих высокотехнологичных видов оружия. Я уже не говорю о мерах по предупреждению новых сфер конфронтации, особенно в космосе. «Звездные войны», как известно, уже не фантастика, а реальность. Еще в середине 80-х годов [прошлого века] наши американские партнеры на практике провели перехват собственного спутника.

Милитаризация космоса, по мнению России, может спровоцировать непредсказуемые для мирового сообщества последствия – не меньшие, чем начало ядерной эры. И мы не раз выступали с инициативами, направленными на недопущение оружия в космос.

Сегодня хотел бы проинформировать вас о том, что нами подготовлен проект договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве. В ближайшее время он будет направлен партнерам в качестве официального предложения. Давайте работать над этим вместе.

Нас также не могут не тревожить планы по развертыванию элементов системы противоракетной обороны в Европе. Кому нужен очередной виток неизбежной в этом случае гонки вооружений? Глубоко сомневаюсь, что самим европейцам.

Ракетного оружия, реально угрожающего Европе, с дальностью действия порядка 5–8 тысяч километров, нет ни у одной из так называемых проблемных стран. И в обозримом будущем и обозримой перспективе – и не появится, и не предвидится даже. Да и гипотетический пуск, например, северокорейской ракеты по территории США через Западную Европу – это явно противоречит законам баллистики. Как говорят у нас в России, это все равно, что «правой рукой дотягиваться до левого уха».

И, находясь здесь, в Германии, не могу не упомянуть и о кризисном состоянии Договора об обычных вооруженных силах в Европе.

Адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе был подписан в 1999 году. Он учитывал новую геополитическую реальность – ликвидацию Варшавского блока. С тех пор прошло семь лет, и только четыре государства ратифицировали этот документ, включая Российскую Федерацию.

Страны НАТО открыто заявили, что не ратифицируют Договор, включая положения о фланговых ограничениях (о размещении на флангах определенного количества вооруженных сил) до тех пор, пока Россия не выведет свои базы из Грузии и Молдавии. Из Грузии наши войска выводятся, причем даже в ускоренном порядке. Эти проблемы мы с нашими грузинскими коллегами решили, и это всем известно. В Молдавии остается группировка в полторы тысячи военнослужащих, которые выполняют миротворческие функции и охраняют склады с боеприпасами, оставшиеся со времен СССР. И мы с господином Соланой постоянно обсуждаем этот вопрос, он знает нашу позицию. Мы готовы и дальше работать по этому направлению.

Но что же происходит в это же самое время? А в это самое время в Болгарии и Румынии появляются так называемые легкие американские передовые базы по пять тысяч штыков в каждой. Получается, что НАТО выдвигает свои передовые силы к нашим государственным границам, а мы, строго выполняя Договор, никак не реагируем на эти действия.

Думаю, очевидно: процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации самого альянса или к обеспечению безопасности в Европе. Наоборот, это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия. И у нас есть справедливое право откровенно спросить: против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления? О них даже никто не помнит. Но я позволю себе напомнить в этой аудитории, что было сказано. Хотел бы привести цитату из выступления Генерального секретаря НАТО господина Вернера в Брюсселе 17 мая 1990 года. Он тогда сказал: «Сам факт, что мы готовы не размещать войска НАТО за пределами территории ФРГ дает Советскому Союзу твердые гарантии безопасности». Где эти гарантии?

Камни и бетонные блоки Берлинской стены давно разошлись на сувениры. Но нельзя забывать, что ее падение стало возможным и благодаря историческому выбору, в том числе нашего народа – народа России, выбору в пользу демократии и свободы, открытости и искреннего партнерства со всеми членами большой европейской семьи.

Сейчас же нам пытаются навязать уже новые разделительные линии и стены – пусть виртуальные, но все-таки разделяющие, разрезающие наш общий континент. Неужели вновь потребуются долгие годы и десятилетия, смена нескольких поколений политиков, чтобы «разобрать» и «демонтировать» эти новые стены?

Уважаемые дамы и господа!

Мы однозначно выступаем и за укрепление режима нераспространения. Существующая международно-правовая база позволяет создавать технологии по выработке ядерного топлива для использования его в мирных целях. И многие страны с полным на то основанием хотят создавать собственную ядерную энергетику как основу их энергетической независимости. Но мы также понимаем, что эти технологии могут быть быстро трансформированы в получение оружейных материалов.

Это вызывает серьезное международное напряжение. Яркий тому пример – ситуация с иранской ядерной программой. Если международное сообщество не выработает разумного решения этого конфликта интересов, мир и дальше будут потрясать подобные дестабилизирующие кризисы, потому что пороговых стран больше, чем Иран, и мы с вами об этом знаем. Мы будем постоянно сталкиваться с угрозой распространения оружия массового уничтожения.

В прошлом году Россия выступила с инициативой создания многонациональных центров по обогащению урана. Мы открыты к тому, чтобы подобные центры создавались не только в России, но и в других странах, где на легитимной основе существует мирная ядерная энергетика. Государства, желающие развивать атомную энергетику, могли бы гарантированно получать топливо через непосредственное участие в работе этих центров, конечно же, под строгим контролем МАГАТЭ.

С российским предложением созвучны и последние инициативы Президента Соединенных Штатов Америки Джорджа Буша. Считаю, что Россия и США объективно и в одинаковой степени заинтересованы в ужесточении режимов нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки. Именно наши страны, являющиеся лидерами по ядерному и ракетному потенциалу, должны стать и лидерами в разработке новых, более жестких мер в сфере нераспространения. Россия готова к такой работе. Мы ведем консультации с нашими американскими друзьями.

В целом речь должна идти о создании целой системы политических рычагов и экономических стимулов – стимулов, при которых государства были бы заинтересованы не создавать собственные мощности ядерного топливного цикла, но имели бы возможность развивать атомную энергетику, укрепляя свой энергетический потенциал.

В этой связи подробнее остановлюсь на международном энергетическом сотрудничестве. Госпожа Федеральный канцлер тоже об этом коротко, но упомянула, затронула эту тему. В энергетической сфере Россия ориентируется на создание единых для всех рыночных принципов и прозрачных условий. Очевидно, что цена на энергоносители должна определяться рынком, а не являться предметом политических спекуляций, экономического давления или шантажа.

Мы открыты для сотрудничества. Зарубежные компании участвуют в наших крупнейших энергетических проектах. По различным оценкам, до 26 процентов добычи нефти в России – вот вдумайтесь в эту цифру, пожалуйста, – до 26 процентов добычи нефти в России приходится на иностранный капитал. Попробуйте, попробуйте привести мне пример подобного широкого присутствия российского бизнеса в ключевых отраслях экономики западных государств. Нет таких примеров! Таких примеров нет.

Напомню также о соотношении инвестиций, поступающих в Россию и идущих из России в другие страны мира. Соотношение – примерно пятнадцать к одному. Вот вам зримый пример открытости и стабильности российской экономики.

Экономическая безопасность – это сфера, где всем следует придерживаться единых принципов. Мы готовы честно конкурировать.

Для этого у российской экономики появляется все больше возможностей. Такую динамику объективно оценивают эксперты и наши зарубежные партнеры. Так, недавно был повышен рейтинг России в ОЭСР: из четвертой группы риска наша страна перешла в третью. И хотел бы, пользуясь случаем, здесь, сегодня в Мюнхене, поблагодарить наших германских коллег за содействие в принятии вышеназванного решения.

Далее. Как вы знаете, процесс присоединения России к ВТО вышел на финальную стадию. Отмечу, что в ходе долгих непростых переговоров мы не раз слышали слова о свободе слова, о свободе торговли, о равных возможностях, но почему-то исключительно, применительно к нашему, российскому рынку.

И еще одна важная тема, прямо влияющая на глобальную безопасность. Сегодня много говорят о борьбе с бедностью. Что здесь происходит на самом деле? С одной стороны, на программы помощи беднейшим странам выделяются финансовые ресурсы – и подчас немаленькие финансовые ресурсы. Но по-честному, и об этом здесь многие тоже это знают, зачастую под «освоение» компаниями самих же стран-доноров. Но в тоже время, с другой стороны, в развитых странах сохраняются субсидии в сельском хозяйстве, ограничивается для других доступ к высоким технологиям.

И давайте называть вещи своими именами: получается, что одной рукой раздается «благотворительная помощь», а другой – не только консервируется экономическая отсталость, а еще и собирается прибыль. Возникающее социальное напряжение в таких депрессивных регионах неизбежно выливается в рост радикализма, экстремизма, подпитывает терроризм и локальные конфликты. А если все это вдобавок происходит, скажем, на Ближнем Востоке в условиях обостренного восприятия внешнего мира как несправедливого, то возникает риск для глобальной дестабилизации.

Очевидно, что ведущие страны мира должны видеть эту угрозу. И, соответственно, выстраивать более демократическую, справедливую систему экономических отношений в мире – систему, дающую всем шанс и возможность для развития.

Выступая на конференции по безопасности, уважаемые дамы и господа, нельзя обойти молчанием и деятельность Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Как известно, она была создана, чтобы рассматривать все – я подчеркну это, – все, все аспекты безопасности: военно-политические, экономические, гуманитарные, причем в их взаимосвязи.

Сегодня что мы видим на практике? Мы видим, что этот баланс явно нарушен. ОБСЕ пытаются превратить в вульгарный инструмент обеспечения внешнеполитических интересов одной или группы стран в отношении других стран. И под эту задачу «скроили» и бюрократический аппарат ОБСЕ, который абсолютно никак не связан с государствами-учредителями. «Скроили» под эту задачу процедуры принятия решений и использования так называемых неправительственных организаций. Формально – да, независимых, но целенаправленно финансируемых, а значит, подконтрольных.

