Overblog Suivre ce blog
Administration Créer mon blog
21 décembre 2011 3 21 /12 /décembre /2011 15:36
Poutine3

Э.Мацкявичюс: Мы продолжаем эту тему. Я прошу наших режиссеров включить Северный Кавказ.

Ставропольский край, поселок Новотерский, там работает наш обозреватель Илья Канавин.

Илья, здравствуйте.

И.Канавин: Здравствуйте, Эрнест!

Добрый день, Владимир Владимирович!

Это поселок Новотерский, и мы – на заводе, где разливают справедливо знаменитую прекрасную минеральную воду. Вообще, это Кавказские Минеральные Воды, и здесь можно было бы, конечно, говорить об интересных и серьезных вещах, о том, как здесь отдыхали многие русские цари, многие советские партфункционеры, космонавты, миллионы советских людей, о том, что будет с этим регионом через 5-10 лет.

Но коль скоро так повернулся разговор, то я возьму на себя смелость показаться не очень гостеприимным по отношению к тем, кто нас здесь принимает, и предоставлю слово людям, которые специально приехали на эту «линию», имея вопросы большие, имея вопросы больные и очень серьезные, вопросы, важные для Северного Кавказа.

Прошу Вас.

А.Сыроваткин: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Сыроваткин Александр, я преподаватель Пятигорского лингвистического университета. Я бы хотел вернуться к Кавказу.

В сферу моих научных интересов входит сбор и анализ данных о межнациональных и межрелигиозных проблемах, возникающих в нашем регионе. В последнее время в Ставропольском крае очень остро стоит вопрос о взаимоотношениях местного населения и людей, приезжающих сюда из соседних республик на постоянное место жительства, на учебу или лечение. Местное население очень раздражает вызывающее поведение приезжающих, их нежелание выполнять законы местные, бравирование оружием личным, а также демонстрация своего финансового превосходства, что, кстати, позволяет жителям Ставропольского края говорить о несправедливом распределении средств среди субъектов Северо-Кавказского федерального округа. Даже появилось такое расхожее мнение, что приезжие хотят жить не вместе с нами, а вместо нас. Вот, собственно, вопрос: Владимир Владимирович, ответьте, пожалуйста, собирается ли власть изменить данную ситуацию или же мы имеем риск того, что недовольство нарастающее может быть использовано некими силами, которые разожгут межнациональный конфликт у нас в регионе?

Спасибо.

В.Путин: Собственно говоря, мы уже начали обсуждать эту тему. Вопрос, безусловно, чрезвычайно острый, и от того, как мы будем его решать, многое зависит в нашем будущем.

Вы наверняка знаете, что это вопрос, который не является чем-то исключительно российским. Это не является исключительно российской проблемой. В Европе происходит практически то же самое. Я многократно разговаривал с моими коллегами в европейских странах. Там, знаете, в одной из стран, – мой бывший коллега, премьер, говорил, не буду называть страну, – говорил, что люди, приезжающие из Северной Африки, лет по 10 живут в стране и не говорят на местном языке, и живут. И какие проблемы там сейчас с выходцами из исламских государств, Северной Африки – мы очень хорошо знаем.

Более того, люди, настроенные весьма демократически, воспитанные на этих принципах, на толерантности, как сейчас там модно говорить, заявили о полном провале этой политики в Европе.

Разница у нас заключается в том, что если там приезжие – граждане иностранных государств, то у нас те, кто приезжают из других регионов, в частности с Северного Кавказа, – это граждане Российской Федерации. Мы не можем ущемлять их в правах.

Вместе с тем, я сейчас только что, отвечая на один из вопросов, сказал и могу повторить то, что было мною сказано: мы должны учитывать особенности каждой российской территории, а те, кто приезжают жить, учиться, работать на другие территории Российской Федерации и живут среди граждан с несколько другим культурологическим и историческим корнем, должны с уважением относиться к местным обычаям, культуре и традициям того населения, куда они приехали жить. Всякое другое поведение должно встречать соответствующий ответ, прежде всего со стороны органов власти, дабы не раздражать местное население и не приводить к конфликтам. Конфликты нам не нужны. А поэтому все должны соблюдать определенные нормы.

Есть еще один способ решения проблемы. Да, Конституционный Суд сказал нам, таково решение было Конституционного Суда, сказал о том, что прописка является незаконной, но регистрация по новому месту жительства, работы или учебы, она является законной. Вопрос в том, что мы делаем и делали до сих пор в связи с нарушением этой регистрации.

Повторю еще раз, речь, прежде всего, идет об ограничениях, связанных с инфраструктурой и с тем, что люди, которые приезжают из одних регионов жить, учиться и работать в другие регионы, часто сами попадают в достаточно сложную ситуацию, потому что и рабочих мест не хватает, где они собирались жить и работать, есть проблема с трудоустройством, с устройством на жительство, с получением страховки, с медицинским обслуживанием, потому что возможности регионов, куда они приехали, и так уже на пределе.

И поэтому, на мой взгляд, ничего страшного нет, если мы пойдем по пути ужесточения правил, требований регистрации, ужесточения по отношению к тем, кто нарушает эти правила, – скажем, предоставляет свое жилье для прописки 20-30 и более человек в комнату в 10 квадратных метров, что явно «липой» является. Так же и по отношению к тем, кто нарушает, по отношению к приезжим, которые нарушают эти правила регистрации.

И мы ничего другого не придумаем, кроме того, чтобы ужесточать эту ответственность, вплоть до уголовной. Такое было в практике бывшего Советского Союза, и ничего предосудительного я здесь не вижу, если мы не хотим довести это дело до конфликтов. Но тех, кто действует и живет в рамках соответствующих норм и законов, тех, кто не нарушает ничего, мы ущемлять не можем и не должны, если хотим, чтобы все наши граждане, где бы они ни жили, чувствовали себя полноценными гражданами Российской Федерации.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович. Спасибо, Ставропольский край. Спасибо, Новотерский.

Мы возвращаемся в Москву, сразу же в колл-центр, где находится Мария Ситтель. У нее есть важные и интересные звонки. Мы работаем уже более 2,5 часа. Пожалуйста, Маша.

М.Ситтель: Спасибо, Эрнест,

А из Москвы давайте сразу перенесемся в Саранск. У нас прямая линия. Оксана, Вы на связи.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Оксана. У меня вопрос следующего характера.

Михаил Прохоров собирается баллотироваться в Президенты Российской Федерации. Скажите, пожалуйста, Ваше отношение к этому.

Спасибо.

В.Путин: Михаил Дмитриевич Прохоров – гражданин Российской Федерации, достигший определенного возрастного ценза, и имеет право принимать участие в выборах Президента Российской Федерации.

Я знаю, что Михаил Дмитриевич собирался и предпринял попытку организации партии, в нашем политическом лексиконе – это правая партия, но возникли проблемы, которые многим известны. Но Михаил Дмитриевич – человек последовательный, он от своего не отступает. Я так понимаю, что он принял решение использовать новую площадку для того, чтобы продвигать те идеи, которые он считает правильными для нашей страны. Он действует в рамках закона, Конституции, так же как и любой другой человек, имеет на это право.

Я не хочу сказать, что желаю ему успеха, потому что я тоже собираюсь выдвигать свою кандидатуру, но уверен, что это будет достойный...

Э.Мацкявичюс: ...сильный конкурент?

В.Путин: Сильный конкурент, да.

М.Ситтель: И давайте возьмем еще один телефонный звонок прямо с линии. Мурманск, вы в эфире.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

У меня к Вам такой вопрос. Почему в стране нет реальной оппозиции? Почему Минюст не дает возможности зарегистрировать «Партию народной свободы» Михаила Касьянова?

В.Путин: Вы знаете, судя по тому, что я видел последнее время на экранах телевизоров, в сети Интернет, социальных сетях, на радио, во многих средствах массовой информации, здесь приводились уже выдержки из журналов и газет, которые Вашего покорного слугу посылают по определенному адресу, пытаются какие-то ярлыки приклеить и т.д., говорить, что совсем у нас уже нет оппозиции и люди не могут выразить свое мнение, наверное, это было бы таким художественным преувеличением.

Но что касается партии и регистрации. Знаете, мы в свое время исходили из того, что наша многопартийная система находится в стадии становления и нужно создать такие условия, чтобы какая-то группа людей, если она претендует на то, чтобы называться партией, имела представительство в определенном количестве территорий Российской Федерации и пользовалась определенной поддержкой определенного количества граждан России. Иначе это не партия, а общественное движение. И здесь, на мой взгляд, ничего страшного нет, во-первых.

Во-вторых, есть еще одна очень важная вещь, на которую я хотел бы обратить внимание.

Я уже говорил это применительно к выборам, к способу приведения к власти губернаторов. У нас все можно сделать, можно либерализовать и регистрацию партий. У нас в нашей стране нельзя сделать только одного – нельзя создавать региональные партии, в том числе в национальных республиках. Потому что это тут же выльется в какой-нибудь сепаратизм и национализм, от которого, прежде всего, пострадают жители этих регионов и вся страна в целом.

Но, повторяю, в этом смысле тоже можно предпринять шаги в сторону либерализации и регистрировать какие-то мелкие партии. Но тогда нужно сделать так же, как это делается в некоторых странах Европы. Например, что я имею в виду. У нас сегодня все политические партии имеют по закону равный доступ к средствам массовой информации, допустим. А вот во Франции, насколько я помню – это надо просто посмотреть, я могу ошибиться – но насколько я себе представляю, они получают этот доступ в зависимости от того, сколько мест они получают в парламенте, либо в региональном парламенте. И тогда это справедливо становится. Маленькая партия получает меньше возможностей, большая – побольше. Это все требует определенного, внимательного к этому отношения. Но в целом можно двигаться и нужно двигаться в сторону либерализации.

Что касается самого М.Касьянова. Как вы знаете, я напомню, он же был Председателем Правительства Российской Федерации, когда я исполнял обязанности Президента России. И тогда еще многие либерально настроенные и уважаемые в либеральных кругах члены Правительства Российской Федерации, скажем, тот же Греф Герман Оскарович или упоминавшийся здесь другой в недавнем прошлом министр приходили ко мне и говорили, требовали убрать М.Касьянова из Правительства. И говорили: мы с этим жуликом работать не будем вместе – или он, или мы.

Вы знаете, и кличку к нему в свое время прилепили, до того как он пришел в Правительство, – «Миша 2 процента». Потому что якобы он был замешан в каких-то коррупционных вещах. Но поскольку доказательств этому не было, и, кроме межличностных симпатий и антипатий, я ничего не видел, я позволил ему доработать до конца своего срока.

Работал ли он эффективно? Ну, первые год-полтора старался что-то делать. Вторые два года активность была нулевая. Я думаю, что он уже тогда думал о том, чтобы стать Президентом, и боялся совершить какие-то неосторожные шаги, потому что работа во главе Правительства Российской Федерации связана с постоянными угрозами для политической составляющей. Очень много нужно принимать конкретных решений. По сути, Михаил Михайлович уходил от этих решений, но, тем не менее, он доработал.

Что я могу сказать. Знаете, перефразируя Владимира Владимировича Маяковского, могу сказать: «Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть, когда такие люди в стане оппозиции есть». Будем регистрировать, наверное, посмотрим, надо менять как-то законодательство. Повторяю, можно либерализовать, можно двигаться в этом направлении.

Э.Мацкявичюс: Вот еще вопрос по этому же поводу: «Вы – кандидат в президенты. Как Вы будете работать с партиями, в том числе не прошедшими в Госдуму, и вообще с теми, кто Вас не воспринимает в принципе?»

В.Путин: Есть стандартный ответ на этот счет, и он правильный. Если граждане доверят мне высшую должность в государстве – пост Президента, я, безусловно, буду работать со всеми. Собственно говоря, я так и делал всегда до сих пор. С представителями самых разных фракций, политических сил без всякого исключения. Тем более что Президент у нас – надпартийная фигура. И до сих пор мне это удавалось, и удавалось достаточно легко.

Более того, должен сказать, что и в Правительстве Российской Федерации до сих пор были представлены, на самом деле, люди самых разных убеждений. И именно не то, чтобы баланс, а выбор самых здравых предложений и дает возможность двигаться уверенно и безошибочно, либо с минимальными ошибками. Если мы хотим положительной стабильности, которая связана с развитием, как я уже говорил, то нужно иметь в виду мысли и предложения по развитию страны людей самых разных политических взглядов. Так я действовал, разумеется, так я и буду делать.

А что касается, как Вы сказали, тех, которые в принципе не воспринимают – вообще, надо с уважением относиться ко всем нашим гражданам. Есть, конечно, люди, которые имеют паспорт гражданина Российской Федерации, но действуют в интересах иностранного государства и на иностранные деньги, с ними тоже будем стараться наладить контакт. Часто это бесполезно или невозможно.

Что можно сказать в этом случае? Можно, знаете, что сказать, можно сказать в конце: «Идите ко мне, бандерлоги». С детства люблю Р.Киплинга.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

У нас на связи еще один российский город, столица Башкирии – Уфа. В Уфе работает наш обозреватель Евгений Рожков.

Евгений, здравствуйте!

Вам слово, ждем ваших вопросов.

Е.Рожков: Добрый день, коллеги!

День, действительно, добрый – настоящая российская зима, снег, с утра минус 15. Все отлично.

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Это действительно Уфа, это действительно Башкирия, город-миллионник Уфа, с богатейшими традициями, историей, который Вы прекрасно знаете, потому что были здесь, и не раз.

Мы со своей съемочной группой работаем здесь примерно неделю, собрали очень много актуальных вопросов, не меньше сотни, наверное. Среди тем-лидеров, конечно же, сельское хозяйство, дороги (общероссийская беда) и, конечно же, цены на бензин, ГСМ, ЖКХ и т.д. Но есть и много актуальнейших, очень дискуссионных тем, которые актуальны именно здесь, в Башкирии.

Я хочу только об одной напомнить, совсем недавно она возникла: например, это тема отмены выходных на мусульманские праздники. Но тема не моя, потому что я здесь, собственно, не живу, приехал. Это тема, которую поднял Рустэм.

Пожалуйста, Ваш вопрос. Представьтесь, пожалуйста, еще раз полностью.

Р.Таймасов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Рустэм Таймасов, город Уфа.

Буквально этой осенью Верховный суд России принял решение об отмене выходных в дни празднования Курбан-байрама и Ураза-байрама, основных мусульманских праздников. Вы, наверное, даже слышали об этом. Это решение было достаточно негативно воспринято мусульманским населением нашей Республики. Ведь если следовать логике этого решения, то необходимо отменить и выходной 7 января.

Соответственно, вопрос: почему было принято такое решение, как Вы считаете? Ведь, по сути дела, это некий жест пренебрежения к традициям и культуре мусульман не только Башкирии, но и России. Как Вы видите в целом религиозную политику в нашей стране в ближайшие годы? Спасибо.

В.Путин: Во-первых, должен сказать, что я действительно неоднократно бывал в Уфе. Знаю, какое внутреннее соревнование идет между Башкортостаном и Татарстаном. В Татарстане очень много сделано по развитию Казани, но должен отдать должное и Башкирии и отметить, что действительно такой толчок в развитие республики и самой Уфы был заложен еще и прежним руководителем, президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым. И проблем, конечно, в Республике много, но все-таки такая база экономического развития была создана, и Уфа развивается активно. Кроме всего прочего, Уфа всегда была центром российского ислама. Конечно, наверное, такое решение, как запрет на проведение этих праздников было болезненным.

Вы знаете, что я хочу сказать Вам и всем другим нашим гражданам, которые исповедуют ислам, традиционный ислам? В России он всегда развивался и был одной из основ поддержки российской государственности. Государственная власть России, конечно, будет ислам поддерживать, наш традиционный ислам.

Что я хочу сказать Вам и другим представителям этой религии? Вы знаете, особенно в других регионах России… Праздник-то хороший, Ураза-байрам, хороший, но когда происходят вот эти акты жертвоприношения, особенно в немусульманских республиках… но не надо делать это публичным, не надо шокировать других граждан, которые не понимают даже, что это такое. В этом должна быть тоже толерантность и понимание той культурной среды, где вы живете, где вы находитесь, где вы это делаете.

Но что касается запретов, о которых Вы сейчас сказали, чем это вызвано, я не знаю, я же в Верховном суде не работаю. Я думаю, что это продиктовано желанием того, чтобы у нас были общие, общенациональные праздники, чтобы в каждом субъекте Федерации не принимались свои праздники с выходными днями и т.д. Но это не только правовая сторона, безусловно, и здесь Вы правы, это такая морально-политическая сторона дела.

Насколько мне известно, Верховный суд приостановил свое решение, и возможности отправления религиозных культов и проведения праздников есть. Я очень надеюсь, что при окончательном решении этого вопроса Верховный суд будет иметь это в виду, а если необходимо, если он усмотрел какие-то нарушения закона, выйдет или в Правительство, или к Президенту с просьбой что-то поправить в нашем законодательстве таким образом, чтобы никто на территории Российской Федерации, представителем какой бы религии он не был, не чувствовал себя ущемленным.

Э.Мацкявичюс: Евгений, у нас есть возможность принять еще один вопрос из Уфы.

Е.Рожков: Да, еще одна башкирская тема и еще один вопрос.

Карина, пожалуйста, Вы хотели, только сначала представьтесь.

К.Яхина: Яхина Карина.

Здравствуйте!

Владимир Владимирович, меня очень беспокоит вопрос об отмене перехода к зимнему времени. Как известно, мы впервые в этом году не переходили к зимнему времени, что очень плохо повлияло на биологические часы людей. Следует ли нам ждать каких-нибудь изменений, или мы уже 100-процентно будем жить по летнему времени? Спасибо.

В.Путин: Наверное, проблемы какие-то есть. Я транслирую Ваш вопрос в другие инстанции. Надеюсь, это будет учитываться. Я знаю, что в ходе подготовки к этой «прямой линии», как это ни странно, но просто очень много вопросов по этой проблематике. Мы их услышали.

Э.Мацкявичюс: Меры будут приняты.

В.Путин: Давайте на этом пока ограничимся. Я услышал. Передам их своим коллегам, поговорим на этот счет обязательно.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Уфа. Спасибо, Евгений.

Мы возвращаемся в Москву, и я передаю эфирный микрофон Татьяне Ремезовой.

Т.Ремезова: Спасибо большое.

Предлагаю вернуться сейчас в сферу большой геополитики. Сегодня наш гость – Наталия Нарочницкая, доктор исторических наук, политолог, президент Фонда «Историческая перспектива», глава Парижского отделения Института демократии и сотрудничества.

Наталия Алексеевна, пожалуйста.

Н.Нарочницкая: Владимир Владимирович, спасибо за возможность выступить.

Мне, как я думаю, и огромному большинству... из бывшего Советского Союза, историческое государство российское, очень близки были Ваши суждения о крахе Советского Союза и геополитической катастрофе. И это были не эмоции, а это была Ваша трезвая, разделяемая мною оценка, что разрушено было историческое государство Российское, которое держало равновесие между цивилизациями.

То, что начался передел мира, это же очевидно сегодня всем. Но при этом российское великодержавие в советской форме было объявлено главной угрозой международному миру, продвижению демократию, в общем, всем идеалам прогресса. Как только СССР самоустранился, чтобы «бедняжечка» Запад не пугался такого «тоталитарного монстра», так все игры прогресса и были тут же попраны: агрессия против Югославии, Ирак, Афганистан, наконец, Ливия сегодня.

Ясно, что это доказывает, что вся борьба ХХ века не имеет так много связей с пресловутой борьбой между тоталитаризмом и демократией, а связана именно с геополитическими устремлениями.

Кстати, еще до конца не осмыслена национальная катастрофа русского народа при распаде СССР, которая является причиной очень многих сегодняшних трудностей в нашем государстве – он разделен и не по своей воле в одночасье оказался под чужими государственными флагами.

Вы сегодня замечательно точно сослались на такое изречение, что «политика – это искусство возможного» – это совершенно так. Но Иван Ильин добавлял к этому: «Но как минимум это искусство должно включать в себя способность обнаруживать и определять, распознавать истинные интересы и мотивации другой стороны, и поэтому не ждать от клеветника правды, а от расчленителя сочувствия и справедливости». В мюнхенской речи Вы показали, что Вы прекрасно распознаете это.

Но в декабре 1991 года, простите за такой, может, нескромный вопрос, будь Вы на месте Горбачева, что бы Вы тогда сказали и сделали?

В.Путин: Вы же знаете, Наталия Алексеевна, что в политике не бывает сослагательных наклонений, и мне сложно отвечать на ваш вопрос.

Я знаю, что к мэру, бывшему мэру Петербурга Анатолию Александровичу Собчаку, по-разному в нашем обществе относятся. Он, безусловно, человек демократических убеждений был. Вот он был настоящий, истинный демократ, по духу своему. И я думаю, что в его действиях вы много найдете и того, что вам не понравится, и вы его, наверняка, будете критиковать, но даже он в то время мне лично говорил, будучи демократом по убеждению, он мне говорил, ссылаясь на то, что происходит в Москве – что они делают, зачем они разрушают страну?!

Я помню, как Куркова приехала когда-то в Ленинград, вернулась с куском мрамора и говорит, вот мы разрушили памятник Дзержинскому на площади. Я стоял рядом и меня удивила реакция А.Собчака тогда. Вот этого никто не знает, но она меня очень удивила. Она говорит, вот мы революцию совершили. Он говорит, ну, революцию – хорошо, а памятники-то зачем ломать? Понимаете?

Это для меня, знаете, очень много значило в его позиции, потому что он был исключительно честный и порядочный человек. Но потом, когда все это свершилось, он тоже руками развел, говорит: может быть, по-другому, было невозможно, чтобы я делал?

Но, конечно, нужно было своевременно в Советском Союзе начинать экономические преобразования и реформы и закрепить их демократическими преобразованиями в стране. Нужно было последовательно, настойчиво и бесстрашно, не пряча голову в песок и не оставляю попу снаружи, бороться за территориальную целостность нашего государства.

Но в конце 90-х годов – в начале 2000-х сначала Евгений Максимович (Примаков) пришел и начал это делать, потом ваш покорный слуга. Ведь, по сути дела, мы с чем столкнулись? У нас ситуация была гораздо даже более драматичная, чем перед развалом Советского Союза. У нас и экономика развалилась в результате кризиса 1998 года. У нас социальная сфера была на нуле. И армия перестала существовать. И мы столкнулись с агрессией международного терроризма и сепаратизмом, началась гражданская война. И уже оставшаяся часть России была поставлена на грань развала.

Вот, отвечая на Ваш вопрос, я хочу просто вспомнить эти времена. И вы знаете, что мы, мои коллеги и что я конкретно начал делать для того, чтобы сохранить целостность Российской Федерации.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Сейчас я передаю эфир Татьяне Ремезовой.

Т.Ремезова: Да, продолжим работать в нашем секторе. Я знаю, что масса вопросов приходит по теме детства. У нас в студии сегодня уполномоченный по правам ребенка Павел Алексеевич Астахов, при этом – сам отец троих сыновей. Павел Алексеевич, пожалуйста.

П.Астахов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Вы начали сегодня разговор с упоминания о событиях на Болотной площади и о символе, который сейчас используется – белая ленточка. Я не могу не сказать, пару дней назад ко мне обратилась одна международная организация общественная, которая возмутилась тем, что символ борьбы с абортами и младенческой смертностью используется таким образом.

В.Путин: Да ладно?

П.Астахов: Серьезно.

Там есть еще одно значение, еще более страшное – это протесты против самоубийств геев-подростков, белая ленточка.

Так вот, если берете символ, не подменяйте его значение, а если надели белую ленточку, так протестуйте против абортов и младенческой смертности.

В.Путин: Я-то имел в виду не ленточку. Я думал, что это нечто другое. Вы меня понимаете?

П.Астахов: Я понял.

Владимир Владимирович, всем известно, как Вы искренне и действительно сильно любите детей. И вопросов по теме детства огромное количество, нам приходится каждый день на них отвечать. Но есть вопросы, на которые нам очень сложно ответить, потому что они уязвляют нас до такой степени, что мы чувствуем свое бессилие.

Когда мы говорим о международном усыновлении, я лично абсолютный противник международного усыновления, потому что у нас в стране мало детей, у нас становится их меньше и меньше. А мы за последние годы отдали почти 200 тыс. детей в иностранные руки. Большинство из них живут в США. И вот то количество насилия, издевательств, убийств, которое происходит сегодня в США – я жил в США, я там учился, я знаю, что большинство детей действительно живут благополучной жизнью, но там и большое число детей, которые погибли от рук приемных родителей, которые оказались заложниками садистов, порноторговцев.

Совсем недавно прошли процессы, когда суды оправдывали приемных родителей: Краверов фактически избавили от ответственности, когда они убили, – они убили, я не боюсь этого слова, – Ванечку Скоробогатова из Челябинска. Брайан Дикстра, который загубил полуторагодовалого малыша, – три месяца всего был его приемным отцом, – Илюшу Каргынцева из Красноярска. Майлс Харрисон, который закрыл в машине на двое суток полуторагодовалого Диму Яковлева и там, фактически, задушил его, – его оправдали тоже. Их оправдывают, их отпускают. Что нам делать? Может быть, нам вообще прекратить это иностранное усыновление и снять с себя эти обязательства, изменить наш закон?

Владимир Владимирович, еще, если позволите, я не могу не сказать, попросить, точнее, потому что есть вопросы, на которые невозможно ответить без законодательных решений. Здесь присутствует в студии мать двоих детей, у которой наглым образом похитили по фальшивым документам этих детей. Она несколько лет борется за их возвращение, это Ольга Слуцкер. Я прошу потом дать ей возможность тоже сказать.

В.Путин: У нее, так я понимаю, не иностранцы похитили.

П.Астахов: За рубеж вывезли, поэтому не можем тоже достать его. Увез в Израиль.

В.Путин: Что касается усыновления иностранцами. Я не сторонник усыновления иностранцами, сразу могу сказать, не сторонник.

Но в нашей стране достаточно много людей, которые считают и говорят – я сейчас вслух скажу то, что они говорят – они говорят о том, что в наших детских домах, в других учреждениях неблагоприятные условия для детей и что они будут более счастливы, если они попадут в благоприятную, хорошую среду тех иностранных граждан, которые хотят иметь детей, хотят их воспитывать, и не нужно мешать. Знаете, это такой сложный выбор. Но еще раз хочу подчеркнуть: я не сторонник иностранного усыновления.

