Overblog Suivre ce blog
Administration Créer mon blog
28 mai 2013 2 28 /05 /mai /2013 16:29
vel_kn_maria_romanova.jpg

В наступившем году наша страна отметит 400-летие Дома Романовых. О том, какое социальное и просветительское наполнение имеет эта важная историческая дата, что означает она для сегодняшней России, рассказала «РФ сегодня» глава Российского императорского дома Великая княгиня Мария Владимировна Романова.

 

— Ваше Высочество, что такое юбилей 400-летия основания династии Романовых для нашего государства?

— Прежде всего,  мы празднуем четырехвековой юбилей всенародной победы над Смутой, в рамках которого 400-летие воцарения нашей династии, безусловно, занимает свое законное и достойное место. Решение Великого церковного и земского собора 1613 года о призвании рода Романовых на престол стало кульминацией и закреплением результатов национально-освободительной борьбы. Оно обеспечило восстановление государственности, правопреемства и легитимности. Подчеркиваю, мы прославляем не Романовых и не отдельные яркие личности, а героизм и самопожертвование народа. Только при таком отношении можно правильно расставить акценты и извлечь из нашего прошлого уроки, полезные для настоящего и будущего.

 

— Как юбилей будет отмечен в нашей стране? Кто примет участие в праздновании?

— Во всех регионах России осуществляются самые разнообразные общественные инициативы, связанные с празднованием. В них принимают участие представители государственной власти, духовенство, общественные организации, деятели науки и культуры и множество соотечественников самых разных взглядов и убеждений. Меня радует эта активность. Она показывает, что люди дорожат своей историей, им интересно и приятно ощутить свою сопричастность к памяти о событиях, предопределивших судьбу России на века вперед.

Но я прошу всех не увлекаться весельем, концертами, банкетами и сооружением памятников. Эти формы празднования, конечно, тоже нужны — в умеренном и скромном количестве, чтобы поднять дух и настроение. Но на главном месте должна стоять социальная и просветительская деятельность.

Многим нашим согражданам живется нелегко. И у них вместо радости и удовлетворения останется разочарование, если они увидят помпезные мероприятия вместо внимания к их нуждам. Молодые люди будут относиться к юбилею легкомысленно, если им не объяснить значение событий Смутного времени и их связь с жизнью нынешних поколений.

Чествование святых и героев прошлого должно воплощаться преимущественно в делах благотворительности и милосердия, посвященных их памяти. Давайте соорудим памятники выдающимся предкам не только и не столько на площадях, сколько в первую очередь, в сердцах людей.

 

— Бесспорно, что в эпоху правления Романовых Россия превратилась в одно из мощнейших и влиятельных государств мира. Но также, несомненно, и то, что ошибки Российского императорского дома привели к революции 1917 года, обрушившей империю.   Считаете ли вы, что историки и политики сделали исчерпывающий анализ этих ошибок?

— В мире нет ничего абсолютно безупречного и совершенного. Если мы хотим сократить количество своих ошибок, мы должны постоянно анализировать опыт предков и свою собственную жизнь. Кроме того, нужно уметь прощать других и просить прощения за свои грехи и недостатки.

Нам есть чем гордиться, и есть в чем каяться. Об ошибках и достижениях нашей династии можно говорить бесконечно, спорить, обсуждать различные аспекты и нюансы. Этот анализ никогда не станет исчерпывающим. Те, кто критикует Императорский дом, зачастую приносят ему больше пользы, чем те, кто пытается, пусть и из самых лучших побуждений, создать лакированный, но далекий от действительности образ. Любая сознательная ложь неизбежно оборачивается против своих создателей.

Со справедливыми укорами мы всегда готовы согласиться, чтобы вместе с честными оппонентами постараться найти решение, как избежать ошибок в будущем. А если кто-то прибегнет к клевете и фальсификациям, у нас возникает повод рассказать и объяснить, что и как было на самом деле.

В истории редко бывает что-то линейное. Некоторые победы оборачиваются потом страшными поражениями, а иногда цепочка неудач в конце концов приводит к положительному финалу. Это становится понятно спустя много лет, а иногда и веков. Думаю, будет правильнее не разбирать отдельные просчеты, а сказать самую принципиальную вещь: свои наиболее печальные ошибки и дом Романовых, и другие династии, и все без исключения правители совершали тогда, когда в силу тех или иных причин отдалялись от своего народа, переставали понимать его чаяния и стремления. А все великие свершения стали плодом единения власти и народа.

 

— Согласно диалектическому материализму история развивается по спирали. Не уверена, что вы разделяете этот взгляд. Но, тем не менее, реальность такова, что европейские монархии даже в XXI веке неплохо себя чувствуют и адаптировались к духу времени.

— Понимание истории как развития по спирали свойственно в целом диалектике, а вовсе не только ее материалистическому направлению. В мире существуют вечные принципы, которые в каждую новую эпоху воплощаются в обновленных формах. Идея монархии — государства-семьи во главе с наследственным государем или государыней как отцом или матерью нации — тоже вечна. Она неоднократно переживала периоды подъема и упадка, но никогда не умирала и не умрет, пока существует человечество. Например, в Римском государстве в свое время республика сменила монархию на целых пятьсот лет. Затем при Юлии Цезаре начался процесс восстановления монархического принципа. 500 лет спустя монархия западных римских императоров пала под ударами германских племен. А в Восточной части Римской империи — Византии — христианский монархический строй существовал еще целую 1000 лет...

Россия с момента основания государства в течение свыше тысячи лет непрерывно придерживалась в основном монархических идеалов. В то же время в ее пределах несколько веков существовали Новгородская и Псковская республики. Ныне мы живем при республиканском строе. Российский императорский дом абсолютно лоялен к этому народному выбору, к Конституции и государственной власти. И я, и мой сын — законопослушные граждане Российской Федерации. Но мы убеждены, что идея легитимной монархии может быть востребована в будущем. Наша задача — не дать угаснуть исторической династии и воплощаемым ею духовным ценностям, связи современности с историей.

 

— В наши дни стало нормой то, что было немыслимо еще сто лет назад, и браки наследников короны с представителями простого сословия придают новый жизненный импульс многим династиям. Но не понижает ли это статус монархий?

— Действительно, большинство королевских домов, в том числе правящих, отказалось от требования равнородности браков. В Доме Романовых оно пока остается в силе. Возможно, когда-то это изменится и у нас. Любой закон вызван определенными историческими обстоятельствами и может эволюционировать. Самое главное — соблюдать общее уважение к праву, не нарушать действующие законы, пока они не изменены в правомерном порядке.

Никакого унижения монархического принципа в браках с нецарственными особами я не вижу. В России требование равнородных браков для членов Императорского дома было введено лишь в XIX веке императором Александром I. И это совсем не значит, что в предшествующие эпохи русские цари были чем-то хуже. У многих славных династий запрет на неравнородные браки вообще никогда не существовал, например, в Великобритании. А все Романовы — потомки императора Петра I Великого и Екатерины I, женщины самого простого, даже незнатного происхождения.

Александр I ввел дополнение к закону о престолонаследии и ограничил права неравнородных супругов и потомства, во-первых, в иных условиях и представлениях о жизни, нежели сейчас. Во-вторых, иностранные принцессы, с детства воспитанные в традициях чужих народов, вступая в брак с членами дома Романовых и приезжая в Россию, имели возможность адаптироваться на новой Родине, полностью сродниться с ее интересами.

Ныне, когда сам Российский императорский дом по не зависящим от него причинам был вынужден провести несколько десятилетий в изгнании, было бы важно, чтобы новые поколения династии нашли спутниц жизни из родной среды. Мы никогда не порывали духовных и культурных связей с Отечеством, но длительное пребывание за рубежом неизбежно накладывает свой отпечаток. Появление супруг-соотечественниц, способных помочь во всеобъемлющей интеграции династии в современную российскую жизнь, в нынешней исторической ситуации, возможно, было бы предпочтительно. Об этом еще в 1920—1930-е годы писал верный друг и духовный наставник нашей семьи, ныне канонизированный Церковью святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский.

Но внесение изменений в династическое законодательство может произойти только в установленном порядке. Мы связаны религиозной клятвой соблюдать фамильные установления, поэтому для реформы брачного законодательства Российского императорского дома, кроме воли его главы, требуется благословение Церкви.

 

— Президент России Владимир Путин в Послании к Федеральному Собранию заявил о необходимости восстановить связь времен и связать в единое целое разные периоды российской истории. В частности, он заявил о намерении придать в массовом сознании более высокий статус Первой мировой войне, создать памятник ее участникам…

— Очень рада, что о значении Первой мировой войны и о подвиге ее участников в России теперь говорят на самом высоком уровне. В ноябре минувшего года я побывала в Ингушетии по приглашению главы этой республики Юнус-Бека Евкурова и увидела там недавно сооруженный прекрасный памятник Ингушскому полку Кавказской туземной дивизии, которой во время I Мировой войны командовал мой двоюродный дед — великий князь Михаил Александрович. Уверена, что и в других регионах, и в столицах будет увековечена память защитников Отечества в войне 1914—1918 годов, что будут издаваться книги, сниматься фильмы, что в школьных и университетских учебниках появится больше информации.

Для нас эта война никогда не была закрытой или забытой темой. Я всегда принимаю посильное участие в таких проектах, как и мои отец и дед. Большую помощь в этом мне оказывают кавалеры императорского ордена Святителя Николая Чудотворца, который изначально был учрежден моим дедом государем Кириллом Владимировичем в память о российской воинской славе в те страшные годы первого в истории человечества глобального конфликта.

 

— Владимир Путин констатировал, что Россия переживает катастрофу нравственных ценностей. Что надо, по-вашему, предпринять, чтобы вернуться к национальной идентичности?

— Разрушение нравственных идеалов и национальных духовных ценностей — это системная и тяжелая болезнь. Единого рецепта лечения быть не может. Нужно прислушиваться к своей совести. Не делать другим того, чего не желаем себе. Понимать, что Родина и народ всегда выше наших личных интересов.

Преодоление кризиса морали и частичной утраты национальной самоидентификации невозможно без опоры на традиции и исторические институции, сохранившие преемственность с многовековой историей Родины. Императорский дом входит в их число. Объединение усилий государства и гражданского общества, Церкви и других конфессий России способно изменить моральный климат к лучшему. На этом поприще мы всегда готовы помогать Президенту, духовенству и всем соотечественникам.

 

— А как вы относитесь к попыткам некоторых сил вычеркнуть из истории России или очернить советскую эпоху? Как ее значение в жизни нашего государства и народа оцениваете вы лично?

— По моему глубокому убеждению, ничего очернять и вычеркивать вообще никогда нельзя. В советский период у власти находился тоталитарный богоборческий режим, одержимый утопическими идеями. Он причинил страдания и смерть миллионам соотечественников, в том числе и моим родным. Но и в это время народ продолжал защищать Родину, любить, трудиться. Мои дед и отец, я и мой сын преклоняемся перед подвигом соотечественников в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов, восхищаемся достижениями деятелей науки, культуры и спорта советского времени, вкладом советских ученых и космонавтов в изучение Вселенной…

Советский опыт во всех его проявлениях — и отрицательных, и положительных — нужно учитывать. Полезное и доброе нельзя забывать и отбрасывать, потому что это просто неразумно. А злое и разрушительное нужно помнить и правильно оценивать, чтобы не повторять заблуждений и преступлений, зная, к чему это может привести.

Мой дед Кирилл I в 1923 году, спустя всего шесть лет после революции, в одном из своих обращений писал: «Не нужно уничтожать никаких учреждений, жизнью вызванных. Необходимо отвернуться лишь от тех из них, которые оскверняют душу человеческую». Эти слова не утратили актуальности и относятся в целом ко всему советскому периоду.

 

— За последние годы вы неоднократно бывали в России, но поскольку родились и выросли вне её пределов, имеете другой опыт жизни — европейский. Как вы понимаете понятие «русскость»? И чем, по-вашему, россияне отличаются от европейцев?

— Я не считаю, что российский народ нужно противопоставлять европейским народам. Европейская составляющая в российской цивилизации занимает очень большое место. Если вы имеете в виду национальные особенности, то Европа тоже неоднородна. Европейские нации сильно отличаются друг от друга по темпераменту, стилю жизни, моделям хозяйствования, отношению к власти.

Если говорить о каких-то общих явлениях и закономерностях на настоящем историческом этапе, я могу отметить, что в Европе больше прагматизма, но меньше веры и стремления к правде, чем в России. У нас, несмотря на жестокие антирелигиозные гонения, имевшие место в ХХ веке, не утрачена вера. Люди не боятся и не стыдятся исповедовать свою религию. Это очень важный фактор жизни. В этом смысле россияне сохранили гораздо больше от европейской духовности и культуры, чем сами европейцы.

 

— В чем для вас заключается миссия наследницы Российского императорского дома?

— Глава династии в любых условиях должен служить общенациональному единству. Если он позволит кому бы то ни было вовлечь его в политическую борьбу, то рискует утратить присущий ему статус арбитра, равноудаленного и одновременно равноприближенного ко всем политическим и общественным силам. Поэтому я принципиально занимаю аполитичную позицию.

Императорский дом своим существованием и своей деятельностью обеспечивает живую связь с историей. Он напоминает о славных событиях прошлого и способствует сохранению традиций.