Согласно основополагающим документам в гуманитарной сфере ОБСЕ призвана оказывать странам-членам по их просьбе содействие в соблюдении международных норм в области прав человека. Это важная задача. Мы ее поддерживаем. Но вовсе это не означает вмешательство во внутренние дела других стран, тем более навязывания этим государствам того, как они должны жить и развиваться.

Очевидно, что такое вмешательство отнюдь не способствует вызреванию подлинно демократических государств. И, наоборот, делает их зависимыми и как следствие нестабильными в политическом и экономическом плане.

Мы рассчитываем на то, что ОБСЕ будет руководствоваться своими непосредственными задачами и выстраивать отношения с суверенными государствами на основе уважения, доверия и транспарентности.

Уважаемые дамы и господа!

В заключение хотел бы отметить следующее. Мы очень часто, и я лично очень часто слышу призывы к России со стороны наших партнеров, в том числе и со стороны европейских партнеров, играть более и более активную роль в мировых делах.

В этой связи позволю себе сделать одну маленькую ремарку. Вряд ли нас нужно подталкивать и стимулировать к этому. Россия – страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику.

Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня. Вместе с тем мы хорошо видим, как изменился мир, реалистично оцениваем свои собственные возможности и свой собственный потенциал. И, конечно, нам бы также хотелось иметь дело с ответственными и тоже самостоятельными партнерами, с которыми мы вместе могли бы работать над строительством справедливого и демократического мироустройства, обеспечивая в нем безопасность и процветание не для избранных, а для всех.

Благодарю за внимание.

Х.ТЕЛЬЧИК: Сердечное спасибо за Ваше важное выступление. Прозвучали новые темы, в том числе вопрос о глобальной архитектуре, который в последние годы не был на переднем плане; разоружение, контроль над вооружениями, вопрос отношений Североатлантического альянса и России, сотрудничество в области технологий.

Есть еще целый ряд вопросов, и господин Президент готов ответить.

ВОПРОС: Многоуважаемый господин Президент, спасибо за Ваше выступление. Хотел бы подчеркнуть, что в германском бундестаге мы убеждены, насколько важна Россия в качестве партнера Европы и важна роль, которую Вы играете. Об этом сказала и Федеральный канцлер в своем выступлении.

Я хотел бы, исходя из своего опыта, коснуться двух пунктов Вашего выступления. Это, во-первых, оценка НАТО, его расширения, которое Вы считаете опасным для России. Вы признаете, что расширение – это фактически не расширение, а самоопределение демократических государств, которые захотели пойти таким путем? И что НАТО затрудняется принимать государства, которые не изъявляют такой готовности? Вы могли бы признаться в том, что за счет расширения НАТО восточные границы стали более надежны, безопасны. Почему Вы боитесь демократии? Я убежден, что только демократические государства могут стать членами НАТО. Это стабилизирует соседей.

К вопросу о том, что происходит внутри Вашей страны. Убили Анну Политковскую – это символ. Можно сказать, это касается многих журналистов, страхи всякие, закон о неправительственных организациях – это вызывает тревогу.

ВОПРОС: Я хорошо понимаю Ваше замечание о нераспространении. Особенно в конце «холодной войны» мы видели сокращение размещения ядерного оружия, но видели также и рост терроризма. Ядерные материалы должны быть серьезно защищены от террористов.

ВОПРОС: Коснусь вопроса, который был задан и Федеральному канцлеру. Что будет дальше в Косове и в Сербии? Как Вы оцениваете М.Ахтисаари? Какое влияние окажет Россия на решение этой проблемы?

ВОПРОС: Вы можете прокомментировать опыт, который сложился у российских военнослужащих в Чечне? О Вашем примечании по энергетике: Вы изложили вкратце, что касается рыночной роли энергии в политике. Европейский союз заинтересован в том, чтобы добиться заключения партнерского соглашения, чтобы были зафиксированы принципы в области политики. Вы готовы обеспечить надежность поставок ресурсов и включить в состав этого соглашения?

ВОПРОС: Господин Президент, Вы выступили с искренними, откровенными замечаниями. Надеюсь, Вы поймете мой откровенный и прямой вопрос. В 90-е годы российские эксперты активно помогали Ирану в разработке ракетных технологий. Иран сейчас имеет продвинутые ракеты среднего и дальнего радиуса действия, что позволяет ему нанести удар по России и по части Европы. Они также работают над тем, чтобы поместить на эти ракеты ядерные боеголовки. Ваша страна предприняла усилия по переговорам с Ираном по этому вопросу и поддержала резолюцию СБ ООН, чтобы не дать Ирану проводить такую политику.

Мой вопрос заключается в следующем: какие усилия предпримет Россия – через ООН или иным образом – для того, чтобы прекратить эти очень серьезные события в Иране?

ВОПРОС: Я уверен, что историки не напишут в один прекрасный день, что во время нашей конференции была объявлена вторая «холодная война». Но могли бы. Вы говорили, что нужно и оказывать давление на Иран, и давать положительные импульсы. Не правда ли, что Россия препятствует сильному давлению в виде санкций, и, во-вторых, что касается поставок оружия туда, – это их подбадривает, тем более что оружие это оказалось в Ливане и в секторе Газа. Как Вы можете это прокомментировать?

ВОПРОС: Я понимаю Вашу искренность и надеюсь, что Вы согласитесь с нашей искренностью. Во-первых, контроль над вооружениями. Кому нужна гонка вооружений? Я хочу указать, что США не разрабатывают новое стратегическое оружие уже более двух десятилетий, а Вы недавно испытали «Тополь-М», который уже размещен в шахтах и на мобильных установках. Вы критиковали США за односторонние действия и дважды сказали, что военные действия могут быть законными, только если они одобрены ООН. США ведут боевые действия в Ираке и Афганистане по решению ООН, а в Косове сегодня большинство поддерживает миротворческую операцию в этой стране.

Мой вопрос такой: говорите ли Вы сейчас, что независимо от того, как Россия рассматривает угрозу своим международным интересам, она не будет предпринимать боевые действия без одобрения ООН?

ВОПРОС: Вы говорили об опасности однополярного мира, когда один суверен принимает решение без консультации с другими. В России, по мнению многих, мы видим все более однополярное правительство, где конкурирующие центры влияния вынуждены следовать партийной линии, будь то Госдума, руководство в регионах, СМИ, бизнес-сообщество, НПО. Будет ли однополярное правительство такого рода надежным партнером, когда речь идет об энергетической безопасности?

В.ПУТИН: Прежде всего хочу вас поблагодарить за эти вопросы. Очень интересно. Жалко, что у нас мало времени, я с удовольствием бы с каждым из вас провел отдельную дискуссию. Я это люблю, мне нравится.

Начну с последнего вопроса по поводу однополярности российского правительства. В российском парламенте сегодня представлены Коммунистическая партия Российской Федерации, партия «Единая Россия», Либерально-демократическая партия, представлены другие политические силы, которые принципиально, по своим основополагающим взглядам, отличаются друг от друга. Если Вам это неизвестно, побеседуйте с руководством Коммунистической партии Российской Федерации, а потом с лидером наших либеральных демократов господином Жириновским. И Вы сразу же увидите разницу. Если Вам сейчас не видно, побеседуйте с ними. Здесь нет никаких проблем – приехать в Москву и поговорить.

Что касается того, как мы в будущем планируем это делать. Мы бы хотели, чтобы у нас была зрелая политическая система, чтобы у нас была многопартийная система с ответственными политиками, которые могут прогнозировать развитие страны и ответственно действовать не только в период выборов и после них, а и на длительную историческую перспективу. Вот будем к этому стремиться. Но эта система, конечно же, будет многопартийной. Все наши действия внутри страны, в том числе касающиеся изменения порядка избрания в Государственную Думу, в парламент России, направлены именно на укрепление многопартийной системы в стране.

Теперь о том, в состоянии ли наше Правительство действовать ответственно при решении проблем энергетических поставок и по обеспечению энергетической безопасности. Конечно, да! Более того, все, что мы делали до сих пор и делаем сейчас, направлено на достижение только одной цели: перевести наши отношения с потребителями и с транзитерами наших углеводородов на рыночные, прозрачные принципы и в долгосрочные контракты.

Напомню вам, и здесь напротив меня сидит мой коллега, Президент Украины, он это знает так же, как и я: до прошлого года, пока мы с ним в трудной дискуссии не приняли соответствующих решений, поставки наших энергоносителей, прежде всего газа в Европу, в течение 15 лет зависели от того, договорятся ли Украина и Россия между собой по условиям и по ценам поставок нашего газа в саму Украину, а если не договорятся – все, европейские потребители сидели бы без газа. Такая ситуация вас устраивает? Думаю, нет. И несмотря на все скандалы там и прочее, защиту интересов, борьбу мнений и так далее, мы смогли договориться с Президентом Ющенко. Я считаю, что он принял ответственное, исключительно правильное, абсолютно рыночное решение: мы подписали контракты отдельно на поставку в Украину нашего газа и отдельно – на транзит в Европу на пять лет вперед. Спасибо нам нужно сказать, и нам, и Украине, за это решение. И за Ваш вопрос спасибо, вопрос хороший.

Лучше бы я отвечал сразу же на ваши вопросы. Наша оценка расширения НАТО на восток. Я уже говорил о гарантиях, которые нам давали и которые сегодня не соблюдаются. Вы разве считаете это нормальным в международных делах? Ну Бог с ними, с этими гарантиями. Что касается демократии и расширения НАТО. НАТО – это не универсальная организация в отличие от Организации Объединенных Наций. Это прежде всего военно-политический блок – военно-политический! И, конечно, обеспечение собственной безопасности – это прерогатива любого суверенного государства. Мы с этим и не спорим. Пожалуйста, мы против этого не возражаем. Но почему обязательно нужно выдвигать военную инфраструктуру к нашим границам при расширении? Вот на это нам может кто-нибудь ответить? Разве расширение военной инфраструктуры связано с преодолением сегодняшних глобальных угроз? Допустим, если мы будем говорить о главной из них сегодня – главной и для нас, и для США, и для Европы: что это за угроза – это терроризм и борьба с ним.