За последнее время у нас увеличилось количество российских семей, которые усыновляют наших детей. Вы наверняка знаете об этом. Уже в этом или в прошлом году, в прошлом году, по-моему, усыновлено 72 тыс. человек. Это значительный рост по сравнению с прежними годами. Это положительная тенденция, которую мы, безусловно, должны будем поддерживать.

Что, на мой взгляд, надо бы делать? На мой взгляд, нужно, безусловно, улучшать условия для воспитания детей в этих учреждениях, в детских домах. По мере улучшения условий в детских домах и решения других социальных вопросов детей, оставшихся без попечения родителей (я имею в виду, прежде всего, обеспечение жильем), сокращать, создавать условия для сокращения тех, кто усыновляет их из-за границы, и в каком-то ближайшем будущем свести это к нулю, поощряя прием детей в российские семьи. Вот это генеральный путь развития.

Ольга что хочет сказать?

О.Слуцкер: Я хочу поблагодарить Павла Алексеевича за его профессионализм и неравнодушие. Сегодня хочу сказать не о себе.

К сожалению, к большому сожалению, большое количество разводов в нашей стране и вообще неполные семьи – это тенденция во всем мире сегодняшнего времени. В 2010 году рассматривалось 150 тыс. дел в судах общей юрисдикции по определению места жительства детей. Так вот, к большому сожалению, изоляция детей одним из родителей от другого не является в нашей стране, в России, абсолютно никаким преступлением, это ненаказуемо, и мамы и папы годами не видят своих детей, они не могут найти их. Полиция хочет им помочь, но даже дело возбудить о поиске детей невозможно. Во всех развитых странах это приравнено к похищению, к киднеппингу, а у нас, к сожалению, устаревшее законодательство и на сегодняшний день это абсолютно никак ненаказуемо. Штраф – 5 тыс. рублей за это.

Можно эту сферу каким-то образом модернизировать и защитить наших детей, предотвратить? Это не карательная мера будет.

В.Путин: Я понял. Вы знаете, поскольку Павел Астахов этот вопрос сформулировал и попросил Вам дать тоже слово, – а Вам спасибо за то, что Вы от чисто семейной ситуации обобщили проблему в целом, – давайте мы так договоримся: пускай Павел, как человек, который занимается этим профессионально... Я, кстати говоря, вижу, как он настойчиво, я бы сказал, даже иногда резко и последовательно борется за интересы детей России и здесь, в стране, и за рубежом – и в регионы ездит, и за границу выезжает. По-моему, его где-то даже бояться уже начинают, и это очень хорошо. Но сформулируйте Ваши предложения, нужно будет пообсуждать. Это такая тонкая сфера, которая требует, безусловно, широкого общественного обсуждения и переноса этой дискуссии на площадку Государственной Думы.

Э.Мацкявичюс: Мы продолжаем работать четвертый час. Я вижу, что Мария Моргун тянет руку. Там тоже, насколько я понимаю, что-то по детской теме.

М.Моргун: Да, вопрос по теме защиты детей. Я думаю, сейчас мы вернемся к теме детских домов.

В нашем зале известная актриса российская Ольга Будина, которая – может быть, не все об этом знают – не только снимается в кино и играет в театре, но уже много лет занимается благотворительностью. Ее детский фонд «Береги будущее» занимается проблемами детей, которые остались без родителей. Я хочу предоставить слово Ольге Будиной.

О.Будина: У меня был другой вопрос, но, услышав то, что сказал Павел Алексеевич, я позволю себе не согласиться. Я абсолютно уверена, что усыновление наших детей иностранцами – это очень хорошо, потому что больных детей иностранцы берут, наши соотечественники почти не берут. Это очень короткое та

Repost 0
21 décembre 2011 3 21 /12 /décembre /2011 15:29

И.Кудрявцев: Я хочу передать слово кинорежиссеру и продюсеру, который возглавляет Союз кинематографистов России, Никите Михалкову.

Н.Михалков: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте, Никита Сергеевич!

Давно не виделись.

Н.Михалков: Да, давно.

Владимир Владимирович, вот я слушал и понял, например, то, о чем говорила Наталия Алексеевна, задавая Вам тот вопрос, потому что вот та карта, которая за вашей спиной, огромная, она, конечно же, говорит о том, что люди хотят и политической воли, и поступков. И это очень важно сегодня.

Касаясь того, о чем говорили только что, я вспомнил хорошую очень поговорку ковбойскую: «Доброе слово и хороший «смит–энд-вессон» действует лучше, чем только доброе слово». И в этом случае, я думаю, что очень правильно, когда возникает вопрос о защите человеческого достоинства.

Вы очень много ездите по стране. Никто, ни один руководитель такого ранга никогда столько по стране не ездил. Но у меня вопрос такой.

Вам показывают страну люди, которые хотят Вам показать то, что они хотят показать. Уверены ли Вы в том, что то, что они Вам показывают, действительно отвечает истинному положению этого региона, и настроению людей? Первый вопрос.

Второй вопрос. Не видите ли Вы будущего России больше на востоке, чем на западе? Потому что огромная страна, которая простерлась на таком пространстве, она на сегодняшний день, мне кажется, является реальным мостом между востоком и западом. И вот это евразийское движение, о котором Вы говорите, мне кажется, не только экономическое значение имеет, но еще сакральное значение. Это все-таки евразийская цивилизация. И мне кажется, что Вы как раз об этом и говорите, что это будущее.

И последнее. Я получил письмо, из которого я просто хотел выдержки прочесть. Оно обращено ко мне: «Никита Сергеевич, к Вам обращается мать троих сыновей, выпускница ВГИКа Инга Харитонова. Мой средний сын, 19-летний студент-первокурсник, Глеб Харитонов, 21 октября сего года был избит в метро, когда заступился за незнакомую девушку, к которой приставали пятеро кавказцев. Никто из находившихся рядом не вступился за мальчика. Слава Богу, кто-то вызвал полицию. С черепно-мозговой травмой он оказался в НИИ «Склифосовского».

Несколько лет назад я уехала из Латвии, где имела интересную работу, хорошую квартиру и верных друзей. Я уехала на Родину, в Россию, чтобы сыновья росли и учились здесь. Теперь я очень сожалению об этом.

Что их здесь ждет? Мои дети воспитаны в духе православия. Для них понятия «Родина», «честь», «достоинство», «справедливость» – не пустые слова. Что происходит с Россией? Сегодня ни общество, ни школа, ни семья не в состоянии дать детям и молодежи четких ориентиров в жизни, защитить их от цинизма, произвола и насилия. Депрессия и апатия стали привычным состоянием молодежи. Сломана система школьного образования. А реформа господина А.Фурсенко уничтожает сам дух воспитания, делая школу бездушной машиной, не желающей замечать и ценить человечность и индивидуальность ребенка.

Я в растерянности и отчаянии от происходящего в моей стране. Боюсь за сыновей. Сегодня Глеб говорит, что не хочет оставаться в России. Скажите ему что-нибудь, чтобы он так не думал».

Я хотел бы обратить этот вопрос к Вам.

В.Путин: Автор письма пишет, что «очень сожалею, что приехала в Россию, вернулась». Я специально в качестве «блица» выбрал одно из посланий – здесь лежит – где человек, выехавший на постоянное место жительство в Израиль, пишет (я сейчас не буду зачитывать, но поверьте мне на слово), что ему очень тяжело вне Родины и он обязательно вернется в Россию.

У нас в народе есть такая поговорка: хорошо там, где нас нет. Вы знаете, я сам почти 5 лет прожил за границей и я знаю, что это такое. Человек должен определиться. Вот вы сказали, что 5 человек (в письме написано) с Кавказа плохо с девушкой обращались, и сын автора письма вступился за нее. Ну, во-первых, я хочу поздравить эту женщину с тем, как она воспитала сына.

Во-вторых, хочу сказать, что, поверьте мне, и кавказские ребята могут проявлять самые лучшие человеческие качества. А что касается хулиганов, то они могут быть и с Кавказа, из Москвы и, к сожалению, из моего родного Ленинграда, Петербурга, откуда угодно.

Дальше, что касается Европы. Ну, Латвия, из Латвии женщина приехала с семьей? Вы думаете, там меньше проблем с уличной преступностью? А вы думаете, там нет проявлений подобного рода со стороны приехавших из Северной Африки? Да там захлестывает преступность, в Париже, например, захлестывает. Прежде всего, речь идет о выходцах из других стран.

Можно ли сказать, что у нас все в порядке? Нет. Можно ли сказать, что наша страна полностью оправилась и выздоровела после тех драматических событий, которые произошли с нами после распада Советского Союза, что теперь у нас мощное, здоровое, сильное государство? Нет, она, конечно, еще в значительной степени больна, но здесь уже упоминали И.Ильина. Ведь страна наша, Родина, чувствуете – корень какой, Родина, значит, что-то родное. Мы еще часто говорим Родина-мать. Да, страна наша еще больна, но от постели больной матери не уезжают.

Э.Мацкявичус: Еще студия, пожалуйста, Мария Китаева.

М.Китаева: Мы уже больше 3,5 часов работаем в эфире, и все это время меня «терроризирует» наш писатель-публицист Александр Проханов, говорит, что не может больше молчать. Можно, дадим слово?

А.Проханов: Просто я начал сегодня только говорить, Владимир Владимирович, я был «немой» до этого времени.

На фоне народных страданий и бед отвратительно выглядят наши миллиардеры, которые на народные деньги покупают английские команды, строят в Дубае отели, переводят наши российские деньги в чужие цивилизации, способствуя их развитию. Эти люди никогда не поддержат идею российского развития, они против этого развития.

Великие русские преобразователи, которые запускали развитие, они всегда находили в себе мужество сменить элиты, ударить по этим элитам. Так, Петр I разогнал чванливых бояр и сделал ставку на семеновцев и преображенцев. Кто Ваши «семеновцы» и «преображенцы», Владимир Владимирович?

В.Путин: Вы знаете, что касается олигархов, которые приобретают какие-то спортивные команды за рубежом, вкладывают деньги за рубежом, я бы так однозначно не говорил, что все это плохо. Мы говорим о том, что к нам приходят иностранные капиталы, а российские капиталы должны вкладываться в экономики других стран.

Конечно, когда деньги вкладываются в «развлекушку» за границей, то это неприятно, лучше бы вложили деньги в развитие нашего спорта. С этим согласен. Но просто так сказать, что любое вложение денег российского происхождения в иностранную экономику плохо – это тоже неверно. Важно что? Одна из генеральных, самая важная задача – модернизация экономики.

Но для того чтобы ее эффективно модернизировать, нам нужно самим завоевать определенные позиции, скажем, в высокотехнологичных секторах экономики наших стран-партнеров, ничего не красть, как иногда это делают в других странах, не перетаскивать под одеялом, не «хомячить» новые технологии, а в рамках нормального, демократического, цивилизованного рыночного процесса часть производств переносить сюда, создавать новые высокотехнологичные места, а у нас задача – 25 млн создать мест новых, высокотехнологичных.

Это сложная, даже, может быть, кому-то кажется, невыполнимая задача, но один из способов решения проблемы – вложение российских денег в высокотехнологичное производство там, где они являются топовыми в мире, и перенос частично сюда, создание международной кооперации. Это положительный процесс.

Вторая часть Вашего вопроса касалась ... А, семеновцы, преображенцы...

А.Проханов: Да, тот базовый слой, на котором будете основывать преображение России.

В.Путин: Понятно.

Я уже в самом начале 2000-х годов говорил, что я считаю себя человеком, которого народ нанимает на определенное время для определенной работы. Монархи опирались на определенные сословия, из которых набирали элитные подразделения – преображенцев, семеновцев. И на тот период времени это было, наверное, правильно.

В сегодняшних условиях не может быть ни преображенцев, ни семеновцев. Сегодня можно опираться только на российский народ. И если такой поддержки нет, то во власти нечего делать. Я могу вам сказать определенно: если такой поддержки я не будут чувствовать, – а есть эта поддержка или нет, это определяется не на каких-то сайтах и не на площадях даже, она в демократическом обществе определяется только по результатам голосования – и если я увижу, что такой поддержки нет, я ни одного дня не останусь в своем рабочем кабинете.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, есть вопрос, поступивший на сайт программы, он, отчасти, продолжает тему, поднятую Александром Андреевичем: «Читаю сообщение о суде в Лондоне и думаю, когда украденные у народа деньги перестанут обогащать Англию?»

Я точно не поручусь, но, видимо, имеется в виду суд между Абрамовичем и Березовским.

В.Путин: Что здесь скажешь? Лучше бы, если бы они судились в России.

Э.Мацкявичюс: Это было бы выгоднее для России с экономической точки зрения?

В.Путин: Это было бы честнее – и для них, и для нашей страны. Деньги заработаны, украдены здесь – здесь пускай и делят.

Э.Мацкявичюс: У нас на связи Нижний Тагил, знаменитый на всю страну «Уралвагонзавод». Там работает наш корреспондент Александр Христенко.

Александр, здравствуйте.

А.Христенко: Добрый день, Москва!

Вас приветствует Нижний Тагил. Мы находимся на одном из крупнейших предприятий российской оборонки «Уралвагонзаводе».

Вагоны здесь, действительно, делают, но примерно половина продукции – это военная техника. Во времена Великой Отечественной войны здесь выпускали легендарные танки Т-34. Сейчас с конвейера сходят современные машины, так называемые «летающие» танки Т-90С и машины огневой поддержки танков под грозным названием «Терминатор».

Понятно, что «Уралвагонзавод» во многом зависит от гособоронзаказа. И насколько я понял из общения с работниками завода, это одна из основных тем, которые их интересуют.

Предлагаю послушать. Пожалуйста, кто хотел бы задать вопрос?

С.Шаболин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Сергей Шаболин, я работаю слесарем-сборщиком на этом заводе.

Хотел бы задать такой вопрос. Сейчас денег на оборонку выделяют как никогда много, – но куда они уходят? У Франции мы покупаем «Мистрали», у итальянцев – бронемашины, у австрийцев – винтовки. Почему деньги российского гособоронзаказа тратят на закупку иностранной военной техники?

Спасибо.

В.Путин: Понимаю, что вопрос очень острый, и исхожу из следующего: никто в сфере вооружения вещей стратегического характера таких систем вооружения, которые лежат в основе нашей безопасности, нам не продаст, – очевидный факт, просто очевидный. Да часто у наших партнеров и нет таких систем вооружения. Они есть только в России, скажем, и в Соединенных Штатах.

Что касается других систем, обычных вооружений, то, конечно, наше Министерство обороны хотело бы получить такие изделия специальные, которые не просто соответствуют мировым образцам, а превосходят их по боевой мощи, по точности и дальности, – только так можно победить в любом вооруженном конфликте.

Если они не соответствуют этим параметрам, то тогда только за счет людей можно победить, как это было в первые годы Второй мировой войны, Великой Отечественной войны. А чтобы побеждать в современных столкновениях вооруженных, нужно превосходить по всем этим параметрам: наше вооружение должно превосходить соответствующие аналоги потенциального противника. И Министерство обороны хочет добиться от нашей оборонки, чтобы на вооружение нашей армии поступало именно такое оружие. Часто внутри страны просто нет конкуренции, а без конкуренции добиться соответствующего результата очень сложно. Поэтому Минобороны как заказчик, – я вам скажу прямо, как бы попугивая нашу оборонку, – говорит: ребята, или делайте то, что нужно для обороны страны, либо мы купим где-нибудь за рубежом. Но, естественно, основные ресурсы, 90%, более 90% тех денег, которые мы выделяем на оборонку, безусловно, пойдут исключительно на российские оборонные предприятия.

Вот, собственно говоря, ответ.

Э.Мацкявичюс: Нижний Тагил, пожалуйста, еще один вопрос.

А.Христенко: Да, Эрнест, у нас есть еще один вопрос. Пожалуйста, задавайте, не забывайте представляться.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Привет!

Вопрос: Олег, водитель-испытатель «Уралвагонзавод».

Мы готовы делать технику лучше, осваивать новые технологии. Но невольно складывается впечатление, что министру обороны это не нужно. Военные производят капремонт старья. Новое не заказывают. Закупками от Министерства обороны занимаются явно не специалисты, – это видно.

А вообще, гоните Вы в шею этого Сердюкова, Макарова с его высказываниями. Назначьте нормального министра.

В.Путин: Да, я понимаю, Вас раздражают некоторые высказыванию высших чинов Министерства обороны, в том числе и начальника Генерального штаба, когда они подвергают сомнению качество наших вооружений. Кстати говоря, наносят даже ущерб внешнеэкономической деятельности в сфере военно-технического сотрудничества.

Конечно, они делают это по тем соображениям, о которых я только что сказал, – из желания получить технику современную, превосходящую вообще иностранные аналоги, но приемлемую по цене, что тоже очень важно.

Для нас для всех и для Вас как для гражданина Российского государства, важно, чтобы мы вот эти 20 трлн рублей, которые мы выделили до 2020 года на перевооружение армии и флота, чтобы они сработали эффективно. Чтобы мы действительно повысили обороноспособность страны, чтобы мы не пошли по пути осваивания денег: вот в этом году – столько-то миллиардов освоили, в следующем – столько-то.

Нам штуки нужны. Штуки – ракеты, самолеты, подводные лодки, надводные корабли, – и, причем, нужны высокого качества. Но то, что они допускают вот эти публичные высказывания, это, безусловно, недопустимо, и мы с ними уже говорили на этот счет. Надеюсь, что это будет услышано.

Э.Мацкявичюс: И еще вопрос, пожалуйста, из Нижнего Тагила, Александр.

А.Христенко: Отлично, Эрнест. У нас еще время есть на еще один вопрос.

Пожалуйста, задавайте. Представляйтесь.

И.Холманских: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Холманских Игорь. Я начальник сборочного цеха. Хотел спросить Вас про американские ПРО, но есть вопрос, о котором душа болит.

В трудные времена, Владимир Владимирович, Вы приезжали к нам на предприятие и помогли нам. Спасибо Вам за это. Сегодня наш многотысячный коллектив имеет заказы, имеет зарплату, имеет перспективу, и мы очень дорожим этой стабильностью. Мы не хотим возврата назад.

Я хочу сказать про эти митинги. Если наша милиция, или, как сейчас она называется, полиция, не умеет работать, не может справиться, то мы с мужиками готовы сами выйти и отстоять свою стабильность, но, разумеется, в рамках закона.

Спасибо.

В.Путин: Подъезжайте, но не сейчас и, хотелось бы, не по этому поводу. Я думаю, что все-таки все будут оставаться в рамках действующего закона: и митингующие, и правоохранительные органы – а мы с вами займемся решением других вопросов, в частности, вопросов, связанных с жизнедеятельностью предприятий и оборонной отрасли в целом.

Коллеги, которые только что выступали, озабоченности определенные высказывали. Я их понимаю и разделяю, кстати говоря. Система заказов должна быть отработана в Минобороны лучше, потому что некоторые вещи несправедливы, некоторые требования несправедливы в отношении «оборонки». По ценам, например. Ссылаются на образцы 80-х годов и трансформируют эти цены на современное оборудование. Там есть о чем говорить, и нам с вами есть, чем заниматься в ходе нашей текущей работы.

А за поддержку вам спасибо большое.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Спасибо, Нижний Тагил.

Мы возвращаемся в московскую студию. Иван Кудрявцев и его гости.

И.Кудрявцев: Я хочу передать микрофон режиссеру, который сейчас снимает кино о войне, которая была выиграна как раз больше за счет людей, чем за счет современной техники, а точнее о битве. Речь идет о Сталинградской битве, о фильме «Сталинград». Фильм этот снимает сейчас Федор Бондарчук.

Важно, сказать, что о каком бы периоде режиссер ни снимал кино, он всегда наблюдает за своими современниками и черпает вдохновение в современности.

Федор, Ваш вопрос.

Ф.Бондарчук: Владимир Владимирович, мне сейчас часто из-за съемок приходится бывать в Петербурге. Я реально знаю, что Вы много делали и делаете для своего города. Об этом говорил сегодня и маэстро Гергиев. Тем не менее, большинство голосовавших избирателей проголосовали за оппозицию в Питере. Что Вы по этому поводу чувствуете как человек, который родился в Питере? Это Ваш родной город.

В.Путин: Нормально. Петербург – очень своеобразный город в этом смысле. Предпочтения самые различные. Я и сам петербуржец. И я чувствую настрой людей, настрой горожан. Он в значительной степени определен тем, с чем они сталкиваются в ходе своей рядовой жизни, в каждодневной.

Ну, а питерский парламент всегда был очень разноликим с политической точки зрения. Это не мешало работе парламента. Ответственность депутатов, к какой бы фракции они ни принадлежали, достаточно высокая в Петербурге.

А что касается взаимодействия с другими политическими силами у нас сейчас в стране, так мы и сейчас это делаем, мы сейчас работаем. Уверен, Петербургу это не помешает.

Э.Мацкявичюс: Еще вопрос из студии от Татьяны Ремезовой.

Т.Ремезова: В моем интернациональном секторе американский политолог Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности в Вашингтоне, и при этом – видный полемист дискуссионного клуба «Валдай». Николай Васильевич, пожалуйста, если можно, покороче.

В.Путин: Американский политолог Николай Васильевич. Прокрался в Америку и защищает там наши интересы, надеюсь.

Н.Злобин: Да, конечно.

Но я Вас сегодня разочарую. Я задам вопрос не про внутреннюю политику, а про внешнюю. Вы сказали о существовании «путинского режима». Я хочу спросить про «путинскую» внешнюю политику, которая появилась в свое время и сильно изменила глобальную картину, скажу вам честно. Можно обсудить – положительно или отрицательно.

Если поговорить с российскими политиками, складывается такое впечатление, что Россия со всех сторон окружена или врагами, или недоброжелателями, или странами, которые пытаются от России что-то получить, чтобы потом перебежать на другую сторону. Вот не складывается союзничество. Есть такая формулировка: США и их союзники, НАТО и их союзники. Вот словосочетания «Россия и ее союзники» даже не существует.

Владимир Владимирович, Вы когда ушли в 2008 году из Кремля как Президент со знаменитой своей мюнхенской речью – вот не было союзников у России, мне кажется. И вот сейчас Вы возвращаетесь в Кремль как кандидат в Президенты. Но является ли частью Вашей путинской внешней политики вот это вечное противостояние всем. Это необходимо для выживания режима или мобилизации, или развития оборонной промышленности и еще чего-то, или у Вас есть на следующие 6 лет, если Вас изберут в президенты, какой-то план создания союзников России? Потому что гораздо безопаснее страна чувствует, когда есть страны, на которые она может положиться. Вот видите Вы такую ситуацию?

Спасибо.

В.Путин: Вам пока рано мне говорить спасибо, потому что не слышали еще ответа. Сейчас услышите: скажете ли Вы мне спасибо – не знаю.

Вы сказали, что в России нет союзников. Не согласен, у России много союзников. И когда я приехал в Гватемалу, чтобы поставить вопрос о том, чтобы Россия принимала Олимпийские игры, уверяю Вас, говорю Вам абсолютно искренне: подавляющее большинство членов МОК, представителей самых разных стран то ли в открытую, то ли на ухо мне говорили – проголосуем за Вас только потому, что Россия занимает независимую позицию на внешней арене. И это – наши потенциальные союзники, которые не ограничиваются постсоветским пространством, потому что люди устали от диктата одной страны.

Вы говорили о союзничестве с США. Мы и с Соединенными Штатами хотели бы быть союзниками. Просто то, что я сейчас вижу, и то, о чем я говорил в Мюнхене, – это не союзничество. Мне иногда кажется, что Америке не нужны союзники, им нужны вассалы.

Но мы хотим и будем выстраивать отношения со Штатами, потому что я вижу, что и внутри самих Соединенных Штатов происходят определенные трансформации. Американскому обществу уже не хочется в значительной степени, во всяком случае, не хочется исполнять роль международного жандарма. Об этом же пишут Ваши коллеги, исследователи различных американских университетов. Они говорят о том, что США проводят неэффективную и затратную внешнюю политику. И я-то уж знаю, как относятся к этой политике так называемые европейские союзники.

Ведь, смотрите, на практике что происходит – Николай, Вы же это знаете. Приняли решение по Афганистану, но кто-нибудь посоветовался с союзниками о том, что нужно делать в Афганистане? Хрена с два! Удар нанесли, а потом начали всех подтягивать и говорят: кто не с нами – тот против нас. Это что, союзничество? Никакого союзничества нет! Кто не с нами, тот против нас – вот формула замечательная! И сразу разлад наступил: кто в лес, кто по дрова. И что можно сказать про квартет? «А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь». Так, Валерий Абисалович?

Но мы не собираемся жить как страна, окруженная врагами. Этого и не будет. И говорили совсем недавно, и мне многие мои коллеги навязывали идею однополярного мира, но он реально не состоялся. Он гораздо сложнее чем то, что было в биполярном мире, где Советский Союз пытался навязывать свою волю своим так называемым квазисоюзникам; который, как только мощь Советского Союза канула в Лету, сразу развалился.

Но если Штаты будут продолжать такую политику, и они потеряют так называемых союзников, что бы ни говорили по этому вопросу.

То же самое в Ираке начало происходить: ведь сначала сделали, а потом всех заставили туда войти. Это что, союзничество, что ли? Это что, совместное принятие решений? А союзничество предполагает совет и общее решение, выработку повестки дня по общим угрозам, по купированию этих угроз.

Вот, впереди Примаков сидит и Иванов, – я считаю, одни из наиболее, (Примаков-то, самой собой разумеется, но и Игорь Сергеевич Иванов), одни из очень значимых людей в международной политической сфере.

Все, что я сказал, правда. Но мы не собираемся выстраивать свою политику таким образом, чтобы все чувствовали, что мы окружены врагами. Этого нет, и этого не будет.

Э.Мацкявичюс: Пора вернуться в наш колл-центр, куда поступают звонки, смс-сообщения, и есть новости. Пожалуйста, слово Марии Ситтель.

М.Ситтель: Поступают, поступают. Спасибо, Эрнест.

Буквально 20 секунд на статистику. На 15:30 московского времени сюда поступило, в общий центр сбора информации, 1782 тыс. сообщений, это всего – телефонные звонки, sms-сообщения и письма на сайт. На первом месте, с большим отрывом, вопросы социального обеспечения, соцзащиты. На втором – традиционно тема ЖКХ. И третье место – зарплата, вопросы труда и зарплаты.

Выводим телефонный звонок из Башкортостана.