Если говорить о практической сфере, то свою миссию на нынешнем историческом этапе я вижу в возрождении и развитии благотворительной деятельности, в защите историко-культурного наследия и окружающей среды, в содействии укреплению межнациональных отношений, религиозного и гражданского мира, в поддержании единства культурного и цивилизационного пространства бывшей Российской империи и СССР, в отстаивании положительного образа Отечества во всем мире.

 

— Каково самое большое и радостное потрясение, которое вы испытали в России?

— Вряд ли что-то может сравниться с ощущениями, испытанными мной во время самых первых визитов на Родину в апреле—мае 1992 года. У меня тогда был сложный комплекс чувств — горечь от утраты отца, сознание тяжести унаследованной от него ответственности и в то же время радость от соприкосновения со своей страной, о которой мне столько рассказывали родители. Я была действительно потрясена, увидев, что соотечественники, которым десятилетиями внушали неприязнь к нам, приняли мою семью с любовью, сочувствием и доброжелательством. Способность любить — самая главная, непостижимая и непобедимая сила.

 

 

 Беседовала Людмила ГЛАЗКОВА

 

 

Repost 0
3 mai 2013 5 03 /05 /mai /2013 11:08

Жерар Депардье: от олигарха с Шерш-Миди до россиянина из Мордовии

G.Dep-copie-1.jpg

Дарование Жерару Депардье российского подданства прозвучало как главная сенсация затянувшихся рождественских каникул. Оглушенные новостью массмедиа заговорили о скором «депардировании» в наши пенаты и других видных персонажей парижской жизни. Родилась даже фраза, приписываемая вчерашнему кино-Обеликсу: «Я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Путин!»

При этом никто не сказал главного: случилось ровно то, что должно было случиться давным-давно. «Россиянин из Мордовии», получивший вместе с валенками и расшитой рубахой новенькую «краснокожую паспортину», лишь формально подтвердил состояние своей мятущейся души. Жерар Ксавье Марсель Депардье, родившийся в 1948 году в Шатору, хоть и числится в метриках Пятой республики прямым потомком галлов, на самом деле давным-давно уже стопроцентный новый русский. Олигарх — и не только от кино, прошу заметить…

Король Жеже

Депардье сейчас — это целый бизнес-конгломерат, на который работают полтора десятка компаний, сотни и сотни людей. Международный холдинг, действующий на нескольких континентах. И сердце этой империи бьется на парижской улице Шерш-Миди, что переводится на русский как Ищи Полдень. Я прожил в этом квартале пять лет и искал полдень на этой улице едва ли не ежедневно. Побывал на Шерш-Миди и совсем недавно, так что могу с полным основанием засвидетельствовать, как изменилась за последние годы эта типично парижская улочка, которую, как предполагает газета «Фигаро», скоро переименуют в «рю Депардье».

На всем своем протяжении нынешняя Шерш-Миди — это фамильный домен месье Жерара. Двинемся от бульвара Распай в сторону Монпарнаса. Сразу за «Бон Марше», знаменитым аналогом московского ЦУМа, расположена уютная забегаловка «Бьен Десиде», принадлежащая Депардье. Сам актер заглядывает сюда нечасто, зато в кафе не счесть других звезд шоу-бизнеса, проживающих в этом приятнейшем квартале. Дальше, если шагать от исторического центра Парижа, прямо у мостовой мы видим огромный поддон, на котором роскошные рыбины нежатся в ледяной крошке. Это «Моби Дик» — фирменный магазин Депардье, приобретенный им в 2010 году. Нередки дни, когда наш герой в характерном фартуке через плечо самолично стоит у прилавка, чтобы предложить клиентам бретонского омара или нежнейшую камбалу из Северного моря…

Идем далее и, перейдя узкую улицу, упремся в винную лавку, стилизованную под сельский подвальчик. Там молодые услужливые сомелье предложат вам купить (по вполне разумным ценам) прекрасные французские вина и не преминут обратить внимание на бутылки с контурным изображением Депардье на этикетке: «Возьмите, не пожалеете!» Излишне говорить, что магазин — это тоже собственность нашего героя.

Но самое интересное ждет нас в доме под номером 110. Здесь открылся стилизованный японский бутик — новое увлечение Депардье, который за последний год не только пристрастился к суши и янаги, но и стал сопрезидентом Ассоциации любителей саке. На это актера-бизнесмена подбил Тосиро Курода, в прошлом известный японский журналист, а ныне глава группы ISSe, специализирующейся в Париже на кулинарии из Страны восходящего солнца. Он один из первых поставщиков в Европу аутентичного саке.

Если же спросить в угловом кафе «Реле де ля Пост» — оно, кстати, тоже собственность Депардье, — кому принадлежат соседние дома, вам ответят в стиле сказки про Кота в сапогах: «Маркизу Карабасу!» То есть опять же месье Жерару. С появлением этого яркого персонажа расцвела мифология квартала, ранее связанного с именами Цветаевой, Ахматовой и Модильяни.

«Представь себе, — рассказывает месье Ромюальд, торговец газетами и один из аборигенов Шерш-Миди, — в одном из домов прорвался водопровод и залил парикмахерскую на нижнем этаже. Ее владелица разорилась бы — жди, пока сделают ремонт! — если бы не месье Жерар. Депардье узнал о несчастье и сам предложил бедной женщине временно переехать в один из его домов. С весьма гуманной платой за аренду помещения для салона-парикмахерской. Казалось бы, какое ему, великому актеру, дело до какой-то цирюльницы! А он пришел на помощь незнакомому человеку и спас его от безработицы».

«…Салют, Жеже!» — приветствуют Жерара Депардье, царственно дефилирующего на мотороллере по Шерш-Миди, честные буржуа, сидящие за столиками кафе на углу с улицей Сен-Пласид, и лавочники с переулка, носящего имя аббата Грегуара. Все в Шестом округе Парижа знают: король Жеже следует в свой особняк. Лет двадцать назад Депардье купил за 25 миллионов франков, выложенных разом, отель де Шамбон, который был построен в первые годы девятнадцатого столетия для барона Шамбона, интенданта наполеоновской армии. С улицы этот дом под номером 95 выглядит более чем скромно: темные ворота в стене, два барочных вазона над входом да пластиковые столбики по сторонам, чтобы не парковали машины. Но, если проникнуть внутрь, в здание с античным портиком, открываются истинные сады Семирамиды.

Говорят, что Депардье, перебравшийся жить в Бельгию, уполномочил на днях агентство Даниэля Фео, специализирующееся на дорогой недвижимости, найти новых владельцев для исторического особняка на Шерш-Миди. Ориентировочная цена: 50 миллионов евро. То есть в двенадцать раз больше давнишней покупной стоимости! Да это и понятно. Месье Жерар, превративший наполеоновский особняк в свою штаб-квартиру, вложил полтора миллиона только в ремонтные работы. Зато результат оправдал ожидания. На площади 1800 квадратных метров (только жилой, прошу заметить) разместились, по сути дела, целых два дома. Один — непосредственно для проживания хозяина. Тут же расположен и рабочий кабинет Депардье. Другое здание — гостевое. Рублевка и Пречистенка отдыхают! Ибо в самом сердце Парижа у Депардье подле старого, стильного дворца выросли огромный лофт, напитанный солнцем, полный дизайнерских находок, плюс просторный крытый бассейн и собственный сад. В этом салоне актер разместил свою уникальную коллекцию картин и скульптур. О ней, кстати, сам король Жеже предпочитает не распространяться. Известно только, что не столь давно он выставил на аукционе Christie's «Ящерицу с золотыми перьями» — большую гуашь Жоана Миро. Она ушла за скромный миллион евро.

Депардье принадлежит немало и другой недвижимости. «Голубой дом» — так называется принадлежащая актеру фирма по приобретению недвижимости, зарегистрированная в департаменте Ивлин, в Буживале. При ее участии была продана пару лет назад вилла Депардье в Нормандии. Там же, в курортном Трувиле, актер приобрел обширную территорию для возведения нового дома площадью без малого 250 жилых квадратных метров. Через «Голубой дом» Депардье купил в прошлом году и помещение бывшей бельгийской таможни в Нешене, в двух шагах от французской границы. Принцип все тот же: внешне здание должно выглядеть серенько, на самом же деле за каменной кладкой скрываются целых шесть домов, сросшихся между собой… Жерар любит вкладывать деньги в камень. Особенно если рядом есть виноградники.

Красное и черное

«Классное же вино у меня, блин!» — Жерар пробует вино из одного бокала. «Это пино нуар — натуральное, без малейших удобрений, — и тут же плеснул мне из бочки алую жидкость в другой бокал. — Попробуй, это уже каберне фран. Мы идем по восходящей в моей линейке вин…» Признаюсь, как-то мы так «навосходились» в его винном подвале, что едва осилили крутые ступеньки лестницы, выводящей на свет божий.

«Шато де Тинье», расположенное на полпути от Сомюра к Анже, в самом сердце винной провинции Анжу, — любимое детище Депардье. Каждый год он производит тут 350 тысяч бутылок. Самых разных. Наиболее дорогим и престижным считается красное «Сирано» — купаж каберне фран (80 процентов) и каберне совиньон (20 процентов). Но лично мне больше всего нравится белое кото дю лейон из винограда «шенен» с его благородной плесенью: ароматное до умопомрачения, пахнущее теплой клубникой и поздней осенью.

«Впервые я ощутил вкус вина в животе матери, оно было там вместо внутриутробной жидкости, — шутит в своем фирменном стиле Депардье. — Зачем тогда удивляться, что в графе «Профессия» я пишу: «Винодел». И правда, Жерар Депардье сегодня — это настоящий винзавод, да еще раскинувшийся на многих континентах. Вместе с его компаньоном Бернаром Магре, известным французским виноделом, актер владеет виноградниками и подвалами в Бордо (одно название домена чего стоит: «Секрет тамплиеров»), в Бургундии, в Эро, что на юге Франции, в Италии, Испании, Марокко, Аргентине… А в последнее время — еще и у озера Балатон в Венгрии, где партнером Депардье стал Хуба Шемерлей, ведущий венгерский знаток вин, и в Бахчисарайском районе Крыма, в селе Угловое.

Его фамилия давно уже стала брендом, Депардье только и остается его использовать. «По природе своей Жерар — человек недоверчивый, крестьянин по происхождению все-таки, — говорит о нем Элизабет Депардье, бывшая жена и мать его двоих старших детей. — Жерар никогда не отдыхает, порой берется за слишком многое, поэтому ему и приходится все время опираться на партнеров. А вот с ними чего только не бывает…»

Да, так уж получается, что компаньонами Депардье в его начинаниях нередко становятся люди с неясным прошлым и с еще более сомнительным будущим. Жерара это не пугает, наоборот — притягивает. Вот и получается, что к бизнесу Депардье липнут откровенные авантюристы. Чтобы зайти на алжирский рынок (а это в потенции не только вино, но и нефть), актер-винодел взял в партнеры Рафика Халифа, сына бывшего министра и медиамагната, самого богатого человека в Алжире. Ну и что теперь? Обанкротившийся Халифа приговорен к пожизненному заключению и скрывается в Лондоне.

Я познакомился с Депардье в конце 90-х, когда у него вовсю разворачивался бизнес на Кубе. Само по себе это словосочетание казалось невероятно странным, но Жерар искренне верил, что при его дружеских отношениях с Фиделем Кастро он сумеет горы свернуть. И прежде всего найти там нефтяной клондайк. Началась же авантюра совершенно невинно. В начале 1992-го Депардье и его приятель Жерар Бургуэн, король бройлерных цыплят, прилетели в Гавану. На праздновании Дня освобождения два веселых, накачанных ромом Жерара разделали свиной окорок и откупорили несколько бутылок шабли, тоже, ясное дело, привезенного из Бургундии. Элите кубинских революционеров буржуазная трапеза пришлась по душе, и Депардье, как нож в масло, вошел в проект, равных которому в истории Острова свободы не было.

Вначале были бройлеры. В пику американской блокаде два Жерара принялись поставлять на Кубу французских гормональных переростков. Лиха беда!.. Пообещав Кастро вскоре привезти к нему весь ареопаг французского бизнеса, Бургуэн и Депардье получили в 1993 году царский подарок: нефтяную концессию на разработку территории в 9374 квадратных километра на севере острова. Теперь только оставалось найти черное золото. Этим и принялись заниматься концессионеры, решившие для начала привлечь к проекту состоятельных соотечественников. Партнерами стали президент провинциального футбольного клуба, производитель итальянской ветчины, промышленник-текстильщик и финансист из разорившегося филиала парижского банка... Ни в нефти, ни в теории геологических разломов никто ничего решительно не понимал, и тем не менее они смело принялись бурить кубинские недра. Первые сто миллионов долларов завинтили в землю, как один сентаво. Но ничего, кроме соленой воды, почему-то не качалось.

Однако Депардье не поддался панике, не такой у него характер: «Нефть — это как кино, всего один фильм из семи получается. В этом деле можно все или выиграть, или проиграть». И все-таки к началу миллениума актер вышел из игры. Когда в Гаване праздновали восьмидесятилетие Фиделя, Жерар приехал на фиесту и стоял на трибуне сзади Рауля Кастро, преемника и продолжателя: «Фидель — это пятьдесят лет политической мудрости… Никто так, как он, не научил меня политике».

Жежениаль

Кстати, об отношении Депардье к политике. «Профсоюзы — это дерьмо, сборище бездельников… Когда я единственный раз участвовал в манифестациях, на дворе стоял май 68-го, — вспоминает Жежениаль (так тоже любит называть себя король Жеже). — Студенты, обкурившись травки, обзывали на площади Одеон полицейских эсэсовцами, а я в толпе срезал с рук часы. Вот такая политика мне по душе!»