Нужна Россия в борьбе с терроризмом? Конечно! Нужна ли Индия в борьбе с терроризмом? Конечно! Но нас нет в НАТО, и других стран нет. А вот работать по этой проблематике мы можем эффективно, только объединяя усилия. Так что расширение тем более военной инфраструктуры и приближение ее к нашим границам и демократический выбор отдельных государств между собой никак не связаны. И я бы попросил эти два понятия не путать.

Знаете, я так «накарябал» здесь, что уже сам не разберу, что я записал. Я тогда отвечу на то, что сам могу прочитать, а если я на что-то не отвечу, вы напомните мне свои вопросы.

Что будет с Косовом, с Сербией? Это могут знать только косовары и сербы. И давайте не будем за них решать, как они устроят свою жизнь. Не нужно корчить из себя Господа Бога и решать за все народы все их проблемы. Мы с вами можем только создать условия и помочь людям разобраться в своих проблемах – создать условия, выступить гарантами определенных договоренностей. Но не нужно навязывать им эти договоренности. Иначе мы загоним ситуацию в тупик. Если кто-то из участников этого весьма сложного процесса между этими народами почувствует себя оскорбленным, униженным, это будет тянуться веками. Мы только загоним проблему в тупик.

И в чем заключается наша позиция? Наша позиция заключается в том, что мы будем придерживаться именно этого принципа. И если мы увидим, что одна из сторон явно не удовлетворена предлагаемыми способами разрешения ситуации, мы такое решение поддерживать не будем.

Я не очень понял, что Вы имели в виду, когда спросили об опыте наших военных в Чечне. Опыт малоприятный, но большой. Если Вас интересует в целом ситуация в Чечне, то могу Вам сказать, что сейчас там избран парламент, избран президент, действует правительство. Все органы власти и управления сформированы. Привлечены к работе в республике практически все политические силы Чечни. Для примера могу сказать, что членом парламента, допустим, там, в Чечне, является сейчас бывший министр обороны правительства А.Масхадова. И мы провели целую серию решений, которые позволили бывшим боевикам вернуться не только к нормальной, но даже и к политической жизни в республике. Так что мы предпочитаем сегодня действовать там экономическими и политическими средствами, передав практически почти на сто процентов обеспечение безопасности в руки самого чеченского народа. Потому что органы правопорядка, которые там сформированы, почти на сто процентов состоят из местных граждан, из тех, кто проживает в Чечне постоянно, – из чеченцев.

Что касается Ливана, тоже не очень понял, что Вы имеете в виду, но да, как подтверждение того, что известная ситуация сложилась таким образом, как я ее сейчас нарисовал, об этом говорит также направление нами в Ливан наших военных строителей для восстановления мостов и инфраструктуры, разрушенной в ходе конфликта с Израилем. И этих строителей охраняли подразделения, полностью укомплектованные военнослужащими из Чечни и чеченцами по национальности. Мы исходили из того, что наши военнослужащие должны будут работать в районах, которые населены мусульманами, и если контингент, который охраняет наших военных, будет укомплектован тоже мусульманами – хуже от этого не будет. И мы не ошиблись. Действительно, местное население очень тепло встречало наших военных строителей.

Теперь по соглашению в области энергетики с Евросоюзом – так я понял вопрос? Мы уже многократно говорили, что мы не против того, чтобы согласовать принципы наших отношений с Евросоюзом в сфере энергетики. Более того, те принципы, которые заложены в Хартии, в общем и целом приемлемы. Но сама Хартия нас не очень устраивает. Потому что она не только нами, она и нашими европейскими партнерами не выполняется. Достаточно вспомнить закрытый до сих пор для нас рынок ядерных материалов. Его же нам никто не открыл.

Есть и другие моменты, на которых я просто сейчас не хочу заострять внимание, но принципы сами по себе – они уже используются нами, в том числе и в работе с немецкими компаниями. Я напомню о той сделке, которая состоялась между «Газпромом» и компанией «БАСФ». Это, по сути, обмен активами. Мы и дальше готовы так действовать. Мы готовы. Но в каждом конкретном случае мы должны понять: что мы отдаем, что отдают наши партнеры, посчитать, сделать независимую экспертную международную оценку и принять решение. Мы к этой работе готовы. Мы то же самое совсем недавно сделали и с итальянскими партнерами, с компанией «ЭНИ». Не только подписали с ними соглашение о поставках до 2035 года, по-моему, но еще там речь идет и об обмене активами. Вот сейчас мы то же самое, такой же вариант сотрудничества, изучаем и с нашими украинскими друзьями. Этот процесс идет.

А стоит ли «заводить» эти принципы под крышу возможного будущего основополагающего акта между Россией и Евросоюзом – по-разному можно посмотреть. Но я считаю, что не стоит, потому что кроме энергетики в наших взаимоотношениях с Евросоюзом есть и другие сферы сотрудничества: и сельское хозяйство есть, есть высокие технологии, есть транспорт. И все очень остро, очень интересно. Мы же не можем все подряд завести в основополагающий акт, который должен быть рамочным документом. Или вы хотите, чтобы мы занесли туда только то, что вам нужно, а то, что нам нужно, вынесли за рамки? Давайте мы будем все-таки по-честному друг с другом дискутировать и принимать взаимовыгодные решения.

«В 90-е годы Россия оказывала Ирану помощь в создании ракетной техники». По-моему, вот Вы задали мне этот вопрос. «Сегодня иранцы хотят оснастить эти ракеты ядерными боеголовками, имеют ракеты, которые могут достичь Европы. Что Россия будет делать по иранской ядерной программе?» Так?

Ну, во-первых, у меня нет сведений, что Россия в 90-е годы оказывала Ирану помощь в создании их собственных ракетных технологий. Там активно очень действовали другие страны. В том числе технологии шли по разным каналам. И у нас есть свидетельства тому. Я в свое время передавал их напрямую Президенту Соединенных Штатов. И из Европы идут технологии, и из азиатских стран.

Так что Россия здесь ни при чем. Уверяю Вас. Меньше всего здесь замешана Россия. Меньше всего. Если вообще хоть как-нибудь замешана. Я в это время работал еще в Петербурге, но мы не занимались этим. Могу Вас уверить. Но, наверное, там, знаете, на уровне бизнеса что-то могло происходить. У нас обучали специалистов в институтах и так далее. И мы по просьбе, по информации наших американских партнеров на это жестко отреагировали. Сразу же и жестко. Но вот реакции от других наших партнеров, в том числе из Европы, мы такой не заметили. Более того, я не знаю, известно Вам или нет, должно быть известно: из Соединенных Штатов до сих пор поступает военная техника и специальное оборудование. До сих пор. До сих пор поступают из наличия в вооруженных силах, из Пентагона, запчасти к самолетам F-14. В Соединенных Штатах даже по этому поводу проводится, насколько мне известно, расследование. Несмотря на то, что расследование идет, с границы эти запчасти забрали, вернули назад и через некоторое время опять, по имеющимся у меня сведениям – если они не точны, проверьте их, – опять на границе задержали те же самые грузы. Даже с пометкой «вещественное доказательство».

Знаете, этот поток действительно трудновато остановить. Нужно действовать совместно.

По поводу того, что у Ирана есть ракеты, которые угрожают Европе. Вы ошибаетесь. Сегодня у Ирана – вот здесь есть господин Гейтс, который наверняка знает эту информацию точнее, чем я, и наш Министр обороны – у Ирана сегодня есть ракеты с дальностью 2000 километров.

С.ИВАНОВ: 1600–1700 километров.

В.ПУТИН: 1600–1700 километров. Всего. Ну посчитайте, сколько километров от границы Ирана до Мюнхена. Нет у Ирана таких ракет. Они только планируют разработать на 2400. И то неизвестно, смогут ли они это сделать технологически. А вот уже 4, 5, 6 тысяч километров – я думаю, что для этого нужна просто другая экономика даже. Так что это маловероятно вообще. И Иран Европе не угрожает. Что касается того, что они собираются разместить ядерные заряды – у нас нет таких сведений, ядерные боеголовки поставить – у нас таких сведений нет.

Вот Северная Корея произвела испытания ядерного взрывного устройства. Иранцы нам все время говорят, что их ядерная программа носит мирный характер. Но я с Вами согласен, согласен в том, что у международного сообщества есть озабоченности по поводу характера и качества ядерных программ Ирана. И господин эль-Барадей недавно сформулировал эти озабоченности, по-моему, в шести или семи пунктах. И здесь я с Вами солидарен. И мне непонятно, почему иранская сторона до сих пор не отреагировала позитивным и конструктивным образом на эти озабоченности и предложения эль-Барадея – снять эти озабоченности. Мне это тоже непонятно – так же, как и Вам.

Что мы будем делать? Я думаю, что вместе мы должны набраться терпения и аккуратно работать. Да, правильно, создавая и стимулы, и показывая иранскому руководству, что сотрудничество с международным сообществом гораздо лучше, чем конфронтация.

Да, опять вот по поставкам оружия в Иран. Вы знаете, разговоров больше, чем этих поставок. У нас ВТС, военно-техническое сотрудничество, с Ираном минимальное. Просто минимальное. Там оно исчисляется я не знаю какими цифрами. Вообще мы в регион Ближнего Востока в разы поставляем вооружения меньше, чем другие страны, и в том числе Соединенные Штаты. Просто в разы – никакого сравнения нет. Мы поставили туда системы противовоздушной обороны недавно – это действительно так – среднего радиуса действия – от 30 до 50 километров примерно. Это правда. Зачем мы это сделали? Я могу объяснить. Мы сделали это для того, чтобы Иран не чувствовал себя загнанным в угол. Не чувствовал, что он находится в каком-то враждебном окружении, и понимал, что у него есть канал для общения, понимал, что у него есть друзья, которым можно доверять. Мы очень рассчитываем на то, что и иранская сторона поймет и услышит наши сигналы.