Р.Хабибуллин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Хабибуллин Рафаэл Гарафутдинович, пенсионер, мне 75 лет.

На съезде «Единой России» Вы сказали, что введете налог на роскошь. А когда же это случится? Успеть бы дождаться этого.

В.Путин: Известную притчу, когда можно было загадать любое желание, и сосед попросил, чтобы второго соседа глаза лишили, мы все знаем.

Но, в целом, все-таки подход правильный. И странно, что не звучат пока вопросы по налогу на доходы физических лиц, которые очень часто поднимаются нашими гражданами, на щит поднимаются оппозиционными силами. Мы долго дискутировали на эту тему. Мы его сохраняем, 13-процентный налог на доходы физических лиц.

Кстати сказать, когда у нас был дифференцированный налог на доходы физических лиц, то сборы этого налога были принципиально меньше, чем то, что мы видим сейчас. Сейчас, кстати говоря, в прошлом году, в 2010-ом, общие доходы от сбора налога на доходы физических лиц (вы представляете, какая ситуация), вот только эти доходы превышают все доходы федерального бюджета 2000 года.

И наоборот, когда мы дифференцируем, то часть предприятий и людей уходит от легальной заработной платы, им выдают в конвертах, нарушая будущие пенсионные права работников. Кроме всего прочего, это ударяет по высоким заработным платам, честно заработанным, в том числе, кстати, и в медицинской сфере. У нас ведь есть медики, хирурги, уникальные просто хирурги, которые получают по 200-300 тыс. рублей в месяц и больше.

Конечно, можно подрезать им заработную плату 40-процентным налогом, но ведь у нас и так существует проблема ухода высококвалифицированных работников в различных сферах. Ну, и этих не будет тогда. Понимаете, это непростой вопрос.

Социальная справедливость нужна, но аккуратно нужно действовать здесь. А кто нас лечить-то будет? Кто будет оказывать другие услуги? Хотя это словечко не нравится представителям, скажем, медицины или других сфер, образования. Но налог на сверхпотребление, налог на роскошь, он, конечно, вполне обоснован, возможен и нужен, я считаю.

Когда это можно сделать? Я ведь говорил об этом не для красного словца, а рассматривал проблему с практической точки зрения. Для этого нужно иметь кадастр собственности, недвижимости, прежде всего, и земли. Соответствующие службы должны в течение следующего года этот кадастр подготовить, и тогда в 2013 году мы внесем в Государственную Думу уже законопроект о налоге на сверхпотребление и на роскошь.

Э.Мацкявичюс: Давайте вернемся в студию и дадим возможность высказаться нашим гостям, в данном случае зарубежным гостям.

Пожалуйста, Дмитрий Щугорев.

Д.Щугорев: Тем более, действительно, человек специально из Парижа приехал, – это Марек Хальтер – публицист, общественный деятель. Очень хорошо говорящий по-русски, все это знают, потому что все смотрят новости и постоянно его там видят.

Пожалуйста, Ваш вопрос.

М.Хальтер: Первое. Для меня было бы лучше говорить по-французски, но, мой дорогой, я знаю, что у Вас не было времени выучить язык Вольтера. Так, я приготовил и написал мой вопрос, чтобы не сделать ошибок, и возьму тоже очки, чтобы не сделать еще одну ошибку.

Меня, как президента французских университетских колледжей в России, который я основал с Андреем Сахаровым, волнует один вопрос. Я понимаю, что новое поколение сильно отличается от моего. Сегодня мы, как никогда, хорошо понимаем слова К.Маркса: мир един. Интернет позволяет молодежи свободно общаться с людьми со всего мира, объединяться и организовывать акции протеста.

Будете ли Вы готовы, Владимир Владимирович, когда станете Президентом, поступать, как генерал де Голль в свое время, и обратиться по телевидению к молодежи со словами: «Я вас понял»?

В.Путин: Мерси за этот вопрос. Спасибо Вам большое.

Вы знаете, мы часто в текущей работе, что называется, «бьем по хвостам», доводим до определенной ситуации, а потом говорим о том, что мы поняли, будем исправлять какие-то ошибки, недочеты, вносить коррективы. Конечно, это тоже возможно, и это нужно делать, в том случае, если мы на подступах к этой проблеме не смогли с ней справиться.

Мне бы хотелось, чтобы мы прогнозировали развитие ситуации в стране, в экономике, в социальной сфере, в политике, в развитии наших демократических институтов, своевременно отвечали на вызовы времени и вносили соответствующие коррективы. При этом, безусловно, всегда нужно относиться с уважением к меньшинству. Не отталкивать его и не выбрасывать на «обочину» политической жизни, и тогда, может быть, не придется извиняться.

Э.Мацкявичюс: И еще один вопрос от представителей западной политической школы. Пожалуйста, Татьяна Ремезова.

Т.Ремезова: Еще один гость специально прилетел сегодня к нам на «линию», но уже из Германии – это сын и внук белых эмигрантов, Александр Рар, он может задать, конечно, вопрос на понятном Вам немецком языке, но мы все-таки попросим сделать это по-русски, чтобы поняли все.

Директор Центра имени Бертольда Бейца при Германском совете по внешней политике. Александр Глебович, Вам слово.

А.Рар: Владимир Владимирович, пока мы здесь с вами разговариваем, Президент России «сражается» в Брюсселе с Европейской комиссией, с Европейским союзом.

В.Путин: Он там покажет себя, я знаю.

А.Рар: Будем надеяться, но сражения тяжелые, я бы сказал.

В.Путин: И у него это хорошо получается.

А.Рар: И конфликтов, к сожалению, много. Я о том же вопросе, который Николай задает.

Противоракетная оборона, конечно, Европу не касается, но европейцы здесь Россию не поддерживают. Борьба против «Газпрома» – об этом мы на Валдайском клубе с Вами говорили. Все тянут Украину: одни – в одну, а другие – в другую сторону.

С визами никак не можем решить. Это какой-то нонсенс, что латиноамериканцы могут приезжать к нам без виз, и американцы, и северные африканцы, а мы – в Россию и, наоборот, мы не можем ездить без виз. Вы сами в 2002 году сделали первое предложение.

Мой вопрос: почему мы не вместе? Какие ошибки были сделаны, может, в том числе и Россией, за последние 20 лет? Может, в 90-е годы, что мы не смогли выстроить ту Европу? Я помню, я в окопах тоже сидел на радиостанции «Свобода», и там говорили, вот когда Россия откажется от коммунизма, у нас будет общая Европа. Другой логики просто не могло быть тогда. Почему мы не вместе?

В.Путин: Радиостанция «Свобода» проходила у нас в установках, как «пропагандистское подразделение ЦРУ США».

Когда я работал в этой организации, известной Вам, там так и написано было. Оно занималось, в том числе, агентурной деятельностью на территории Советского Союза, приобретало источники информации, надеюсь, для благих целей. Вообще, с тех пор многое изменилось.

Почему мы не вместе. Во-первых, есть чисто технологические причины. Это один из наших императоров, все время давая наставления своему сыну, говорил: «Нашей огромности все боятся». Так оно и есть. И до сих пор это так. Во-первых.

Во-вторых, все-таки ведущая страна Западного мира, США, с подозрением относится к нашему ракетно-ядерному потенциалу. Думаю, что совершает огромную ошибку, полагая, что сначала нужно изъять этот ядерный потенциал, а потом рассматривать нас как возможного союзника. Это мышление в рамках еще «холодной войны». Такая критическая вещь. Это не дает и Европе работать с нами, как реально с потенциальным союзником.

Вы знаете, когда развалился Советский Союз,  я считал, что теперь практически нет никаких ограничений для того, чтобы мы реально были в одном строю. Но вот эти подозрения прошлого мешают нам развивать отношения. Но мне кажется, что это все равно неизбежно. Интеграция на европейском пространстве востребована самой жизнью, и даже я бы сказал больше – интеграция в рамках единых христианских ценностей крайне востребована. А если считать, что в основе морально-нравственных ценностей в традиционных, в мировых религиях, в принципе, лежит одно и то же, то это база для преодоления сложностей и межцивилизационного характера.

Я уже много раз говор

Repost 0
19 décembre 2011 1 19 /12 /décembre /2011 16:36

THE SPEECH Delivered by Russia's President Vladimir Putin at the 43rd Munich Conference on Security Policy  "Peace Through Dialogue"  February 10, 2007, Munich, Germany (full transcript)

    

PoutineM-F

VLADIMIR PUTIN: Thank you very much dear Madam Federal Chancellor, Mr Teltschik, Ladies and Gentlemen!
     I am truly grateful to be invited to such a representative conference that has assembled politicians, military officials, entrepreneurs and experts from more than 40 nations.     This conference's structure allows me to avoid excessive politeness and the need to speak in roundabout, pleasant but empty diplomatic terms. This conference's format will allow me to say what I really think about international security problems. And if my comments seem unduly polemical, pointed or inexact to our colleagues, then I would ask you not to get angry with me. After all, this is only a conference. And I hope that after the first two or three minutes of my speech Mr Teltschik will not turn on the red light over there.
     Therefore. It is well known that international security comprises much more than issues relating to military and political stability. It involves the stability of the global economy, overcoming poverty, economic security and developing a dialogue between civilisations.
     This universal, indivisible character of security is expressed as the basic principle that "security for one is security for all". As Franklin D. Roosevelt said during the first few days that the Second World War was breaking out: "When peace has been broken anywhere, the peace of all countries everywhere is in danger."
     These words remain topical today. Incidentally, the theme of our conference – global crises, global responsibility – exemplifies this.
     Only two decades ago the world was ideologically and economically divided and it was the huge strategic potential of two superpowers that ensured global security.
     This global stand-off pushed the sharpest economic and social problems to the margins of the international community's and the world's agenda. And, just like any war, the Cold War left us with live ammunition, figuratively speaking. I am referring to ideological stereotypes, double standards and other typical aspects of Cold War bloc thinking.
     The unipolar world that had been proposed after the Cold War did not take place either.
     The history of humanity certainly has gone through unipolar periods and seen aspirations to world supremacy. And what hasn't happened in world history?
     However, what is a unipolar world? However one might embellish this term, at the end of the day it refers to one type of situation, namely one centre of authority, one centre of force, one centre of decision-making.
     It is world in which there is one master, one sovereign. And at the end of the day this is pernicious not only for all those within this system, but also for the sovereign itself because it destroys itself from within.
     And this certainly has nothing in common with democracy. Because, as you know, democracy is the power of the majority in light of the interests and opinions of the minority.
     Incidentally, Russia – we – are constantly being taught about democracy. But for some reason those who teach us do not want to learn themselves.
     I consider that the unipolar model is not only unacceptable but also impossible in today’s world. And this is not only because if there was individual leadership in today's – and precisely in today's – world, then the military, political and economic resources would not suffice. What is even more important is that the model itself is flawed because at its basis there is and can be no moral foundations for modern civilisation.
     Along with this, what is happening in today's world – and we just started to discuss this – is a tentative to introduce precisely this concept into international affairs, the concept of a unipolar world.
     And with which results?
     Unilateral and frequently illegitimate actions have not resolved any problems. Moreover, they have caused new human tragedies and created new centres of tension. Judge for yourselves: wars as well as local and regional conflicts have not diminished. Mr Teltschik mentioned this very gently. And no less people perish in these conflicts – even more are dying than before. Significantly more, significantly more!
     Today we are witnessing an almost uncontained hyper use of force – military force – in international relations, force that is plunging the world into an abyss of permanent conflicts. As a result we do not have sufficient strength to find a comprehensive solution to any one of these conflicts. Finding a political settlement also becomes impossible.
     We are seeing a greater and greater disdain for the basic principles of international law. And independent legal norms are, as a matter of fact, coming increasingly closer to one state's legal system. One state and, of course, first and foremost the United States, has overstepped its national borders in every way. This is visible in the economic, political, cultural and educational policies it imposes on other nations. Well, who likes this? Who is happy about this?
     In international relations we increasingly see the desire to resolve a given question according to so-called issues of political expediency, based on the current political climate.
     And of course this is extremely dangerous. It results in the fact that no one feels safe. I want to emphasise this – no one feels safe! Because no one can feel that international law is like a stone wall that will protect them. Of course such a policy stimulates an arms race.
     The force's dominance inevitably encourages a number of countries to acquire weapons of mass destruction. Moreover, significantly new threats – though they were also well-known before – have appeared, and today threats such as terrorism have taken on a global character.
     I am convinced that we have reached that decisive moment when we must seriously think about the architecture of global security.
     And we must proceed by searching for a reasonable balance between the interests of all participants in the international dialogue. Especially since the international landscape is so varied and changes so quickly – changes in light of the dynamic development in a whole number of countries and regions.
     Madam Federal Chancellor already mentioned this. The combined GDP measured in purchasing power parity of countries such as India and China is already greater than that of the United States. And a similar calculation with the GDP of the BRIC countries – Brazil, Russia, India and China – surpasses the cumulative GDP of the EU. And according to experts this gap will only increase in the future.
     There is no reason to doubt that the economic potential of the new centres of global economic growth will inevitably be converted into political influence and will strengthen multipolarity.
     In connection with this the role of multilateral diplomacy is significantly increasing. The need for principles such as openness, transparency and predictability in politics is uncontested and the use of force should be a really exceptional measure, comparable to using the death penalty in the judicial systems of certain states.
     However, today we are witnessing the opposite tendency, namely a situation in which countries that forbid the death penalty even for murderers and other, dangerous criminals are airily participating in military operations that are difficult to consider legitimate. And as a matter of fact, these conflicts are killing people – hundreds and thousands of civilians!
     But at the same time the question arises of whether we should be indifferent and aloof to various internal conflicts inside countries, to authoritarian regimes, to tyrants, and to the proliferation of weapons of mass destruction? As a matter of fact, this was also at the centre of the question that our dear colleague Mr Lieberman asked the Federal Chancellor. If I correctly understood your question (addressing Mr Lieberman), then of course it is a serious one! Can we be indifferent observers in view of what is happening? I will try to answer your question as well: of course not.
     But do we have the means to counter these threats? Certainly we do. It is sufficient to look at recent history. Did not our country have a peaceful transition to democracy? Indeed, we witnessed a peaceful transformation of the Soviet regime – a peaceful transformation! And what a regime! With what a number of weapons, including nuclear weapons! Why should we start bombing and shooting now at every available opportunity? Is it the case when without the threat of mutual destruction we do not have enough political culture, respect for democratic values and for the law?
     I am convinced that the only mechanism that can make decisions about using military force as a last resort is the Charter of the United Nations. And in connection with this, either I did not understand what our colleague, the Italian Defence Minister, just said or what he said was inexact. In any case, I understood that the use of force can only be legitimate when the decision is taken by NATO, the EU, or the UN. If he really does think so, then we have different points of view. Or I didn't hear correctly. The use of force can only be considered legitimate if the decision is sanctioned by the UN. And we do not need to substitute NATO or the EU for the UN. When the UN will truly unite the forces of the international community and can really react to events in various countries, when we will leave behind this disdain for international law, then the situation will be able to change. Otherwise the situation will simply result in a dead end, and the number of serious mistakes will be multiplied. Along with this, it is necessary to make sure that international law have a universal character both in the conception and application of its norms.
     And one must not forget that democratic political actions necessarily go along with discussion and a laborious decision-making process.
     Dear ladies and gentlemen!
     The potential danger of the destabilisation of international relations is connected with obvious stagnation in the disarmament issue.
     Russia supports the renewal of dialogue on this important question.
     It is important to conserve the international legal framework relating to weapons destruction and therefore ensure continuity in the process of reducing nuclear weapons.
     Together with the United States of America we agreed to reduce our nuclear strategic missile capabilities to up to 1700-2000 nuclear warheads by 31 December 2012. Russia intends to strictly fulfil the obligations it has taken on. We hope that our partners will also act in a transparent way and will refrain from laying aside a couple of hundred superfluous nuclear warheads for a rainy day. And if today the new American Defence Minister declares that the United States will not hide these superfluous weapons in warehouse or, as one might say, under a pillow or under the blanket, then I suggest that we all rise and greet this declaration standing. It would be a very important declaration.
     Russia strictly adheres to and intends to further adhere to the Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons as well as the multilateral supervision regime for missile technologies. The principles incorporated in these documents are universal ones.
     In connection with this I would like to recall that in the 1980s the USSR and the United States signed an agreement on destroying a whole range of small- and medium-range missiles but these documents do not have a universal character.
     Today many other countries have these missiles, including the Democratic People's Republic of Korea, the Republic of Korea, India, Iran, Pakistan and Israel. Many countries are working on these systems and plan to incorporate them as part of their weapons arsenals. And only the United States and Russia bear the responsibility to not create such weapons systems.
     It is obvious that in these conditions we must think about ensuring our own security.
     At the same time, it is impossible to sanction the appearance of new, destabilising high-tech weapons. Needless to say it refers to measures to prevent a new area of confrontation, especially in outer space. Star wars is no longer a fantasy – it is a reality. In the middle of the 1980s our American partners were already able to intercept their own satellite.
     In Russia's opinion, the militarisation of outer space could have unpredictable consequences for the international community, and provoke nothing less than the beginning of a nuclear era. And we have come forward more than once with initiatives designed to prevent the use of weapons in outer space.
     Today I would like to tell you that we have prepared a project for an agreement on the prevention of deploying weapons in outer space. And in the near future it will be sent to our partners as an official proposal. Let's work on this together.
     Plans to expand certain elements of the anti-missile defence system to Europe cannot help but disturb us. Who needs the next step of what would be, in this case, an inevitable arms race? I deeply doubt that Europeans themselves do.
     Missile weapons with a range of about five to eight thousand kilometres that really pose a threat to Europe do not exist in any of the so-called problem countries. And in the near future and prospects, this will not happen and is not even foreseeable. And any hypothetical launch of, for example, a North Korean rocket to American territory through western Europe obviously contradicts the laws of ballistics. As we say in Russia, it would be like using the right hand to reach the left ear.
     And here in Germany I cannot help but mention the pitiable condition of the Treaty on Conventional Armed Forces in Europe.
     The Adapted Treaty on Conventional Armed Forces in Europe was signed in 1999. It took into account a new geopolitical reality, namely the elimination of the Warsaw bloc. Seven years have passed and only four states have ratified this document, including the Russian Federation.
     NATO countries openly declared that they will not ratify this treaty, including the provisions on flank restrictions (on deploying a certain number of armed forces in the flank zones), until Russia removed its military bases from Georgia and Moldova. Our army is leaving Georgia, even according to an accelerated schedule. We resolved the problems we had with our Georgian colleagues, as everybody knows. There are still 1,500 servicemen in Moldova that are carrying out peacekeeping operations and protecting warehouses with ammunition left over from Soviet times. We constantly discuss this issue with Mr Solana and he knows our position. We are ready to further work in this direction.
     But what is happening at the same time? Simultaneously the so-called flexible frontline American bases with up to five thousand men in each. It turns out that NATO has put its frontline forces on our borders, and we continue to strictly fulfil the treaty obligations and do not react to these actions at all.
     I think it is obvious that NATO expansion does not have any relation with the modernisation of the Alliance itself or with ensuring security in Europe. On the contrary, it represents a serious provocation that reduces the level of mutual trust. And we have the right to ask: Against whom is this expansion intended? And what happened to the assurances our western partners made after the dissolution of the Warsaw Pact? Where are those declarations today? No one even remembers them. But I will allow myself to remind this audience what was said. I would like to quote the speech of NATO General Secretary Mr Woerner in Brussels on 17 May 1990. He said at the time that: "The fact that we are ready not to place a NATO army outside of German territory gives the Soviet Union a firm security guarantee." Where are these guarantees?
     The stones and concrete blocks of the Berlin Wall have long been distributed as souvenirs. But we should not forget that the fall of the Berlin Wall was possible thanks to a historic choice – one that was also made by our people, the people of Russia – a choice in favour of democracy, freedom, openness and a sincere partnership with all the members of the big European family.
     And now they are trying to impose new dividing lines and walls on us – these walls may be virtual but they are nevertheless dividing, ones that cut through our continent. And is it possible that we will once again require many years and decades, as well as several generations of politicians, to dissemble and dismantle these new walls?
     Dear Ladies and Gentlemen!
     We are unequivocally in favour of strengthening the regime of non-proliferation. The present international legal principles allow us to develop technologies to manufacture nuclear fuel for peaceful purposes. And many countries with all good reasons want to create their own nuclear energy as a basis for their energy independence. But we also understand that these technologies can be quickly transformed into nuclear weapons.
     This creates serious international tensions. The situation surrounding the Iranian nuclear programme acts as a clear example. And if the international community does not find a reasonable solution for resolving this conflict of interests, the world will continue to suffer similar, destabilising crises because there are more threshold countries than simply Iran. We both know this. We are going to constantly fight against the threat of the proliferation of weapons of mass destruction.
     Last year Russia put forward the initiative to establish international centres for the enrichment of uranium. We are open to the possibility that such centres not only be created in Russia, but also in other countries where there is a legitimate basis for using civil nuclear energy. Countries that want to develop their nuclear energy could guarantee that they will receive fuel through direct participation in these centres. And the centres would, of course, operate under strict IAEA supervision.
     The latest initiatives put forward by American President George W. Bush are in conformity with the Russian proposals. I consider that Russia and the USA are objectively and equally interested in strengthening the regime of the non-proliferation of weapons of mass destruction and their deployment. It is precisely our countries, with leading nuclear and missile capabilities, that must act as leaders in developing new, stricter non-proliferation measures. Russia is ready for such work. We are engaged in consultations with our American friends.
     In general, we should talk about establishing a whole system of political incentives and economic stimuli whereby it would not be in states' interests to establish their own capabilities in the nuclear fuel cycle but they would still have the opportunity to develop nuclear energy and strengthen their energy capabilities.
     In connection with this I shall talk about international energy cooperation in more detail. Madam Federal Chancellor also spoke about this briefly – she mentioned, touched on this theme. In the energy sector Russia intends to create uniform market principles and transparent conditions for all. It is obvious that energy prices must be determined by the market instead of being the subject of political speculation, economic pressure or blackmail.
     We are open to cooperation. Foreign companies participate in all our major energy projects. According to different estimates, up to 26 percent of the oil extraction in Russia – and please think about this figure – up to 26 percent of the oil extraction in Russia is done by foreign capital. Try, try to find me a similar example where Russian business participates extensively in key economic sectors in western countries. Such examples do not exist! There are no such examples.
     I would also recall the parity of foreign investments in Russia and those Russia makes abroad. The parity is about fifteen to one. And here you have an obvious example of the openness and stability of the Russian economy.
     Economic security is the sector in which all must adhere to uniform principles. We are ready to compete fairly.
     For that reason more and more opportunities are appearing in the Russian economy. Experts and our western partners are objectively evaluating these changes. As such, Russia's OECD sovereign credit rating improved and Russia passed from the fourth to the third group. And today in Munich I would like to use this occasion to thank our German colleagues for their help in the above decision.
     Furthermore. As you know, the process of Russia joining the WTO has reached its final stages. I would point out that during long, difficult talks we heard words about freedom of speech, free trade, and equal possibilities more than once but, for some reason, exclusively in reference to the Russian market.
     And there is still one more important theme that directly affects global security. Today many talk about the struggle against poverty. What is actually happening in this sphere? On the one hand, financial resources are allocated for programmes to help the world's poorest countries – and at times substantial financial resources. But to be honest – and many here also know this – linked with the development of that same donor country's companies. And on the other hand, developed countries simultaneously keep their agricultural subsidies and limit some countries' access to high-tech products.
     And let's say things as they are – one hand distributes charitable help and the other hand not only preserves economic backwardness but also reaps the profits thereof. The increasing social tension in depressed regions inevitably results in the growth of radicalism, extremism, feeds terrorism and local conflicts. And if all this happens in, shall we say, a region such as the Middle East where there is increasingly the sense that the world at large is unfair, then there is the risk of global destabilisation.
     It is obvious that the world's leading countries should see this threat. And that they should therefore build a more democratic, fairer system of global economic relations, a system that would give everyone the chance and the possibility to develop.
     Dear ladies and gentlemen, speaking at the Conference on Security Policy, it is impossible not to mention the activities of the Organisation for Security and Cooperation in Europe (OSCE). As is well-known, this organisation was created to examine all – I shall emphasise this – all aspects of security: military, political, economic, humanitarian and, especially, the relations between these spheres.
     What do we see happening today? We see that this balance is clearly destroyed. People are trying to transform the OSCE into a vulgar instrument designed to promote the foreign policy interests of one or a group of countries. And this task is also being accomplished by the OSCE's bureaucratic apparatus which is absolutely not connected with the state founders in any way. Decision-making procedures and the involvement of so-called non-governmental organisations are tailored for this task. These organisations are formally independent but they are purposefully financed and therefore under control.
     According to the founding documents, in the humanitarian sphere the OSCE is designed to assist country members in observing international human rights norms at their request. This is an important task. We support this. But this does not mean interfering in the internal affairs of other countries, and especially not imposing a regime that determines how these states should live and develop.
     It is obvious that such interference does not promote the development of democratic states at all. On the contrary, it makes them dependent and, as a consequence, politically and economically unstable.
     We expect that the OSCE be guided by its primary tasks and build relations with sovereign states based on respect, trust and transparency.
     Dear Ladies and Gentlemen!
     In conclusion I would like to note the following. We very often – and personally I very often – hear appeals by our partners, including our European partners, to the effect that Russia should play an increasingly active role in world affairs.
     In connection with this I would allow myself to make one small remark. It is hardly necessary to incite us to do so. Russia is a country with a history that spans more than a thousand years and has practically always used the privilege to carry out an independent foreign policy.
     We are not going to change this tradition today. At the same time, we are well aware of how the world has changed and we have a realistic sense of our own opportunities and potential. And of course we would like to interact with responsible and independent partners with whom we could work together in constructing a fair and democratic world order that would ensure security and prosperity not only for a select few, but for all.
     Thank you for your attention.

Repost 0
19 décembre 2011 1 19 /12 /décembre /2011 16:00

Discours de Vladimir Poutine prononcé le 10 février à la Conférence de Munich sur la sécurité

(Texte intégral, traduction RIA Novosti)

PoutineM-F.jpg

Madame la chancelière fédérale, Monsieur Teltschik, Mesdames, Messieurs,

Je vous remercie pour cette invitation à participer à une conférence aussi représentative, qui a réuni hommes politiques, militaires, entrepreneurs et experts de plus de 40 pays du monde.