Он не любит политики, но обожает политиков. Он вовсе не флюгер, но относится к политическим деятелям в зависимости от степени их полезности лично ему. Миттеран, Ширак, Саркози — ребята свои, с ними можно было договариваться. Олланд? Сам по себе парень неплохой, но больно уж зависит от сомнительного окружения… Если Депардье отдадут в концессию нефтеносные залежи на Северном полюсе и скажут, что этот проект зависит от белых медведей, он на голубом глазу объявит косолапых «светочами свободы». «Жерар всегда занимался бизнесом, — вспоминает его друг детства, а ныне тоже актер Мишель Пилорже. — Уже в четырнадцать лет он обменивал у американцев из военной базы в Шатору ворованный бензин на джинсы и сигареты. Сегодня в принципе он делает то же самое, только профессионально».

При этом Жеже любит деньги не ради денег. Просто они делают его жизнь интереснее. Не окончив и школы, Депардье сумел отстроить собственную жизненную вертикаль с ответвлениями на разных уровнях. Клик! — этаж кинобизнеса: компания DD Productions, созданная Депардье в 1983 году, через нее актер-бизнесмен получает свои доходы от всего, что касается кино. Еще раз клик! — на этом уровне его компания «Два колеса», расположенная в Руасси под Парижем самая крупная во Франции концессия японских мотоциклов (гараж в 3000 квадратных метров). А на самом верху вертикали — два роскошных ресторана, расположенных на одной площади, в двух шагах от Парижской оперы: «Фонтэн Гайон» и «Экай де ля Фонтэн».

Хотите отведать седло барашка с белыми грибами или жареную утку со свежими фигами? Тогда вам туда, на площадь Гайон. Да, не забудьте прикупить на входе кулинарную книгу Жерара Депардье с гениально простым названием: «Моя кухня». Она уже стала хитом продаж во Франции и Германии и не столь давно была переведена на английский. Все, к чему ни прикасается сегодня король Жеже, превращается в золото! Да он и сам уже давно превратился в бизнес-проект. Амбициозный, хлопотный, скандальный...

Париж — Москва

Кирилл Привалов

14 января 2013

 

 

Repost 0
26 mars 2013 2 26 /03 /mars /2013 13:29

ОБРАЗОВАНИЕ – СИСТЕМА ИНЕРЦИОННАЯ, И РЕЗКИЕ ТЕЛОДВИЖЕНИЯ ОПАСНЫ 
20 марта фракция «Единой России» рекомендовала первого зампреда комитета Госдумы по международным делам, декана факультета государственного управления, председателя правления фонда «Русский мир» Вячеслава Никонова на пост главы комитета по образованию.

Nikonov

В ходе фракционного голосования за него высказались 119 депутатов против 34, отдавших голоса за зампреда комитета по образованию Ирину Мануйлову. Бывший руководитель комитета по образованию Александр Дегтярев возглавил комиссию по этике.

22 марта на пленарном заседании палата должна будет проголосовать за все последние назначения. В интервью «Известиям» Вячеслав Никонов рассказал о планах на новом посту.

– Многие знают вас как политолога, а не как специалиста в области образования. Вы разбираетесь в этой сфере?

– Я много лет работаю преподавателем. Кроме того, являюсь деканом факультета госуправления МГУ. Я не только политолог, но и преподаватель в первую очередь.

– Как будете взаимодействовать с министром образования Дмитрием Ливановым? Вы знакомы?

– Да, мы знакомы, но не могу сказать, что тесно общались по каким-либо вопросам. Это ещё предстоит.

– Как вы к нему относитесь?

– Объективно.

– Критиковать будете?

– Если с чем-то не буду согласен, буду высказывать своё мнение.

– У вас уже запланирована встреча с министром?

– Нет, но она состоится в ближайшее время.

– Подготовили уже вопросы? Они будут жёсткие?

– Почему обязательно жёсткие? Надо для начала согласовать повестку дня, связанную с законодательным обеспечением образовательного процесса. Для нас важно иметь обратную связь и с учительским корпусом, и с министерством, ректорами, родительским активом.

– Ливанов был не согласен с позицией Госдумы по «закону Димы Яковлева».

– Здесь у нас с ним очевидные разногласия. Я выступал за этот закон. Нам пора заканчивать с этим безобразием – бизнесом на детском усыновлении. С отдачей наших детей в не известно чьи руки, без возможности проконтролировать, что это за руки.

– Да, детский омбудсмен Павел Астахов жаловался...

– Потому что не работает соглашение между Россией и Америкой. Мы не можем даже выяснить, что происходит с нашими детьми. А происходят чудовищные вещи, о которых многие уже знают.

– Как относитесь к Астахову?

– Хорошо отношусь, мы с ним друзья.

– Сейчас много говорят, что образование переводят на платную систему.

– Я не вижу таких признаков, их просто нет. Критикуют всё, что делают правительство и власть. В последнее время особенно часто. Не знаю ни одного шага правительства, который не вызывал бы критику. Порой она бывает обоснованной, я тоже считаю, что наше образование недофинансировано. Это вещь безусловная. Что касается платного образования, частично оно может быть таковым, я в этом не вижу ничего страшного.

– Не получится так, что платное обучение вытеснит бесплатное?

– Если не будет сокращаться сфера бесплатного образования, то не вытеснит. Количество бюджетных мест в вузах фиксировано.

– Как вы относитесь к системе рейтингов вузов?

– В составлении таких рейтингов я бы проявлял максимальную осторожность. Репутация зарабатывается десятилетиями и является достоянием не только вуза, но и страны. Когда одним росчерком пера объявляются вузы неэффективными, то рушится репутация, и никакой пользы от этого нет.

Другое дело, что критерии, которые применялись Минобром, мягко говоря, спорны. Если судить по предложенным критериям, то один из лучших вузов в мире – Калифорнийский технологический университет, где я в своё время преподавал, – попал бы в категорию неэффективных. Притом что в мировых рейтингах он не опускается ниже 10-го места, а чаще он в тройке лидеров. Там нет преподавателей, кто окончил бы именно этот вуз. В вузе запрещено было преподавать тем, кто в нём учился. В аудитории обучались всего по три человека. Но при этом по количеству нобелевских лауреатов этот университет на первом месте. Невозможно ко всем вузам подходить унифицированно!

– Бытует мнение, что в число неэффективных вузов попали те, у кого есть земля и административные здания в черте города. Одним словом, стали лакомым куском.

– Не думаю, что имущественные вопросы в рейтинге играли роль. Скорее всего, это административная недодуманность.

– Ваше отношение к ЕГЭ? Будете лоббировать, чтобы Единый госэкзамен убрали и вернули старую систему экзаменов?

– Образование – система инерционная, и резкие телодвижения скорее опасны. В последние годы это здорово расшатало нашу систему образования.

Если опять отменять ЕГЭ – это будет колоссальнейший удар. Единственное, чем надо заниматься, – разрабатывать адекватные тесты по ЕГЭ и следить, чтобы не было коррупции. Посмотреть опыт других стран. Это же не наше ноу-хау. Там-то это работает неплохо.

– Вы знакомы с вашим предшественником на посту главы комитета Александром Дегтярёвым?

– До Госдумы мы не были знакомы. А в стенах палаты у нас была возможность пообщаться. Более того, я приглашал его читать лекции к нам на факультет госуправления в МГУ. Он настоящий профессор и хороший преподаватель.

– Вам помогает имя вашего деда Вячеслава Молотова?

– Когда как. Однозначно сказать нельзя. Первую четверть своей жизни я принадлежал семье врага партии. С другой стороны, многие вещи я узнавал раньше своих сверстников. Многое из того, что я знаю и понимаю в современной истории и мировом устройстве, – я узнавал из первых рук.

ВЯЧЕСЛАВ НИКОНОВ:

Пресс-служба факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова – 21 марта 2013

Repost 0
23 janvier 2013 3 23 /01 /janvier /2013 16:55

Наталья Нарочницкая: “Если начать пересматривать итоги войн, можно дойти до Золотой орды”

 То, что не удалось немцам за две мировые войны в XX веке, сегодня осуществили англосаксы, правда, другими методами. Геополитические амбиции держав остались прежними, считает известный российский историк и политолог Наталья НАРОЧНИЦКАЯ, доктор исторических наук, глава Европейского института демократии и сотрудничества (Париж). С ней корреспондент “Экспресс-недели” встретилась в Вильнюсе.

 (Публикуется в сокращении)

 - Закончилась вильнюсская конференция “Первая мировая война. Общая история. Общая память”, в которой вы участвовали. Зачем нам сегодня ворошить такое далекое прошлое?

 - Зачем нам изучать историю Первой мировой войны? Для того, чтобы понять сегодняшний день, потому что те геополитические, силовые линии, которые направляли амбиции тогдашних держав, можно проследить и сегодня. Не говоря уже о том, что все, что не удалось немцам за два масштабных “Дранг нах остен” XX века, прекрасно осуществили сегодня - совсем другими методами - англосаксы. Нам надо изучать эти события и для того, чтобы Первая мировая встала перед нами в правильном историческом сознании. Должен восторжествовать принцип историзма, потому что не секрет: в последние десятилетия историкам, оперирующим недавно открывшимися фактами, стало свойственно переносить на сознание и мотивацию действий политических деятелей прошлого сегодняшнее мировоззрение, сегодняшние политические воззрения, а это искажение принципов историзма. Отношение сегодняшнего человека к событиям прошлого очень сильно влияет на толкование, казалось бы, бесспорных фактов, поэтому мы должны пытаться ставить себя на место тех людей, пытаться понять, как они мыслили: что для них было добро, что зло. И тогда мы возвратим историческому исследованию гуманистический аспект, который в ХХ веке уступил место сухому рационалистическому изложению фактов.

 (...)

 - Сегодня история используется в качестве мощного политического инструмента, ее переписывают и трактуют в интересах политической выгоды. А вообще возможен объективный взгляд на историю?

 - То, что я услышала на этом форуме, свидетельствует о том, что наша историческая память постепенно освобождается от излишней политизации, от давления современных стереотипов и клише на наше историческое сознание. И это говорит о том, что мы взрослеем как нация, что мы способны к изучению истории без гнева и пристрастия.

 

Мой опыт работы в западноевропейской среде экспертов-историков и серьезных журналистов, которые освещают дискуссии на исторические темы, говорит о том, что в каждой стране было, есть и всегда будет некое разделение на историю для историков, историю для преподавания и историю, которую преподносят СМИ. Было бы хорошо, чтобы они сближались и не очень сильно отличались. Французский социолог, член Госсовета Франции Оливье Форкат прямо заявляет, что они не подвергают своих школьников тяжелому испытанию раздвоением национального самосознания, не делают акцент на несостоятельности Франции между двумя мировыми войнами. Он говорит, что “мы научены горьким опытом, когда после Версальской конференции французская интеллигенция топтала и уничижала себя, коря этой несостоятельностью, что довело нацию до исторической апатии, посеяло пораженческие настроения и вывело на авансцену политической жизни пораженческие круги, а в конечном итоге привело к драме – историческому парадоксу, когда выдающийся военачальник Первой мировой войны, герой Верденского сражения маршал Петен вдруг стал капитулянтом Виши”.

 (...)

 Бережное, спокойное отношение к истории наступает тогда, когда национальное самосознание преодолевает период самоутверждения, а интеллектуальный культурный потенциал нации идет уже не на обличения, а на созидание исторической концепции будущего. Если мы будем идти по этому пути, то всегда найдем общий язык. Будем вместе оплакивать тех наших предков, которые остались верными присяге, отечеству, армии - в конце концов, тем клятвам, которые даются Господу во время причастия; предков, отдававших жизнь за метафизические ценности: честь, долг, отечество, верность. Сейчас либеральная трактовка личности вульгарно внушает, что в мире нет таких ценностей, за которые стоило бы отдавать жизнь. Это путь к уничтожению всей человеческой культуры, потому что способность к самопожертвованию за идеалы всегда отличала человека от животного. И история как раз есть питомник мировоззрения человека и кузница его идеалов.

 (...)

- В последнее время в Литве все чаще пытаются навязать России как правопреемнице СССР ответственность за начало Второй мировой войны, и как лыко в строку здесь ложится пакт Молотова-Риббентропа…

 

- Наш фонд издал сборник статей к годовщине Мюнхенского сговора в 2008 году, которую Запад как-то пропустил, а ведь именно тогда и началось движение ко Второй мировой войне. Мюнхенский сговор нанес удар по хотя и хрупкой, но как-то существовавшей системе коллективной безопасности. Это было согласие западных держав не только на раздел Чехословакии, но фактически на ее оккупацию. Что касается пакта Молотова-Риббентропа, то, по-моему, именно литовцам было бы странно акцентировать внимание на нем. Дело в том, что только после него в советско-литовском договоре Литве был передан Вильнюс. Я готова процитировать вычитанное в американском сборнике дипломатических документов США донесение временного поверенного в делах США в Литве господина Норама о событиях, происходивших в Каунасе на следующий день после подписания советско-литовского договора: “С утра город был украшен национальными флагами, всюду играла музыка, люди обнимались и поздравляли друг друга. К вечеру готовились праздничные манифестации”.

 

(...)

 

Мне кажется, расчеты Литвы нажить политический капитал на таком извращении истории опрометчивы. Дело в том, что советско-германский договор был итогом безуспешных попыток тогдашнего советского руководства создать всеобъемлющее, сдерживающее гитлеровские амбиции соглашение о коллективной безопасности. Как недавно стало известно, когда были рассекречены и обнародованы архивы внешней разведки, этому категорически противодействовали прежде всего британцы, которым была поставлена задача попустительствовать продвижению Гитлера на Восток.