По поводу нашего оружия в Ливане и в секторе Газа. В секторе Газа я вообще не слышал о том, что присутствует наше оружие. Я не видел такого. Ну автомат Калашникова – вообще автомат самой распространенной системы стрелкового оружия в мире. Он, наверное, везде есть. Наверное, и в Германии на вооружении стоят еще автоматы Калашникова, во всяком случае, еще не уничтожены – сто процентов.

В Ливане да. Там действительно были замечены ящики из-под наших противотанковых систем. Это правда. Мне об этом наши израильские партнеры сразу же сообщили. Мы провели тщательное расследование того, что там происходило. И установили, что эти системы остались на территории Ливана после того, как с него ушла сирийская армия. Мы провели соответствующую работу с сирийскими партнерами и обусловили наше дальнейшее сотрудничество в области военно-технического взаимодействия с Сирией необходимыми условиями, которые исключили бы возможность попадания оружия в чьи бы то ни было руки, кроме тех, для кого оно предназначено. Такая система выработана. В том числе мы договорились о системе возможных инспекций на складах в любое удобное время для российских специалистов. На складах после поставок наших систем в Сирию.

«США не разрабатывают стратегическое оружие, а Россия разрабатывает. Не будет ли Россия применять силу без санкций ООН в будущем? Россия разрабатывает системы стратегического оружия».

Прекрасный вопрос, замечательный! Я Вам очень за него благодарен. Это дает мне возможность показать суть происходящих событий. Ведь чему мы за последние десятилетия обязаны, если мы говорим о том, что противостояние было, а большой войны все-таки не произошло в период противостояния двух сверхдержав и двух систем? Мы обязаны балансу сил между двумя этими самыми супердержавами. Был баланс и страх взаимного уничтожения. И одна сторона боялась шаг ступить лишний без того, чтобы не посоветоваться с другой в последнее время. И это был хрупкий мир, конечно, и страшноватый. Но он был достаточно надежным, как выясняется сегодня. Сегодня он, оказывается, и не такой уж надежный.

Да, Соединенные Штаты не разрабатывают якобы наступательного оружия. Во всяком случае, общественности об этом неизвестно. Хотя наверняка разрабатывают. Но мы даже сейчас спрашивать об этом не будем. Мы знаем, что разработки идут. Но сделаем вид, что мы об этом не знаем: не разрабатывают. Но что мы знаем? Это то, что в Соединенных Штатах активно разрабатывается и уже внедряется система противоракетной обороны. Да, сегодня она неэффективна, и мы точно не знаем, будет ли она вообще когда-нибудь эффективной. Но теоретически она ведь для этого и создается. Значит, опять же гипотетически мы исходим из того, что когда-то наступит момент, когда возможная угроза со стороны наших ядерных сил будет полностью нейтрализована. Сегодняшних ядерных сил России. А если это так, то это означает, что баланс будет абсолютно нарушен и что у одной из сторон возникнет ощущение полной безопасности, а значит, это развязывает ей руки не только в локальных, а, возможно, уже и в глобальных конфликтах.

Мы же с вами сейчас дискутируем. Я не хочу никого подозревать в какой-то агрессивности. Но система отношений – это так же, как математика. Она не имеет личного измерения. И мы должны, конечно, на это реагировать. Как? Или так же, как вы, и строить многомиллиардную противоракетную систему, систему противоракетной обороны, либо, имея в виду наши сегодняшние возможности – экономические, финансовые, – ответить ассиметрично. Чтобы все поняли, что да, система противоракетной обороны есть, но она в отношении России бессмысленна, потому что у нас есть такое оружие, которое ее легко преодолевает. Вот мы по этому пути и пойдем. Это дешевле для нас. Но это никак не направлено против самих Соединенных Штатов.

Я полностью согласен, если Вы говорите, что система ПРО не направлена против нас, то и наше новое оружие не направлено против вас. И я полностью здесь согласен с моим коллегой и другом – я, знаете, не побоюсь этого слова, при всех разногласиях я считаю Президента Соединенных Штатов своим другом. Он порядочный человек, я знаю, что на него там всех собак сегодня могут повесить в Соединенных Штатах за все, что делается и на международной арене, и внутри. Но я знаю, что это порядочный человек, и с ним можно разговаривать и договариваться. Ну так вот, мы когда с ним говорим, он говорит: «Я исхожу из того, что Россия и США никогда уже не будут противниками и врагами». Я с ним согласен. Но повторяю еще раз: вот эта симметрия и асимметрия – здесь нет ничего личного. Это просто расчет.

Теперь по поводу того, будет ли Россия применять военную силу без санкций ООН. Мы будем действовать всегда строго в рамках международного права. Мое базовое образование все-таки юридическое, и я позволю себе напомнить – и себе, и моим коллегам, – что в соответствии с Уставом ООН в случае проведения миротворческих операций нужны санкции Организации Объединенных Наций, Совета Безопасности ООН. В случае проведения миротворческих операций. Но в Уставе ООН есть и статья о праве на самооборону. И здесь никаких санкций уже не нужно.

Так. Что я забыл?

ВОПРОС: В моем вопросе речь шла о многополярности в самой России как таковой и о том, что касается отношения международного сообщества в отношении России, если она не соблюдает эти принципы: убийства журналистов, страхи, боязнь, отсутствие свободы, неправительственные организации.

В.ПУТИН: Я два слова скажу. Там был другой какой-то вопрос, на этот я в принципе уже отвечал, когда говорил о составе российского парламента. Посмотрите, кто там представлен и какие политические взгляды у тех людей, которые занимают лидирующие позиции в парламенте, легитимные партии. Что касается неправительственных организаций, то они активно работают в России. Да, мы ввели новую систему их регистрации. Она мало чем отличается от систем регистрации в других странах. И никаких замечаний от самих неправительственных организаций мы пока не видели. Мы практически никому не отказали в регистрации. Там есть два-три случая по чисто формальным условиям, и эти неправительственные организации работают над тем, чтобы исправить какие-то положения устава и так далее. По субстантивным, сущностным вопросам никому не отказано. Все самым активными образом трудятся и будут трудиться дальше.

Что нас беспокоит? Я могу сказать и думаю, что это понятно для всех: вот когда эти неправительственные организации финансируются, по сути, иностранными правительствами, то мы рассматриваем это как инструмент иностранных государств в проведении политики в отношении нашей страны. Это первое. И второе. Во всех странах существуют определенные правила финансирования, скажем, избирательных кампаний. Через неправительственные организации идет финансирование от правительственных источников других стран, в том числе и в рамках правительственных кампаний. Ну куда это годится? Это что, нормальная демократия, что ли? Это скрытое финансирование. Скрытое от общества. Чего же здесь демократичного? Можете Вы мне сказать? Нет! Не можете. И не скажете никогда. Потому что это не демократия, а просто влияние одного государства на другое.

Но мы заинтересованы в том, чтобы развивалось гражданское общество в самой России, чтобы оно ругало власти, критиковало, помогало власти определять свои собственные ошибки, корректировать свою политику в интересах людей. В этом мы, безусловно, заинтересованы, и мы будем поддерживать гражданское общество и неправительственные организации.

Что касается страхов там и так далее. Знаете, у нас меньше страхов сегодня, чем во многих других странах. Потому что за последние годы мы кардинально изменили ситуацию в сфере экономики и благосостояния граждан. У нас еще очень много проблем. И у нас очень много нерешенных проблем. В том числе проблем, связанных с бедностью. И вот я Вам скажу, что страхи-то в основном исходят отсюда.

Что касается журналистов, то да, это большая сложная проблема. И журналисты гибнут не только, кстати говоря, у нас, в России, но и в других странах. Больше всего журналистов погибло где? Вы же специалист, можете, наверное, сказать, в какой стране больше всего погибло журналистов за последние, скажем, год-полтора? В Ираке больше всего погибло журналистов.

Что касается трагедий в нашей стране, мы, безусловно, будем самым тщательным образом бороться с этими явлениями и жестко карать всех преступников, которые пытаются подорвать и доверие к России и расшатать нашу политическую систему.

Спасибо вам за внимание.

 

Repost 0
15 décembre 2011 4 15 /12 /décembre /2011 16:22

Политологи и журналисты комментируют состоявшийся в субботу митинг «несогласных»        

Первый вопрос, которым задаются российские эксперты и западные журналисты, звучит так: «Кто они, участники митинга?». Однако к общему знаменателю обозреватели пока так и не пришли. Еще больше разночтений вызвала попытка спрогнозировать развитие событий. Если многие российские обозреватели не видят особых перспектив у «движения несогласных», то иностранные политологи и обозреватели чуть ли не в голос предрекают России некую «снежную революцию».

«Я бы не отождествлял участников протестных митингов с гражданским обществом», - размышляет заместитель генерального директора Центра политической конъюнктуры Александр Шатилов. С его точки зрения, гражданское общество - это общество, которое предпочитает взаимодействовать с властью, а не шантажировать ее, не ставить условия и не реализовывать сценарий переворотов или «оранжевых» и прочих «цветных» революций. В этой ситуации говорить от имени гражданского общества «несогласные» просто не могут, уверен А. Шатилов. «Другое дело, что нередко в политике тон задают не законопослушные граждане, не большинство населения, а кричащее меньшинство, которым, в общем-то, являются нынешние участники митингов, - напоминает политолог. - Они навязывают свою точку зрения в качестве обязательной для всех граждан России. Хотя, по большому счету, к избирательной кампании участники этих митингов имели очень опосредованное отношение».