Le format de conférence me permet d’éviter les formules de politesse superflues et de recourir aux clichés diplomatiques aussi agréables à entendre que vides de sens. Le format de la conférence me permet de dire ce que je pense des problèmes de la sécurité internationale et, si mes jugements vous semblent inutilement polémiques ou même imprécis, je vous demande de ne pas m’en vouloir. Ce n’est qu’une conférence et j’espère que dans deux ou trois minutes Monsieur Teltschik n’allumera pas la « lampe rouge ».

On sait que les problèmes de la sécurité internationale sont bien plus larges que ceux de la stabilité militaro-politique. Ces problèmes concernent la stabilité de l’économie mondiale, la lutte contre la pauvreté, la sécurité économique et le développement du dialogue entre les civilisations.

Le caractère universel et indivisible de la sécurité est reflété dans son principe de base : « la sécurité de chacun signifie la sécurité de tous ». Franklin Roosevelt avait déclaré au début de la Seconde Guerre mondiale : « Où que la paix soit rompue, c’est le monde entier qui est menacé ».

Ces paroles restent valables aujourd’hui. D’ailleurs, le sujet de notre conférence en témoigne : « Les crises globales impliquent une responsabilité globale ».

Il y a vingt ans, le monde était divisé sur le plan économique et idéologique et sa sécurité était assurée par les potentiels stratégiques immenses des deux superpuissances.

La confrontation globale reléguait les problèmes économiques et sociaux urgents à la périphérie des relations internationales et de l’agenda mondial. De même que n’importe quelle guerre, la guerre froide nous a laissé, pour ainsi dire, des « obus non explosés ». Je pense aux stéréotypes idéologiques, aux doubles standards et autres clichés hérités de la mentalité des blocs.

Le monde unipolaire proposé après la guerre froide ne s’est pas non plus réalisé.

Certes, l’histoire de l’humanité a connu des périodes d’unipolarité et d’aspiration à la domination mondiale. L’histoire de l’humanité en a vu de toutes sortes.

Qu’est ce qu’un monde unipolaire ? Malgré toutes les tentatives d’embellir ce terme, il ne signifie en pratique qu’une seule chose : c’est un seul centre de pouvoir, un seul centre de force et un seul centre de décision.

C’est le monde d’un unique maître, d’un unique souverain. En fin de compte, cela est fatal à tous ceux qui se trouvent au sein de ce système aussi bien qu’au souverain lui-même, qui se détruira de l’intérieur.

Bien entendu, cela n’a rien à voir avec la démocratie, car la démocratie, c’est, comme on le sait, le pouvoir de la majorité qui prend en considération les intérêts et les opinions de la minorité.

A propos, on donne constamment des leçons de démocratie à la Russie. Mais ceux qui le font ne veulent pas, on ne sait pourquoi, eux-mêmes apprendre.

J’estime que le modèle unipolaire n’est pas seulement inadmissible pour le monde contemporain, mais qu’il est même tout à fait impossible. Non seulement parce que, dans les conditions d’un leader unique, le monde contemporain (je tiens à le souligner : contemporain) manquera de ressources militaro-politiques et économiques. Mais, et c’est encore plus important, ce modèle est inefficace, car il ne peut en aucun cas reposer sur la base morale et éthique de la civilisation contemporaine.

Cependant, tout ce qui se produit actuellement dans le monde - et nous ne faisons que commencer à discuter à ce sujet - est la conséquence des tentatives pour implanter cette conception dans les affaires mondiales : la conception du monde unipolaire.

Quel en est le résultat ?

Les actions unilatérales, souvent illégitimes, n’ont réglé aucun problème. Bien plus, elles ont entraîné de nouvelles tragédies humaines et de nouveaux foyers de tension. Jugez par vous-mêmes : les guerres, les conflits locaux et régionaux n’ont pas diminué. Monsieur Teltschik l’a mentionné d’une manière très délicate. Les victimes de ces conflits ne sont pas moins nombreuses, au contraire, elles sont bien plus nombreuses qu’auparavant.

Nous sommes en présence de l’emploi hypertrophié, sans aucune entrave, de la force - militaire - dans les affaires internationales, qui plonge le monde dans un abîme de conflits successifs. Par conséquent, aucun des conflits ne peut être réglé dans son ensemble. Et leur règlement politique devient également impossible.

Nous sommes témoins d’un mépris de plus en plus grand des principes fondamentaux du droit international. Bien plus, certaines normes et, en fait, presque tout le système du droit d’un seul Etat, avant tout, bien entendu, des Etats-Unis, a débordé de ses frontières nationales dans tous les domaines : dans l’économie, la politique et dans la sphère humanitaire, et est imposé à d’autres Etats. A qui cela peut-il convenir ?

Dans les affaires internationales, on se heurte de plus en plus souvent au désir de régler tel ou tel problème en s’inspirant de ce qu’on appelle l’opportunité politique, fondée sur la conjoncture politique.

Evidemment, cela est très dangereux, personne ne se sent plus en sécurité, je tiens à le souligner, parce que personne ne peut plus trouver refuge derrière le droit international. Evidemment, cette politique est le catalyseur de la course aux armements.

La domination du facteur force alimente inévitablement l’aspiration de certains pays à détenir des armes de destruction massive. Qui plus est, on a vu apparaître des menaces foncièrement nouvelles qui étaient connues auparavant, mais qui acquièrent aujourd’hui un caractère global, par exemple, le terrorisme.

Je suis certain qu’en ce moment crucial il faut repenser sérieusement l’architecture globale de la sécurité.

Il faut rechercher un équilibre raisonnable des intérêts de tous les acteurs du dialogue international. D’autant plus que le « paysage international » change très rapidement et substantiellement en raison du développement dynamique de toute une série d’Etats et de régions.

Mme la chancelière fédérale l’a déjà mentionné. Ainsi, le PIB commun de l’Inde et de la Chine en parité de pouvoir d’achat dépasse déjà celui des Etats-Unis. Le PIB des Etats du groupe BRIC - Brésil, Russie, Inde et Chine - évalué selon le même principe dépasse le PIB de l’Union européenne tout entière. Selon les experts, ce fossé va s’élargir dans un avenir prévisible.

Il ne fait pas de doute que le potentiel économique des nouveaux centres de la croissance mondiale sera inévitablement converti en influence politique, et la multipolarité se renforcera.

Le rôle de la diplomatie multilatérale s’accroît considérablement dans ce contexte. L’ouverture, la transparence et la prévisibilité en politique n’ont pas d’alternative raisonnable et l’emploi de la force doit effectivement être une ultime mesure, de même que la peine de mort dans les systèmes judiciaires de certains Etats.

Aujourd’hui, au contraire, nous observons une situation où des pays dans lesquels la peine de mort est interdite même à l’égard des assassins et d’autres dangereux criminels participent allégrement à des opérations militaires qu’il est difficile de considérer comme légitimes et qui provoquent la mort de centaines, voire de milliers de civils !

Une question se pose en même temps : devons-nous rester impassibles face à divers conflits intérieurs dans certains pays, aux actions des régimes autoritaires, des tyrans, à la prolifération des armes de destructions massive ? C’est le fond de la question posée à la chancelière fédérale par Monsieur Lieberman, notre vénérable collègue. Ai-je bien compris votre question (dit-il en s’adressant à Joseph Lieberman) ? Bien entendu, c’est une question importante ! Pouvons-nous assister impassiblement à ce qui se produit ? J’essaierai de répondre à votre question. Bien entendu, nous ne devons pas rester impassibles. Bien sûr que non.

Mais avons-nous les moyens de faire face à ces menaces ? Oui, nous les avons. Il suffit de se rappeler l’histoire récente. Le passage à la démocratie n’a-t-il pas été pacifique dans notre pays ? Le régime soviétique a subi une transformation pacifique, malgré la grande quantité d’armes, y compris nucléaires, dont il disposait ! Pourquoi donc faut-il bombarder et pilonner aujourd’hui à tout bout de champ ? Manquerions-nous de culture politique, de respect pour les valeurs démocratiques et le droit, en l’absence d’une menace d’extermination réciproque ?

Je suis certain que la Charte des Nations unies est l’unique mécanisme d’adoption de décisions sur l’emploi de la force en tant que dernier recours. Dans cet ordre d’idées, ou bien je n’ai pas compris ce qui vient d’être déclaré par notre collègue ministre italien de la Défense, ou bien il ne s’est pas exprimé clairement. En tout cas, j’ai entendu ce qui suit : l’usage de la force ne peut être légitime que si cette décision a été prise par l’OTAN, l’Union européenne ou l’ONU. S’il l’estime effectivement, alors nos points de vue sont différents. Ou bien j’ai mal entendu. L’usage de la force n’est légitime que sur la base d’un mandat des Nations unies. Il ne faut pas substituer l’OTAN et l’Union européenne à l’Organisation des Nations unies. Lorsque l’ONU réunira réellement les forces de la communauté internationale qui pourront réagir efficacement aux événements dans certains pays, lorsque nous nous débarrasserons du mépris du droit international, la situation pourra changer. Sinon, elle restera dans l’impasse et les lourdes erreurs se multiplieront. Il faut oeuvrer pour que le droit international soit universel aussi bien dans sa compréhension que dans l’application de ses normes.

Il ne faut pas oublier qu’en politique, le mode d’action démocratique suppose nécessairement une discussion et une élaboration minutieuse des décisions.

Mesdames et messieurs !

Le risque potentiel de déstabilisation des relations internationales tient également à l’absence évidente de progrès dans le domaine du désarmement.

La Russie se prononce pour la reprise du dialogue à ce sujet.

Il est très important d’appliquer les normes juridiques internationales en matière de désarmement, tout en poursuivant la réduction des armements nucléaires.

Nous avons convenu avec les Etats-Unis de ramener nos charges nucléaires équipant les vecteurs stratégiques à 1700 - 2 200 unités d’ici au 31 décembre 2012. La Russie a l’intention de respecter strictement ses engagements. Nous espérons que nos partenaires agiront en toute transparence, eux aussi, et ne garderont pas sous le coude quelques centaines de charges nucléaires pour les « mauvais jours ». Donc, si le nouveau ministre américain de la Défense annonce que les Etats-Unis se garderont de mettre leurs charges excédentaires en stock, ni de les dissimuler « sous un coussin » ou « sous une couverture », je vous demanderai de vous lever pour applaudir ses paroles. Ce serait une déclaration très importante.

La Russie respecte strictement le Traité sur la non-prolifération des armes nucléaires et le régime multilatéral de contrôle de la technologie des missiles, et elle a l’intention de les respecter à l’avenir également. Les principes à la base de ces documents revêtent un caractère universel.

 

A cette occasion, je tiens à rappeler que dans les années 1980, l’URSS et les Etats-Unis ont signé un Traité sur l’élimination des missiles à moyenne et plus courte portée sans toutefois conférer de caractère universel à ce document.

A l’heure actuelle, toute une série de pays possèdent des missiles de cette classe : la République populaire démocratique de Corée, la République de Corée, l’Inde, l’Iran, le Pakistan, l’Etat d’Israël. De nombreux autres pays sont en train de concevoir ces systèmes et envisagent d’en doter leurs forces armées. Or, seuls les Etats-Unis d’Amérique et la Russie restent fidèles à leur engagement de ne pas construire ces armes.

Il est clair que dans ces conditions nous sommes obligés de veiller à assurer notre sécurité.

En même temps, il faut empêcher l’apparition de nouveaux types d’armes de pointe susceptibles de déstabiliser la situation. Je ne parle pas des mesures visant à prévenir la confrontation dans de nouveaux milieux, surtout dans l’Espace. On sait que les « guerres des étoles » ne relèvent plus de la fiction, mais de la réalité. Dès le milieu des années 1980, nos partenaires américains ont réussi à intercepter un de leurs satellites.

Selon la Russie, la militarisation de l’Espace est susceptible d’avoir des conséquences imprévisibles pour la communauté mondiale, conséquences qui ne seraient pas moins graves que l’avènement de l’ère nucléaire. C’est pour cela que nous avons maintes fois lancé des initiatives visant à prévenir le déploiement d’armes dans l’Espace.

Aujourd’hui, je tiens à vous dire que nous avons préparé un projet de Traité sur le non-déploiement d’armes dans l’Espace. D’ici peu, nous l’enverrons à nos partenaires en qualité de proposition officielle. Je propose de travailler ensemble sur ce document.

En ce qui concerne les projets prévoyant le déploiement en Europe d’éléments du système de défense antimissiles, ils ne manquent pas non plus de nous inquiéter. Qui a besoin d’une nouvelle relance - inévitable en l’occurrence - de la course aux armements ? Je doute fort que ce soient les Européens.

Aucun des pays dits « à problèmes » ne possède de missiles ayant une portée de l’ordre de 5000 à 8000 kilomètres et susceptibles de menacer l’Europe. Mieux, dans un avenir prévisible, leur apparition dans ces pays n’est pas envisageable. Je dirais même plus : une tentative de lancer un missile nord-coréen, par exemple, vers les Etats-Unis via l’Europe serait contraire aux lois de la balistique.

Profitant de mon séjour en Allemagne, je tiens à évoquer la crise que traverse le Traité sur les forces armées conventionnelles en Europe.

Signé en 1999, ce Traité était adapté à une nouvelle réalité géopolitique : le démantèlement du bloc de Varsovie. Sept ans se sont écoulés depuis, mais il n’a été ratifié que par quatre pays, dont la Fédération de Russie.

Les pays de l’OTAN ont ouvertement déclaré qu’ils ne ratifieraient pas le Traité, dont les dispositions relatives aux limitations dans la zone des « flancs » (déploiement sur les « flancs » d’un certain nombre de forces armées) tant que la Russie ne procéderait pas au retrait de ses bases de la Géorgie et de la Moldavie. Le retrait de nos troupes de la Géorgie est en cours et ce, à un rythme accéléré. Tout le monde sait que nous avons déjà réglé ces problèmes avec nos collègues géorgiens. Quant à la Moldavie, on y trouve pour le moment une formation de 1 500 militaires chargés de maintenir la paix et de protéger les entrepôts de munitions qui y subsistent depuis l’époque soviétique. Nous discutons en permanence de cette question avec Monsieur Solana : il connaît bien notre position. Nous sommes prêts à aller plus loin dans cette direction.

Mais que se passe-t-il pendant ce temps-là ? Eh bien, on voit apparaître en Bulgarie et en Roumanie des « bases américaines légères avancées » de 5000 militaires chacune. Il se trouve que l’OTAN rapproche ses forces avancées de nos frontières, tandis que nous - qui respectons strictement le Traité - ne réagissons pas à ces démarches.

 

Il est évident, je pense, que l’élargissement de l’OTAN n’a rien à voir avec la modernisation de l’alliance, ni avec la sécurité en Europe. Au contraire, c’est un facteur représentant une provocation sérieuse et abaissant le niveau de la confiance mutuelle. Nous sommes légitimement en droit de demander ouvertement contre qui cet élargissement est opéré. Que sont devenues les assurances données par nos partenaires occidentaux après la dissolution du Pacte de Varsovie ? Où sont ces assurances ? On l’a oublié. Néanmoins, je me permettrai de rappeler aux personnes présentes dans cette salle ce qui a été dit. Je tiens à citer des paroles tirées du discours de M. Werner, alors Secrétaire général de l’OTAN, prononcé à Bruxelles le 17 mais 1990 : « Que nous soyons prêts à ne pas déployer les troupes de l’OTAN à l’extérieur du territoire de la RFA, cela donne à l’Union soviétique des garanties sûres de sécurité ». Où sont aujourd’hui ces garanties ?

Les blocs de béton et les pierres du Mur de Berlin sont depuis longtemps des souvenirs. Mais il ne faut pas oublier que sa chute est devenue possible notamment grâce au choix historique de notre peuple - le peuple de Russie - en faveur de la démocratie et de la liberté, de l’ouverture et du partenariat sincère avec tous les membres de la grande famille européenne.

Or, maintenant, on s’efforce de nous imposer de nouvelles lignes de démarcation et de nouveaux murs. Même s’ils sont virtuels, ils ne manquent pas de diviser, de compartimenter notre continent. Faudra-t-il à nouveau des années et des décennies, une succession de plusieurs générations de responsables politiques pour démanteler ces murs ?

Mesdames, Messieurs !

Nous préconisons le renforcement du régime de non-prolifération. L’actuelle base juridique internationale permet de mettre au point des technologies de production de combustible nucléaire pour l’utiliser ensuite à des fins pacifiques. Et bon nombre d’Etats veulent, à juste titre, développer leur propre nucléaire civil en tant que base de leur indépendance énergétique. En même temps, nous comprenons que ces technologies peuvent se transformer rapidement en know-how pour la production de matériaux nucléaires militaires.

Cela suscite une grave tension internationale. La situation autour du programme nucléaire iranien en est un exemple éclatant. Si la communauté internationale n’élabore pas de solution raisonnable à ce conflit d’intérêts, le monde sera ébranlé, à l’avenir également, par ce genre de crises déstabilisatrices, car l’Iran n’est pas l’unique pays du seuil, et nous ne le savons que trop, nous et vous. Aussi, nous serons en permanence confrontés à la menace de prolifération des armes de destruction massive (ADM).

L’année dernière, la Russie a proposé de créer des centres d’enrichissement d’uranium multinationaux. Nous acceptons que de tels centres se créent non seulement en Russie, mais aussi dans d’autres pays où le nucléaire civil se développe sur une base légale. Les Etats cherchant à développer leur nucléaire civil pourraient recevoir du combustible, en participant directement au travail de ces centres, évidemment, sous le contrôle rigoureux de l’Agence internationale de l’énergie atomique (AIEA).

Or, les dernières initiatives du président des Etats-Unis, George W. Bush, sont à l’unisson de cette initiative russe. Je pense que la Russie et les Etats-Unis sont objectivement et également intéressés au durcissement du régime de non-prolifération des armes de destruction massive et de leurs vecteurs. Et ce sont justement nos deux pays, leaders pour leur potentiel nucléaire et balistique, qui doivent, eux aussi, devenir leaders de la mise au point de nouvelles mesures plus rigoureuses en matière de non-prolifération. La Russie est prête à effectuer un tel travail. Nous menons des consultations avec nos amis américains.

Somme toute, il doit y être question de la mise en place de tout un système de leviers politiques et de stimulants économiques qui n’incitent pas les Etats à créer leurs propres capacités en matière de cycle du combustible nucléaire, mais leur permettent de développer leur nucléaire civil, en renforçant ainsi leur potentiel énergétique.

 

A cette occasion, je tiens à parler plus en détail de la coopération énergétique internationale. Mme la chancelière fédérale en a parlé, elle aussi, bien que brièvement. Dans la sphère énergétique, la Russie s’oriente vers l’élaboration de principes de marché et de conditions transparentes qui soient les mêmes pour tous. Il est évident que le prix des hydrocarbures doit être établi par le marché et ne doit pas faire l’objet de spéculations politiques ni de pressions ou de chantages économiques.

Nous sommes ouverts à la coopération. Des compagnies étrangères participent à nos plus grands projets économiques. Selon différentes évaluations, jusqu’à 26 % de l’extraction de pétrole en Russie reviennent - réfléchissez bien à ce chiffre - jusqu’à 26 % de l’extraction de pétrole en Russie reviennent au capital étranger. Essayez donc de me citer un exemple de présence aussi large du business russe dans les branches clés de l’économie des Etats d’Occident. Il n’y en a pas !

Je tiens aussi à rappeler la proportion d’investissements arrivant en Russie et partant de Russie vers d’autres pays du monde. Ce rapport est à peu près de quinze pour un. Voilà un exemple éclatant de l’ouverture et de la stabilité de l’économie russe.

La sécurité économique est une sphère oùtous doivent s’en tenir à des principes uniques. Nous sommes prêts à une concurrence loyale.

L’économie russe a de plus en plus de possibilités pour cela. Cette dynamique est objectivement évaluée par des experts et nos partenaires étrangers. Récemment, par exemple, la Russie a été mieux notée au sein de l’Organisation de coopération et de développement économiques (OCDE) : notre pays est passé notamment du groupe à risque 4 au groupe 3. Profitant de l’occasion, ici, aujourd’hui à Munich, je voudrais remercier tout particulièrement nos collègues allemands de leur concours à l’adoption de la décision évoquée.

Continuons. Comme vous le savez, le processus d’adhésion de la Russie à l’Organisation mondiale du Commerce (OMC) est entré dans sa phase finale. Je rappellerai qu’au cours des négociations longues et difficiles, nous avons plus d’une fois entendu des paroles sur la liberté d’expression, la liberté de commerce et des possibilités égales, mais seulement quand il s’agissait du marché russe.

Et encore un thème très important qui influe directement sur la sécurité globale. On parle beaucoup aujourd’hui de la lutte contre la pauvreté. Mais qu’est-ce qui se produit en réalité ? D’une part, des ressources financières - et souvent importantes - sont allouées à des programmes d’assistance aux pays les plus pauvres. Quoi qu’il en soit, et beaucoup le savent ici également, il n’est pas rare que les compagnies des pays donateurs eux-mêmes « les utilisent ». D’autre part, l’agriculture dans les pays industrialisés est toujours subventionnée, alors que l’accès des hautes technologies est limité pour d’autres.

Appelons donc les choses par leurs noms : il s’avère qu’une main distribue les « aides caritatives », alors que l’autre entretient l’arriération économique, mais récolte aussi des bénéfices. La tension sociale surgissant dans de telles régions dépressives se traduit inévitablement par la croissance du radicalisme et de l’extrémisme, tout en alimentant le terrorisme et les conflits locaux. Et si tout cela se produit de surcroît, par exemple, au Proche-Orient dans le contexte d’une vision aggravée du monde extérieur, en tant que monde injuste, une déstabilisation globale risque de se produire.

Il va sans dire que les principales puissances mondiales doivent voir cette menace et organiser, par conséquent, un système plus démocratique et plus équitable de rapports économiques qui donne à tous une chance et une possibilité de développement.

Intervenant à une conférence sur la sécurité, on ne peut pas, non plus, Mesdames et Messieurs, passer sous silence l’activité de l’Organisation pour la sécurité et la coopération en Europe (OSCE). L’OSCE a été créée pour examiner tous les aspects, je tiens à le souligner, tous les aspects de la sécurité, qu’il s’agisse des aspects politico-militaires, économiques ou humanitaires et ce, dans leurs rapports réciproques.

Mais que voyons-nous aujourd’hui en réalité ? Nous voyons que cet équilibre est manifestement perturbé. On essaie de transformer l’OSCE en instrument vulgaire au service des intérêts politiques extérieurs d’un seul pays ou d’un groupe de pays à l’égard d’autres Etats. Et c’est pour cette tâche, que l’on a aussi « monté de toutes pièces » l’appareil bureaucratique de l’OSCE qui n’est nullement lié aux Etats fondateurs. On a « monté de toutes pièces » pour cette tâche également les procédures d’adoption des décisions et d’utilisation des fameuses « organisations non gouvernementales (ONG) ». Formellement, il s’agit effectivement d’organisations indépendantes, mais financées rationnellement et, par conséquent, contrôlées.

Conformément aux documents fondateurs, dans la sphère humanitaire, l’OSCE est appelée à accorder aux pays membres, à leur demande, un concours en matière de respect des normes internationales dans le domaine des droits de l’homme. C’est une importante mission. Nous la soutenons. Mais cela ne signifie pas qu’on peut s’ingérer dans les affaires intérieures d’autres pays et encore moins tenter de leur dicter la manière dont ils doivent vivre et se développer.

Il est parfaitement évident qu’une telle ingérence ne contribue pas du tout à la maturation d’Etats authentiquement démocratiques. Par contre, elle les rend dépendants, avec comme conséquence l’instabilité sur les plans économique et politique.

Nous espérons que l’OSCE se guidera sur ses tâches immédiates et organisera ses relations avec des Etats souverains sur la base du respect, de la confiance et de la transparence.

Mesdames, Messieurs !

En conclusion, je voudrais retenir ceci. Nous entendons très souvent - et je les entends personnellement - les appels de nos partenaires, y compris nos partenaires européens, exhortant la Russie à jouer un rôle de plus en plus actif dans les affaires internationales.

Je me permettrai à cette occasion une petite remarque. Nous n’avons pas besoin d’être éperonnés ou stimulés. La Russie a une histoire millénaire, et pratiquement elle a toujours eu le privilège de pratiquer une politique extérieure indépendante.

Nous n’avons pas l’intention aujourd’hui non plus de faillir à cette tradition. En même temps, nous voyons que le monde a changé et nous évaluons avec réalisme nos propres possibilités et notre propre potentiel. Et évidemment nous voudrions aussi avoir affaire à des partenaires sérieux et tout aussi indépendants avec lesquels nous pourrions travailler à l’édification d’un monde plus démocratique et plus équitable, tout en y garantissant la sécurité et la prospérité non seulement des élites, mais de tous.

Je vous remercie de votre attention.

Repost 0
19 décembre 2011 1 19 /12 /décembre /2011 15:22

Выступление и дискуссия на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности

10 февраля 2007 года, Мюнхен

PoutineMunchen

В.ПУТИН: Спасибо большое, уважаемая госпожа Федеральный канцлер, господин Тельчик, дамы и господа!

Весьма признателен за приглашение на столь представительную конференцию, собравшую политиков, военных, предпринимателей, экспертов из более чем 40 стран мира.

Формат конференции дает мне возможность избежать «излишнего политеса» и необходимости говорить округлыми, приятными, но пустыми дипломатическими штампами. Формат конференции позволяет сказать то, что я действительно думаю о проблемах международной безопасности. И если мои рассуждения покажутся нашим коллегам излишне полемически заостренными либо неточными, я прошу на меня не сердиться – это ведь только конференция. И надеюсь, что после двух-трех минут моего выступления господин Тельчик не включит там «красный свет».

Итак. Известно, что проблематика международной безопасности много шире вопросов военно-политической стабильности. Это устойчивость мировой экономики, преодоление бедности, экономическая безопасность и развитие межцивилизационного диалога.

Такой всеобъемлющий неделимый характер безопасности выражен и в ее базовом принципе: «безопасность каждого – это безопасность всех». Как сказал еще в первые дни разгоравшейся Второй мировой войны Франклин Рузвельт: «Где бы ни был нарушен мир, мир повсюду оказывается в опасности и под угрозой».

Эти слова продолжают сохранять актуальность и сегодня. Об этом, кстати, свидетельствует и тема нашей конференции, которая здесь написана: «Глобальные кризисы – глобальная ответственность».