 

(...)

 Я уже говорила, как опасно интерпретировать старые события с точки зрения наших сегодняшних политических воззрений и желаний. Если мы с философским скепсисом и мудростью сможем взирать на историю, полную несовершенств и натяжек, то сумеем выделить главное. А главное, на мой взгляд, то, что Литва в итоге ХХ века получила то, чего она не получала в предыдущие века.

 Все исторические оценки, которым мы следуем, - это оценки и наших союзников по антигитлеровской коалиции. Даже во времена “холодной войны”, когда в планах военных стороны не исключали возможности взаимного уничтожения, никто никогда не обвинял Советский Союз в развязывании Второй мировой войны, никто никогда не отождествлял коммунизм и гитлеровский нацизм, потому что это абсолютно разные вещи: наоборот, славили наших героев, Сталинградскую битву, волю к победе советского народа.

 - Как правопреемницу СССР Россию призывают покаяться: в Литве принят закон о “возмещении ущерба, нанесенного Литве во время советской оккупации”. Насколько, на ваш взгляд, это юридически обоснованно: может ли отделившаяся от СССР страна унаследовать вину?

  - Я думаю, это бесперспективное дело – предъявлять какие-то экономические претензии. Я не думаю, что кто-то настолько наивен. Ведь если объявить о пересмотре итогов войны - не знаю, кому это выгодно, - можно пересмотреть итоги всех войн до Золотой орды. И очень многие границы тут пришлось бы поменять.

 По признанию мудрейшего британского историка Тойнби, именно Запад на протяжении всей древней истории России - еще со времен Киевской Руси, Московии и потом Российской империи - неуклонно давил на Россию. И только в короткий период с 1945 года Запад впервые почувствовал на себе некоторое давление России, которое она тысячу лет испытывала от Запада.

 (...)

 Литва, в отличие от Латвии и Эстонии, у которых не было государственности, - они-то как нации сформировались только в составе Российской империи, - имеет древнюю государственность. Литва была сильным средневековым государством. Зачем тем, у кого есть история, своя древняя культура, катехизис, написанный Мажвидасом на национальном языке еще в XVI веке, есть не только свое историческое прошлое, но и концепция будущего, такой способ самоутверждения?

 - Судя по социологическим исследованиям и высказываниям в литовских СМИ, в Литве Россию не любят - это следствие исторических обид?

 - СМИ во всем мире, и в России, и в Европе, и в Америке, безусловно, никак не отражают всей палитры и широты общественного мнения. В той же Западной Европе гораздо больше лояльных, готовых с интересом воспринимать позитивное мнение о России людей, чем можно было бы подумать, читая какую-нибудь “Франкфуртер альгемайне цайтунг” или “Фигаро”. И я в этом убеждаюсь постоянно: и во время дискуссий, и знакомясь с людьми в разных странах.

 (...)

 Евроцентризм и неготовность признать самоценность чего-то незападного - это всегда было, к сожалению, свойственно западному сознанию. И не случайно западноевропейские государства изначально шли по пути моноэтничных, моноконфессиональных государств. Если Россия сохранила у себя к концу ХХ века практически все народы, которые в нее входили, то Запад стал кладбищем для многочисленных народов, которые были ассимилированы, почти всегда насильственно. Удалось ли бы эстонцам, литовцам и латышам в составе Германской империи сохранить себя как нации с культурой, академией наук, инженерной мыслью, со способностью, полностью разойдясь, продолжать себя как полноценные нации? Я уверена, что нет.

 Елена ЮРКЯВИЧЕНЕ   

“Экспресс-неделя” №46, 15 ноября 2012 года.

 

Repost 0
23 janvier 2013 3 23 /01 /janvier /2013 15:26

Depardie.jpg

Его история так интересует людей и привлекает такое внимание СМИ, потому что Жерар Депардье — больше, чем просто человек и актер: сегодня его имя стало символом французских бедствий. И вообще условий жизни людей. 

Жерар Депардье — мой друг. Уже 25 лет. И останется им навсегда. Чтобы он ни говорил. Что бы ни делал. Я воспринимаю дружбу только так: она необратима, ею не торгуют. 

Мы говорили обо всем. Мы работали вместе, когда он столь великодушно согласился сыграть главную роль в одной из моих пьес, которую я даже не осмелился дать ему прочитать, потому что он не выходил на сцену уже больее 15-ти лет. 

У Жерара совершенно отсутствует чувство меры. Жерар ненавидит границы, ограничения, запреты. Достаточно лишь запретить ему что-то, чтобы у него возникла к этому непреодолимая тяга.

Жерар — это тысяча людей "в одном флаконе". Он объединяет в себе все сыгранные им роли, в нем они по-прежнему живы. Его жизнь — совокупность всех жизней, что были сыграны. Более того, не имея возможности прожить тысячу жизней одну за другой, он проживает их все одновременно. 

Гражданин мира

Именно поэтому вопрос его гражданства лишен всякого смысла. Разумеется, он — в первую очередь, француз. Причем, куда лучший француз, чем большинство его критиков. И он останется им, несмотря ни на что, даже если он пытается сбежать от самого себя. Даже если он на время получит бельгийский, российский, азербайджанский или венесуэльский паспорт. Потому что принимать решение здесь он не властен: он все равно остается французским актером. Он несет в себе музыку французского, а не какого-то другого языка. Он будет никем без французского кино, а, значит, и без французских налогоплательщиков, которые по большей части его финансируют. Кроме того, он — французский крестьянин, предприниматель, торговец. 

Кроме того, есть у него и совершенно иное качество. Он — гражданин мира, провокатор, свободный и любознательный человек, который ненавидит посредственность и не может смириться с тем, что его называют «жалким», так как это слово является в его глазах худшим изо всех оскорблений: жалкий значит крошечный. Только не это. Только не про него. 

Его история так интересует людей и привлекает такое внимание СМИ, потому что Жерар Депардье — больше, чем просто человек и актер: сегодня его имя стало символом французских бедствий. И вообще условий жизни людей. 

Прежде всего, оно отражает состояние народа, который не может обрести внутренний покой. Во Франции богатые недовольны, потому что их критикуют, поливают грязью. Бедным также нечему радоваться, потому что они сидят без работы или вполне могут лишиться ее. Все подумывают об отъезде и восхищаются им, решившимся на этот поступок. Он — тот, кем все хотели бы быть: многогранным, неуловимым человеком, который не приемлет любую иерархию. Гаврош и Жан Вальжан в одном лице. 

 Гаврош и Жан Вальжан

Он, как и большинство людей, не способен найти удовлетворение в единственной жизни. Поэтому он всеми силами пытается прожить несколько судеб одновременно, будь они реальными или вымышленными. 

Жерар Депардье может стать символом трагедии человека, который не в силах вырваться из своих телесных оков. Который, несмотря на все свои увертки, несмотря на развлечение себя и других, понимает, что все равно смертен. 

И, как и всем те, кто достигает такого прозрения, ему ненавистна мысль о собственной смертности. И он лишь быстрее бежит к тому, чего так боится, потому что не хочет ждать. 

Именно с этой точки зрения и нужно рассматривать Жерара Депардье, именно этого и стоит бояться: восхищение народа человеком, который так замечательно его представляет, может подтолкнуть этого человека на путь саморазрушения.

Жак Аттали

 ("Slate.fr", Франция) 10 января 2013

 

Repost 0
20 novembre 2012 2 20 /11 /novembre /2012 21:05
 
“…Есть Русский форт на Тихом океане,  
Ross.jpg
Близ Сан-Франциско, на краю земли.
С зарёю юной из гряды тумана,
Являются над морем корабли…"

Не всякий житель западного побережья США знает о весьма примечательном месте, где бережно сохраняется память о русских первопроходцах Калифорнии.

Здесь, на самом берегу Тихого океана в саду Форта Росс, как живое напоминание присутствия россиян на континенте, по весне распускаются белоцветьем груши, яблони и вишни, привезённые на эту землю русскими.

В самой же крепости, ставшей государственным заповедником-музеем под открытым небом, хранятся копии первых карт Калифорнии, составленные русскими моряками.

Символом "золотого" штата Калифорния стал оранжевый цветок мака, открытый и исследованный учеными А. Шамиссо и И. Эшшольцем - участниками русской кругосветки на паруснике "Рюрик" в 1815-1818 гг.

В лето 1994 года калифорнийские маки, присланные тогдашним президентом Исторической ассоциации форта Росс Джоном Миддлтоном, распустились на могиле основателя форта Росс тотьмича Ивана Кускова - у подножия памятного креста в Спасо-Суморине монастыре в Тотьме.

Оранжево-рыжие огоньки зажглись и на другом берегу Сухоны, как запоздалое приветствие тотемскому краеведу Станиславу Зайцеву - первому директору Дома-музея И. Кускова.

Проникновение русских в Калифорнию началось с промысловых экспедиций. В прибережных водах в изобилии водились морская выдра (калан), котики и сивучи. Их изобилие превращало Калифорнию в новое "Эльдорадо" для торговцев пушным зверем. В октябре 1803 года Джозеф О'Кейн - один из американских капитанов - заключил с Правителем русских колоний на Аляске Александром Барановым контракт, по которому на промысел калана привлекались алеуты под началом русских Афанасия Швецова и Тимофея Тараканова.

Промысловая артель предоставлялись американцам Барановым, представлявшим интересы Российско-американской компанией. Впоследствии такая кооперация позволяла, в какой-то мере, нейтрализовать конкуренцию русских и американских промысловиков и была взаимовыгодной.

Ross1.jpg

Одним из таких договоров, например, был заключен в 1812 году между Российско-американской компанией и Американской меховой компанией Дж. Астора.

Швецов и Тараканов стали первыми русскими, побывавшими в Калифорнии и достигшими района южнее Сан-Диего. Вступив в контакты с калифорнийскими испанцами, они же положили начало русско-испанским торговым связям.

Первая попытка обосноваться на Калифорнийском побережье связана с именем одного из деятелей Российско-американской компании, человека широких государственных взглядов Николая Петровича Резанова (1764-1807), побывавшего на Аляске и в Калифорнии. Развитие хлебопашества и скотоводства в тёплой Калифорнии Резанов посчитал "самым надёжным средством" обеспечения Русской Аляски продовольствием.

4a.jpg

В феврале 1806 года он отправился из Ново-Архангельска (Ситха) на шхуне "Юнона" в залив Св. Франциска. Здесь он начал переговоры с испанскими властями о торговле и приобретении продуктов питания, столь необходимых русским колониям на Аляске.

Резанов всячески старался провести в жизнь выдвинутую Григорием Шелеховым идею продвижения границ российских колоний вплоть до самых северных испанских поселений на сороковой параллели. Но грандиозным замыслам Н.П. Резанова твёрдо обосноваться в Калифорнии, присоединив её северную часть к русским владениям на Аляске, не суждено было сбыться. На возвратном пути в Санкт-Петербург он простудился и умер в Красноярске. Мысль Резанова была подхвачена правителем Русской Америки Александром Андреевичем Барановым, который лелеял её несколько лет, укрепляя свои позиции на Ситхе и в других русских поселениях на Аляске.

Спустя некоторое время на берегу Нового Альбиона - такое название было дано землям севернее залива Св. Франциска Ф. Дрейком - побывал другой энергичный и предприимчивый русский человек, долгие годы прослуживший в Русской Америке, Иван Александрович Кусков (1765-1823). В 1806 году по указу императора Александра I мещанин Кусков был награжден золотой медалью "За усердие..." с присвоением почётного звания "Коммерции советник".

Кусков по указанию Баранова выбрал место для устройства русского поселения вблизи речки, названной "Славянкой" (ныне Russian River) и севернее залива Бодего, получившего название "Залива Румянцева". Об уступке участка был заключён договор с вождями местных индейских племён кашайя и помо.

В ноябре 1811 г . из Ново-Архангельска отправились шхуна "Чириков", на которую вместе с Кусковым погрузились 25 русских мастеров с необходимыми материалами и инструментами, а также партия алеутов с байдарками. Парусник направлялся к далёким берегам Калифорнии.

Место под крепость было присмотрено на высоком скалистом берегу, защищённом с востока горной грядой и вековыми зарослями. На месте высадки был заготовлен строевой лес из произраставшей там калифорнийской сосны - редвуда. 15 мая 1812 г . было начато сооружение укрепления, и к концу лета практически завершено. 30 августа (по старому стилю), в день тезоименитства императора Александра I, "назначили к поднятию на крепость ... По прочтении обычных молитв поднят флаг при пушечной и ружейной стрельбе". Крепость была названа Россом - "по вынутому жребию, положенному пред иконой Спасителя".

Россия, прежде европейская и азиатская, набирала силу, в какой-то степени, и как американская держава. Кусков хорошо помнил страшную судьбу селения Святого Михаила на Ситхе, разорённого индейцами-тлинкитами в 1802 году, и приказал надёжно оборонить крепость. Её границы представляли собой замкнутый квадрат высокой бревёнчатой стены с двумя восьмиугольными башнями, в каждой из которых были орудийные амбразуры. За стеной, внутри укрепления, находился дом правителя, казармы, склады, колодец и другие необходимые строения. Кстати, такой тип укреплений, перенятый в России, практиковался для защиты от индейцев и у новопоселенцев восточной Америки. Вне крепостной стены, разрастаясь со временем в селение, располагались другие жилые и хозяйственные постройки: дощаные домики мастеровых, ветряная мельница, кузница, скотные дворы, мастерские, баня.