«Я бы не назвал оппозиционные митинги полноценным протестным движением, — заявил политолог Павел Данилин. — Скорее, это всплеск недовольства вполне конкретного, далеко не самого бедного слоя людей — современной сытой молодежи с «айпэдами» и «айфонами». Так они, я подозреваю, высказывают свою разочарованность: ведь лично они вместе со своими друзьями по социальным сетям, возможно, голосовали или даже просто думали голосовать за оппозицию, но в итоге победила «Единая Россия», которую поддержала большая часть населения, не подверженная этому сытому протестному настроению».

Заведующий кафедрой политологии и социологии Российского экономического университета имени Плеханова Владимир Бурматов считает, что события в Москве, Петербурге и других городах развиваются по классическому сценарию «цветного переворота».

Эксперт отмечает, что именно по такому, западному сценарию идет и призыв к российской молодежи выходить на митинги против выборов. Неслучайно для агитации был выбран сайт «ВКонтакте», который популярен в России среди молодых людей. Такие митинги, прогнозирует В. Бурматов, могут обернуться трагедией, ведь задача провокаторов — вызвать беспорядки и столкновение молодежи с ОМОНом. Подобные митинги организуются по большей части в Москве и в Санкт-Петербурге, отмечает П. Данилин. «В остальных, даже крупных городах, не говоря уже о малых населенных пунктах, акции несогласных в лучшем случае ограничиваются традиционными сборищами нескольких десятков недовольных, — уверен он. — Митингующие же, я подозреваю, даже не догадываются, что за МКАД есть жизнь, что в стране живут другие люди, которые ценят то, что имеют, и им неведомы подобные модные псевдореволюционные порывы, люди, которые не сидят с утра до вечера в любимой группе «ВКонтакте» или на «Фейсбук».

Массовость протестов столичных жителей он объясняет лишь стечением обстоятельств: состоялись выборы, которые всегда вызывают определенный политический накал, вновь победила партия, не овеянная столь притягательной революционностью. «Кроме того, для столицы это типично: прошел чемпионат мира по футболу — все футбольные эксперты, в США выборы президента — все фанаты темнокожего демократа, умерла звезда шоу-бизнеса — все, оказывается, были ее почитателями», - иронизирует эксперт.

Достаточно жестко оценил акцию 10 декабря на Болотной площади телеведущий и писатель Андрей Максимов, по его словам, приятно удивленный «адекватностью и цивилизованным поведением московских властей». «Мало того, что власти санкционировали митинг, но и, увидев, какое количество людей собирается участвовать в митинге, они предложили даже более удобное место проведения, чем то, которое было заявлено вначале, - поделился он своими размышлениями. - Да и корректное поведение правоохранительных сил было организовано властью – это очевидно. С другой стороны, именно сегодня стал совершенно очевидным тот факт, что народ снова нагло использовали в своих целях – и оппозиция, и власть. Народу дали выпустить пар, организаторы заработали себе некие политические очки, и, собственно, все. Ведь понятно же, что итоги митинга в политическом отношении – нулевые, зато оппозиция пропиарила себя очень удачно. Пока у оппозиции не появится подлинного лидера, все митинги ни к чему не приведут».

О нынешних лидерах «несогласных» высказался писатель Сергей Лукьяненко: «Я на митинг не ходил. И вовсе не потому, что против митингов вообще. И не потому, что поддерживаю фальсифицированные выборы. Я не пошел на Болотную площадь потому, что организаторы и так называемые «протестные лидеры» не вызывают у меня ни малейшего доверия. Господа Навальный, Немцов и иже с ними, по моему мнению, преследуют исключительно свои политические цели, повышают свой рейтинг узнаваемости. К демократии это не имеет ни малейшего отношения».

Британская газета «Гардиан» сообщает читателям, что на улицы вышел «российский средний класс», а люди настолько не верят политикам, что в стране будет непросто создать коалицию, которая объединила бы разные политические течения, принявшие участие в митинге. Агентство «Рейтер», в свою очередь, пишет, что, несмотря на заверения отдельных представителей оппозиции о том, что их флаги будут развеваться над Кремлем, у Владимира Путина по-прежнему очень большие шансы вновь стать президентом. При этом журналисты ссылаются на опросы общественного мнения, демонстрирующие, что действующий глава правительства является самым популярным политиком в стране.

Как сообщили газеты, председатель правления московского рекламного агентства ИМХО VI, входящего в группу «Видео интернэшнл», Арсен Ревазов, объявил в России революцию, придумал ей имя и даже «фирменный стиль». «Арсен Ревазов призвал к снежной революции, - пишут различные издания. - Председатель правления ИМХО VI считает, что всем протестующим против итогов выборов следует повязать белые ленточки». Идея, уточняют журналисты, родилась в «Фейсбук», где бизнесмен разместил запись «Снежная революция, или чистый креатив», в которой призвал горожан выражать свой протест, повязывая белые ленточки. В то же время нашлись журналисты, усомнившиеся в его авторстве и приписавшие А. Ревазову озвучивание «домашней заготовки» внесистемных оппозиционеров. Блогеры уточнили дату регистрации домена «ленточки» и сообщили, что «символ снежной революции» был «утвержден» задолго до выборов.

«Белые ленточки» заготовлены еще в октябре, - пишут блогеры. - То есть, то, что происходит - не импровизация, а последовательные и спланированные действия провокаторов! Ну что ж, борцы за чистоту и справедливость, цепляйте белые ленточки и продолжайте верить, что участвуете в стихийном народном протесте!».

Журналисты задаются вопросом: пойдут ли политические игры на пользу руководителю крупного рекламного агентства, как рекламодатели отнесутся к тому, что их агент пытается устроить в России «твиттер-революцию»? При этом многие блогеры сообщают о своей готовности носить белую ленту. Впрочем, некоторые, как, к примеру, пользователь «Твиттер» Арина Аржанухина, уверены: «Насколько я поняла, белая ленточка - символ революции, белой, снежной, да какой угодно, но революции. А стране нужно не это».

Впрочем, в Соединенных Штатах уже есть люди, уверенные: в России произошла «великая декабрьская революция». Американский телеканал «Фокс ньюс», принадлежащий медиамагнату Руперту Мэрдоку, для вящей убедительности включил в сюжет о протестах в Москве и Санкт-Петербурге 6 декабря видеозапись с беспорядками в Греции. На ней - многочисленные пожары, разбитые стекла и люди, швыряющие бутылки с зажигательной смесью в полицию. Кроме того, на одном из кадров заметна витрина с надписью на греческом языке. На видео также видны пальмы, и люди в летней одежде. Закадровый голос произносит: «Это Москва, акция тех, кто не согласен с итогами парламентских выборов». Как утверждают эксперты, эти фрагменты были взяты из съемки протестов в Афинах, сделанной 6 декабря агентством «Ассошиэйтед пресс». Два дня спустя один из руководителей «Фокс ньюс» признал свою ошибку, но телезрители до сих пор «под впечатлением». Классика «оранжевых» технологий…

Мало кому на Западе приходит в голову призадуматься над результатами социологических опросов в ходе избирательной кампании и «экзит-полов» в день голосования: они практически полностью совпадают с официальными итогами выборов. Разве что оппозиция получила голосов несколько больше, а «Единая Россия» - несколько меньше, чем предполагали социологи.

Победитель - тот, кто действительно больше завоевал голосов, а не тот, кто больше выведет на улицу взбудораженных граждан или стражей порядка, считает политолог Сергей Кургинян.

«Наша борьба, так же, как и борьба любых других, сколь угодно чуждых нам по убеждениям национальных сил, должна вестись под лозунгом: «Разборка без посторонних!», - заявляет он. - Кто бы что ни хотел делать с властью - он, если находится в рамках национального консенсуса, не должен политически якшаться с американцами и их натовскими приспешниками».

 Василий Викторов

Специально для Столетия – 11 декабря 2011

 

Repost 0
7 décembre 2011 3 07 /12 /décembre /2011 12:45

Данная статья написана на основе моего переработанного выступления на семинаре "Русско-французская дружба: прошлое, настоящее, будущее", состоявшегося 3 декабря 2010 года.  Но все же я не настаиваю на том, что информация является исчерпывающей, так как это сподвигло бы меня на написание не статьи, а целой книги.

Автор - Роман Бессоне/ Romain Bessonnet – Perspectives libres N°2 avril 2010/

Оригинал публикации на французском языке:

 http://clcr.over-blog.com/article-la-russophobie-dans-les-medias-fran-ais-91333238.html

При перепечатке перевода статьи ссылка на блог  http://clcr.over-blog.com обязательна

 На момент падения Берлинской стены антикоммунистическая русофобия, видевшая в каждом гражданине  Советского Союза либо коммунистического агента, либо раба-узника коммунистического ада, исчезла. На ее место появился новый, более утонченный вариант, имеющий своих приверженцев и распространившийся повсеместно во французских средствах массовой информации.

Моим намерением не является критика тех, кто, подобно Солженицыну, боролись против СССР из глубокой любви к России, её душе, земле и традициям. Но мне хотелось бы поразмышлять о тех, кто путают понятия Россия - СССР; Путин - Сталин.

Во имя "демократии" и "свободы", средства массовой информации, а также интеллектуалы, коих во Франции большинство, использовали два вида оружия против русских патриотов: замалчивание и ложь.

В своей статье я буду придерживаться трёх пунктов:

- изложить эволюцию информационных манипуляций;

- изобличить наиболее распространенную ложь о России;

- положить начало типологии русофобов.

 

Эволюция информационных манипуляций.

Я буду рассматривать данную эволюцию в целом, не в даваясь в детали, так как это стало бы сюжетом для отдельной книги.