Всего лишь два десятилетия назад мир был идеологически и экономически расколот, а его безопасность обеспечивали огромные стратегические потенциалы двух сверхдержав.

Глобальное противостояние отодвигало на периферию международных отношений и повестки дня крайне острые экономические и социальные вопросы. И, как всякая война, «война холодная» оставила нам и «неразорвавшиеся снаряды», образно выражаясь. Имею в виду идеологические стереотипы, двойные стандарты, иные шаблоны блокового мышления.

Предлагавшийся же после «холодной войны» однополярный мир тоже не состоялся.

История человечества, конечно, знает и периоды однополярного состояния и стремления к мировому господству. Чего только не было в истории человечества.

Однако что же такое однополярный мир? Как бы ни украшали этот термин, он в конечном итоге означает на практике только одно: это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения.

Это мир одного хозяина, одного суверена. И это в конечном итоге губительно не только для всех, кто находится в рамках этой системы, но и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри.

И это ничего общего не имеет, конечно, с демократией. Потому что демократия – это, как известно, власть большинства при учете интересов и мнений меньшинства.

Кстати говоря, Россию, нас, постоянно учат демократии. Но те, кто нас учит, сами почему-то учиться не очень хотят.

Считаю, что для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна. И не только потому, что при единоличном лидерстве в современном – именно в современном – мире не будет хватать ни военно-политических, ни экономических ресурсов. Но что еще важнее: сама модель является неработающей, так как в ее основе нет и не может быть морально-нравственной базы современной цивилизации.

Вместе с тем все, что происходит сегодня в мире, – и сейчас мы только начали дискутировать об этом – это следствие попыток внедрения именно этой концепции в мировые дела – концепции однополярного мира.

А какой результат?

Односторонние, нелегитимные часто действия не решили ни одной проблемы. Более того, они стали генератором новых человеческих трагедий и очагов напряженности. Судите сами: войн, локальных и региональных конфликтов меньше не стало. Господин Тельчик вот об этом очень мягко упомянул. И людей в этих конфликтах гибнет не меньше, а даже больше, чем раньше – значительно больше, значительно больше!

Сегодня мы наблюдаем почти ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы в международных делах, военной силы, силы, ввергающей мир в пучину следующих один за другим конфликтов. В результате не хватает сил на комплексное решение ни одного из них. Становится невозможным и их политическое решение.

Мы видим все большее пренебрежение основополагающими принципами международного права. Больше того, отдельные нормы, да, по сути, чуть ли не вся система права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов, перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в политике, и в гуманитарной сфере – и навязывается другим государствам. Ну кому это понравится? Кому это понравится?

В международных делах все чаще встречается стремление решить тот или иной вопрос, исходя из так называемой политической целесообразности, основанной на текущей политической конъюнктуре.

И это, конечно, крайне опасно. И ведет к тому, что никто уже не чувствует себя в безопасности. Я хочу это подчеркнуть: никто не чувствует себя в безопасности! Потому что никто не может спрятаться за международным правом как за каменной стеной. Такая политика является, конечно, катализатором гонки вооружений.

Доминирование фактора силы неизбежно подпитывает тягу ряда стран к обладанию оружием массового уничтожения. Больше того, появились принципиально новые угрозы, которые и раньше были известны, но сегодня приобретают глобальный характер, такие как терроризм.

Убежден: мы подошли к тому рубежному моменту, когда должны серьезно задуматься над всей архитектурой глобальной безопасности.

И здесь надо отталкиваться от поиска разумного баланса между интересами всех субъектов международного общения. Тем более сейчас, когда «международный ландшафт» столь ощутимо и столь быстро меняется – меняется за счет динамичного развития целого ряда государств и регионов.

Госпожа Федеральный канцлер упомянула уже об этом. Так, суммарный ВВП Индии и Китая по паритетной покупательной способности уже больше, чем у Соединенных Штатов Америки. А рассчитанный по тому же принципу ВВП государств группы БРИК – Бразилия, Россия, Индия и Китай – превосходит совокупный ВВП Евросоюза. И, по оценкам экспертов, в обозримой исторической перспективе этот разрыв будет только возрастать.

Не стоит сомневаться, что экономический потенциал новых центров мирового роста будет неизбежно конвертироваться в политическое влияние и будет укреплять многополярность.

В этой связи серьезно возрастает роль многосторонней дипломатии. Открытость, транспарентность и предсказуемость в политике безальтернативны, а применение силы должно быть действительно исключительной мерой так же, как и применение смертной казни в правовых системах некоторых государств.

Сегодня же мы, наоборот, наблюдаем ситуацию, когда страны, в которых применение смертной казни запрещено даже в отношении убийц и других преступников – опасных преступников, несмотря на это, такие страны легко идут на участие в военных операциях, которые трудно назвать легитимными. А ведь в этих конфликтах гибнут люди – сотни, тысячи мирных людей!

Но в то же время возникает вопрос: разве мы должны безучастно и безвольно взирать на различные внутренние конфликты в отдельных странах, на действия авторитарных режимов, тиранов, на распространение оружия массового уничтожения? Именно, по сути, это и лежало в основе вопроса, который был задан Федеральному канцлеру нашим уважаемым коллегой господином Либерманом. (Обращаясь к Дж.Либерману) Ведь я правильно понял Ваш вопрос? И, конечно, это вопрос серьезный! Можем ли мы безучастно смотреть на то, что происходит? Я попробую ответить на Ваш вопрос тоже. Конечно, мы не должны смотреть безучастно. Конечно, нет.

Но есть ли у нас средства, чтобы противостоять этим угрозам? Конечно, есть. Достаточно вспомнить недавнюю историю. Ведь произошел же мирный переход к демократии в нашей стране! Ведь состоялась же мирная трансформация советского режима – мирная трансформация! И какого режима! С каким количеством оружия, в том числе ядерного оружия! Почему же сейчас при каждом удобном случае нужно бомбить и стрелять? Неужели в условиях отсутствия угрозы взаимного уничтожения нам не хватает политической культуры, уважения к ценностям демократии и к праву?

Убежден: единственным механизмом принятия решений по использованию военной силы как последнего довода может быть только Устав ООН. И в этой связи я или не понял то, что было сказано совсем недавно нашим коллегой, министром обороны Италии, либо он выразился неточно. Я, во всяком случае, услышал, что легитимным применение силы может считаться только в том случае, если решение принято в НАТО или в Евросоюзе, или в ООН. Если он действительно так считает, то у нас с ним разные точки зрения. Или я ослышался. Легитимным можно считать применение силы, только если решение принято на основе и в рамках ООН. И не надо подменять Организацию Объединенных Наций ни НАТО, ни Евросоюзом. И когда ООН будет реально объединять силы международного сообщества, которые действительно могут реагировать на события в отдельных странах, когда мы избавимся от пренебрежения международным правом, то ситуация может измениться. В противном случае ситуация будет заходить лишь в тупик и умножать количество тяжелых ошибок. При этом, конечно, нужно добиваться того, чтобы международное право имело универсальный характер и в понимании, и в применении норм.

И нельзя забывать, что демократический образ действий в политике обязательно предполагает дискуссию и кропотливую выработку решений.

Уважаемые дамы и господа!

Потенциальная опасность дестабилизации международных отношений связана и с очевидным застоем в области разоружения.

Россия выступает за возобновление диалога по этому важнейшему вопросу.

Важно сохранить устойчивость международно-правовой разоруженческой базы, при этом обеспечить преемственность процесса сокращения ядерных вооружений.

Мы договорились с Соединенным Штатами Америки о сокращении наших ядерных потенциалов на стратегических носителях до 1700–2200 ядерных боезарядов к 31 декабря 2012 года. Россия намерена строго выполнять взятые на себя обязательства. Надеемся, что и наши партнеры будут действовать также транспарентно и не будут откладывать на всякий случай, на «черный день», лишнюю пару сотен ядерных боезарядов. И, если сегодня новый министр обороны Соединенных Штатов здесь нам объявит, что Соединенные Штаты не будут прятать эти лишние заряды ни на складах, ни «под подушкой», ни «под одеялом», я предлагаю всем встать и стоя это поприветствовать. Это было бы очень важным заявлением.

Россия строго придерживается и намерена в дальнейшем придерживаться Договора о нераспространении ядерного оружия и многостороннего режима контроля за ракетными технологиями. Принципы, заложенные в этих документах, носят универсальный характер.

В этой связи хотел бы вспомнить, что в 80-е годы СССР и Соединенные Штаты подписали Договор о ликвидации целого класса ракет средней и малой дальности, но универсального характера этому документу придано не было.

Сегодня такие ракеты уже имеет целый ряд стран: Корейская Народно-Демократическая Республика, Республика Корея, Индия, Иран, Пакистан, Израиль. Многие другие государства мира разрабатывают эти системы и планируют поставить их на вооружение. И только Соединенные Штаты Америки и Россия несут обязательства не создавать подобных систем вооружений.

Ясно, что в этих условиях мы вынуждены задуматься об обеспечении своей собственной безопасности.

Вместе с тем нельзя допустить появления новых дестабилизирующих высокотехнологичных видов оружия. Я уже не говорю о мерах по предупреждению новых сфер конфронтации, особенно в космосе. «Звездные войны», как известно, уже не фантастика, а реальность. Еще в середине 80-х годов [прошлого века] наши американские партнеры на практике провели перехват собственного спутника.

Милитаризация космоса, по мнению России, может спровоцировать непредсказуемые для мирового сообщества последствия – не меньшие, чем начало ядерной эры. И мы не раз выступали с инициативами, направленными на недопущение оружия в космос.

Сегодня хотел бы проинформировать вас о том, что нами подготовлен проект договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве. В ближайшее время он будет направлен партнерам в качестве официального предложения. Давайте работать над этим вместе.

Нас также не могут не тревожить планы по развертыванию элементов системы противоракетной обороны в Европе. Кому нужен очередной виток неизбежной в этом случае гонки вооружений? Глубоко сомневаюсь, что самим европейцам.

Ракетного оружия, реально угрожающего Европе, с дальностью действия порядка 5–8 тысяч километров, нет ни у одной из так называемых проблемных стран. И в обозримом будущем и обозримой перспективе – и не появится, и не предвидится даже. Да и гипотетический пуск, например, северокорейской ракеты по территории США через Западную Европу – это явно противоречит законам баллистики. Как говорят у нас в России, это все равно, что «правой рукой дотягиваться до левого уха».

И, находясь здесь, в Германии, не могу не упомянуть и о кризисном состоянии Договора об обычных вооруженных силах в Европе.

Адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе был подписан в 1999 году. Он учитывал новую геополитическую реальность – ликвидацию Варшавского блока. С тех пор прошло семь лет, и только четыре государства ратифицировали этот документ, включая Российскую Федерацию.

Страны НАТО открыто заявили, что не ратифицируют Договор, включая положения о фланговых ограничениях (о размещении на флангах определенного количества вооруженных сил) до тех пор, пока Россия не выведет свои базы из Грузии и Молдавии. Из Грузии наши войска выводятся, причем даже в ускоренном порядке. Эти проблемы мы с нашими грузинскими коллегами решили, и это всем известно. В Молдавии остается группировка в полторы тысячи военнослужащих, которые выполняют миротворческие функции и охраняют склады с боеприпасами, оставшиеся со времен СССР. И мы с господином Соланой постоянно обсуждаем этот вопрос, он знает нашу позицию. Мы готовы и дальше работать по этому направлению.

Но что же происходит в это же самое время? А в это самое время в Болгарии и Румынии появляются так называемые легкие американские передовые базы по пять тысяч штыков в каждой. Получается, что НАТО выдвигает свои передовые силы к нашим государственным границам, а мы, строго выполняя Договор, никак не реагируем на эти действия.

Думаю, очевидно: процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации самого альянса или к обеспечению безопасности в Европе. Наоборот, это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия. И у нас есть справедливое право откровенно спросить: против кого это расширение? И что стало с теми заверениями, которые давались западными партнерами после роспуска Варшавского договора? Где теперь эти заявления? О них даже никто не помнит. Но я позволю себе напомнить в этой аудитории, что было сказано. Хотел бы привести цитату из выступления Генерального секретаря НАТО господина Вернера в Брюсселе 17 мая 1990 года. Он тогда сказал: «Сам факт, что мы готовы не размещать войска НАТО за пределами территории ФРГ дает Советскому Союзу твердые гарантии безопасности». Где эти гарантии?

Камни и бетонные блоки Берлинской стены давно разошлись на сувениры. Но нельзя забывать, что ее падение стало возможным и благодаря историческому выбору, в том числе нашего народа – народа России, выбору в пользу демократии и свободы, открытости и искреннего партнерства со всеми членами большой европейской семьи.

Сейчас же нам пытаются навязать уже новые разделительные линии и стены – пусть виртуальные, но все-таки разделяющие, разрезающие наш общий континент. Неужели вновь потребуются долгие годы и десятилетия, смена нескольких поколений политиков, чтобы «разобрать» и «демонтировать» эти новые стены?

Уважаемые дамы и господа!

Мы однозначно выступаем и за укрепление режима нераспространения. Существующая международно-правовая база позволяет создавать технологии по выработке ядерного топлива для использования его в мирных целях. И многие страны с полным на то основанием хотят создавать собственную ядерную энергетику как основу их энергетической независимости. Но мы также понимаем, что эти технологии могут быть быстро трансформированы в получение оружейных материалов.

Это вызывает серьезное международное напряжение. Яркий тому пример – ситуация с иранской ядерной программой. Если международное сообщество не выработает разумного решения этого конфликта интересов, мир и дальше будут потрясать подобные дестабилизирующие кризисы, потому что пороговых стран больше, чем Иран, и мы с вами об этом знаем. Мы будем постоянно сталкиваться с угрозой распространения оружия массового уничтожения.

В прошлом году Россия выступила с инициативой создания многонациональных центров по обогащению урана. Мы открыты к тому, чтобы подобные центры создавались не только в России, но и в других странах, где на легитимной основе существует мирная ядерная энергетика. Государства, желающие развивать атомную энергетику, могли бы гарантированно получать топливо через непосредственное участие в работе этих центров, конечно же, под строгим контролем МАГАТЭ.

С российским предложением созвучны и последние инициативы Президента Соединенных Штатов Америки Джорджа Буша. Считаю, что Россия и США объективно и в одинаковой степени заинтересованы в ужесточении режимов нераспространения оружия массового уничтожения и средств его доставки. Именно наши страны, являющиеся лидерами по ядерному и ракетному потенциалу, должны стать и лидерами в разработке новых, более жестких мер в сфере нераспространения. Россия готова к такой работе. Мы ведем консультации с нашими американскими друзьями.

В целом речь должна идти о создании целой системы политических рычагов и экономических стимулов – стимулов, при которых государства были бы заинтересованы не создавать собственные мощности ядерного топливного цикла, но имели бы возможность развивать атомную энергетику, укрепляя свой энергетический потенциал.

В этой связи подробнее остановлюсь на международном энергетическом сотрудничестве. Госпожа Федеральный канцлер тоже об этом коротко, но упомянула, затронула эту тему. В энергетической сфере Россия ориентируется на создание единых для всех рыночных принципов и прозрачных условий. Очевидно, что цена на энергоносители должна определяться рынком, а не являться предметом политических спекуляций, экономического давления или шантажа.

Мы открыты для сотрудничества. Зарубежные компании участвуют в наших крупнейших энергетических проектах. По различным оценкам, до 26 процентов добычи нефти в России – вот вдумайтесь в эту цифру, пожалуйста, – до 26 процентов добычи нефти в России приходится на иностранный капитал. Попробуйте, попробуйте привести мне пример подобного широкого присутствия российского бизнеса в ключевых отраслях экономики западных государств. Нет таких примеров! Таких примеров нет.

Напомню также о соотношении инвестиций, поступающих в Россию и идущих из России в другие страны мира. Соотношение – примерно пятнадцать к одному. Вот вам зримый пример открытости и стабильности российской экономики.

Экономическая безопасность – это сфера, где всем следует придерживаться единых принципов. Мы готовы честно конкурировать.

Для этого у российской экономики появляется все больше возможностей. Такую динамику объективно оценивают эксперты и наши зарубежные партнеры. Так, недавно был повышен рейтинг России в ОЭСР: из четвертой группы риска наша страна перешла в третью. И хотел бы, пользуясь случаем, здесь, сегодня в Мюнхене, поблагодарить наших германских коллег за содействие в принятии вышеназванного решения.

Далее. Как вы знаете, процесс присоединения России к ВТО вышел на финальную стадию. Отмечу, что в ходе долгих непростых переговоров мы не раз слышали слова о свободе слова, о свободе торговли, о равных возможностях, но почему-то исключительно, применительно к нашему, российскому рынку.

И еще одна важная тема, прямо влияющая на глобальную безопасность. Сегодня много говорят о борьбе с бедностью. Что здесь происходит на самом деле? С одной стороны, на программы помощи беднейшим странам выделяются финансовые ресурсы – и подчас немаленькие финансовые ресурсы. Но по-честному, и об этом здесь многие тоже это знают, зачастую под «освоение» компаниями самих же стран-доноров. Но в тоже время, с другой стороны, в развитых странах сохраняются субсидии в сельском хозяйстве, ограничивается для других доступ к высоким технологиям.

И давайте называть вещи своими именами: получается, что одной рукой раздается «благотворительная помощь», а другой – не только консервируется экономическая отсталость, а еще и собирается прибыль. Возникающее социальное напряжение в таких депрессивных регионах неизбежно выливается в рост радикализма, экстремизма, подпитывает терроризм и локальные конфликты. А если все это вдобавок происходит, скажем, на Ближнем Востоке в условиях обостренного восприятия внешнего мира как несправедливого, то возникает риск для глобальной дестабилизации.

Очевидно, что ведущие страны мира должны видеть эту угрозу. И, соответственно, выстраивать более демократическую, справедливую систему экономических отношений в мире – систему, дающую всем шанс и возможность для развития.

Выступая на конференции по безопасности, уважаемые дамы и господа, нельзя обойти молчанием и деятельность Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Как известно, она была создана, чтобы рассматривать все – я подчеркну это, – все, все аспекты безопасности: военно-политические, экономические, гуманитарные, причем в их взаимосвязи.

Сегодня что мы видим на практике? Мы видим, что этот баланс явно нарушен. ОБСЕ пытаются превратить в вульгарный инструмент обеспечения внешнеполитических интересов одной или группы стран в отношении других стран. И под эту задачу «скроили» и бюрократический аппарат ОБСЕ, который абсолютно никак не связан с государствами-учредителями. «Скроили» под эту задачу процедуры принятия решений и использования так называемых неправительственных организаций. Формально – да, независимых, но целенаправленно финансируемых, а значит, подконтрольных.

Согласно основополагающим документам в гуманитарной сфере ОБСЕ призвана оказывать странам-членам по их просьбе содействие в соблюдении международных норм в области прав человека. Это важная задача. Мы ее поддерживаем. Но вовсе это не означает вмешательство во внутренние дела других стран, тем более навязывания этим государствам того, как они должны жить и развиваться.

Очевидно, что такое вмешательство отнюдь не способствует вызреванию подлинно демократических государств. И, наоборот, делает их зависимыми и как следствие нестабильными в политическом и экономическом плане.

Мы рассчитываем на то, что ОБСЕ будет руководствоваться своими непосредственными задачами и выстраивать отношения с суверенными государствами на основе уважения, доверия и транспарентности.

Уважаемые дамы и господа!

В заключение хотел бы отметить следующее. Мы очень часто, и я лично очень часто слышу призывы к России со стороны наших партнеров, в том числе и со стороны европейских партнеров, играть более и более активную роль в мировых делах.

В этой связи позволю себе сделать одну маленькую ремарку. Вряд ли нас нужно подталкивать и стимулировать к этому. Россия – страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику.

Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня. Вместе с тем мы хорошо видим, как изменился мир, реалистично оцениваем свои собственные возможности и свой собственный потенциал. И, конечно, нам бы также хотелось иметь дело с ответственными и тоже самостоятельными партнерами, с которыми мы вместе могли бы работать над строительством справедливого и демократического мироустройства, обеспечивая в нем безопасность и процветание не для избранных, а для всех.

Благодарю за внимание.

Х.ТЕЛЬЧИК: Сердечное спасибо за Ваше важное выступление. Прозвучали новые темы, в том числе вопрос о глобальной архитектуре, который в последние годы не был на переднем плане; разоружение, контроль над вооружениями, вопрос отношений Североатлантического альянса и России, сотрудничество в области технологий.

Есть еще целый ряд вопросов, и господин Президент готов ответить.

ВОПРОС: Многоуважаемый господин Президент, спасибо за Ваше выступление. Хотел бы подчеркнуть, что в германском бундестаге мы убеждены, насколько важна Россия в качестве партнера Европы и важна роль, которую Вы играете. Об этом сказала и Федеральный канцлер в своем выступлении.

Я хотел бы, исходя из своего опыта, коснуться двух пунктов Вашего выступления. Это, во-первых, оценка НАТО, его расширения, которое Вы считаете опасным для России. Вы признаете, что расширение – это фактически не расширение, а самоопределение демократических государств, которые захотели пойти таким путем? И что НАТО затрудняется принимать государства, которые не изъявляют такой готовности? Вы могли бы признаться в том, что за счет расширения НАТО восточные границы стали более надежны, безопасны. Почему Вы боитесь демократии? Я убежден, что только демократические государства могут стать членами НАТО. Это стабилизирует соседей.

К вопросу о том, что происходит внутри Вашей страны. Убили Анну Политковскую – это символ. Можно сказать, это касается многих журналистов, страхи всякие, закон о неправительственных организациях – это вызывает тревогу.

ВОПРОС: Я хорошо понимаю Ваше замечание о нераспространении. Особенно в конце «холодной войны» мы видели сокращение размещения ядерного оружия, но видели также и рост терроризма. Ядерные материалы должны быть серьезно защищены от террористов.

ВОПРОС: Коснусь вопроса, который был задан и Федеральному канцлеру. Что будет дальше в Косове и в Сербии? Как Вы оцениваете М.Ахтисаари? Какое влияние окажет Россия на решение этой проблемы?

ВОПРОС: Вы можете прокомментировать опыт, который сложился у российских военнослужащих в Чечне? О Вашем примечании по энергетике: Вы изложили вкратце, что касается рыночной роли энергии в политике. Европейский союз заинтересован в том, чтобы добиться заключения партнерского соглашения, чтобы были зафиксированы принципы в области политики. Вы готовы обеспечить надежность поставок ресурсов и включить в состав этого соглашения?

ВОПРОС: Господин Президент, Вы выступили с искренними, откровенными замечаниями. Надеюсь, Вы поймете мой откровенный и прямой вопрос. В 90-е годы российские эксперты активно помогали Ирану в разработке ракетных технологий. Иран сейчас имеет продвинутые ракеты среднего и дальнего радиуса действия, что позволяет ему нанести удар по России и по части Европы. Они также работают над тем, чтобы поместить на эти ракеты ядерные боеголовки. Ваша страна предприняла усилия по переговорам с Ираном по этому вопросу и поддержала резолюцию СБ ООН, чтобы не дать Ирану проводить такую политику.

Мой вопрос заключается в следующем: какие усилия предпримет Россия – через ООН или иным образом – для того, чтобы прекратить эти очень серьезные события в Иране?

ВОПРОС: Я уверен, что историки не напишут в один прекрасный день, что во время нашей конференции была объявлена вторая «холодная война». Но могли бы. Вы говорили, что нужно и оказывать давление на Иран, и давать положительные импульсы. Не правда ли, что Россия препятствует сильному давлению в виде санкций, и, во-вторых, что касается поставок оружия туда, – это их подбадривает, тем более что оружие это оказалось в Ливане и в секторе Газа. Как Вы можете это прокомментировать?

ВОПРОС: Я понимаю Вашу искренность и надеюсь, что Вы согласитесь с нашей искренностью. Во-первых, контроль над вооружениями. Кому нужна гонка вооружений? Я хочу указать, что США не разрабатывают новое стратегическое оружие уже более двух десятилетий, а Вы недавно испытали «Тополь-М», который уже размещен в шахтах и на мобильных установках. Вы критиковали США за односторонние действия и дважды сказали, что военные действия могут быть законными, только если они одобрены ООН. США ведут боевые действия в Ираке и Афганистане по решению ООН, а в Косове сегодня большинство поддерживает миротворческую операцию в этой стране.

Мой вопрос такой: говорите ли Вы сейчас, что независимо от того, как Россия рассматривает угрозу своим международным интересам, она не будет предпринимать боевые действия без одобрения ООН?

ВОПРОС: Вы говорили об опасности однополярного мира, когда один суверен принимает решение без консультации с другими. В России, по мнению многих, мы видим все более однополярное правительство, где конкурирующие центры влияния вынуждены следовать партийной линии, будь то Госдума, руководство в регионах, СМИ, бизнес-сообщество, НПО. Будет ли однополярное правительство такого рода надежным партнером, когда речь идет об энергетической безопасности?

В.ПУТИН: Прежде всего хочу вас поблагодарить за эти вопросы. Очень интересно. Жалко, что у нас мало времени, я с удовольствием бы с каждым из вас провел отдельную дискуссию. Я это люблю, мне нравится.

Начну с последнего вопроса по поводу однополярности российского правительства. В российском парламенте сегодня представлены Коммунистическая партия Российской Федерации, партия «Единая Россия», Либерально-демократическая партия, представлены другие политические силы, которые принципиально, по своим основополагающим взглядам, отличаются друг от друга. Если Вам это неизвестно, побеседуйте с руководством Коммунистической партии Российской Федерации, а потом с лидером наших либеральных демократов господином Жириновским. И Вы сразу же увидите разницу. Если Вам сейчас не видно, побеседуйте с ними. Здесь нет никаких проблем – приехать в Москву и поговорить.

Что касается того, как мы в будущем планируем это делать. Мы бы хотели, чтобы у нас была зрелая политическая система, чтобы у нас была многопартийная система с ответственными политиками, которые могут прогнозировать развитие страны и ответственно действовать не только в период выборов и после них, а и на длительную историческую перспективу. Вот будем к этому стремиться. Но эта система, конечно же, будет многопартийной. Все наши действия внутри страны, в том числе касающиеся изменения порядка избрания в Государственную Думу, в парламент России, направлены именно на укрепление многопартийной системы в стране.