Вокруг крепости, на склонах гор раскинулись сельскохозяйственные угодья, где высевались хлебные злаки, высаживался картофель и другие овощи. Именно здесь, впервые в Калифорнии, были заведены фруктовые сады и культурное виноградарство.

Со временем появилась и первая в Калифорнии судоверфь (её остатки обнаружили в 1996 году американские археологи). Кроме небольших судов, пригодных для плавания вблизи берега и по реке Славянке, были выстроены бриг "Румянцев" водоизмещением 160 тонн и бриг "Булдаков" водоизмещением 200 тонн. Эти суда совершали длительное плавание по Тихому океану на Аляску и даже на Сандвичевы (Гавайские) острова.

Одним из основных занятий жителей Росса была также добыча морского пушного зверя.

Кусков принимал все меры к тому, чтобы его сослуживцы, как русские промышленники, так и алеуты-охотники были обеспечены всем необходимым. Благодаря уму и дипломатическим способностям жены первого коменданта крепости Екатерины Прохоровны - "природной американки" по происхождению, соседние индейские племена жили с русскими мирно.

Профессор Истомин А.А. в списке жителей Росса, составленном в 1821 году Кусковым, фиксирует широкий этнический состав населения. В поселении Росс наряду с русскими и якутами (специально присланными для ведения скотоводства), уроженцами Финляндии (шведы и финны) проживали аляскинские алеуты и эскимосы, кониаги (кадьякцы) и чугачи, индейцы-тлинкиты, танаина - из местных племён Калифорнии (в основном женщины) и даже полинезийцы (гавайцы).

Появление в Калифорнии русских встревожило проживающих там испанцев. Положение русского поселения вблизи испанских владений и католических миссий требовало объяснений, и комендант Кусков нередко был вынужден выступать и в роли дипломата... Но важно заметить, пушки Форта Росс палили только в знак традиционного приветствия приближающихся мирных судов.

Сбылись пророческие слова Петра Первого, указавшего в знаменитой инструкции в январе 1725 года русским мореплавателям Берингу и Чирикову "чтоб доехать (земли части Америки) до какого города европейских владений, ...самим побывать на берегу... и, поставя на карту, приезжать сюды".

Следуя слову Государя настоящими строителями Империи на Тихоокеанском Севере стали Г. Шелихов, Н. Резанов, А. Баранов и И. Кусков. В С-Петербурге их поддерживали министр торговли и будущий канцлер Н.П. Румянцев, адмирал Н.С. Мордвинов, впоследствии член Государственного совета.

Как заметил академик Болховитинов Н.Н. "В конечном итоге к 1815 году Российская Империя простиралась от Варшавы и Гельсингфорса на Западе, до Аляски и Калифорнии на Востоке".

Иван Кусков оставил свой пост в 1821 году. После тридцати лет службы в Русской Америке он вместе с женой-индеанкой вернулся на родину - в городок Тотьма Вологодской губернии. Долгие годы лишений подорвали его здоровье: в 1823 году он умер, и был похоронен на кладбище в Спасо-Суморинском монастыре среди самых именитых граждан.

Среди участников многих кругосветных экспедиций на Аляску, посещавших Калифорнию и крепость Росс, было немало образованных морских офицеров и чиновников, оставивших ценные записки, посвящённые разным сторонам жизни Русской Америки, и, в том числе, селения и крепости Росс.

Далеко идущие планы расширения русской колонии в Калифорнии строил Дмитрий Иринархович Завалишин. Будучи молодым офицером, он посетил Калифорнию в 1822- 1824 г.г. на борту фрегата "Крейсер". В 1826 году он направил письмо Николаю I, в котором обращается к планам освоения Калифорнии: "Калифорния, поддавшаяся России и заселенная русскими, осталась бы навсегда в её власти. Приобретение её гаваней и дешевизна в содержании доставило бы России владычество над Тихим океаном..."

Особенно значительными в описании Форта Росс и окружающих мест становятся труды одного из "старожилов" Русской Америки, учёного-самородка Кирила Тимофеевича Хлебникова. Эти труды были скрупулёзно изучены и изданы профессором С. Г. Федоровой.

В 1833 году в селении Росс вместе с семьей побывал барон Врангель, тогдашний Главный правитель русских владений в Америке. Оценив обстановку, он пришёл к выводу о необходимости расширении территории колонии вглубь материка в долину реки Славянки. Им были предприняты меры по улучшению жизненных условий как жителей Росса, так и сезонных работников из местных индейцев.

Дважды - в 1836 и 1838 году - селение Росс и испанские миссии посещал священник Иоанн Вениаминов, почитаемый ныне как святитель Иннокентий - Апостол Сибири и Америки.

В последние годы существования Росса огромную работу по сбору научных экспонатов провёл И.Г. Вознесенский. Ему удалось собрать богатейшую этнографическую коллекцию, являющуюся ныне достоянием петербургской Кунсткамеры. Последним правителем крепости Росс был Александр Гаврилович Ротчев, управлявший с 1836 по 1841 год, и оставивший яркий след в истории этого поселения. В промежуток времени между правлением Кускова и Ротчева судьбой Росса руководили правители Карл Шмидт, П. И. Шелихов, П.С. Костромитинов.

Будучи комендантом селения Росс, Ротчев предпринимал энергичные меры по спасению этого форпоста, считавшегося житницей Русской Америки и служившего закупочной и сельскохозяйственной базой. К сожалению, малопригодные почвы и морской климат: влажные туманы на побережье, чередующиеся с палящим дневным солнцем губительно сказывались на урожаях. Освоение же новых угодий в долинах Славянки требовало приложения сил и средств, которых явно недоставало. Запасы пушного морского зверя - основного предмета добычи - с каждым годом уменьшались: неограниченная охота на калана как русскими, и, главным образом, так называемыми "бостонцами", привели к тому, что каланы почти исчезли.

Усиливалось противодействие соседей-испанцев, и сменивших их правителей-мексиканцев. Но, прежде всего, роковым образом сказывалась отдаленность от России. Правительство не всегда оказывало необходимую дипломатическую помощь горстке своих сограждан, заброшенной на край света, и судьба этого отдалённого уголка Русской Америки была предрешена. В этих условиях Главное правление Российско-американской компании в Петербурге, приняло решение об упразднении селения Росс.

В декабре 1841 года в Сан-Франциско было оформлено соглашение с Дж. А. Суттером о продаже колонии Росс за 30 тыс. долларов с рассрочкой на четыре года. Но выплата откладывалась, а в 1845 году мексиканская Калифорния оказалась оккупированной войсками Соединённых Штатов.

В январе1848 года во владениях Суттера были открыты богатейшие золотоносные залежи, породившие эпоху "золотой лихорадки" в Калифорнии. Компании и Правительству оставалось лишь сожалеть о поспешной ликвидации своей колонии в Калифорнии.

В 1873 году крепость Росс и несколько ранчо вокруг неё были приобретены семейством Джорджа Колла. Колл открыл в Россе отделение связи, а крепостные строения стали использоваться под кабак, гостиницу и склады. В комнатах ещё сохранялась русская мебель и даже клавикорд, привезённый сюда в 1820 году из Парижа.

В последующие годы Росс переходил из рук в руки, строения его ветшали и разрушались. Пришла в запустение и стоявшая внутри ограды часовня с колоколом, некогда привезённом сюда из Петербурга, да и сам колокол исчез... Сильное землетрясение 1906 года пощадило лишь дом последнего коменданта.

Период забвения длился многие годы, пока русские люди, оказавшиеся волею жестокой судьбы эмигрантами, не вдохнули жизнь в крепость Росс (Fort Ross), точнее говоря - в то, что осталось от него к середине 1930-х гг. Была создана инициативная группа по воссозданию Росса как исторического памятника, начались сборы средств - нередко из более чем скромных доходов тех русских людей, которые видели в этом шаге свой патриотический долг перед Россией.

Вспомним их имена: Г.В. Родионов, А.П. Фарафонтов, М.Д.Седых, В. Н. Арефьев, Л.С. Оленич, Т.Ф. Токарев, Лебедевы, о. А. Вячеславов, а позднее С.И. Куличков, А.Ф. Долгополов, В.П. Петров, Н.И. Рокитянский, куратор департамента парков Калифорнии - John McKenzie и многие, многие другие.

Среди россиян, внесших значительный вклад в изучение Форта Росс и немало способствовавших потеплению отношений между Советским Союзом и США ещё с доперестроечных времён писатель С.Марков, исследователи Н.Ковальчук-Коваль, А.Черницын. В.Безъязычный.

Это наши современники - учёные Н.Болховитинов, С.Фёдорова, А.Истомин, земляки Кускова тотьмичи С.Зайцев, Ю.Ерыкалова, В.Притчина.

Отметим и неустанную работу по наведению "мостов дружбы" между американским Фортом Росс и старинной Тотьмой - активистов Московского историко-просветительского общества "Русская Америка", среди которых тотьмичи Г.Шевелёв и В. Колычев, архитектор и консультант Форта Росс И. Медведев, писатель В. Ружейников, скульптор И. Вьюев.

В составе участников I-й Российско-Американской экспедиции "К истокам Русской Америки", проведённой Обществом "Русская Америка" по просторам Русского севера (май, 1991 г.), я впервые смог побывать в благословенном Форте Росс. И, словно, очутился на родной Вологодчине! Опалённый солнцем брус крепостных строений напомнил мне о родном доме в Тотьме…

Любовно возрождённый нашими соотечественниками "уголок России", находится ныне под опёкой Департамента парков шт. Калифорния и под неусыпным наблюдением специалистов-учёных и добровольных помощников из Исторической ассоциации Форта Росс.

В канун Рождества 1997 г . в Генеральном консульстве Российской Федерации в Сан-Франциско состоялась передача иконы "Иоанн Предтеча" - дара Общества "Русская Америка" и Ю.А. Малофеева для часовни Форта Росс (Проект "Икона из России"). В том же году на приёме в Генконсульстве РФ в Сан-Франциско, устроенном в честь "Дня России", сотрудники Департамента парков и рекреации штата Калифорния вручили представителям Общества Владимиру Колычеву и Григорию Лепилину флаг штата в знак благодарности - "За сохранение исторического наследия штата Калифорнии".

"За сохранение" Форта Росс - культурного наследия России в Америке, ставшего уже частицей истории Соединённых Штатов Америки пришлось выступить в августе-сентябре 2009 года, когда Форту Росс грозило закрытие и, по сути, последующее разрушение. Поддерживая горячий призыв Посла Российской Федерации в США Сергея Кисляка "сохранить символ богатой истории Калифорнии и Соединённых Штатов, а также памятной вехи в российско-американских отношениях"..." Общество "Русская Америка" выступило в совместном обращением с газетой "Русская Америка" (Нью-Йорк, издатель и главный редактор Аркадий Мар) и вице-президентом Исторической ассоциации Форта Росс, кавалером ордена Дружбы Д. Миддлтоном "Сохранить Форт Росс", организовав сбор подписей в России и в США в защиту Форта Росс. Так под обращением подписались Мэри Эйзенхауэр, митрополит Иларион - Глава Русской Православной Церкви за Рубежом, академик Валерий Тишков…

Тревожный перезвон колокол, соединивший 9 сентября Форт Росс, Тотьму и Москву, казалось, был услышан повсюду… Последовал шквал выступлений в печати и на телевидении… обращение Вологодского губернатора Вячеслава Позгалёва к своему коллеге в Калифорнии Арнольду Шварценеггеру…

26 сентября губернатор Калифорнии отменил решение о закрытии Форта Росс!

Летом 2010 года, после визита Президента России Дмитрия Медведева в Калифорнию, мы провели ряд встреч с представителями группы компаний "Ренова", результатом которых стало решение руководства "Реновы" о восстановлении в Форте Росс ветряной мельницы - символа русского присутствия в Калифорнии в начале XVIII века.

Действительно, колония Росс затевалась как житница Русской Америки!.. Надеемся, что в скором времени решится и принципиальный вопрос о благоустройстве Братского кладбища Форта Росс…

Форт Росс является государственным музеем-заповедником штата Калифорния. Значительную роль в его сохранении и эксплуатации занимает Департамент парков и рекреации штата Калифорния и добровольная общественная организация Историческая ассоциация Форта Росс (Fort Ross Interpretive Association , FRIA ). Форт Росс любимое место посещений многих американцев, среди которых и наши соотечественники.

Форт Росс принимает своих старых и новых друзей не только в большие праздники. В будни здесь можно увидеть детей и взрослых в традиционных русских нарядах, которые с удовольствием "играют в русских ХIХ века". У них на груди крепится надпись с русскими или индейскими именами. На небольшом костре кипит котёл с кашей, стражники с ружьями из запасников музея охраняют крепость, изготовляется и разрисовывается разнообразная домашняя утварь и даже стреляет в сторону лазурного океана небольшая пушка-"единорог".

В апреле сего года - в дни пребывания в Бодега Бэй, где чествовалось 200-летие прибытия русских поселенцев в залив Румянцева (Бодега Бэй) - мне и Юлии Ерыкаловой, как почётным гостям этого городка, довелось посетить Форт Росс. И здесь, на берегу Тихого океана, я пожал руку Ивану Кускову - это был темнокожий школьник, который "нёс службу" вместе с одноклассниками и родителями - как и 200 лет назад основатель Росса, уроженец Вологодчины Иван Александрович Кусков.