1989- 1991

Горбачёв в это время находится на вершине своей международной популярности. Разоблачаются и становятся обьектом карикатуры политические ястребы и партийные консерваторы, силы безопасности и советская армия, сопротивляющиеся капитуляции советского президента перед Западом. Никто из корреспондентов, находившихся в то время в Москве, не задаётся вопросом, в чем состояла опасность в будущем  такого геополитического дисбаланса в сторону Запада. Как то :

- прекращение в одностороннем порядке деятельности Варшавского договора, без одновременного роспуска НАТО;

- вывод советских войск из Венгрии, Чехословакии, Германии и Польши, без соотвествующих действий с американской стороны в отношении Западной Европы;

- Договор о суверенитете Германии в формате «два плюс четыре» 1990 года,  предполагающий объединение двух германских государств и в системе НАТО.

Фактически, большинство тех журналистов, кто сознательно или без, оказывали поддержку американизированной Европе, образ которой очень далек от той европейской Европы, простирающейся от Атлантики до Урала, когда-то защищаемой генералом де Голлем.  Они искажали намерения русских патриотов, которые стремились защитить мирные завоевания.

Более того, эти противники выступали против экономических и политических реформ и склонялись к сильной власти, способной поддерживать объединённый СССР с экономикой расширенного управления.

И всё же изображать их большевиками с ножом в зубах...

В конечном счёте, те же самые комментаторы единогласно представляли президента РСФСР (будущей Российской Федерации) Бориса Ельцина, как "популиста", "максималиста", "безответсвенного человека". Тогда как, тот же Ельцин, годом позже, станет для них ангелом демократии, "безоружным героем"...

1991 – 1993

Когда дальнейшая бесполезность Горбачёва стала очевидна, а сфера советского влияния уничтожена, информационная свора оборачивается против него. Официальной версией стало использование силы в странах Балтии в январе 1991 года, а в действительности - факт защиты Горбачёвым советского государства.

Особенно после августовского путча 1991 года становится заметным момент дезинформации: иностранные СМИ дают понять, что гласность и перестройка находятся в опасности и страна полыхает в кровавом пламени, устроенном путчистами. Тогда как, зачинщики путча не собираются применять силу против кого-либо: будь то Верховный Совет (в Москве) или же горисполком в Ленинграде (будущем Санкт- Петербурге).

В ходе августовских событий 1991 года при выходе танков из туннеля на Садовом кольце было трое погибших. Более того, отзвуки путча были ощутимы только в трёх регионах СССР (Москва, Ленинград и Латвия).

Позднее французские СМИ лишаются чувств перед лицом "новой России" и превозносят её политических руководителей, таких как Борис Ельцин, Егор Гайдар[i], Андрей Козырев[ii]... её экономических преступников, ставших "руководителями предприятий", таких как Борис Березовский, Владимир Гусинский.

И вот ее "демократические" руководители собираются предать волеизъявление советского и русского народа. Действительно, 8 декабря 1991 года,  Борис Ельцин, вместе со своими белорусскими и украинскими коллегами, подписывает Беловежские соглашения, хоронящие СССР. Его текст полностью противоречит результатам референдума, проведенного 17 марта 1991 года, на котором 89,8 % советского и 71,3% российского народов высказались в поддержку существования СССР...

Таким образом, 2005 год не стал единственным моментом, в котором французские СМИ поддержали отмену результатов народного референдума, проведенного парламентским способом.

Судьба рабочих, крестьян, учителей, научных работников, у которых было отнято всё (невыплаченные зарплаты, молниеносно потерянные накопления всей жизни, безработица, мизерные пенсии), не интересует французские СМИ. Так же как и не интересует их и судьба миллионов русских людей, выброшенных за пределы бывших советских республик, где они работали, преподавали, служили (Узбекистан, Киргизия, Туркменистан, Молдавия, Грузия...) и которые внезапно стали безработными и  попали под огонь дискриминации и погромов, учиненных теми, с кем ещё 10, 20, 30 лет назад они жили в мире...

В октябре 1993 года Российский парламент (Верховный Совет Российской Федерации) восстаёт против экономических реформ президента Ельцина. Последний,  в нарушение действующей конституции и наперекор решению Конституционного суда России, принимает решение распустить действующий парламент. Последствием данного решения стали массовые манифестации в поддержку парламента и объявление Борисом Ельциным  чрезвычайной ситуации в стране. Центр Москвы был оцеплен и Верховный Совет был расстрелян из танков. Эти события повлекли за собой смерть 152 человек...

Французские же средства массовой информации представили это событие как... антидемократический путч со стороны "коммунистов", "захватчиков" Верховного Совета! Они выступили за президента - зачинщика гражданской войны в центре Москвы и с самого начала поддерживаемого Биллом Клинтоном ("Мой друг Борис!").

1998 – 1999

Позднее следуют несколько отклонений в политических реформах, например:

- война в Чечне;

- манипуляции с урнами для голосования, чтобы обеспечить победу Бориса Ельцина и его избрание на второй срок во время президентских выборов 1996 года. Хотя все опросы общественного мнения подтверждали его поражение в пользу Зюганова;

- незаконная приватизация.

 Эти герои демократии, хранители свободы прессы, получившие поддержку Мирового Валютного Фонда и Мирового Банка, приводят страну на грань краха в августе 1998.

И эти западные СМИ, а также западные интеллектуалы показали, что они против возвращения русской мощи в период с 1994 по 1998 годов, отражая в своих пугающих репортажах появление "красно-коричневых"[iii], политиков националистического и сталинского толка, стремящихся к захвату власти и водворению террора в стране и Европе[iv].

В этих репортажах и статьях, Проханов, Баркашов или Дугин представлены как новые Гитлеры, действующие с максимальной свободой и в тесном сотрудничестве с российскими силами безопасности. В последующие годы эта тема лишь возрастёт... И вот, как результат экономического краха российского государства - 17 августа 1998 года, объявленного молодым премьер-министром либералом Сергеем Кириенко[v], российский парламент обязывает Бориса Ельцина назначить премьер-министром Евгения Примакова. На нового главу правительства возложено, в своем большинстве коммунистическим парламентом, создание программы возрождения и восстановления промышленного производства.

Евгений Примаков снимет определённые табу предыдущих правительств:

- передача государству стратегических предприятий, приватизированных ранее и пришедших в упадок;

- занятие снова коммунистами, уволенных в 1991 - 1993 годах, постов в общественных организациях и предприятиях;

- усиление государственного контроля за валютными операциями и полномочий фискальной службы для ее более эффективного функционирования;

- обесценивание рубля;

- борьба с экономической преступностью на всех уровнях.

Евгений Примаков работал с Андроповым, затем с Горбачёвым и был директором Службы внешней разведки Российской Федерации[vi] с момента её создания в 1992 году. Затем он был министром иностранных дел с 1996 года, пост, на котором он часто находился в оппозиции к советникам президента и олигархам по вопросам Югославии и по расширению НАТО (Примаков выказывал решительное неприятие по отношению к Западу в данных вопросах).

Информационная кампания, развернутая американскими СМИ, будет направлена против него. Его политический портрет будет выписан в красках коммунистической номенклатуры, стремящейся восстановить плановую экономику, отправить в тюрьмы бизнесменов...

Фактически, подобно чревовещателям, эти СМИ пересказывают аргументы политических деятелей либерального толка (таких как Галина Старовойтова) и олигархов (таких как Борис Березовский), которые являются теми, кого Маркс называл "космополитическая конспирация капитала".[vii]

Действительно, данные жестикуляции стремятся скрыть экономические успехи правительства (1999 год – первый, начиная с 1993 год,  роста экономики, и, в особенности, - промышленной продукции), скрыть факт регулярной выплаты зарплат служащим и ликвидации задолженности по пенсиям. И пропорция облагаемого налогами валового внутреннего продукта возрастает в течение одного года с 12% до 25%.

Образ Примакова окончательно будет демонизирован в западной прессе и на радио и телевидении во время бомбардировок Югославии блоком НАТО. Его упорное противодействие интервенции (которая символически выразится в развороте его самолёта над Атлантикой, как только Примаков узнал о начале бомбардировок,  направляясь на встречу по вопросам экономики с американским вице-президентом Альбертом Гором в Вашингтон) будет карикатурно отображено французскими средствами массовой информации. Они выставят его российским пособником "военного преступника Милошевича". Возможно,  для того, чтобы заставить забыть о военных преступлениях НАТО [viii].

И данная коалиция получит, в конечном счёте, «голову смутьяна» в правительстве.

2000 – 2003

После назначения премьер-министром и, затем, победы на законодательных выборах в 1999 году Владимир Путин становится Президентом Российской Федерации. Начало его президенства проходит под девизами: "диктатура закона" и "суверенная демократия".

"Диктатура закона" будет в скором времени проиллюстрирована арестом Владимира Гусинского[ix], обвиняемого в краже, налоговой фальсификации и мошенничестве.  Его телевизионный канал взят под правительственный контроль ГАЗПРОМом - заёмщиком Гусинского. Французская пресса, в частности Канал «Плюс», запустит первые информационные кампании против "Путина - преследователя независимой прессы", показывая в своих репортажах героического директора телевизионного канала НТВ Евгения Киселёва, противостоящего милиции в момент смены владельца канала в январе 2001 года (эта жертва путинской цензуры беспрепятственно продолжит свою карьеру на различных каналах - ТВ6, ТВС, РТВИ, ИНТЕР, ФОРБЕС, Новые Времена-Газета.ру).

Эта кампания будет продлена с помощью возврата себе государством Первого канала телевидения - ОРТ, владелец которого - Борис Березовский[x] получил его в свою собственность путём сомнительной приватизации. Данная операция так же будет представлена западными СМИ как новый эпизод в "закручивании гаек российским средствам массовой информации".

Если посмотреть в действительности на то, что представляло собой российское телевидение в то время, необходимо отдать себе отчет, что их характеризовала вовсе не свобода прессы.