Теперь о том, в состоянии ли наше Правительство действовать ответственно при решении проблем энергетических поставок и по обеспечению энергетической безопасности. Конечно, да! Более того, все, что мы делали до сих пор и делаем сейчас, направлено на достижение только одной цели: перевести наши отношения с потребителями и с транзитерами наших углеводородов на рыночные, прозрачные принципы и в долгосрочные контракты.

Напомню вам, и здесь напротив меня сидит мой коллега, Президент Украины, он это знает так же, как и я: до прошлого года, пока мы с ним в трудной дискуссии не приняли соответствующих решений, поставки наших энергоносителей, прежде всего газа в Европу, в течение 15 лет зависели от того, договорятся ли Украина и Россия между собой по условиям и по ценам поставок нашего газа в саму Украину, а если не договорятся – все, европейские потребители сидели бы без газа. Такая ситуация вас устраивает? Думаю, нет. И несмотря на все скандалы там и прочее, защиту интересов, борьбу мнений и так далее, мы смогли договориться с Президентом Ющенко. Я считаю, что он принял ответственное, исключительно правильное, абсолютно рыночное решение: мы подписали контракты отдельно на поставку в Украину нашего газа и отдельно – на транзит в Европу на пять лет вперед. Спасибо нам нужно сказать, и нам, и Украине, за это решение. И за Ваш вопрос спасибо, вопрос хороший.

Лучше бы я отвечал сразу же на ваши вопросы. Наша оценка расширения НАТО на восток. Я уже говорил о гарантиях, которые нам давали и которые сегодня не соблюдаются. Вы разве считаете это нормальным в международных делах? Ну Бог с ними, с этими гарантиями. Что касается демократии и расширения НАТО. НАТО – это не универсальная организация в отличие от Организации Объединенных Наций. Это прежде всего военно-политический блок – военно-политический! И, конечно, обеспечение собственной безопасности – это прерогатива любого суверенного государства. Мы с этим и не спорим. Пожалуйста, мы против этого не возражаем. Но почему обязательно нужно выдвигать военную инфраструктуру к нашим границам при расширении? Вот на это нам может кто-нибудь ответить? Разве расширение военной инфраструктуры связано с преодолением сегодняшних глобальных угроз? Допустим, если мы будем говорить о главной из них сегодня – главной и для нас, и для США, и для Европы: что это за угроза – это терроризм и борьба с ним.

Нужна Россия в борьбе с терроризмом? Конечно! Нужна ли Индия в борьбе с терроризмом? Конечно! Но нас нет в НАТО, и других стран нет. А вот работать по этой проблематике мы можем эффективно, только объединяя усилия. Так что расширение тем более военной инфраструктуры и приближение ее к нашим границам и демократический выбор отдельных государств между собой никак не связаны. И я бы попросил эти два понятия не путать.

Знаете, я так «накарябал» здесь, что уже сам не разберу, что я записал. Я тогда отвечу на то, что сам могу прочитать, а если я на что-то не отвечу, вы напомните мне свои вопросы.

Что будет с Косовом, с Сербией? Это могут знать только косовары и сербы. И давайте не будем за них решать, как они устроят свою жизнь. Не нужно корчить из себя Господа Бога и решать за все народы все их проблемы. Мы с вами можем только создать условия и помочь людям разобраться в своих проблемах – создать условия, выступить гарантами определенных договоренностей. Но не нужно навязывать им эти договоренности. Иначе мы загоним ситуацию в тупик. Если кто-то из участников этого весьма сложного процесса между этими народами почувствует себя оскорбленным, униженным, это будет тянуться веками. Мы только загоним проблему в тупик.

И в чем заключается наша позиция? Наша позиция заключается в том, что мы будем придерживаться именно этого принципа. И если мы увидим, что одна из сторон явно не удовлетворена предлагаемыми способами разрешения ситуации, мы такое решение поддерживать не будем.

Я не очень понял, что Вы имели в виду, когда спросили об опыте наших военных в Чечне. Опыт малоприятный, но большой. Если Вас интересует в целом ситуация в Чечне, то могу Вам сказать, что сейчас там избран парламент, избран президент, действует правительство. Все органы власти и управления сформированы. Привлечены к работе в республике практически все политические силы Чечни. Для примера могу сказать, что членом парламента, допустим, там, в Чечне, является сейчас бывший министр обороны правительства А.Масхадова. И мы провели целую серию решений, которые позволили бывшим боевикам вернуться не только к нормальной, но даже и к политической жизни в республике. Так что мы предпочитаем сегодня действовать там экономическими и политическими средствами, передав практически почти на сто процентов обеспечение безопасности в руки самого чеченского народа. Потому что органы правопорядка, которые там сформированы, почти на сто процентов состоят из местных граждан, из тех, кто проживает в Чечне постоянно, – из чеченцев.

Что касается Ливана, тоже не очень понял, что Вы имеете в виду, но да, как подтверждение того, что известная ситуация сложилась таким образом, как я ее сейчас нарисовал, об этом говорит также направление нами в Ливан наших военных строителей для восстановления мостов и инфраструктуры, разрушенной в ходе конфликта с Израилем. И этих строителей охраняли подразделения, полностью укомплектованные военнослужащими из Чечни и чеченцами по национальности. Мы исходили из того, что наши военнослужащие должны будут работать в районах, которые населены мусульманами, и если контингент, который охраняет наших военных, будет укомплектован тоже мусульманами – хуже от этого не будет. И мы не ошиблись. Действительно, местное население очень тепло встречало наших военных строителей.

Теперь по соглашению в области энергетики с Евросоюзом – так я понял вопрос? Мы уже многократно говорили, что мы не против того, чтобы согласовать принципы наших отношений с Евросоюзом в сфере энергетики. Более того, те принципы, которые заложены в Хартии, в общем и целом приемлемы. Но сама Хартия нас не очень устраивает. Потому что она не только нами, она и нашими европейскими партнерами не выполняется. Достаточно вспомнить закрытый до сих пор для нас рынок ядерных материалов. Его же нам никто не открыл.

Есть и другие моменты, на которых я просто сейчас не хочу заострять внимание, но принципы сами по себе – они уже используются нами, в том числе и в работе с немецкими компаниями. Я напомню о той сделке, которая состоялась между «Газпромом» и компанией «БАСФ». Это, по сути, обмен активами. Мы и дальше готовы так действовать. Мы готовы. Но в каждом конкретном случае мы должны понять: что мы отдаем, что отдают наши партнеры, посчитать, сделать независимую экспертную международную оценку и принять решение. Мы к этой работе готовы. Мы то же самое совсем недавно сделали и с итальянскими партнерами, с компанией «ЭНИ». Не только подписали с ними соглашение о поставках до 2035 года, по-моему, но еще там речь идет и об обмене активами. Вот сейчас мы то же самое, такой же вариант сотрудничества, изучаем и с нашими украинскими друзьями. Этот процесс идет.

А стоит ли «заводить» эти принципы под крышу возможного будущего основополагающего акта между Россией и Евросоюзом – по-разному можно посмотреть. Но я считаю, что не стоит, потому что кроме энергетики в наших взаимоотношениях с Евросоюзом есть и другие сферы сотрудничества: и сельское хозяйство есть, есть высокие технологии, есть транспорт. И все очень остро, очень интересно. Мы же не можем все подряд завести в основополагающий акт, который должен быть рамочным документом. Или вы хотите, чтобы мы занесли туда только то, что вам нужно, а то, что нам нужно, вынесли за рамки? Давайте мы будем все-таки по-честному друг с другом дискутировать и принимать взаимовыгодные решения.

«В 90-е годы Россия оказывала Ирану помощь в создании ракетной техники». По-моему, вот Вы задали мне этот вопрос. «Сегодня иранцы хотят оснастить эти ракеты ядерными боеголовками, имеют ракеты, которые могут достичь Европы. Что Россия будет делать по иранской ядерной программе?» Так?

Ну, во-первых, у меня нет сведений, что Россия в 90-е годы оказывала Ирану помощь в создании их собственных ракетных технологий. Там активно очень действовали другие страны. В том числе технологии шли по разным каналам. И у нас есть свидетельства тому. Я в свое время передавал их напрямую Президенту Соединенных Штатов. И из Европы идут технологии, и из азиатских стран.

Так что Россия здесь ни при чем. Уверяю Вас. Меньше всего здесь замешана Россия. Меньше всего. Если вообще хоть как-нибудь замешана. Я в это время работал еще в Петербурге, но мы не занимались этим. Могу Вас уверить. Но, наверное, там, знаете, на уровне бизнеса что-то могло происходить. У нас обучали специалистов в институтах и так далее. И мы по просьбе, по информации наших американских партнеров на это жестко отреагировали. Сразу же и жестко. Но вот реакции от других наших партнеров, в том числе из Европы, мы такой не заметили. Более того, я не знаю, известно Вам или нет, должно быть известно: из Соединенных Штатов до сих пор поступает военная техника и специальное оборудование. До сих пор. До сих пор поступают из наличия в вооруженных силах, из Пентагона, запчасти к самолетам F-14. В Соединенных Штатах даже по этому поводу проводится, насколько мне известно, расследование. Несмотря на то, что расследование идет, с границы эти запчасти забрали, вернули назад и через некоторое время опять, по имеющимся у меня сведениям – если они не точны, проверьте их, – опять на границе задержали те же самые грузы. Даже с пометкой «вещественное доказательство».

Знаете, этот поток действительно трудновато остановить. Нужно действовать совместно.

По поводу того, что у Ирана есть ракеты, которые угрожают Европе. Вы ошибаетесь. Сегодня у Ирана – вот здесь есть господин Гейтс, который наверняка знает эту информацию точнее, чем я, и наш Министр обороны – у Ирана сегодня есть ракеты с дальностью 2000 километров.

С.ИВАНОВ: 1600–1700 километров.

В.ПУТИН: 1600–1700 километров. Всего. Ну посчитайте, сколько километров от границы Ирана до Мюнхена. Нет у Ирана таких ракет. Они только планируют разработать на 2400. И то неизвестно, смогут ли они это сделать технологически. А вот уже 4, 5, 6 тысяч километров – я думаю, что для этого нужна просто другая экономика даже. Так что это маловероятно вообще. И Иран Европе не угрожает. Что касается того, что они собираются разместить ядерные заряды – у нас нет таких сведений, ядерные боеголовки поставить – у нас таких сведений нет.

Вот Северная Корея произвела испытания ядерного взрывного устройства. Иранцы нам все время говорят, что их ядерная программа носит мирный характер. Но я с Вами согласен, согласен в том, что у международного сообщества есть озабоченности по поводу характера и качества ядерных программ Ирана. И господин эль-Барадей недавно сформулировал эти озабоченности, по-моему, в шести или семи пунктах. И здесь я с Вами солидарен. И мне непонятно, почему иранская сторона до сих пор не отреагировала позитивным и конструктивным образом на эти озабоченности и предложения эль-Барадея – снять эти озабоченности. Мне это тоже непонятно – так же, как и Вам.

Что мы будем делать? Я думаю, что вместе мы должны набраться терпения и аккуратно работать. Да, правильно, создавая и стимулы, и показывая иранскому руководству, что сотрудничество с международным сообществом гораздо лучше, чем конфронтация.

Да, опять вот по поставкам оружия в Иран. Вы знаете, разговоров больше, чем этих поставок. У нас ВТС, военно-техническое сотрудничество, с Ираном минимальное. Просто минимальное. Там оно исчисляется я не знаю какими цифрами. Вообще мы в регион Ближнего Востока в разы поставляем вооружения меньше, чем другие страны, и в том числе Соединенные Штаты. Просто в разы – никакого сравнения нет. Мы поставили туда системы противовоздушной обороны недавно – это действительно так – среднего радиуса действия – от 30 до 50 километров примерно. Это правда. Зачем мы это сделали? Я могу объяснить. Мы сделали это для того, чтобы Иран не чувствовал себя загнанным в угол. Не чувствовал, что он находится в каком-то враждебном окружении, и понимал, что у него есть канал для общения, понимал, что у него есть друзья, которым можно доверять. Мы очень рассчитываем на то, что и иранская сторона поймет и услышит наши сигналы.

По поводу нашего оружия в Ливане и в секторе Газа. В секторе Газа я вообще не слышал о том, что присутствует наше оружие. Я не видел такого. Ну автомат Калашникова – вообще автомат самой распространенной системы стрелкового оружия в мире. Он, наверное, везде есть. Наверное, и в Германии на вооружении стоят еще автоматы Калашникова, во всяком случае, еще не уничтожены – сто процентов.

В Ливане да. Там действительно были замечены ящики из-под наших противотанковых систем. Это правда. Мне об этом наши израильские партнеры сразу же сообщили. Мы провели тщательное расследование того, что там происходило. И установили, что эти системы остались на территории Ливана после того, как с него ушла сирийская армия. Мы провели соответствующую работу с сирийскими партнерами и обусловили наше дальнейшее сотрудничество в области военно-технического взаимодействия с Сирией необходимыми условиями, которые исключили бы возможность попадания оружия в чьи бы то ни было руки, кроме тех, для кого оно предназначено. Такая система выработана. В том числе мы договорились о системе возможных инспекций на складах в любое удобное время для российских специалистов. На складах после поставок наших систем в Сирию.

«США не разрабатывают стратегическое оружие, а Россия разрабатывает. Не будет ли Россия применять силу без санкций ООН в будущем? Россия разрабатывает системы стратегического оружия».

Прекрасный вопрос, замечательный! Я Вам очень за него благодарен. Это дает мне возможность показать суть происходящих событий. Ведь чему мы за последние десятилетия обязаны, если мы говорим о том, что противостояние было, а большой войны все-таки не произошло в период противостояния двух сверхдержав и двух систем? Мы обязаны балансу сил между двумя этими самыми супердержавами. Был баланс и страх взаимного уничтожения. И одна сторона боялась шаг ступить лишний без того, чтобы не посоветоваться с другой в последнее время. И это был хрупкий мир, конечно, и страшноватый. Но он был достаточно надежным, как выясняется сегодня. Сегодня он, оказывается, и не такой уж надежный.

Да, Соединенные Штаты не разрабатывают якобы наступательного оружия. Во всяком случае, общественности об этом неизвестно. Хотя наверняка разрабатывают. Но мы даже сейчас спрашивать об этом не будем. Мы знаем, что разработки идут. Но сделаем вид, что мы об этом не знаем: не разрабатывают. Но что мы знаем? Это то, что в Соединенных Штатах активно разрабатывается и уже внедряется система противоракетной обороны. Да, сегодня она неэффективна, и мы точно не знаем, будет ли она вообще когда-нибудь эффективной. Но теоретически она ведь для этого и создается. Значит, опять же гипотетически мы исходим из того, что когда-то наступит момент, когда возможная угроза со стороны наших ядерных сил будет полностью нейтрализована. Сегодняшних ядерных сил России. А если это так, то это означает, что баланс будет абсолютно нарушен и что у одной из сторон возникнет ощущение полной безопасности, а значит, это развязывает ей руки не только в локальных, а, возможно, уже и в глобальных конфликтах.

Мы же с вами сейчас дискутируем. Я не хочу никого подозревать в какой-то агрессивности. Но система отношений – это так же, как математика. Она не имеет личного измерения. И мы должны, конечно, на это реагировать. Как? Или так же, как вы, и строить многомиллиардную противоракетную систему, систему противоракетной обороны, либо, имея в виду наши сегодняшние возможности – экономические, финансовые, – ответить ассиметрично. Чтобы все поняли, что да, система противоракетной обороны есть, но она в отношении России бессмысленна, потому что у нас есть такое оружие, которое ее легко преодолевает. Вот мы по этому пути и пойдем. Это дешевле для нас. Но это никак не направлено против самих Соединенных Штатов.

Я полностью согласен, если Вы говорите, что система ПРО не направлена против нас, то и наше новое оружие не направлено против вас. И я полностью здесь согласен с моим коллегой и другом – я, знаете, не побоюсь этого слова, при всех разногласиях я считаю Президента Соединенных Штатов своим другом. Он порядочный человек, я знаю, что на него там всех собак сегодня могут повесить в Соединенных Штатах за все, что делается и на международной арене, и внутри. Но я знаю, что это порядочный человек, и с ним можно разговаривать и договариваться. Ну так вот, мы когда с ним говорим, он говорит: «Я исхожу из того, что Россия и США никогда уже не будут противниками и врагами». Я с ним согласен. Но повторяю еще раз: вот эта симметрия и асимметрия – здесь нет ничего личного. Это просто расчет.

Теперь по поводу того, будет ли Россия применять военную силу без санкций ООН. Мы будем действовать всегда строго в рамках международного права. Мое базовое образование все-таки юридическое, и я позволю себе напомнить – и себе, и моим коллегам, – что в соответствии с Уставом ООН в случае проведения миротворческих операций нужны санкции Организации Объединенных Наций, Совета Безопасности ООН. В случае проведения миротворческих операций. Но в Уставе ООН есть и статья о праве на самооборону. И здесь никаких санкций уже не нужно.

Так. Что я забыл?

ВОПРОС: В моем вопросе речь шла о многополярности в самой России как таковой и о том, что касается отношения международного сообщества в отношении России, если она не соблюдает эти принципы: убийства журналистов, страхи, боязнь, отсутствие свободы, неправительственные организации.

В.ПУТИН: Я два слова скажу. Там был другой какой-то вопрос, на этот я в принципе уже отвечал, когда говорил о составе российского парламента. Посмотрите, кто там представлен и какие политические взгляды у тех людей, которые занимают лидирующие позиции в парламенте, легитимные партии. Что касается неправительственных организаций, то они активно работают в России. Да, мы ввели новую систему их регистрации. Она мало чем отличается от систем регистрации в других странах. И никаких замечаний от самих неправительственных организаций мы пока не видели. Мы практически никому не отказали в регистрации. Там есть два-три случая по чисто формальным условиям, и эти неправительственные организации работают над тем, чтобы исправить какие-то положения устава и так далее. По субстантивным, сущностным вопросам никому не отказано. Все самым активными образом трудятся и будут трудиться дальше.

Что нас беспокоит? Я могу сказать и думаю, что это понятно для всех: вот когда эти неправительственные организации финансируются, по сути, иностранными правительствами, то мы рассматриваем это как инструмент иностранных государств в проведении политики в отношении нашей страны. Это первое. И второе. Во всех странах существуют определенные правила финансирования, скажем, избирательных кампаний. Через неправительственные организации идет финансирование от правительственных источников других стран, в том числе и в рамках правительственных кампаний. Ну куда это годится? Это что, нормальная демократия, что ли? Это скрытое финансирование. Скрытое от общества. Чего же здесь демократичного? Можете Вы мне сказать? Нет! Не можете. И не скажете никогда. Потому что это не демократия, а просто влияние одного государства на другое.

Но мы заинтересованы в том, чтобы развивалось гражданское общество в самой России, чтобы оно ругало власти, критиковало, помогало власти определять свои собственные ошибки, корректировать свою политику в интересах людей. В этом мы, безусловно, заинтересованы, и мы будем поддерживать гражданское общество и неправительственные организации.

Что касается страхов там и так далее. Знаете, у нас меньше страхов сегодня, чем во многих других странах. Потому что за последние годы мы кардинально изменили ситуацию в сфере экономики и благосостояния граждан. У нас еще очень много проблем. И у нас очень много нерешенных проблем. В том числе проблем, связанных с бедностью. И вот я Вам скажу, что страхи-то в основном исходят отсюда.

Что касается журналистов, то да, это большая сложная проблема. И журналисты гибнут не только, кстати говоря, у нас, в России, но и в других странах. Больше всего журналистов погибло где? Вы же специалист, можете, наверное, сказать, в какой стране больше всего погибло журналистов за последние, скажем, год-полтора? В Ираке больше всего погибло журналистов.

Что касается трагедий в нашей стране, мы, безусловно, будем самым тщательным образом бороться с этими явлениями и жестко карать всех преступников, которые пытаются подорвать и доверие к России и расшатать нашу политическую систему.

Спасибо вам за внимание.

 

Repost 0
15 décembre 2011 4 15 /12 /décembre /2011 16:22

Политологи и журналисты комментируют состоявшийся в субботу митинг «несогласных»        

Первый вопрос, которым задаются российские эксперты и западные журналисты, звучит так: «Кто они, участники митинга?». Однако к общему знаменателю обозреватели пока так и не пришли. Еще больше разночтений вызвала попытка спрогнозировать развитие событий. Если многие российские обозреватели не видят особых перспектив у «движения несогласных», то иностранные политологи и обозреватели чуть ли не в голос предрекают России некую «снежную революцию».

«Я бы не отождествлял участников протестных митингов с гражданским обществом», - размышляет заместитель генерального директора Центра политической конъюнктуры Александр Шатилов. С его точки зрения, гражданское общество - это общество, которое предпочитает взаимодействовать с властью, а не шантажировать ее, не ставить условия и не реализовывать сценарий переворотов или «оранжевых» и прочих «цветных» революций. В этой ситуации говорить от имени гражданского общества «несогласные» просто не могут, уверен А. Шатилов. «Другое дело, что нередко в политике тон задают не законопослушные граждане, не большинство населения, а кричащее меньшинство, которым, в общем-то, являются нынешние участники митингов, - напоминает политолог. - Они навязывают свою точку зрения в качестве обязательной для всех граждан России. Хотя, по большому счету, к избирательной кампании участники этих митингов имели очень опосредованное отношение».

«Я бы не назвал оппозиционные митинги полноценным протестным движением, — заявил политолог Павел Данилин. — Скорее, это всплеск недовольства вполне конкретного, далеко не самого бедного слоя людей — современной сытой молодежи с «айпэдами» и «айфонами». Так они, я подозреваю, высказывают свою разочарованность: ведь лично они вместе со своими друзьями по социальным сетям, возможно, голосовали или даже просто думали голосовать за оппозицию, но в итоге победила «Единая Россия», которую поддержала большая часть населения, не подверженная этому сытому протестному настроению».

Заведующий кафедрой политологии и социологии Российского экономического университета имени Плеханова Владимир Бурматов считает, что события в Москве, Петербурге и других городах развиваются по классическому сценарию «цветного переворота».

Эксперт отмечает, что именно по такому, западному сценарию идет и призыв к российской молодежи выходить на митинги против выборов. Неслучайно для агитации был выбран сайт «ВКонтакте», который популярен в России среди молодых людей. Такие митинги, прогнозирует В. Бурматов, могут обернуться трагедией, ведь задача провокаторов — вызвать беспорядки и столкновение молодежи с ОМОНом. Подобные митинги организуются по большей части в Москве и в Санкт-Петербурге, отмечает П. Данилин. «В остальных, даже крупных городах, не говоря уже о малых населенных пунктах, акции несогласных в лучшем случае ограничиваются традиционными сборищами нескольких десятков недовольных, — уверен он. — Митингующие же, я подозреваю, даже не догадываются, что за МКАД есть жизнь, что в стране живут другие люди, которые ценят то, что имеют, и им неведомы подобные модные псевдореволюционные порывы, люди, которые не сидят с утра до вечера в любимой группе «ВКонтакте» или на «Фейсбук».

Массовость протестов столичных жителей он объясняет лишь стечением обстоятельств: состоялись выборы, которые всегда вызывают определенный политический накал, вновь победила партия, не овеянная столь притягательной революционностью. «Кроме того, для столицы это типично: прошел чемпионат мира по футболу — все футбольные эксперты, в США выборы президента — все фанаты темнокожего демократа, умерла звезда шоу-бизнеса — все, оказывается, были ее почитателями», - иронизирует эксперт.

Достаточно жестко оценил акцию 10 декабря на Болотной площади телеведущий и писатель Андрей Максимов, по его словам, приятно удивленный «адекватностью и цивилизованным поведением московских властей». «Мало того, что власти санкционировали митинг, но и, увидев, какое количество людей собирается участвовать в митинге, они предложили даже более удобное место проведения, чем то, которое было заявлено вначале, - поделился он своими размышлениями. - Да и корректное поведение правоохранительных сил было организовано властью – это очевидно. С другой стороны, именно сегодня стал совершенно очевидным тот факт, что народ снова нагло использовали в своих целях – и оппозиция, и власть. Народу дали выпустить пар, организаторы заработали себе некие политические очки, и, собственно, все. Ведь понятно же, что итоги митинга в политическом отношении – нулевые, зато оппозиция пропиарила себя очень удачно. Пока у оппозиции не появится подлинного лидера, все митинги ни к чему не приведут».

О нынешних лидерах «несогласных» высказался писатель Сергей Лукьяненко: «Я на митинг не ходил. И вовсе не потому, что против митингов вообще. И не потому, что поддерживаю фальсифицированные выборы. Я не пошел на Болотную площадь потому, что организаторы и так называемые «протестные лидеры» не вызывают у меня ни малейшего доверия. Господа Навальный, Немцов и иже с ними, по моему мнению, преследуют исключительно свои политические цели, повышают свой рейтинг узнаваемости. К демократии это не имеет ни малейшего отношения».

Британская газета «Гардиан» сообщает читателям, что на улицы вышел «российский средний класс», а люди настолько не верят политикам, что в стране будет непросто создать коалицию, которая объединила бы разные политические течения, принявшие участие в митинге. Агентство «Рейтер», в свою очередь, пишет, что, несмотря на заверения отдельных представителей оппозиции о том, что их флаги будут развеваться над Кремлем, у Владимира Путина по-прежнему очень большие шансы вновь стать президентом. При этом журналисты ссылаются на опросы общественного мнения, демонстрирующие, что действующий глава правительства является самым популярным политиком в стране.

Как сообщили газеты, председатель правления московского рекламного агентства ИМХО VI, входящего в группу «Видео интернэшнл», Арсен Ревазов, объявил в России революцию, придумал ей имя и даже «фирменный стиль». «Арсен Ревазов призвал к снежной революции, - пишут различные издания. - Председатель правления ИМХО VI считает, что всем протестующим против итогов выборов следует повязать белые ленточки». Идея, уточняют журналисты, родилась в «Фейсбук», где бизнесмен разместил запись «Снежная революция, или чистый креатив», в которой призвал горожан выражать свой протест, повязывая белые ленточки. В то же время нашлись журналисты, усомнившиеся в его авторстве и приписавшие А. Ревазову озвучивание «домашней заготовки» внесистемных оппозиционеров. Блогеры уточнили дату регистрации домена «ленточки» и сообщили, что «символ снежной революции» был «утвержден» задолго до выборов.