С Фортом Росс связана ещё одна любопытная страница русского присутствия на Тихом океане, о которой мало кто знает в наши дни: когда-то россиянам были предоставлены земельные участки на Гавайских островах - ныне пятидесятoм штатом США. Здесь и поныне сохранилась одна из трёх русских крепостей - Форт Елизавет… Но это уже другая история.

В 1976 году - в честь 175-летия основания Форта Росс и к 200-летию образования США - по инициативе профессора Н.И. Рокитянского (Де Анза-колледж, Калифорния) была выпущена памятная медаль, на аверсе которой выбит портрет его основателя - тотьмича Ивана Александровича Кускова.

"Её величество Всемирная история Форт Росс и Тотьму породнила на века…" В 1990 году в Тотьме открылся дом-музей Кускова. Здесь собраны атрибуты и копийные материалы представляющие ушедшее в историю, но незабвенное в нашей памяти время: гравюры, ружья, медаль "союзные России", вручавшаяся старейшинам американских племен, портреты Екатерины и Ивана Кусковых. Гостеприимные сотрудники музея угощают крепким чаем из самовара местных школьников и гостей из Италии, Швеции, Японии, США.

В 1996 году в Тотьме был открыт Музей… мореходов. И никто из тотьмичей не удивляется этому: ведь на гербе города изображена чёрная лисица, которую местные купцы-охотники добывали аж на Алеутских островах!

Между Тотемским краеведческим музеем и Фортом Росс установлены дружественные партнёрские отношения. При содействии Общества "Русская Америка" Тотьма породнена с небольшим городком Бодега Бэй, что в 20 милях от Форта Росс. 15 марта с.г. колокольный перезвон впервые связал и города-побратимы.

Перекличка церковных колоколов породнённых историей городов России и Америки проводится с 1991 года, а с 2010 г. тотьмичи и их американские друзья активно общаются в режиме реального времени через интернет.

В дни юбилея - 28-29 июля 2012 года - колокольный перезвон в честь 200-летия Форта Росс объединит многие города России, а также бывшей российской империи с породнёнными историей городами-побратимами на Аляске и в Калифорнии.

 

Владимир КОЛЫЧЕВ,
президент Московского
историко-просветительского общества "Русская Америка"
Repost 0
20 novembre 2012 2 20 /11 /novembre /2012 19:18

Валерий Гергиев - почему на душе нельзя экономить!

Gergiev

За год он провёл почти 750 выступлений. Это позиция главы театра Валерия Гергиева: жаловаться на судьбу или предаваться мечтам некогда - надо дело делать!

Без комплексов!

«АиФ»: - Валерий Абисалович, вы колесите с концертами по стране и по миру, работаете на износ. А на телевидении лучшее время всё равно отдают всякой «поп-жвачке». Мол, у классической музыки рейтинги не те…

 В.Г.: - Кто же верит таким рейтингам? Да, телевидение наше далеко от совершенства. Иногда хочется или спортивные новости посмотреть, или о событиях дня послушать… Пробегаешь каналы один за другим и ловишь себя на том, что пытаешься побытрашнее цунами. Я знаю, что в той же Японии, Швеции, Финляндии на телевидении есть предел тому проценту рекламных роликов, которые телевизионщики могут вставить в фильм или передачу. Мы же, наверное, по количеству коммерческих вставок лидерами стали! Но, на мой взгляд, государственный канал не должен рекламировать чей-то частный бизнес! Наоборот, качеством своих программ они должны оправдывать вложенные в них деньги налогоплательщиков. И сказка про то, что, мол, каналы не выживут без рекламы, - выдумка. Выживут! Так что в случае с телевидением государству нужно было бы жёстко эти шлюзы закрывать.

А что касается нашей работы - не обидно ли? Вы позвоните в любой город, куда приезжал на гастроли оркестр Мариинского театра, - залы везде ломятся! Мы иногда играем по два концерта в день, потому что иначе всех зрителей не принять. Так что ни малейшего ощущения ненужности или невостребованности у нас нет - очень многие в России тянутся к тому высокому искусству, которому мы служим. У нас по-прежнему умеют отличать настоящее от подделки, стереть это из нашей жизни не удастся никому.

«АиФ»: - Если речь зашла о работе - что из произошедшего в нашей жизни в этом году вызвало наибольшую гордость?

В.Г.: - Открытие второй сцены Мариинки приближается! Надеюсь в один прекрасный день отчитаться перед всеми, кто любит Санкт-Петербург, его культуру, об окончании строительства.

В этом году у нас были очень успешные гастроли по Северной Америке. Особенно горжусь тем, что в Нью-Йорке на сцене Метрополитен-опера мы показали балеты «Анна Каренина», «Конёк-Горбунок» - совершенно новые для Америки спектакли. И симфонии Чайковского в Карнеги-холле приняли великолепно - и по восторженным оценкам публики, и по продажам билетов. Как частые гости нью-йоркских подмостков, мы знаем: если не выступим с блеском, в полную силу, местная публика тут же расценит это как слабость. Что, мол, слава Мариинского театра осталась в 60-70-х годах. А я таких разговоров допустить не хочу. И не допущу!

Мы представляем ведь не только Мариинский театр, но всю русскую школу классического искусства. А это престиж страны! Ведь Россия традиционно играла первые роли и в балете, и в опере, и в музыке. Поэтому нас там очень пристально (если не сказать - пристрастно) рассматривают. И если что-то вдруг не так, моментально пойдут разговоры о всеобщем падении уровня российской культуры. Основания для этого, к сожалению, есть: после развала СССР сильно пострадал образовательный процесс, да и артисты за границу уезжали сотнями - преподавать, танцевать, петь, дирижировать. Но я никогда такие разговоры не оставлял без ответа - у нас в этом плане нет комплекса прошлого или поза-прошлого величия.

На пике Пушкина

«АиФ»: - Сегодня борются с кризисом… Во время Великой депрессии 1930-х интерес к классической музыке вырос невероятно - люди искали духовную опору в том, чья ценность истинна. Можно ли сегодня ожидать такого же всплеска интереса к классике?

В.Г.: - Конечно, мир обязательно изменится! Но не стоит нам вздыхать, жаловаться, лить слёзы об утраченных позициях. Да, экономический кризис 2008-2009 годов мог оказаться труднейшим по последствиям, по испытаниям, которые пришлось бы пережить стране. Но, к счастью, правительству хватило опыта выйти из этих испытаний с честью. Мне особенно хочется подчеркнуть, что они не решились резать под корень национальные культурные святыни. Та политика, которую выбрало правительство, - мудрая и взвешенная: даже в кризис не забирать бюджеты ни у образовательных учреждений, ни у по-настоящему высокого искусства, позволяя нам полноценно работать.

Понимаете, для меня исполнять симфонии Чайковского, оперы Мусоргского, дирижировать балетами Прокофьева или Стравинского - это значит подниматься на пик наших великих культурных традиций. Ведь у нашей национальной культуры размах невероятный! Пушкин, Чайковский, Прокофьев, Толстой - они настолько высоко парят над всеми этими трудностями… Поэтому забывать о том, что их слово, их музыка должны звучать каждый день, нельзя. И не надо прятаться за кризис! Это ведь проще всего: сослаться на экономические проблемы и разом урезать все бюджеты, касающиеся духовной сферы.

«АиФ»: - А ведь было такое искушение: сперва социалку наладить, а потом уже о душе думать. Как, по-вашему, душу можно оставлять на потом?

В.Г.: - Все прекрасно понимают: в кризис те же пенсионеры не должны и не будут страдать. Не за их счёт должна выживать культура. Весь вопрос в грамотном - грамотном! - распределении средств.

Можно ли экономить на духовной сфере? Любая, даже великая нация очень жестоко поплатится за такую ошибку, такое проявление слепоты. Нельзя своё самое главное богатство не разрабатывать, не преумножать. Очень здорово, что у нас есть нефть и газ. При таких недрах, которые нам подарила природа, мы должны были бы быть самой богатой нацией на земле. Увы, правильно распорядиться этим мы не сумели. А если сейчас допустим такую непоправимую ошибку - похороним нашу культуру, восстановить её потом будет очень трудно.

«АиФ»: - 23 декабря в Москве вы будете играть Седьмую симфонию Малера. Почему выбрали именно этого композитора?

В.Г.: - Во-первых, заканчивается год, объявленный в мире годом Малера. И все крупнейшие мировые оркестры отдали дань уважения этому великому австрийскому композитору. Во-вторых, Малер в своё время успешно выступал в Санкт-Петербурге, дирижировал оркестром Мариинского театра, восторгался им.

Симфония, которую мы выбрали, непростая. Чтобы её сыграть, нужен очень классный оркестр. И у нас такой оркестр есть!

Юлия Шигарева  Аргументы и факты

2011-12-14

Repost 0
20 novembre 2012 2 20 /11 /novembre /2012 19:08

насильственная исламизация

Фирдус ДЕВБАШ не только интересный писатель, известный в России, но и крупный учёный, специалист по исламу. В мае нынешнего года в нашей газете была опубликована его статья «Российский ислам на развилке истории», в которой представлен совершенно новый взгляд на ислам, на его историю в России. Для многих было открытием, что утверждение ислама шло у нас сверху и что связано оно с именем императрицы Екатерины II. Многие с удивлением узнали, что в истории имела место не столько насильственная христианизация нерусских народов Российской империи, сколько их насильственная исламизация.

Данная тема явно требует своего развития, и поэтому мы обратились к учёному с рядом вопросов.

Религия и политика

- Фирдус Нурисламович, почему Екатерина II фактически навязала татарам, а тогда так назывались практически все тюркские народы России, мусульманскую религию? Чем объясняется такой неординарный шаг императрицы?

- Екатерина II была немкой. Как чужестранка она правила Россией, опираясь на известный принцип «разделяй и властвуй». Так легче: есть христиане, есть мусульмане, одни против других. Императрица хоть и считается мудрой, но в средствах особо не разбиралась, она решала стоящие перед собой проблемы.

- А как объяснить сегодняшние процессы, связанные с исламом? Я имею в виду и расширение деятельности религиозных экстремистов, и в целом стремительную исламизацию России.

- По прогнозам экспертов, уже к 2015 году мусульманская молодёжь будет составлять большинство в Российской армии. Рост влияния радикальных исламистов объясняется во многом непродуманной политикой, проводимой властями страны. Наши руководители на полном серьёзе говорят о разных типах верующих: есть, мол, умеренные мусульмане и есть радикально настроенные мусульмане, как будто между ними огромная пропасть. Настроение человека весьма изменчиво - сегодня он добродушный и настроен лояльно к власти, а завтра озлобится и станет радикальным. Причин озлобиться в нашей жизни немало.

- И что же делать - запретить ислам?

- Конечно, нет. Ислам выполняет в обществе определённую позитивную роль - служит укреплению нравственности. Запрещать ислам не нужно, да это и невозможно, не средние века, а вот серьёзно реформировать его можно.

- Что вы имеете в виду? Вроде бы наше правительство тоже не сидит сложа руки. Например, в российских городах открыли исламские университеты, теперь наши ребята учатся исламу не в ваххабитских центрах за рубежом, а у себя дома.

- Это не решает проблему. Ну и что с того, что учатся дома? Важно не то, где учатся наши ребята, а то, чему они учатся. Ислам - он и в России ислам. Нам пора отказаться от мифов и досужих представлений о наличии особенных толков и резких отличий в исламе. Часто слышим, что ислам у нас свой, традиционный. А в чём тогда его отличие от ислама, например, аравийского или же пакистанского? Никакого отличия. Традиционного ислама как особого направления в исламе просто не существует, это больше политический термин, нежели религиозный.

Зачем Путину ислам?

- Разве ислам не многообразен так же, как и христианство, в котором есть и православные, и католики, и протестанты? Ведь часто говорят об исламе российском, умеренном, саудовском, ваххабитском, салафитском и т.п. В чём отличие в данном отношении этой религии от христианской?

- Католицизм, православие или протестантство - это, в сущности, самостоятельные конфессии, хотя и идейно связанные друг с другом. Более того, даже православие русское отличается от греческого языком богослужения. В исламе нет подобной демократии, в нём священным языком считается лишь арабский, и вся религиозная практика осуществляется исключительно на этом языке. Перевод Корана с арабского на национальные языки мусульманскими богословами осуждается.

- В общем, есть лишь один ислам, и особенности российского ислама - вымышленные?

- Да, есть лишь один ислам - коранический. Ислам в сравнении с христианством весьма однообразен, существенные различия есть только в представлениях суннитов, которых среди мусульман большинство, кстати, наши тоже относятся к ним, и шиитов, проживающих в основном в Иране. Именно поэтому наши мечети, как проходной двор, в них свободно проповедуют миссионеры из разных стран: из Алжира, Индонезии, Марокко, Иордании, Пакистана и др. Единственное условие - чтобы они были из суннитов, шиитам двери наших мусульманских храмов закрыты.

- Вы говорите, что нам нужен свой ислам с новой доктриной, отличной от доктрины классического арабского ислама. А как его создать и возможно ли это?

- Возможно. Этим я занимаюсь уже семнадцать лет. В принципе создавать что-то совершенно новое не требуется. Как известно, новое - это хорошо забытое старое. У нас, у татар, был свой ислам, с его остатками безжалостно боролись и продолжают бороться до сих пор зарубежные миссионеры и их местные сторонники с начала девяностых годов прошлого столетия. Я стараюсь возродить богатое духовное наследие своего народа. Недавно вышла моя книга «Татарские молитвы», которая вызвала большой интерес не только в Татарстане, но и в других регионах России.