Действительно, в этих компаниях у журналистов была инструкция служить политическим и экономическим интересам собственников компаний (например, развивать компании по дискредитации неугодных политиков и высших чиновников).[xi]  Тем самым можно констатировать, что журналисты телевизионных каналов еще менее свободны (но более богаты!), чем в СССР в период гласности. Я также напоминаю, что французские журналисты, скорые объявить об убийстве ПОЛИТКОВСКОЙ в России, не высказали ни малейшего протеста против убийства в 1995 года Владислава ЛИСТЬЕВА [xii], руководителя канала ОРТ,  хозяином канала БЕРЕЗОВСКИМ или в 2001 году убийства Пола ХЛЕБНИКОВА[xiii] - автора неофициальной  биографии БЕРЕЗОВСКОГО.

            Арест Михаила ХОДОРКОВСКОГО в 2003 году породил массу лжи о  российской власти. Действительно, с самого начала западные СМИ закрепили тезис об оппозиции в России, которая потеряла своего основного финансиста.  Михаил ХОДОРКОВСКИЙ был последним «независимым бизнесменом России»[xiv]. Самой яркой иллюстрацией этого тезиса стала организованная  27 октября 2005 года Андре ГЛЮКСМАННОМ пресс-конференция «Ходорковский – пленник вертикали власти»[xv], где последнего сравнивали с САХАРОВЫМ…

       Однако Михаил ХОДОРКОВСКИЙ - экономический преступник (уклонение от уплаты налогов, хищение денежных средств, незаконный экспорт нефти, мошенничество), а также уголовный преступник:

«Никто не вспоминает, к несчастью, что в заключении находится также один из руководителей службы безопасности компании ЮКОС. Думаете ли вы, что он действовал по своей воле, под свою собственную ответственность и один брал на себя все риски? Он не имел конкретных интересов. Он не был основным акционером компании. Ясно, что он действовал исходя из интересов и по инструкции своих боссов. Но как он действовал? Есть только доказанные преступления: их - 5.

 «Они хотели увеличить их офисы в Москве за счет соседнего магазина под названием «Чай». Во главе этого маленького коммерческого предприятия стояла женщина. Ее вызвали, потребовали продать предприятие. Она не уступила – наемный убийца выстрелил в нее на лестничной площадке на глазах у ее мужа».

«Мэр Нефтеюганска, где был построен производственный объект компании ЮКОС. Что требовалось от компании?- Платить налоги. Его убили».

Эти люди, которых привлекали руководители службы безопасности компании ЮКОС к организации убийств. Семейная пара. Их начали шантажировать, требуя их долю в бизнесе. Потом их убили.

«Это доказанные преступления, доказанные расследованиями и судебными приговорами. Давайте мы не будем забывать этого(...) »[xvi]

Таким образом, поддерживать МИХАИЛА ХОДОРКОВСКОГО сегодня, это как если бы западные интеллектуалы поддерживали АЛЬ КАПОНЕ в 30-ые годы после его ареста в США…

И, наконец, террористические акты в театре на Дубровке в Москве, в школе в БЕСЛАНЕ, в Республике Северная Осетия были поводом для безграничной дезинформации. Действительно, французские СМИ выставляли авторами насильственных действий не террористов, носивших на себе взрывные устройства и употреблявших героин во время всех этих событий, а … Владимира Путина.

Вообразите, если бы такая версия была представлена во время терактов 11 сентября 2001 года (например, обвинить Джорджа Буша в совершении этих терактов на основе того, что американские средства противовоздушной обороны не смогли сбить самолеты…). Это был бы настоящий скандал! То есть действует двойная мораль: одна для Запада (где терроризм – зло в самом себе), другая - для России (где государственная власть – зло в себе).

Таким образом,  будем осуждать результаты штурма положительно или отрицательно, оцениваются методы освобождения, в то время как речь идет об одних из самых крупных взятий в заложники…

Кроме того, ищут смягчающие обстоятельства для террористов: несчастные женщины, потерявшие семью во время войны в Чечне, бедные женщины, подталкиваемые к терроризму из-за потери свободы их страны…Вообразите французскую газету, использующую такой тип аргументации вследствие теракта самоубийцы в Тель-Авиве, Нью-Йорке или Париже! Здесь также мы наблюдаем двойную мораль…

Самый негативный результат был получен благодаря огромному количеству международных откликов, последовавших после опубликования в номере еженедельного журнала «Сourrier international» статьи под названием «После БЕСЛАНА, диктатура», где рассказывается, что Владимир Путин использовал атаки для восстановления демократического централизма в России и положил конец последнему прибежищу демократии и плюрализма: губернаторам. Хотя реформа, касающаяся губернаторских выборов,[xvii] была проведена после нападения в Беслане, так как контртеррористические операции выявили отсутствие скоординированности между федеральными и региональными силами безопасности. Где диктатура?

2008

Война в Грузии – типичный случай дезинформации. Западные СМИ молчали в то время как грузины устроили ад на земле населению Южной Осетии…  Грузинская армия подвергла бомбежке население, расстреливала людей как зайцев. Результат - 1 500 погибших, а также 75 погибших российских миротворцев, имевших мандат СНГ. Они могут умереть… Они – русские …

Странно, СМИ проснулись 11 августа 2008 года, когда 58 российская армия прошла Рокский туннель, отделяющий Южную Осетию от России. На следующее утро каждые 20 часов шли репортажи, обличавшие вторжение агрессивной российской армии в Грузию. Забыв предшествующие события, никогда не давая слова официальным российским представителям, осетинским жертвам бомбардировок. Наоборот, репортажи сопровождались кадрами, снятыми в Осетии, но представленными как передаваемые из города Гори в Грузии.  Почему ни один репортаж не был передан ни из Южной Осетии, ни из Абхазии? Зачем выстраивать иерархию среди жертв? Зачем молчать, что СААКАШВИЛИ в 25 раз увеличил военный бюджет за предыдущие 3 года? Зачем замалчивать тот факт, что население Южной Осетии и Абхазии никогда не было согласно с грузинской независимостью и фактом отмены в одностороннем порядке их статуса автономии в 1990 году?

Правда заключается в том, что Грузия – это американский авианосец на Кавказе, что Грузия потеряла больше солдат в Ираке, чем во время войны в 2008 году.

Предел всему был визит Бернара-Генри Леви с миссией для газеты «Le monde»[xviii], который создал агиографический портрет военного преступника СААКАШВИЛИ, описал российских военных, которых он никогда не видел под контролем  Рафаэля Глюксманна, франкоязычного политтехнолога СААКАШВИЛИ.[xix]

2010

Беспрецедентная для всех российских метеорологических наблюдений засуха летом 2010 года дала повод сюрреалистической дезинформации: резюмирую: если засуха - это вина Путина! 

Французские СМИ подхватили аргументацию «с душком» либеральной оппозиции, по словам которой изменения Лесного кодекса в 2006 году были преступлением, так как они децентрализовали управление лесами и дали больше прав их собственникам. То есть это те же «красавцы», упрекавшие в течение 10 лет «сверхцентрализм» и «сверхэтатизм» Владимира Путина. Тогда где же правда?

К тому же Владимира Путина описывают как авторитарного и ограниченного правителя. Что он сделал в этом случае? Итак, он изменил Лесной кодекс, чтобы усилить контроль федеральной власти за лесами, который взял на себя управление лесным хозяйством, их число увеличилось. Для власти, которая не заботится о своем народе…

Затем они высмеивали обещание В.Путина наказать виновных и восстановить сгоревшие дома или выплатить компенсацию. В первые недели, когда российское правительство не организовало работу, на телевидении и во французской прессе «расцвели» репортажи о бешенстве ничего не получивших жертв. А потом, больше ничего…

В действительности, не нужно было показывать, что правительство выполнило обещание в срок и что к 1 декабря 2010 года все жертвы пожаров были переселены или им была выплачена компенсация! Не нужно было показывать, что по малейшей жалобе пострадавшего В.Путин отправлял советника для решения проблемы!

Самая распространенная ложь о современной России

Россия = Диктатура.

Сначала необходимо подчеркнуть, что Россия имеет многопартийную политическую систему: в парламенте представлены 4 партии (больше, чем в Великобритании, которая не относится к диктатуре): коммунисты, либерал-демократы, Единая Россия (проправительственная) и Справедливая Россия (член международного социалистического направления). В действительности, основной оппозиционной силой является коммунистическая партия  РФ. Это не то, чего бы хотела российское правительство и западные СМИ, но это так! Прозападные либералы представляют собой ультра малую силу в российской политике. Не надо забывать, что они имели власть в течение 7 лет, достаточное время, чтобы ввергнуть страну в разруху…Прекрасная легитимность!

Российская власть близка к населению на всех уровнях. Президент, министры, губернаторы получают жалобы и вопросы граждан напрямую, то, что называют по-русски «Прием граждан», где решаются проблемы. К тому же есть общественные институты, как например, Общественная палата России[xx], которая принимает жалобы граждан, выслушивает органы власти и выражает свое мнение, которому, как правило, следуют.

Необходимо подчеркнуть, что недавний федеральный закон о полиции (которая заменила с 1 марта 2011 года милицию) обсуждался не только обеими палатами Парламента, Общественной Палатой, но также на интернет-сайте граждане могли предложить поправки к каждой статье и видеть были ли поправки рассмотрены правительством. Для диктатуры…

Эта оценка не исходит ли из того факта, что власть в России просто сохранила властные полномочия!

Россия = Грязная война.

В западных средствах массовой информации считается хорошим тоном описывать войну в Чечне как колониальный конфликт, «грязную» войну, например, похожую на ту, которую Франция вела в Алжире.

Сначала скажем, что умалчивают об этнических чистках более 150 000 русских и 20 000 казаков, уничтоженных властью Джохара ДУДАЕВА с 1991 по 1994 год. Умалчивают о систематически практиковавшихся кражах, изнасилованиях, пытках россиян на железной дороге БАКУ-МОСКВА с 1991 по 1994 год, похищение людей, наркотрафик имела международный масштаб в этой республике. Почему забывать это? Может быть, сконцентрироваться на преступлениях, связанных с войной, и особенно разрушительную войну, которую вели чеченские исламисты с 1992 года[xxi], терроризм,  забывают говорить о причинах…

К тому же, забывают говорить об очень сложной геополитике Кавказа, о роли США, о роли Грузии, Турции в этой войне.