«Белые ленточки» заготовлены еще в октябре, - пишут блогеры. - То есть, то, что происходит - не импровизация, а последовательные и спланированные действия провокаторов! Ну что ж, борцы за чистоту и справедливость, цепляйте белые ленточки и продолжайте верить, что участвуете в стихийном народном протесте!».

Журналисты задаются вопросом: пойдут ли политические игры на пользу руководителю крупного рекламного агентства, как рекламодатели отнесутся к тому, что их агент пытается устроить в России «твиттер-революцию»? При этом многие блогеры сообщают о своей готовности носить белую ленту. Впрочем, некоторые, как, к примеру, пользователь «Твиттер» Арина Аржанухина, уверены: «Насколько я поняла, белая ленточка - символ революции, белой, снежной, да какой угодно, но революции. А стране нужно не это».

Впрочем, в Соединенных Штатах уже есть люди, уверенные: в России произошла «великая декабрьская революция». Американский телеканал «Фокс ньюс», принадлежащий медиамагнату Руперту Мэрдоку, для вящей убедительности включил в сюжет о протестах в Москве и Санкт-Петербурге 6 декабря видеозапись с беспорядками в Греции. На ней - многочисленные пожары, разбитые стекла и люди, швыряющие бутылки с зажигательной смесью в полицию. Кроме того, на одном из кадров заметна витрина с надписью на греческом языке. На видео также видны пальмы, и люди в летней одежде. Закадровый голос произносит: «Это Москва, акция тех, кто не согласен с итогами парламентских выборов». Как утверждают эксперты, эти фрагменты были взяты из съемки протестов в Афинах, сделанной 6 декабря агентством «Ассошиэйтед пресс». Два дня спустя один из руководителей «Фокс ньюс» признал свою ошибку, но телезрители до сих пор «под впечатлением». Классика «оранжевых» технологий…

Мало кому на Западе приходит в голову призадуматься над результатами социологических опросов в ходе избирательной кампании и «экзит-полов» в день голосования: они практически полностью совпадают с официальными итогами выборов. Разве что оппозиция получила голосов несколько больше, а «Единая Россия» - несколько меньше, чем предполагали социологи.

Победитель - тот, кто действительно больше завоевал голосов, а не тот, кто больше выведет на улицу взбудораженных граждан или стражей порядка, считает политолог Сергей Кургинян.

«Наша борьба, так же, как и борьба любых других, сколь угодно чуждых нам по убеждениям национальных сил, должна вестись под лозунгом: «Разборка без посторонних!», - заявляет он. - Кто бы что ни хотел делать с властью - он, если находится в рамках национального консенсуса, не должен политически якшаться с американцами и их натовскими приспешниками».

 Василий Викторов

Специально для Столетия – 11 декабря 2011

 

Repost 0
13 décembre 2011 2 13 /12 /décembre /2011 16:49

Professeur expérimenté

donne cours d'anglais de la 6ème à la 3ème

09. 51. 38. 22. 95

Repost 0
7 décembre 2011 3 07 /12 /décembre /2011 12:45

Данная статья написана на основе моего переработанного выступления на семинаре "Русско-французская дружба: прошлое, настоящее, будущее", состоявшегося 3 декабря 2010 года.  Но все же я не настаиваю на том, что информация является исчерпывающей, так как это сподвигло бы меня на написание не статьи, а целой книги.

Автор - Роман Бессоне/ Romain Bessonnet – Perspectives libres N°2 avril 2010/

Оригинал публикации на французском языке:

 http://clcr.over-blog.com/article-la-russophobie-dans-les-medias-fran-ais-91333238.html

При перепечатке перевода статьи ссылка на блог  http://clcr.over-blog.com обязательна

 На момент падения Берлинской стены антикоммунистическая русофобия, видевшая в каждом гражданине  Советского Союза либо коммунистического агента, либо раба-узника коммунистического ада, исчезла. На ее место появился новый, более утонченный вариант, имеющий своих приверженцев и распространившийся повсеместно во французских средствах массовой информации.

Моим намерением не является критика тех, кто, подобно Солженицыну, боролись против СССР из глубокой любви к России, её душе, земле и традициям. Но мне хотелось бы поразмышлять о тех, кто путают понятия Россия - СССР; Путин - Сталин.

Во имя "демократии" и "свободы", средства массовой информации, а также интеллектуалы, коих во Франции большинство, использовали два вида оружия против русских патриотов: замалчивание и ложь.

В своей статье я буду придерживаться трёх пунктов:

- изложить эволюцию информационных манипуляций;

- изобличить наиболее распространенную ложь о России;

- положить начало типологии русофобов.

 

Эволюция информационных манипуляций.

Я буду рассматривать данную эволюцию в целом, не в даваясь в детали, так как это стало бы сюжетом для отдельной книги.

1989- 1991

Горбачёв в это время находится на вершине своей международной популярности. Разоблачаются и становятся обьектом карикатуры политические ястребы и партийные консерваторы, силы безопасности и советская армия, сопротивляющиеся капитуляции советского президента перед Западом. Никто из корреспондентов, находившихся в то время в Москве, не задаётся вопросом, в чем состояла опасность в будущем  такого геополитического дисбаланса в сторону Запада. Как то :

- прекращение в одностороннем порядке деятельности Варшавского договора, без одновременного роспуска НАТО;

- вывод советских войск из Венгрии, Чехословакии, Германии и Польши, без соотвествующих действий с американской стороны в отношении Западной Европы;

- Договор о суверенитете Германии в формате «два плюс четыре» 1990 года,  предполагающий объединение двух германских государств и в системе НАТО.

Фактически, большинство тех журналистов, кто сознательно или без, оказывали поддержку американизированной Европе, образ которой очень далек от той европейской Европы, простирающейся от Атлантики до Урала, когда-то защищаемой генералом де Голлем.  Они искажали намерения русских патриотов, которые стремились защитить мирные завоевания.

Более того, эти противники выступали против экономических и политических реформ и склонялись к сильной власти, способной поддерживать объединённый СССР с экономикой расширенного управления.

И всё же изображать их большевиками с ножом в зубах...

В конечном счёте, те же самые комментаторы единогласно представляли президента РСФСР (будущей Российской Федерации) Бориса Ельцина, как "популиста", "максималиста", "безответсвенного человека". Тогда как, тот же Ельцин, годом позже, станет для них ангелом демократии, "безоружным героем"...

1991 – 1993

Когда дальнейшая бесполезность Горбачёва стала очевидна, а сфера советского влияния уничтожена, информационная свора оборачивается против него. Официальной версией стало использование силы в странах Балтии в январе 1991 года, а в действительности - факт защиты Горбачёвым советского государства.

Особенно после августовского путча 1991 года становится заметным момент дезинформации: иностранные СМИ дают понять, что гласность и перестройка находятся в опасности и страна полыхает в кровавом пламени, устроенном путчистами. Тогда как, зачинщики путча не собираются применять силу против кого-либо: будь то Верховный Совет (в Москве) или же горисполком в Ленинграде (будущем Санкт- Петербурге).

В ходе августовских событий 1991 года при выходе танков из туннеля на Садовом кольце было трое погибших. Более того, отзвуки путча были ощутимы только в трёх регионах СССР (Москва, Ленинград и Латвия).

Позднее французские СМИ лишаются чувств перед лицом "новой России" и превозносят её политических руководителей, таких как Борис Ельцин, Егор Гайдар[i], Андрей Козырев[ii]... её экономических преступников, ставших "руководителями предприятий", таких как Борис Березовский, Владимир Гусинский.

И вот ее "демократические" руководители собираются предать волеизъявление советского и русского народа. Действительно, 8 декабря 1991 года,  Борис Ельцин, вместе со своими белорусскими и украинскими коллегами, подписывает Беловежские соглашения, хоронящие СССР. Его текст полностью противоречит результатам референдума, проведенного 17 марта 1991 года, на котором 89,8 % советского и 71,3% российского народов высказались в поддержку существования СССР...

Таким образом, 2005 год не стал единственным моментом, в котором французские СМИ поддержали отмену результатов народного референдума, проведенного парламентским способом.

Судьба рабочих, крестьян, учителей, научных работников, у которых было отнято всё (невыплаченные зарплаты, молниеносно потерянные накопления всей жизни, безработица, мизерные пенсии), не интересует французские СМИ. Так же как и не интересует их и судьба миллионов русских людей, выброшенных за пределы бывших советских республик, где они работали, преподавали, служили (Узбекистан, Киргизия, Туркменистан, Молдавия, Грузия...) и которые внезапно стали безработными и  попали под огонь дискриминации и погромов, учиненных теми, с кем ещё 10, 20, 30 лет назад они жили в мире...

В октябре 1993 года Российский парламент (Верховный Совет Российской Федерации) восстаёт против экономических реформ президента Ельцина. Последний,  в нарушение действующей конституции и наперекор решению Конституционного суда России, принимает решение распустить действующий парламент. Последствием данного решения стали массовые манифестации в поддержку парламента и объявление Борисом Ельциным  чрезвычайной ситуации в стране. Центр Москвы был оцеплен и Верховный Совет был расстрелян из танков. Эти события повлекли за собой смерть 152 человек...

Французские же средства массовой информации представили это событие как... антидемократический путч со стороны "коммунистов", "захватчиков" Верховного Совета! Они выступили за президента - зачинщика гражданской войны в центре Москвы и с самого начала поддерживаемого Биллом Клинтоном ("Мой друг Борис!").

1998 – 1999

Позднее следуют несколько отклонений в политических реформах, например:

- война в Чечне;

- манипуляции с урнами для голосования, чтобы обеспечить победу Бориса Ельцина и его избрание на второй срок во время президентских выборов 1996 года. Хотя все опросы общественного мнения подтверждали его поражение в пользу Зюганова;

- незаконная приватизация.

 Эти герои демократии, хранители свободы прессы, получившие поддержку Мирового Валютного Фонда и Мирового Банка, приводят страну на грань краха в августе 1998.

И эти западные СМИ, а также западные интеллектуалы показали, что они против возвращения русской мощи в период с 1994 по 1998 годов, отражая в своих пугающих репортажах появление "красно-коричневых"[iii], политиков националистического и сталинского толка, стремящихся к захвату власти и водворению террора в стране и Европе[iv].

В этих репортажах и статьях, Проханов, Баркашов или Дугин представлены как новые Гитлеры, действующие с максимальной свободой и в тесном сотрудничестве с российскими силами безопасности. В последующие годы эта тема лишь возрастёт... И вот, как результат экономического краха российского государства - 17 августа 1998 года, объявленного молодым премьер-министром либералом Сергеем Кириенко[v], российский парламент обязывает Бориса Ельцина назначить премьер-министром Евгения Примакова. На нового главу правительства возложено, в своем большинстве коммунистическим парламентом, создание программы возрождения и восстановления промышленного производства.

Евгений Примаков снимет определённые табу предыдущих правительств:

- передача государству стратегических предприятий, приватизированных ранее и пришедших в упадок;

- занятие снова коммунистами, уволенных в 1991 - 1993 годах, постов в общественных организациях и предприятиях;

- усиление государственного контроля за валютными операциями и полномочий фискальной службы для ее более эффективного функционирования;

- обесценивание рубля;

- борьба с экономической преступностью на всех уровнях.

Евгений Примаков работал с Андроповым, затем с Горбачёвым и был директором Службы внешней разведки Российской Федерации[vi] с момента её создания в 1992 году. Затем он был министром иностранных дел с 1996 года, пост, на котором он часто находился в оппозиции к советникам президента и олигархам по вопросам Югославии и по расширению НАТО (Примаков выказывал решительное неприятие по отношению к Западу в данных вопросах).

Информационная кампания, развернутая американскими СМИ, будет направлена против него. Его политический портрет будет выписан в красках коммунистической номенклатуры, стремящейся восстановить плановую экономику, отправить в тюрьмы бизнесменов...

Фактически, подобно чревовещателям, эти СМИ пересказывают аргументы политических деятелей либерального толка (таких как Галина Старовойтова) и олигархов (таких как Борис Березовский), которые являются теми, кого Маркс называл "космополитическая конспирация капитала".[vii]

Действительно, данные жестикуляции стремятся скрыть экономические успехи правительства (1999 год – первый, начиная с 1993 год,  роста экономики, и, в особенности, - промышленной продукции), скрыть факт регулярной выплаты зарплат служащим и ликвидации задолженности по пенсиям. И пропорция облагаемого налогами валового внутреннего продукта возрастает в течение одного года с 12% до 25%.

Образ Примакова окончательно будет демонизирован в западной прессе и на радио и телевидении во время бомбардировок Югославии блоком НАТО. Его упорное противодействие интервенции (которая символически выразится в развороте его самолёта над Атлантикой, как только Примаков узнал о начале бомбардировок,  направляясь на встречу по вопросам экономики с американским вице-президентом Альбертом Гором в Вашингтон) будет карикатурно отображено французскими средствами массовой информации. Они выставят его российским пособником "военного преступника Милошевича". Возможно,  для того, чтобы заставить забыть о военных преступлениях НАТО [viii].

И данная коалиция получит, в конечном счёте, «голову смутьяна» в правительстве.

2000 – 2003

После назначения премьер-министром и, затем, победы на законодательных выборах в 1999 году Владимир Путин становится Президентом Российской Федерации. Начало его президенства проходит под девизами: "диктатура закона" и "суверенная демократия".

"Диктатура закона" будет в скором времени проиллюстрирована арестом Владимира Гусинского[ix], обвиняемого в краже, налоговой фальсификации и мошенничестве.  Его телевизионный канал взят под правительственный контроль ГАЗПРОМом - заёмщиком Гусинского. Французская пресса, в частности Канал «Плюс», запустит первые информационные кампании против "Путина - преследователя независимой прессы", показывая в своих репортажах героического директора телевизионного канала НТВ Евгения Киселёва, противостоящего милиции в момент смены владельца канала в январе 2001 года (эта жертва путинской цензуры беспрепятственно продолжит свою карьеру на различных каналах - ТВ6, ТВС, РТВИ, ИНТЕР, ФОРБЕС, Новые Времена-Газета.ру).

Эта кампания будет продлена с помощью возврата себе государством Первого канала телевидения - ОРТ, владелец которого - Борис Березовский[x] получил его в свою собственность путём сомнительной приватизации. Данная операция так же будет представлена западными СМИ как новый эпизод в "закручивании гаек российским средствам массовой информации".

Если посмотреть в действительности на то, что представляло собой российское телевидение в то время, необходимо отдать себе отчет, что их характеризовала вовсе не свобода прессы.

Действительно, в этих компаниях у журналистов была инструкция служить политическим и экономическим интересам собственников компаний (например, развивать компании по дискредитации неугодных политиков и высших чиновников).[xi]  Тем самым можно констатировать, что журналисты телевизионных каналов еще менее свободны (но более богаты!), чем в СССР в период гласности. Я также напоминаю, что французские журналисты, скорые объявить об убийстве ПОЛИТКОВСКОЙ в России, не высказали ни малейшего протеста против убийства в 1995 года Владислава ЛИСТЬЕВА [xii], руководителя канала ОРТ,  хозяином канала БЕРЕЗОВСКИМ или в 2001 году убийства Пола ХЛЕБНИКОВА[xiii] - автора неофициальной  биографии БЕРЕЗОВСКОГО.

            Арест Михаила ХОДОРКОВСКОГО в 2003 году породил массу лжи о  российской власти. Действительно, с самого начала западные СМИ закрепили тезис об оппозиции в России, которая потеряла своего основного финансиста.  Михаил ХОДОРКОВСКИЙ был последним «независимым бизнесменом России»[xiv]. Самой яркой иллюстрацией этого тезиса стала организованная  27 октября 2005 года Андре ГЛЮКСМАННОМ пресс-конференция «Ходорковский – пленник вертикали власти»[xv], где последнего сравнивали с САХАРОВЫМ…

       Однако Михаил ХОДОРКОВСКИЙ - экономический преступник (уклонение от уплаты налогов, хищение денежных средств, незаконный экспорт нефти, мошенничество), а также уголовный преступник:

«Никто не вспоминает, к несчастью, что в заключении находится также один из руководителей службы безопасности компании ЮКОС. Думаете ли вы, что он действовал по своей воле, под свою собственную ответственность и один брал на себя все риски? Он не имел конкретных интересов. Он не был основным акционером компании. Ясно, что он действовал исходя из интересов и по инструкции своих боссов. Но как он действовал? Есть только доказанные преступления: их - 5.

 «Они хотели увеличить их офисы в Москве за счет соседнего магазина под названием «Чай». Во главе этого маленького коммерческого предприятия стояла женщина. Ее вызвали, потребовали продать предприятие. Она не уступила – наемный убийца выстрелил в нее на лестничной площадке на глазах у ее мужа».

«Мэр Нефтеюганска, где был построен производственный объект компании ЮКОС. Что требовалось от компании?- Платить налоги. Его убили».

Эти люди, которых привлекали руководители службы безопасности компании ЮКОС к организации убийств. Семейная пара. Их начали шантажировать, требуя их долю в бизнесе. Потом их убили.

«Это доказанные преступления, доказанные расследованиями и судебными приговорами. Давайте мы не будем забывать этого(...) »[xvi]

Таким образом, поддерживать МИХАИЛА ХОДОРКОВСКОГО сегодня, это как если бы западные интеллектуалы поддерживали АЛЬ КАПОНЕ в 30-ые годы после его ареста в США…

И, наконец, террористические акты в театре на Дубровке в Москве, в школе в БЕСЛАНЕ, в Республике Северная Осетия были поводом для безграничной дезинформации. Действительно, французские СМИ выставляли авторами насильственных действий не террористов, носивших на себе взрывные устройства и употреблявших героин во время всех этих событий, а … Владимира Путина.

Вообразите, если бы такая версия была представлена во время терактов 11 сентября 2001 года (например, обвинить Джорджа Буша в совершении этих терактов на основе того, что американские средства противовоздушной обороны не смогли сбить самолеты…). Это был бы настоящий скандал! То есть действует двойная мораль: одна для Запада (где терроризм – зло в самом себе), другая - для России (где государственная власть – зло в себе).

Таким образом,  будем осуждать результаты штурма положительно или отрицательно, оцениваются методы освобождения, в то время как речь идет об одних из самых крупных взятий в заложники…

Кроме того, ищут смягчающие обстоятельства для террористов: несчастные женщины, потерявшие семью во время войны в Чечне, бедные женщины, подталкиваемые к терроризму из-за потери свободы их страны…Вообразите французскую газету, использующую такой тип аргументации вследствие теракта самоубийцы в Тель-Авиве, Нью-Йорке или Париже! Здесь также мы наблюдаем двойную мораль…

Самый негативный результат был получен благодаря огромному количеству международных откликов, последовавших после опубликования в номере еженедельного журнала «Сourrier international» статьи под названием «После БЕСЛАНА, диктатура», где рассказывается, что Владимир Путин использовал атаки для восстановления демократического централизма в России и положил конец последнему прибежищу демократии и плюрализма: губернаторам. Хотя реформа, касающаяся губернаторских выборов,[xvii] была проведена после нападения в Беслане, так как контртеррористические операции выявили отсутствие скоординированности между федеральными и региональными силами безопасности. Где диктатура?

2008

Война в Грузии – типичный случай дезинформации. Западные СМИ молчали в то время как грузины устроили ад на земле населению Южной Осетии…  Грузинская армия подвергла бомбежке население, расстреливала людей как зайцев. Результат - 1 500 погибших, а также 75 погибших российских миротворцев, имевших мандат СНГ. Они могут умереть… Они – русские …

Странно, СМИ проснулись 11 августа 2008 года, когда 58 российская армия прошла Рокский туннель, отделяющий Южную Осетию от России. На следующее утро каждые 20 часов шли репортажи, обличавшие вторжение агрессивной российской армии в Грузию. Забыв предшествующие события, никогда не давая слова официальным российским представителям, осетинским жертвам бомбардировок. Наоборот, репортажи сопровождались кадрами, снятыми в Осетии, но представленными как передаваемые из города Гори в Грузии.  Почему ни один репортаж не был передан ни из Южной Осетии, ни из Абхазии? Зачем выстраивать иерархию среди жертв? Зачем молчать, что СААКАШВИЛИ в 25 раз увеличил военный бюджет за предыдущие 3 года? Зачем замалчивать тот факт, что население Южной Осетии и Абхазии никогда не было согласно с грузинской независимостью и фактом отмены в одностороннем порядке их статуса автономии в 1990 году?

Правда заключается в том, что Грузия – это американский авианосец на Кавказе, что Грузия потеряла больше солдат в Ираке, чем во время войны в 2008 году.

Предел всему был визит Бернара-Генри Леви с миссией для газеты «Le monde»[xviii], который создал агиографический портрет военного преступника СААКАШВИЛИ, описал российских военных, которых он никогда не видел под контролем  Рафаэля Глюксманна, франкоязычного политтехнолога СААКАШВИЛИ.[xix]

2010

Беспрецедентная для всех российских метеорологических наблюдений засуха летом 2010 года дала повод сюрреалистической дезинформации: резюмирую: если засуха - это вина Путина! 

Французские СМИ подхватили аргументацию «с душком» либеральной оппозиции, по словам которой изменения Лесного кодекса в 2006 году были преступлением, так как они децентрализовали управление лесами и дали больше прав их собственникам. То есть это те же «красавцы», упрекавшие в течение 10 лет «сверхцентрализм» и «сверхэтатизм» Владимира Путина. Тогда где же правда?

К тому же Владимира Путина описывают как авторитарного и ограниченного правителя. Что он сделал в этом случае? Итак, он изменил Лесной кодекс, чтобы усилить контроль федеральной власти за лесами, который взял на себя управление лесным хозяйством, их число увеличилось. Для власти, которая не заботится о своем народе…

Затем они высмеивали обещание В.Путина наказать виновных и восстановить сгоревшие дома или выплатить компенсацию. В первые недели, когда российское правительство не организовало работу, на телевидении и во французской прессе «расцвели» репортажи о бешенстве ничего не получивших жертв. А потом, больше ничего…

В действительности, не нужно было показывать, что правительство выполнило обещание в срок и что к 1 декабря 2010 года все жертвы пожаров были переселены или им была выплачена компенсация! Не нужно было показывать, что по малейшей жалобе пострадавшего В.Путин отправлял советника для решения проблемы!

Самая распространенная ложь о современной России

Россия = Диктатура.

Сначала необходимо подчеркнуть, что Россия имеет многопартийную политическую систему: в парламенте представлены 4 партии (больше, чем в Великобритании, которая не относится к диктатуре): коммунисты, либерал-демократы, Единая Россия (проправительственная) и Справедливая Россия (член международного социалистического направления). В действительности, основной оппозиционной силой является коммунистическая партия  РФ. Это не то, чего бы хотела российское правительство и западные СМИ, но это так! Прозападные либералы представляют собой ультра малую силу в российской политике. Не надо забывать, что они имели власть в течение 7 лет, достаточное время, чтобы ввергнуть страну в разруху…Прекрасная легитимность!

Российская власть близка к населению на всех уровнях. Президент, министры, губернаторы получают жалобы и вопросы граждан напрямую, то, что называют по-русски «Прием граждан», где решаются проблемы. К тому же есть общественные институты, как например, Общественная палата России[xx], которая принимает жалобы граждан, выслушивает органы власти и выражает свое мнение, которому, как правило, следуют.

Необходимо подчеркнуть, что недавний федеральный закон о полиции (которая заменила с 1 марта 2011 года милицию) обсуждался не только обеими палатами Парламента, Общественной Палатой, но также на интернет-сайте граждане могли предложить поправки к каждой статье и видеть были ли поправки рассмотрены правительством. Для диктатуры…

Эта оценка не исходит ли из того факта, что власть в России просто сохранила властные полномочия!

Россия = Грязная война.

В западных средствах массовой информации считается хорошим тоном описывать войну в Чечне как колониальный конфликт, «грязную» войну, например, похожую на ту, которую Франция вела в Алжире.

Сначала скажем, что умалчивают об этнических чистках более 150 000 русских и 20 000 казаков, уничтоженных властью Джохара ДУДАЕВА с 1991 по 1994 год. Умалчивают о систематически практиковавшихся кражах, изнасилованиях, пытках россиян на железной дороге БАКУ-МОСКВА с 1991 по 1994 год, похищение людей, наркотрафик имела международный масштаб в этой республике. Почему забывать это? Может быть, сконцентрироваться на преступлениях, связанных с войной, и особенно разрушительную войну, которую вели чеченские исламисты с 1992 года[xxi], терроризм,  забывают говорить о причинах…

К тому же, забывают говорить об очень сложной геополитике Кавказа, о роли США, о роли Грузии, Турции в этой войне.

 

 

 

 

Россия = Отсутствие свободы прессы.

Очевидной для большинства французов является идея, что СМИ в России не свободны. Это наглая ложь. Во-первых, когда я читаю то, что французские газеты говорят о русском телевидении, у меня, как носителя русского языка, создается впечатление, что мы смотрим не одно и тоже! В действительности, на трех основных каналах есть представители абсолютно либеральной оппозиции по отношению к правительственной линии. Николай СВАНИДЗЕ (историк, либерал), ведет свою историческую передачу на государственном канале «Россия 1» и на другом правительственном канале из Санкт-Петербурга «Пятый». Владимир ПОЗНЕР (либеральный журналист, родившийся в США), у которого есть своя передача дебатов под его фамилией на канале ОРТ, где он каждый воскресный вечер встречает разных политических деятелей (как из правительства, так и из оппозиции)… Эти каналы, даже если и принадлежат прямо или косвенно государству, регулярно провоцируют скандалы (например, касающийся рынка Измайлово[xxii]  в разоблачающем репортаже на канале «Россия»). Канал РЕН ТВ никогда не был обходителен с правительством. Но не критикуют ли его, скорее, в отсутствии политической корректности? Так как там свободно обсуждают вопросы иммиграции, нации и суверенитета…

Влиятельные газеты почти в полном большинстве (от «Коммерсанта» до «Правды») находятся в оппозиции к Путину, за исключением двух: «Российская газета» (официальный печатный орган российского правительства) и «Известия» (газета, финансируемая «Газпромом»). В действительности, ни одна из этих газет не щадит власть имущих. Уровень дискуссий, который в них можно найти, в общем, лучшего качества, чем во Франции. Но наши «специалисты» по России, читают ли они эти газеты? Или они довольствуются прослушиванием Российской службы радио «Radio Europe Liberté » (радио американского конгресса, вещающее на территорию бывшего СССР).