- И теперь татары читают свои молитвы, а не зубрят арабские?

- Таких пока мало. В жизни российского общества традиционно сильна роль государства, и для проведения масштабной религиозной реформы нужна поддержка его руководства, нужно решение на уровне Путина.

- А Путину это надо?

- Думаю, что да. Не секрет, что сегодня радикальный ислам - мощное оружие в руках Вашингтона и Брюсселя. С помощью этой дубинки Запад во главе с США легко расправляется с неугодными руководителями других стран.

Русская зима и арабская весна

- Наверное, вы имеете в виду Мубарака и Каддафи. Но Россия - это не Египет и не Ливия.

- В современной России позиции ислама очень сильны, сильнее, чем, например, в Казахстане. Ислам является де-факто официальной идеологией целого ряда российских республик. Он проник не только в сферу образования, но и в бизнес, во власть.

- Вы думаете, что серьёзные проблемы с исламом, подобные тем, с которыми Россия столкнулась на Северном Кавказе, возможны и в Центральной России?

- Безусловно, если не изменить ситуацию в корне. Путин вроде бы предпринял в этом направлении решительные шаги. Он действовал и кнутом, и пряником, но всё безрезультатно. Более того, пожар войны перекинулся из Чечни на другие республики Северного Кавказа. Даже в считавшейся недавно спокойной Кабардино-Балкарии закрыты все туристические маршруты. Кавказские события стали в стране серьёзным дестабилизирующим фактором. Эксперты с тревогой указывают на сращивание исламского радикализма с криминалом. Некоторые наивно полагают, что кавказский сценарий в Поволжье невозможен, так как здесь нет гор с труднодоступными лесами. Экстремистам горы не нужны.

- Они, как молодогвардейцы, будут вести подрывную деятельность в городах?

- Именно так. Скажите, что делать исламистам в холодном лесу? Лучше они под видом религиозных пожертвований будут рэкетировать бизнес, а с наступлением темноты отстреливать представителей силовых структур.

- Понятно. Если вы будете услышаны правительством и предлагаемая вами религиозная реформа будет проведена, то есть уверенность в её успешности? Ведь многие реформы не дают ожидаемых результатов.

- Я знаю, что надо делать и как. Успех любой реформы в обществе зависит от отношения к ней народа, простых людей. Мой многолетний опыт в этом деле показывает, что людям гораздо ближе родные молитвы, нежели чужие.

Андрей Угланов

Источник: argumenti.ru

 

 

Repost 0
22 octobre 2012 1 22 /10 /octobre /2012 15:53

«России служил он  и верой, и правдой... 

AAKOEfoed3

                                                        И добрая память пусть станет наградой!»

                                                                                        Нина Попова


         Книга мемуаров Андрея КОФОДА «50  ЛЕТ В РОССИИ» проделала к русскому читателю поистине грандиозный путь: она впервые вышла на датском языке в Копенгагене  в 1945 году, в 1985 году была переведена на английский язык, в 1998 году впервые напечатана на русском, а в 2011 была переиздана в Санкт-Петербурге. Тираж расходится моментально, первые издания стали раритетом.

         Эта книга уникальна во всех отношениях:

     Во-первых, написанная  для всего мира с целью объяснить такое явление, как Россия, она прежде всего стала интересна,  понятна и необходима  самой России.

        Во-вторых, мемуары-повествования о невероятных приключениях в долгой жизни автора написаны колоритным, живым, образным языком, открывая читателю массу драгоценной, неизвестной информации об укладах жизни различных слоёв населения Российской Империи, о государственных деятелях времён Александра Ш и Николая П.

       В-третьих, что самое главное, в книге прекрасно раскрывается личность самого автора, замечательного и достойного человека, яркая и удивительная жизнь которого является, бесспорно, важнейшей частью отечественной  истории.

        Из книги мы узнаём о том, что в Российской Империи существовала свобода слова и мысли, (в противовес тому, что внушалось нам до сих пор), поэтому  наиболее интересно и занимательно находить в художественно-историческом полотне книги самородки правдивого отражения тогдашней действительности. Конечно, читателю придётся ломать стереотипы своего восприятия прошлого, буквально вбитые в наше сознание различными общественными  институтами, но это – поверьте! – того стоит.

         Кто же автор и в то же время главное действующее лицо книги?

      Приехавший в Россию молодой датчанин – специалист по сельскому хозяйству, проще – агроном, обретший здесь вторую родину, полюбивший её всей душой,  прослуживший ей  верой и правдой всю свою жизнь, ставший преданным и виднейшим соратником П.А Столыпина в проведении  аграрной реформы.

      Целью всей  жизни Андрея КОФОДА  стала идея земельного переустройства России и развитие индивидуальных крестьянских хозяйств: «... русский крестьянин, несмотря на освобождение, оставался полукрепостным. (...) Столыпинские аграрные реформы, претворяемые в жизнь умом и волею великого государственного деятеля,  имели целью исправить эти несоответствия, а также в целом поднять  тот социальный и культурный уровень, на котором находилось в то время русское крестьянство...».

     Литературный талант Андрея Кофода, его ёмкие, почти скульптурные  характеристики героев книги позволят читателю в полной мере окунуться в мир тех лет, ощутить своей раскрывающейся для восприятия душой малейшие нюансы забытой, давно ушедшей действительности... Имеют высокую нравственную и познавательную ценность страницы с описанием многолетнего пребывания автора в Закавказье, разъездах по огромной стране, встречах и беседах с различными людьми, и, прежде всего, с крестьянами. Книга написана, казалось бы, в духе приключенческого романа, но всегда в строгом соответствии с законами мемуарного жанра, её главы наполнены исторической и человеческой правдой, без лубочной красивости, но с подлинно народными фольклорными интонациями.

        Откроем одну из четырёх частей книги –  «Девять лет в Закавказье» с её колоритными строками о древних обычаях проживавших там народов: «...Между собой черкесы жили мирно, насколько это позволяла кровная месть. Средства к существованию добывали нападениями на соседей, русских, казаков и колонистов в степях, по другую сторону горного хребта. То, что они жили грабежами, частично было древним обычаем, частично вызывалось необходимостью. С незапамятных времён было у них хорошим тоном участвовать в разбойничьих набегах на суше и воде. Никакая уважающая себя и хорошего происхождения девушка не унизила бы себя замужеством с молодым человеком, который бы не участвовал бы в разбоях. ( … ) А кроме того, черкесам было трудно без этих, приобретаемых захватом, средств существования. Особенно не хватало зерна, поэтому и скота тоже было совсем мало. (…) Поэтому что было более естественно, чем отнять недостающее зерно и скот у русских казаков и колонистов?»

            Часть «Годы революции» интересна искренностью впечатлений очевидца тех великих и трагических событий: «Революция не ворвалась вдруг в страну, как прилив в шторм, она приближалась медленно, но неотвратимо, как поток лавы. Лично я мог наблюдать только, как развивались события в Петербурге, или Петрограде, как он тогда назывался. Но согласно тому, что я слышал от жителей других городов, везде всё происходило одинаково. Везде наблюдались нерешительность и растерянность власть имущих и отсутствие определённых целей у населения. Более целеустремлёнными были настроения в деревне: крестьяне хотели возвращения сыновей и кормильцев с фронта, а также хотели получить помещичьи земли. С последним дело у них шло и раньше на лад, более трети помещичьих земель было куплено крестьянами за последние 20 лет. Но помимо полного завладения помещичьими землями у крестьян иные революционные цели отсутствовали...».  

             Чрезвычайно обнажены чувства автора в сцене прощания с Россией в 1919 году: «Я ... оглянулся на русский берег ..., на страну, где я оставил дело всей моей сознательной жизни и с которой я чувствовал себя связанным неисчислимыми узами. Я чувствовал себя уверенным в том, что работа, которую я исполнил в России, не останется бесплодной или забытой, но смогу ли я когда-нибудь участвовать в её продолжении?»

           Книга будет интересна всем... Каждый найдёт в ней что-то своё, ему близкое и необходимое. Многогранность этого монументального, но в тоже время живого и гибкого произведения позволит ему занять почётное место на Вашей книжной полке среди  самых любимых книг!

 

                                                                                      Нина ПОПОВА

                                                                    Член СП России и Академии

                                                                       Российской литературы

                                                                                          г. МОСКВА

              Книгу Андрея Кофода «50 лет в России».  – СПб.: Лики России, 2011. можно приобрести в  «Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына» (Москва, ул. Нижняя Радищевская, д. 2). Тем, кто не живет  в Москве, следует обратиться за книгой к внучке   А. Кофода – И.Г.Демидовой Комо, gazette.clcr@gmail.com

Repost 0
22 octobre 2012 1 22 /10 /octobre /2012 15:09

Грузинские выборы выставили американцев в глупом свете. Не всех, конечно, а тех, кто относится к сообществу прямолинейных агрессоров, наподобие сенатора Маккейна. Двух недель не прошло, как "The Washington Post" устами Джейн Рубин чуть ли не предавал анафеме тех, кто поддерживал главного ныне грузинского оппозиционера "человека Путина" Бидзину Иванившили – и вот уже "The National Interest" устами Ариэля Коэна заявляет о "проверке на демократию" в связи с победой оппозиции на парламентских выборах.

О чём же говорит результат парламентских выборов в Грузии, чьи интересы возобладали и как могут дальше развиваться события, разбирались аналитики отдела "новости Грузии" журнала "Биржевой лидер"

Чьи ожидания обманули выборы в грузинский парламент?

 Победы "Грузинской мечты" миллиардера Бидзины Иванишвили менее всех ожидал действующий президент Грузии Михаил Саакашвили. Как человек, мягко говоря, эмоциональный и склонный не столько к самоанализу, сколько к самолюбованию, Саакашвили сам достаточно быстро поверил в предвыборную пропаганду собственной партии. Пропаганда описывала Грузию как почти сложившийся демократический рай на кавказской земле, а самого Саакашвили – как хозяина этого рая, внушающего обитателям бесконечную любовь и готовность выполнять любое его пожелание. Поверив в собственную пропаганду, Саакашвили безоговорочно поверил и в победу своей партии – так, как в своё время поверил в неизбежность собственной победы над Россией.

 

По некоторым материалам западной прессы могло сложиться впечатление, что в той же степени победы партии "Единое национальное движение" ожидали и западные "друзья Саакашвили". Однако это не совсем так:

- во-первых, симпатии западной прессы далеко не всегда отражают симпатии западных политиков. Так, если "The Wall Street Journal" и "The Washington Post" публикуют хвалебные статьи в адрес Саакашвили, то это связано с личной привязанностью американских журналистов к обаятельному и оригинальному полиглоту, деятельному демократу, каким они видят президента Грузии. В Белом доме и в Конгрессе его видят совсем другим. Диктаторские замашки Саакашвили, его абсолютное нежелание считаться с оппонентами, очевидный разрыв между пропагандистскими приёмами (наподобие "прозрачных стен МВД") и реальным состоянием дел давно раздражали американских политиков высшего звена, свободных от очарованности журналистов.

 

- во-вторых, ещё до скандала с "тюремным насилием" было нетрудно заметить, что агрессивную поддержку Саакашвили как в США, так и в ЕС демонстрируют журналисты максимально консервативные. В то время как либеральная и критическая пресса всё чаще задаётся вопросами относительно того, что же происходит в Грузии? После того, как Запад "клюнул" на кадры издевательств полицейских над заключенными, количество публикаций, демонстрирующих жестокость, анти-демократичность Саакашвили, бедность и безработицу в Грузии заметно увеличилось – и в американской, и в германской, и в польской, и в прибалтийской прессе. Значительная часть тех, кто выказывал Саакашвили свои симпатии, с той же интенсивностью стали демонстрировать свою антипатию.

 

Чего же ожидали западные журналисты, а вместе с ними и часть западного политикума? Как это ни странно, они ожидали, что будет реализован сценарий, красочно описанный Бидзиной Иванишвили: отказ правящей партии признать свой проигрыш и нечто вроде очередной "ненасильственной" "революции роз". То, что этого не произошло, возможно, стало сюрпризом для самих "оппозиционеров" и единственным удачным исходом для Саакашвили.

Саакашвили повезло: его спасла нерешительность

Предвыборная кампания Иванившили была эксцентричной ровно в той степени, в которой это было запланировано, пояснил в интервью "Биржевому лидеру" канадский эксперт Академии Masterforex-V Евгений Ольховский. В ней не было ничего от импровизации.

 

Отказ от участия в теледебатах; работа в первую очередь на внешних наблюдателей; массив сугубо пропагандистских обвинений в адрес власти; повторяющиеся с первого дня уверения в том, что власть и не подумает признать "неизбежную победу оппозиции на демократических выборах", и выборы, соответственно, будут максимально грязными, - всё это старый знакомый план, за исключением некоторых изменений в деталях. Этот план реализовывался в цветных революциях и в самой Грузии, и на Украине. Центральный элемент – "превентивное" обвинение власти в том, что она попытается украсть "победу" оппозиции. Притом, что никаких очевидных оснований для ожидания такой победы нет, а власть ещё ничего не попыталась "украсть". "Результат" фактически объявляется оппозицией ещё до самих выборов посредством обнародования результатов многочисленных опросов, которые подготавливают общественное мнение к данным экзит-поллов. Последние также запрограммированы заранее, и любая попытка их опровергнуть при помощи иных экзит-поллов или официальных данных рассматривается как повод для вывода сторонников оппозиции на баррикады.