 

 

 

 

Россия = Отсутствие свободы прессы.

Очевидной для большинства французов является идея, что СМИ в России не свободны. Это наглая ложь. Во-первых, когда я читаю то, что французские газеты говорят о русском телевидении, у меня, как носителя русского языка, создается впечатление, что мы смотрим не одно и тоже! В действительности, на трех основных каналах есть представители абсолютно либеральной оппозиции по отношению к правительственной линии. Николай СВАНИДЗЕ (историк, либерал), ведет свою историческую передачу на государственном канале «Россия 1» и на другом правительственном канале из Санкт-Петербурга «Пятый». Владимир ПОЗНЕР (либеральный журналист, родившийся в США), у которого есть своя передача дебатов под его фамилией на канале ОРТ, где он каждый воскресный вечер встречает разных политических деятелей (как из правительства, так и из оппозиции)… Эти каналы, даже если и принадлежат прямо или косвенно государству, регулярно провоцируют скандалы (например, касающийся рынка Измайлово[xxii]  в разоблачающем репортаже на канале «Россия»). Канал РЕН ТВ никогда не был обходителен с правительством. Но не критикуют ли его, скорее, в отсутствии политической корректности? Так как там свободно обсуждают вопросы иммиграции, нации и суверенитета…

Влиятельные газеты почти в полном большинстве (от «Коммерсанта» до «Правды») находятся в оппозиции к Путину, за исключением двух: «Российская газета» (официальный печатный орган российского правительства) и «Известия» (газета, финансируемая «Газпромом»). В действительности, ни одна из этих газет не щадит власть имущих. Уровень дискуссий, который в них можно найти, в общем, лучшего качества, чем во Франции. Но наши «специалисты» по России, читают ли они эти газеты? Или они довольствуются прослушиванием Российской службы радио «Radio Europe Liberté » (радио американского конгресса, вещающее на территорию бывшего СССР).

И тогда вытаскивают аргумент – дубинку: но там убивают журналистов! Вначале, как было указано в предыдущей статье, возмущение в этой сфере очень избирательно. К тому же, по статистике, за последние 10 лет в Бразилии было больше убито журналистов, чем в России. Диктатор ли Лула? Когда внимательно изучаешь убийства в Бразилии, они всегда связаны с организованной преступностью или с коррупцией (или одновременно с обеими) и касаются журналистов, ведущих расследования в этой сфере.

Россия = Международная угроза.

Этот аргумент появился после войны в Грузии в 2008 году.[xxiii] В то время как Россия не нападала ни на одно государство после вторжения в Афганистан в 1979 году (не то, что нападение НАТО на Югославию, ни США на Ирак). Что касается наступления на Грузию, целью его было обеспечение мира и защиты солдат, осуществляющих поддержание мира в рамках миротворческого мандата СНГ.

Наконец, Россия осуществляет деятельность по стабилизации Кавказа. Каждый раз, когда Россия уходит с Кавказа (например, между 1991 и 1994 годами), количество конфликтов только удваивается во всех зонах конфликта (Нагорный Карабах, Нахичевань).

Россия = Фашисткая и расистская страна.

Мне хотелось бы напомнить читателям, что в России существует не одна категория граждан. Что графа «Национальность (этническая)» убрана из паспортов с 1993 года. В то время как в странах Балтии, членах большого демократического блока НАТО – ЕС (особенно правдиво для Эстонии и Латвии) русскоязычные граждане лишены их гражданства в 1991 году по одному простому этническому критерию (гражданами вновь независимых республик стали только граждане этих республик до 1940 года и их дети). Таким образом, они оказались лишены права голосования, права иметь определенные профессии (чиновники, адвокаты…) Я также напоминаю, что именно в латвийском сейме, а не в российской Думе один депутат предложил поправку к закону, осуждающую коммунистические преступления, требуя чтобы «евреизация страны» была определена как преступление, совершенное СССР против латвийской нации. Я напомню, наконец, что именно в Эстонии и Латвии день создания местных Waffen SS является днем национальной памяти с парадом в форме того времени и что советские ветераны были лишены военной пенсии, в то время как она была назначена бывшим членам коллаборационистских союзов с нацисткой Германией. Значит, где же находится государственный фашизм?

Я напоминаю, что на своей территории официально Россия насчитывает 123 национальности и что Москва – главный грузинский и армянский город в мире. Редкие экстремисты, совершающие расистские преступления в России имеют сомнительное происхождение. Например,

- ДПНИ (движение против нелегальной иммиграции) – организация, созданная в начале 2000 годов, используя войну в Чечне, развила политику ненависти и поддержку репрессии против нерусских национальностей, устроившихся в европейской части России (в основном в Москве и Санкт-Петербурге). Среди его руководителей можно найти таких людей как: Александр ПОТКИН (его настоящее имя – Александр БЕЛОВ), тот, кто является тайным советником на национальном уровне и основателем ДПНИ и, кто был доверенным лицом бывшего министра финансов при ЕЛЬЦИНЕ (1992-1994 гг.); Бориса ФЕДОРОВА, когда последний был либеральным кандидатом на выборах в декабре 2003 года,  человек, близкий к Борису БЕРЕЗОВСКОМУ.

- Славянский союз – организация, отколовшаяся от РНЕ (Русское национальное единство), упрекавшая последнего в слишком большой близости к коммунистам и его бездействии. Обе организации рассматривались как ударные группы ДПНИ, осуществлявшие убийства иностранцев и сограждан неправославной национальности. Биография руководителей и финансирование не прозрачны.

Эти организации жалуются на «преследования» со стороны властей, классифицирующих первых как экстремистов. Действительно, провоцируя ненависть с мощной рекламной поддержкой западных средств массовой информации, они используются сознательно врагами России в качестве представителей « расистского и глупого русского народа».

Типология французских русофобов.

 «Антитоталитаристы».

В массе « новых философов» эти персонажи имеют идеологическую поддержку под предлогом защиты прав человека во всех американских авантюрах повсюду в мире. От Югославии до Ирака, от Парижа до Москвы, они настолько русофоны, насколько франкофобы. Они заставляют царить среди французских СМИ интеллектуальный терроризм, задавая тон в международных сюжетах. Единственные наделенные правами думать глобально, они служат интересам американским неоконсервативным политикам. В действительности, их связь заключается в следующем: всякая страна, которая не имеет на своей территории американскую базу, является диктатурой. И те страны, которые сопротивляются, конечно же, - диктатуры.

Дополнительная черта этих идеологий – отказ от Суверенитета и от государственной воли. Конечно, Россия на коленях была более симпатичной. Впрочем, Андре Глюксман теоретизировал это положение: для него единственный способ для России не впасть в фашизм (так как для него коммунизм равен фашизму, ветераны второй мировой войны оценят это) – признать поражение коммунизма и превратиться в маленькую нацию[xxiv]. В действительности, этот вопрос для них ясен: ПУТИН ненавистен, потому что он показывает путь возрождения, основанный на взятии в свои руки Россией собственного суверенитета во всех областях. Значит, это -  плохой пример для всего мира.

Эта Россия, управляемая Владимиром ПУТИНЫМ пробивает брешь во всякой идеологии, которую они навязывали во французских дискуссиях, касающихся международных вопросов. Гуманитарному вмешательству Россия противопоставила суверенное равенство государств; бомбам, приносящим мир Россия противопоставила уважение международного права (начиная с отказа от агрессивных войн). Ненависть против России – мобилизующая сила. Она позвол

Repost 0
30 novembre 2011 3 30 /11 /novembre /2011 14:10
AAKoefoed1

Андрей Андреевич Кофод, или вернее Carl  Andreas  Koefoed, был датским специалистом по сельскому хозяйству. Он приехал в Россию в 1878 году и вскоре

убедился в том, что Россия нуждается в реформе своего землеустройства (такую реформу большинство европейских стран, в том числе и Дания, уже провели в свое время более или менее успешно).

Это была тогда революционная идея, поскольку надо было разрушить общинный строй, который тогда казался основой жизни русского народа. Он решил, что это ему, может, удастся, если он найдет деревню, которая сама бы разверстала свои земли.

             Поскольку он вскоре был назначен таксатором Дворянского банка и имел, таким образом, возможность ездить по всей стране, такую деревню он нашел...через 20 лет. Оставалось только убедить русское правительство. Понемногу он дошел до председателя комитета министров С.Ю. Витте, затем до П.А. Столыпина, который сам об этом думал.

Таким образом, с 1906 до 1916 года А.А. Кофод стоял во главе «Столыпинской реформы». За эти годы исполинской работы А.А. Кофод успел разверстать пятую часть  всех крестьянских земель в европейской части России в 46 губерниях.

Всё это и многое другое можно прочесть в его книге воспоминаний «50 лет в России», которую он написал по-датски в 40-х годах, и в которой он описывает Россию второй половины 19 века, жизнь и характер русского народа, который он так любил и понимал.

             Он пишет, что если бы удалось провести реформу до конца, то революция стала бы невозможной.

Так думали и говорили и сами большевики, в том числе и заместитель наркома иностранных дел Г.В. Чичерин, который,  увидев А.А. Кофода в Москве через несколько лет, когда датское правительство назначило его своим дипломатическим представителем в России, удивился, что советские власти его впустили в СССР.

 

И.Г. Демидова-Комо

 

Книга «50 лет в России» переведена на русский язык и продается в книжном магазине Дома Русского Зарубежья и в нескольких других городах России и Европы.

(Полный список можно получить по адресу  gazette.clcr@gmail.com).

Repost 0