 

Впрочем, поначалу власть невольно подыгрывала "оппозиции" - столь же бездарно, как в своё время это делал Шеварднадзе по отношению к самому Саакашвили, или украинский президент Кучма и премьер Янукович по отношению к Ющенко. Действующий президент Грузии делал ровно то, что требовалось по сценарию: пытался "прессовать" кандидата. Достаточно вспомнить авантюру с лишением Иванишвили гражданства, атаки власти на его банк, и специально "под него" сформированный закон об ограничении финансирования избирательных кампаний (позволивший оштрафовать Иванишвили за незаконные пожертвования на кампанию на 45 миллионов долларов США).

Всё это прекрасно укладывалось в модель, воплощаемую Иванишвили: нарастание тирании и диктатуры в ответ на свободолюбивые стремления грузинского народа в орнаменте гневных возгласов Запада в связи с нарушениями прав человека и препятствованием демократии. Итогом должна была стать "украденная победа", небольшой бунт и бегство Саакашвили с президентского поста на год раньше срока переизбрания.

 

Но, судя по всему, Михаил Саакашвили не стал "красть у оппозиции победу" (которая вовсе не была такой уж очевидной), проявив масштабную нерешительность. В этот раз она сыграла спасительную роль:

- во-первых, Саакашвили получил фактическое основание для того, чтобы поставить себе в заслугу наличие демократии в Грузии. Ведь выборы завершились победой его конкурентов, а его партия даже в суд не подаёт, чтобы помешать "Грузинской мечте" воспользоваться плодами её электорального успеха. Саакашвили опять "выиграл прессу", которая теперь возвращает своё пристальное внимание к Иванишвили;

- во-вторых, вместо того, чтобы досрочно ретироваться с президентского поста, Саакашвили может в течение года предпринять контрмеры по дискредитации Иванившили и его политической силы, спровоцировать их на политические промахи, и, кто знает, может быть, даже привести на президентскую должность удобного для него, Саакашвили, человека, при котором можно будет рассчитывать на премьерский пост. Неблагоприятная расстановка сил в парламенте с лёгкостью меняется: можно перекупать депутатов по украинскому опыту, или же вовсе распустить парламент, благо, механизмов хватает.

 

Нерешительность характерна для импульсивных, экзальтированных лидеров, каковым, несомненно, является Саакашвили, пояснил Евгений Ольховский, в той же степени, в какой и гипертрофированная жёсткость решений. В этом плане нынешнего президента Грузии вряд ли ожидает постепенное бесславное забвение, как экс-президента Украины Виктора Ющенко, который с самого начала политической карьеры был не столько импульсивным, сколько безвольным политиком-марионеткой. К тому же, у Саакашвили нет настолько "опасных" соратников, как Юлия Тимошенко.

Результат выборов: противоречивые оценки прессы и экспертов

 

Западная пресса привыкла совершать резкие кульбиты, как справедливо отмечает М.Адоманис в своей статье "Выборы в Грузии и непостоянство Запада", опубликованной "ИноСМИ". Совершив резкий переход от славословий в адрес "энергичного демократа" Саакашвили к порицанию его же "тирании и диктатуры", после выборов западная пресса не менее резко перепрыгнула к обсуждению двух тем: очередной победы демократии в Грузии (что можно по старой привычке поставить в заслуги Михаилу Саакашвили) и того, что Иванишвили на самом деле чуть ли не российский агент.

 

Общий тон этих публикаций таков:

Михаил Саакашвили хоть и не является ангелом, но всё же играет роль главной опоры США в Закавказье.

Грузия под управлением Саакашвили провела "подлинно демократические" (за незначительными исключениями) выборы. Этот плюс можно записать на счёт Госдепартамента, который, увидев склонность Саакашвили к ошибкам, не стал упорствовать в его поддержке, а приложил максимум усилий для обеспечения честных и прозрачных выборов.

Михаил Саакашвили своими ошибками и Бидзина Иванишвили некорректными методами ведения избирательной кампании спровоцировали нестабильность и противостояние в обществе, с которым теперь будет очень тяжело справиться. Пост-выборная ситуация оценивается как "проверка на демократию".

Иванишвили может стать проводником российских интересов в Грузии, что "собьёт" страну с евроатлантического пути.

Последний тезис широко варьируется:

- наиболее умеренные позиции представлены, например, в турецкой прессе. Турецкие журналисты и эксперты высказывают сомнения в "пророссийских" ориентирах победившей партии и самого Иванишвили, однако сходятся в том, что последний так или иначе будет способствовать улучшению отношений с Россией. Это, собственно, не сложно: сегодняшние отношения Грузии и России располагаются в диапазоне от отсутствующих до резко конфликтных. Малейшее изменение в положительную сторону (например, возобновление полноценного дипломатического диалога) будет рассматриваться как улучшение. Евроатлантическим устремлениям Грузии это может и не помешать, а, напротив, будет способствовать укреплению безопасности всего региона

- крайне агрессивные позиции ярче всего выражены публикациями в американской "The Washington Post" ("Победа России на парламентских выборах в Грузии", автор – берлинский сотрудник Фонда в защиту демократии Джеймс Керчик) и французской "Le Monde" ("Грузия – не предмет торгов и оккупации!", автор – глава Европейской народной партии Вильфрид Мартенс). Тут всё просто: Саакашвили молодец и демократ, потому что признал проигрыш, Иванишвили – "человек Путина", он обязан ему своим состоянием, нестабильность в Грузии на руку агрессивной России, о демократии, вступлении в НАТО и ЕС можно забыть, Грузия станет членом Евразийского союза и будет похожа либо на Украину, либо на Белоруссию

- наконец, поддерживающие позиции. Да, и такие позиции озвучиваются европейской прессой, например, польской "Nowa Europa Wschodnia" ("Грузия должна быть пророссийской", автор – Збигнев Рокита) и эстонской "Postimees" ("Из Грузии, откровенно", автор – Ахто Лобьякас). Общий пафос сводится к тому, что для Грузии опасно быть антироссийской (именно такой она была при русофобе Саакашвили), так же, как Польше, например, опасно быть антинемецкой. Грузия обязана сотрудничать с Россией в рамках своих государственных интересов. Поэтому победа Иванишвили закономерна, тем более, что вокруг него сплотились многие участники "революции роз", которую предал Михаил Саакашвили. Победа партии Иванишвили и ожидаемая его личная победа на президентских выборах через год – это начало избавления Грузии от русофобской диктатуры.

Эксперты журнала "Биржевой лидер" не склонны оценивать результат выборов однозначно, поэтому ни одна из указанных позиций ими не поддерживается. Со своей стороны, они отмечают следующее:

 

1. Состоявшиеся выборы можно назвать какими угодно, но только не "честными и прозрачными". Общая негативная атмосфера выборов, манипуляции и нарушения со стороны обеих лидирующих партий ("Единое национальное движение" и "Грузинская мечта") перекрывают собой положительные оценки западных организаций-наблюдателей. Цена этим оценкам известна ещё со времён первых "цветных революций" в Грузии, Украине, Молдове. Впрочем, рапорты ОБСЕ фиксируют наличие "пустых", но подписанных протоколов практически на каждом участке. Однако это не единственная форма нарушений со стороны власти: например, отказ Иванишвили от теледебатов был связан с тем, что все крупнейшие телестанции в Грузии находятся под контролем властей; власти также оказывали прямое давление на председателей избиркомов, запугивали и арестовывали партийных активистов, что зафиксировано многими наблюдателями. Однако и со стороны "Грузинской мечты" всё было совсем не чисто: непрозрачные источники финансирования наблюдателей, экзит-поллов, многочисленные "социологические опросы" (на самом деле – не исследующие, а формирующие мнение), демонстрирующие явно заказные результаты; массированные финансовые вливания в западные лоббистские структуры, которые организовали агрессивную пропагандистскую кампанию против Саакашвили в манипулятивном ключе; близкий к диффамационному сюжет с насилием в тюрьмах, аутентичность которого до сих пор вызывает сомнения, несмотря на фактическое признание властью обвинений. Эти выборы были полны чёрных технологий и прямого давления с обеих сторон, поэтому об их демократичности лучше не упоминать.

 

2. Иванишвили не является пророссийским политиком, каковым его стремятся представить евроатлантические симпатики Саакашвили. Зависимость Иванишвили от Кремля не более, чем предположения. А его предвыборная риторика – это образец эффективного политического лицемерия, в рамках которого кандидат почти одновременно заявлял о том, что Грузия в НАТО не пойдёт, и о том, что ей больше идти некуда. То, что Иванишвили резко обличал русофобию Михаила Саакашвили, вовсе не означает, что сам Иванишвили – русофил: в конце концов, он подверг жесточайшей критике вообще все действия и черты мировоззрения действующего президента. Рассуждения наподобие "вот Иванишвили ни разу не отозвался плохо о Путине" не позволяют сделать никаких выводов, кроме того, что в предвыборное время он стремился не повторять ни одну из черт Саакашвили, в том числе и эту. Собственно, пока вообще нет оснований для каких-то серьёзных выводов: не исключено, что в течение года Иванишвили и Саакашвили будут прекрасно работать рука об руку. Не надо забывать, что окружение Иванишвили максимально разношёрстно. И среди прочих там немало не только соратников, но и родственников действующего президента. Не надо также забывать о том, что, например, нынешнего президента Украины Януковича также весь Запад именовал "пророссийским". По факту оказалось, что его разве что можно не называть "русофобом" - но до "пророссийских" позиций ему очень и очень далеко.

Грузинские выборы и Кавказ

Вряд ли стоит всерьёз говорить о "проверке на демократию", - уверен наш эксперт. – Ни президентская партия, ни сборная солянка "Грузинской мечты" господина Иванишвили (а среди его сторонников наблюдается типичная для "цветных революций" неразбериха: тут и ультранационалисты, и космополитично настроенные крупные бизнесмены, и недавние представители власти – все подряд) не являются демократическими силами. Их "поддержка" обеспечена разнообразными манипулятивными средствами: чего стоят только "чудесные" опросы, показывающие противоположные результаты благодаря использованию "формирующих" технологий (формулировка вопроса "подсказывает" ответ респонденту). Давление на избирателей было таким массированным, всесторонним, что волеизъявление получилось максимально иррациональным и несамостоятельным.

 

Единственное, что можно констатировать – это очередной всплеск пристального внимания к грузинской ситуации со стороны внешних сил. Пока неизвестно, кто именно разыграл в Грузии свою партию: США или Россия. Но не исключено, что мы наблюдаем зарождение новой тенденции, которая распространится и на другие страны региона. Например, в соседней с Грузией Армении уже публикуют материалы, где указывают на сходство характеристик Иванишвили с нынешними армянскими оппозиционерами, и ожидают, что "грузинский успех России" будет повторен и там. Но пока не известно, можно ли трактовать победу "Грузинской мечты", как какой-либо российский успех, невозможно сказать, есть ли основания у армянских опасений. Ведь, в отличие от Саакашвили, лидер Армении Саргсян никогда не демонстрировал ничего даже близкого к той откровенной русофобии, которой по сей день отличается Саакашвили. Какой резон России вмешиваться в армянские дела таким образом? Другое дело, что в смене армянской власти заинтересованы, например, США и Турция. И если Иванишвили окажется новым, оригинальным произведением Госдепа, то вот тогда можно ожидать чего-нибудь подобного и в Армении. Или возьмите Азербайджан: несмотря на то, что его лидер Ильхам Алиев устраивает почти всех за пределами Азербайджана (кроме, что вполне естественно, Армении, России и Ирана), внутри страны его очень не любят. В первую очередь, потому, что он сильно проигрывает в личностных, нравственных качествах своему отцу Гейдару Алиеву. Но и склонность сегодняшнего азербайджанского режима живо откликаться на турецкие провокации и демонстрировать агрессивные намерения в отношении Арцаха (Нагорного Карабаха) далеко не всем жителям Азербайджана по душе. Соответственно, есть почва для организации аналога грузинских выборов.

На макроуровне можно ожидать временного укрепления российских позиций в Закавказье. Скорее всего, это укрепление коснётся лишь внешних, сугубо политических аспектов. Однако не исключено, что будут сняты некоторые экономические проблемы во взаимодействии Грузии и России (например, эмбарго на поставки грузинских вин и минеральной воды). А вот что касается полноценного сотрудничества, в котором заинтересована в первую очередь Россия для обеспечения так называемого "энергетического коридора" для поставок углеводородов через территорию Грузии, то здесь рано делать какие-либо прогнозы.

Упадет ли курс грузинского лари к доллару США, как власть Саакашвили к ногам оппозиции?

Курс всех национальных валют (евро, рубля, гривны, тенге, белорусского рубля, лита, юаня и т.д.) привязан Нацбанками своих стран к курсу доллара США, - пояснил аналитики брокерской компании MIG Bank (компания входит в ТОП рейтинга брокеров форекс Академии Masterforex-V).

 

Понятно, что инвестиционный поток из США и Евросоюза уменьшится в Грузию из-за смены более "доверенной власти" Саакашвили на оппозицию, что может оказать сильное негативное влияние на курс грузинского лари к доллару США, евро, а через них и на остальные валюты мира. Выход у нового правительства один - увеличение экспорта для притока валюты. Именно этот фактор и станет основным для понимания курса грузинского лари к доллару США, евро, рублю, - считают эксперты.

По материалам журнала «Биржевой Лидер», 9 октября 2012.

 

Repost 0