И тогда вытаскивают аргумент – дубинку: но там убивают журналистов! Вначале, как было указано в предыдущей статье, возмущение в этой сфере очень избирательно. К тому же, по статистике, за последние 10 лет в Бразилии было больше убито журналистов, чем в России. Диктатор ли Лула? Когда внимательно изучаешь убийства в Бразилии, они всегда связаны с организованной преступностью или с коррупцией (или одновременно с обеими) и касаются журналистов, ведущих расследования в этой сфере.

Россия = Международная угроза.

Этот аргумент появился после войны в Грузии в 2008 году.[xxiii] В то время как Россия не нападала ни на одно государство после вторжения в Афганистан в 1979 году (не то, что нападение НАТО на Югославию, ни США на Ирак). Что касается наступления на Грузию, целью его было обеспечение мира и защиты солдат, осуществляющих поддержание мира в рамках миротворческого мандата СНГ.

Наконец, Россия осуществляет деятельность по стабилизации Кавказа. Каждый раз, когда Россия уходит с Кавказа (например, между 1991 и 1994 годами), количество конфликтов только удваивается во всех зонах конфликта (Нагорный Карабах, Нахичевань).

Россия = Фашисткая и расистская страна.

Мне хотелось бы напомнить читателям, что в России существует не одна категория граждан. Что графа «Национальность (этническая)» убрана из паспортов с 1993 года. В то время как в странах Балтии, членах большого демократического блока НАТО – ЕС (особенно правдиво для Эстонии и Латвии) русскоязычные граждане лишены их гражданства в 1991 году по одному простому этническому критерию (гражданами вновь независимых республик стали только граждане этих республик до 1940 года и их дети). Таким образом, они оказались лишены права голосования, права иметь определенные профессии (чиновники, адвокаты…) Я также напоминаю, что именно в латвийском сейме, а не в российской Думе один депутат предложил поправку к закону, осуждающую коммунистические преступления, требуя чтобы «евреизация страны» была определена как преступление, совершенное СССР против латвийской нации. Я напомню, наконец, что именно в Эстонии и Латвии день создания местных Waffen SS является днем национальной памяти с парадом в форме того времени и что советские ветераны были лишены военной пенсии, в то время как она была назначена бывшим членам коллаборационистских союзов с нацисткой Германией. Значит, где же находится государственный фашизм?

Я напоминаю, что на своей территории официально Россия насчитывает 123 национальности и что Москва – главный грузинский и армянский город в мире. Редкие экстремисты, совершающие расистские преступления в России имеют сомнительное происхождение. Например,

- ДПНИ (движение против нелегальной иммиграции) – организация, созданная в начале 2000 годов, используя войну в Чечне, развила политику ненависти и поддержку репрессии против нерусских национальностей, устроившихся в европейской части России (в основном в Москве и Санкт-Петербурге). Среди его руководителей можно найти таких людей как: Александр ПОТКИН (его настоящее имя – Александр БЕЛОВ), тот, кто является тайным советником на национальном уровне и основателем ДПНИ и, кто был доверенным лицом бывшего министра финансов при ЕЛЬЦИНЕ (1992-1994 гг.); Бориса ФЕДОРОВА, когда последний был либеральным кандидатом на выборах в декабре 2003 года,  человек, близкий к Борису БЕРЕЗОВСКОМУ.

- Славянский союз – организация, отколовшаяся от РНЕ (Русское национальное единство), упрекавшая последнего в слишком большой близости к коммунистам и его бездействии. Обе организации рассматривались как ударные группы ДПНИ, осуществлявшие убийства иностранцев и сограждан неправославной национальности. Биография руководителей и финансирование не прозрачны.

Эти организации жалуются на «преследования» со стороны властей, классифицирующих первых как экстремистов. Действительно, провоцируя ненависть с мощной рекламной поддержкой западных средств массовой информации, они используются сознательно врагами России в качестве представителей « расистского и глупого русского народа».

Типология французских русофобов.

 «Антитоталитаристы».

В массе « новых философов» эти персонажи имеют идеологическую поддержку под предлогом защиты прав человека во всех американских авантюрах повсюду в мире. От Югославии до Ирака, от Парижа до Москвы, они настолько русофоны, насколько франкофобы. Они заставляют царить среди французских СМИ интеллектуальный терроризм, задавая тон в международных сюжетах. Единственные наделенные правами думать глобально, они служат интересам американским неоконсервативным политикам. В действительности, их связь заключается в следующем: всякая страна, которая не имеет на своей территории американскую базу, является диктатурой. И те страны, которые сопротивляются, конечно же, - диктатуры.

Дополнительная черта этих идеологий – отказ от Суверенитета и от государственной воли. Конечно, Россия на коленях была более симпатичной. Впрочем, Андре Глюксман теоретизировал это положение: для него единственный способ для России не впасть в фашизм (так как для него коммунизм равен фашизму, ветераны второй мировой войны оценят это) – признать поражение коммунизма и превратиться в маленькую нацию[xxiv]. В действительности, этот вопрос для них ясен: ПУТИН ненавистен, потому что он показывает путь возрождения, основанный на взятии в свои руки Россией собственного суверенитета во всех областях. Значит, это -  плохой пример для всего мира.

Эта Россия, управляемая Владимиром ПУТИНЫМ пробивает брешь во всякой идеологии, которую они навязывали во французских дискуссиях, касающихся международных вопросов. Гуманитарному вмешательству Россия противопоставила суверенное равенство государств; бомбам, приносящим мир Россия противопоставила уважение международного права (начиная с отказа от агрессивных войн). Ненависть против России – мобилизующая сила. Она позвол

Repost 0
5 décembre 2011 1 05 /12 /décembre /2011 15:49

 

La Russophobie dans les médias français

 

« Le présent article est la reprise de ma conférence lors du colloque « L' amitié franco – russe : Passé -Présent-Avenir » du 3 décembre 2010 revue et augmentée. Je ne prétend pas non plus à l'exhaustivité. Ce qui m'engagerait dans l'écriture d'un livre et non d'un article. »

RomainBessonnet. Perspectives libres N°2 avril 2011

*******************************

« Messieurs, reprenez vos esprits ! Dans votre aversion pour la Russie,

quelles sornettes vous racontez à l'Occident ! Pourquoi le bernez-vous ! »

Alexandre SOLJENITSYNE,

Nos pluralistes, ed. Fayard, 1983, p. .14

 

Au moment de la chute du mur de Berlin, la russophobie anticommuniste, qui voyait dans chaque citoyen de l'URSS un agent communiste pour les uns, un esclave prisonnier de l'enfer communiste pour les autres, a laissé place à une nouvelle version, plus subtile, ayant des complicités sur place et étant omniprésente dans le paysage médiatique français.

Mon propos n'est pas de critiquer ceux qui tels SOLJENITSYNE ont combattus l'URSS avec un amour profond de la Russie, de son âme, de sa terre et de ses traditions. Mais je m'interroge sur ceux qui confondent RUSSIE – URSS ; POUTINE – STALINE.

Au nom de la « démocratie »  et de la « liberté », les médias et intellectuels dominants en France ont utilisés deux armes contre les patriotes russes : le silence et le mensonge.

Je vais essayer de poursuivre 3 buts :

-      Énoncer les évolutions des manipulations médiatiques ;

-      Dénoncer les mensonges les plus répandus sur la Russie ;

-      Faire un début de typologie des russophobes

 

Les évolutions de la manipulation médiatique

Je vais m'attacher à regarder ces évolutions dans leur ensemble et pas de façon très détaillé, ce qui serai l'objet d'un livre complet.

1989-1991

GORBATCHEV est à l'apogée de sa popularité internationale à cette période.

On dénonce et on caricature les « faucons » et « conservateurs » du parti, des forces de sécurité et de l'armée soviétique qui s'opposent aux capitulations du président soviétique devant l'occident. Aucun des correspondants à Moscou à cette époque ne se demande en quoi ces déséquilibres géopolitiques au profit de l'occident étaient lourds de danger pour l'avenir.

  • Comme la dissolution unilatérale du pacte de Varsovie, si elle n'était pas accompagnée par la dissolution de l'OTAN ;
  • Comme, le retrait sans réciprocité du coté américain en Europe de l'Ouest, des troupes soviétiques de Hongrie, de Tchécoslovaquie, de RDA et de Pologne ;
  • Accords 2+4 de 1990 prévoyant la réunification des 2 Allemagne au sein de l'OTAN.

En fait, beaucoup de ces journalistes étaient, consciemment ou inconsciemment les soutiens d'une Europe américaine. Très loin de l'Europe européenne de l'Atlantique à l'Oural défendue par le Général de GAULLE. En déformant les propos des patriotes russes voulant défendre les conquêtes pacifiques.

De plus, ces opposants étaient contre les réformes économiques et politiques et favorables à un pouvoir fort, capable de maintenir une URSS unie avec une économie largement dirigée. Toutefois, de là à les faire passer pour des bolcheviks au couteau entre les dents...

Enfin, ces mêmes commentateurs condamnaient quasi-unanimement le président de la RSFSR (futur Fédération de Russie) Boris ELTSINE, décrit comme un « populiste », un « maximaliste », un « irresponsable ». Alors que ce même Eltsine deviendra pour eux un an plus tard un ange de la démocratie, un « héros aux mains nus »...

1991-1993

Une fois GORBATCHEV inutile, la sphère d'influence soviétique étant liquidée, la meute médiatique occidentale se retourne contre lui. Officiellement à cause de l'usage de la force dans les pays Baltes en janvier 1991, mais en fait car il défend la continuation de l’État soviétique.

Les médias français enterrent alors le président de l'URSS et encensent Boris ELTSINE. Surtout après le putsch d'août 1991, on assiste à un grand moment de désinformation : Les médias occidentaux font croire que la glasnost et la pérestroïka sont en danger et que le pays est à feu et à sang par les putschistes. Alors que les leaders de putsch ne vont jamais employer la force contre la foule réunie que ce soit au soviet suprême de Russie (à Moscou) ou au soviet de la ville de Leningrad (à Saint-Pétersbourg). Les évènements ont fait 3 morts dus à un accident de char à la sortie du tunnel du sadovoie koltso. De plus, le putsch n'a été ressenti que dans trois régions de l'URSS (Moscou, Leningrad et la Lettonie).

Les médias français tombent ensuite en pâmoison devant la « nouvelle Russie » et encensent :

  • Ses dirigeants politiques comme Boris ELTSINE, Egor GAÏDAR[1], Andreï KOZYREV[2]..
  • Ses criminels économiques, devenus « chefs d'entreprises » comme Boris BEREZOVSKI, Vladimir GOUSSINSKI, ...

Alors, ces dirigeants « démocrates » vont trahir la volonté du peuple soviétique et du peuple russe. En effet le 08 décembre 1991 Boris ELTSINE, signe avec ses collègues biélorusse et ukrainien les accords de Biélovèje qui enterrent l'URSS. Ce texte contrevient au référendum du 17 mars 1991 dans lequel le peuple soviétique à 89, 8 % et le peuple russe 71,3 % pour le maintien de l'URSS... Comme quoi, 2005 ne fut pas le seul moment où les médias français soutenaient l'abolition du résultat d'un référendum populaire par la voie parlementaire ...

Le sort des ouvriers, des paysans, des professeurs, des chercheurs auxquels on a tout pris (salaires non versés, économies perdues du jour au lendemain, chômage, retraites misérables) n'intéresse pas les médias français. Tout comme n'intéresse pas les médias français le sort de ces millions de russes jetés dehors des républiques dans lesquelles leur pays, l'URSS les avaient envoyé pour travailler, servir ou enseigner (Ouzbékistan, Kirghizie, Turkménistan, Moldavie, Géorgie, ...) et qui se sont retrouvés du jour au lendemain retrouvés sans travail, livrés à des discriminations ou des pogroms par cela mêmes avec lesquels ils vivaient en paix depuis 10, 20, 30 ans...

En octobre 1993, le parlement russe (le soviet suprême de la Fédération de Russie) se rebelle contre les réformes économiques du président ELTSINE. Le président ELTSINE, en infraction à la constitution en vigueur, et en allant à l'encontre d'une décision de la cour constitutionnelle de Russie décide de dissoudre ce parlement. Suite à cet événement les manifestations massives de soutien au parlement donne lieu à la proclamation de l'état d'urgence par Boris ELTSINE qui va faire encercler le centre de Moscou et faire tirer au canon contre le soviet suprême. Cet épisode a fait 152 morts du fait des troupes d' ELTSINE... Et les médias français ont présenté cet épisode comme … un putsch antidémocratique de la part des « communistes », « usurpateurs » du soviet suprême ! Soutenant un président auteur d'une véritable guerre civile au centre de Moscou, mais soutenu dès le début par Bill Clinton (« My friend Boris ! »).

1998-1999

Quelques dérapages politiques des réformes plus tard (ex : guerre de Tchétchénie, bourrage d'urnes lors de l'élection présidentielle de 1996 pour assurer la réélection de Boris Eltsine, dont tous les sondages indiquaient qu'il allait perdre cette élection face à ZIOUGANOV, privatisations criminelles), ces héros de la démocratie, gardiens de la liberté de la presse, aidés par les experts du FMI et de la Banque Mondiale mettent le pays en faillite au mois d'août 1998.

Ces médias et intellectuels occidentaux ont montré durant les années 94-98 leur opposition au retour de la puissance russe à force de reportages apeurés sur l'émergence des « rouges-bruns »[3], des politiques mi-nationalistes mi-staliniens prêts à prendre le pouvoir et à instaurer la terreur dans le pays et en Europe.[4] Dans ces reportages et articles où PROKHANOV, BARKACHOV ou DOUGUINE sont décris comme des nouveaux Hitler, agissant dans la plus grande liberté avec la complicité des forces de sécurité russe. Thème qui s'amplifiera dans la période suivante ...

Voilà que suite à la faillite de l’État russe, le 17 août 1998, déclarée par le jeune premier ministre libéral Sergueï KIRIENKO[5], le parlement russe impose à Boris Eltsine, Evgueniy PRIMAKOV comme premier-ministre. Ce nouveau chef du gouvernement est investi par un parlement à majorité communiste et nationaliste sur un programme de redressement, avec un numéro 2 communiste et un mot d'ordre : « reprise de la production industrielle » y compris avec des politiques dirigistes. Evgueniy PRIMAKOV va faire sauter certains tabous des gouvernements précédents :

  • Ré-étatisation d'entreprises stratégiques privatisées et maintenant en faillite
  • Reprise des cadres communistes des entreprises publiques licenciés dans les années 1991-93 ;
  • Renforcement du contrôle des changes et ordres à la police fiscale pour son application effective ;
  • Dévaluation du rouble ;
  • Lutte contre la criminalité économique sans exception.

Evgueniy PRIMAKOV fut un proche d'ANDROPOV, puis de GORBATCHEV et fut le directeur du SVR[6] à sa création en 1992 puis ministre des affaires étrangères à partir de 1996, poste où il s'est souvent opposé aux conseillers du président et aux oligarques sur les questions yougoslaves et sur l’élargissement de l'Otan (PRIMAKOV soutenait une opposition ferme à l'occident sur ces deux questions).

Une campagne médiatique, lancée par les médias américains va se déchaîner contre lui. Il va être dépeint comme un nomenclature communiste qui va rétablir l'économie planifiée, mettre les hommes d'affaires en prison… En fait, comme des ventriloques, ces médias reprennent les argumentaires des hommes politiques libéraux (comme Galina STAROVOÏTOVA) et des oligarques (comme Boris BEREZOVSKI) qui en fait représentent ce que Marx appelait « La conspiration cosmopolite du capital[7] ». En effet, ces gesticulations cherchent à cacher les succès économiques du gouvernement (1999 est la première année de croissance de l'économie, et surtout de la production industrielle, depuis 1993), le fait que les salaires des fonctionnaires sont enfin payés régulièrement et les arriérés de retraites sont en voie de résorption. Enfin, la proportion du PIB fiscalisé passe en un an de 12% à près de 25%.

PRIMAKOV va fini d'être diabolisé dans la presse et les médias occidentaux lors du bombardement de la Yougoslavie par l'Otan. En effet, sa vive opposition à l'intervention (qui va se traduire symboliquement par le demi-tour de son avion au-dessus de l'atlantique quand il apprend que les bombardements ont commencé, alors qu'il se rendait à Washington pour des entretiens économiques avec le vice-président Al Gore) va être caricaturé par les médias français qui le dépeigne comme le complice russe du « criminel de guerre MILOSEVIC » (peut-être pour faire oublier les crimes de guerre[8] de l'Otan).

Cette coalition obtient enfin la tête du trublion du gouvernement.

2000-2003

Après avoir été nommé premier-ministre et avoir gagné les élections législatives en 1999, Vladimir Poutine devient le Président de la Fédération de Russie. Il le devient sous deux mots d'ordre : « dictature de la loi » et « démocratie souveraine ».

La « dictature de la loi » va s'illustrer assez vite par l'arrestation de Vladimir GOUSSINSKI[9], accusé de vol, de fraude fiscale et d'escroquerie. Sa chaîne de télévision est repris sous le contrôle du gouvernement, par l'intermédiaire de Gazprom, le prêteur à Goussinski. La presse française, et plus particulièrement la chaîne canal+ vont lancer leurs premières campagnes contre « Poutine persécuteur des médias indépendants » à coups de reportages nous montrant le directeur héros de NTV, Evgueniy KISSELEV s'affronter à la police lors du changement de propriétaire en janvier 2001 (cette victime de la censure poutinienne continuera sans encombres sa carrière dans divers médias – TV.6-TVS-RTVI-INTER-FORBES-NEW TIMES-GAZETA.RU).

Cette campagne qui va se prolonger par la récupération par l’État de la première chaîne de télévision ORT, acquise par Boris BEREZOVSKI[10] dans une procédure de privatisation très douteuse. Cette opération va aussi être présentée par les médias occidentaux comme un nouvel épisode de la « reprise en main des médias »

Or, si on regarde réellement ce qu'était la télévision russe de l'époque, on se rend compte que ce n'était pas la liberté de la presse qui caractérisait ces entreprises de communication. En effet, dans ces entreprises, les journalistes avaient comme instruction de servir les intérêts politiques et économiques de leur propriétaire (par exemple en montant des opérations pour discréditer des politiciens ou haut-fonctionnaires gênants[11]). Ce qui a amené à constater que les journalistes de ces chaînes de télévisions étaient encore moins libres (mais plus riches !) qu'en URSS sous la glasnost. Je rappelle aussi que les journalistes français si promptes à dénoncer l'assassinat de POLITKOVSKAÏA en Russie, n'ont pas élevé la moindre protestation contre l'assassinat, en 1995, de Vladislav LISTIEV[12], directeur de la chaîne ORT, par son patron BEREZOVSKI ou celui, en 2001, de Paul KLEBNIKOV[13], auteur d'une biographie non autorisé de BEREZOVSKI.

L'arrestation de Mikhaïl KHODORKOVSKI en 2003, a donné lieu à un festival de mauvaise foi et de mensonges sur le pouvoir russe. En effet, les médias occidentaux ont, dès le début accrédité la thèse de l'opposition en Russie (qui perdait, alors, son principal financier) : Mikhaïl KHODORKOVSKI était le dernier « homme d'affaires indépendant »[14] de Russie. L'illustration la plus éclatante de cette thèse est la conférence de presse du 27.10.2005 d'André GLUCKSMANN intitulé « Khodorkovski prisonnier de la verticale du pouvoir »[15], où ce personnage est comparé à SAKHAROV …

Or, Mikhaïl KHODORKOVSKI n'est pas seulement un délinquant économique (fraude fiscale, détournement de fonds, exportations illégales de pétrole, escroquerie). Mais c'est aussi un criminel : « Personne ne se rappelle, malheureusement, qu'en détention il y à aussi un des chefs du service de sécurité de la compagnie Ioukos. Est-ce que vous pensez qu'il a agi à sa guise, sous sa seule responsabilité et pris seul le risque ? Il n'avait pas d'intérêts concrets. Il n'est pas actionnaire principal de la compagnie. C'est clair, qu'il agissait pour les intérêts et sur instruction de ses patrons. Mais comment a-t-il agi ? Là il n'y a que des meurtres prouvés : cinq.

« Ils voulaient agrandir leurs bureaux, à Moscou, avec le magasin d'à coté appelé « thé ». Une femme était à la tête de cette petite entreprise commerciale. On l'a appelé, on a exigé qu'elle le vende. Elle n'a pas cédé – l'assassin lui a tiré dessus sur le pallier, sous les yeux de son propre mari.

« Le maire de la ville de Nefteyougansk, où était implantée une installation industrielle de la compagnie Ioukos. Qu'est-ce qu'il exigeait de la compagnie ? Payer les impôts. On l'a assassiné.

« Ces gens, qui étaient utilisés par les chefs du service de sécurité de la compagnie Ioukos pour l'organisation des assassinats. Un couple marié. Ils ont commencé à les faire chanter, réclamant leur dû dans le business. On les a assassiné.

« Ce sont des crimes prouvés, prouvés par des enquêtes judiciaires et des décisions de justice. Allons, nous n'allons pas oublier cela ! (...) »[16]

Donc, soutenir Mikhaïl KHODORKOVSKI aujourd'hui s'est comme si des intellectuels occidentaux avaient soutenu Al CAPONE dans les années 30, après son arrestation aux États-Unis...

Enfin, les attentats du théâtre de la Doubrovka à Moscou et de l'école de BESLAN, en République d'Ossétie du Nord ont été l'occasion de désinformations sans commune mesure. En effet, les médias français n'ont pas présenté les terroristes, porteurs d'explosifs, consommant de l'héroïne durant tous les événements comme les auteurs des violences, mais … Vladimir Poutine. Imaginez qu'une telle version ait été présentée sur les attentats du 11 septembre 2001 (par exemple : en accusant George Bush des attentats du fait que la DCA américaine n'ait pas abattu les avions …) : ce serait un véritable scandale ! Donc, il y a deux morales : une pour les occidentaux (où le terrorisme est un mal en soit), l'autre pour la Russie (où le pouvoir est un mal en soi).

Donc, on va juger de l'assaut bien ou pas bien, les techniques sont évaluées, alors qu'il s'agit des prises d'otages parmi les plus importantes en nombre d'otages...

De plus, on va chercher des circonstances atténuantes aux terroristes : pauvres femmes ayant perdus leur famille dans la guerre de Tchétchénie, pauvres hommes poussés au terrorisme par la perte de liberté de leur pays … Imaginez un journal français ayant ce type d'argumentation suite à un attentat suicide à Tel-Aviv, New-York ou Paris ! Là encore, on observe deux morales ...

Le pire ayant été atteint par le numéro de courrier international qui a suivi le numéro de l'hebdomadaire courrier international intitulé : « Après BESLAN, la dictature » où on explique que Vladimir POUTINE s'est servi de ces attentats pour rétablir le centralisme démocratique en Russie et mettre fin au dernier refuge de la démocratie et du pluralisme : les gouverneurs. Alors que la réforme de l'élection des gouverneurs[17] a fait suite à l'attentat de BESLAN du fait que les opérations antiterroristes ont démontré un manque de coordination entre les forces de sécurité régionales et fédérales. Où est la dictature ?

2008

La guerre de Géorgie est un cas typique de désinformation. Alors que les géorgiens font vivre l'enfer sur terre à la population de l'Ossétie du Sud (bombardée, tirée comme des lapins par l'armée géorgienne. Résultat : 1500 morts) et aux soldats de la paix russe sous mandat de la CEI (Ils peuvent mourir … Ils sont russes. Résultat : 75 morts), les médias occidentaux se taisent …

Bizarrement, ils se réveillent le 11 août 2008, quand la 58eme armée russe passe le tunnel Rokski séparant l'Ossétie du Sud et la Russie. Du jour au lendemain, on voit des reportages sur tous les 20 heures d'occident dénonçant l'invasion de la Géorgie par l'agressive armée russe. Oubliant les événements précédents, ne donnant jamais la parole ni à un officiel russe, ni aux victimes ossètes des bombardements. Par contre on les illustre avec des images filmées en Ossétie, mais présentées comme à Gori en Géorgie.

Pourquoi aucun reportage n'a été effectué sur le sujet ni en Ossétie du Sud, ni en Abkhazie ? Pourquoi faire une hiérarchie entre les victimes ? Pourquoi taire le fait que SAAKACHVILI avait multiplié par 25 le budget militaire dans les 03 années précédentes ? Pourquoi présenter taire le fait que les populations d' Ossétie du Sud, et d'Abkhazie n'ont jamais approuvé l'indépendance géorgienne et que la Géorgie leur a unilatéralement retiré leur statut d'autonomie en 1990?

La vérité est que la Géorgie est le porte-avion américain au Caucase, que la Géorgie a perdu plus de soldats en Irak que lors des affrontements militaires de 2008.

Le summum ayant été la visite de Bernard-Henry Levy, en mission pour le monde[18] qui fait un portrait hagiographique du criminel de guerre SAAKACHVILI, décrit des militaires russes qu'il n'a jamais vu, le tout sous le contrôle du Spin Doctor francophone de SAAKACHVILI : Raphaël Glucksmann[19].

2010

La sécheresse sans précédent dans l'histoire météorologique russe de l'été 2010 a donné lieu à des épisodes de désinformation surréalistes : Pour résumer, si il y a une sécheresse, c'est la faute à poutine !

Les médias français ont repris l'argumentation fumeuse de l'opposition libérales, selon laquelle la modification du code forestier en 2006 était criminelle car elle avait décentralisé la gestion des forêts et donné plus de droits aux propriétaires. Or, ce sont ces « belles personnes » qui reprochent depuis 10 ans à Vladimir Poutine son « hyper centralisme », et son « hyper étatisme ». Alors où est la vérité ? De plus, Vladimir Poutine est souvent décrit comme un dirigeant autoritaire et borné. Qu'a-t-il fait en l’occurrence ? Eh bien, on a modifié le code forestier pour renforcer les pouvoir de contrôle de l'administration fédérale des forêts, qui a repris la gestion du domaine forestier et on a augmenté leurs effectifs. Pour un pouvoir qui ne se soucie pas de son peuple …

Ensuite, on a raillé la promesse de V. Poutine d'indemniser les victimes et de reconstruire les maisons incendiées ou de verser une compensation. Dans les premières semaines, alors que l'administration russe ne s'était pas encore organisée, on a vu fleurir à la TV et dans la presse française des reportages sur la colère des victimes n'ayant rien reçu. Et puis, plus rien … En effet, il ne fallait surtout pas montrer que le gouvernement avait tenu sa promesse dans les délais et que le 01/12/2010, toutes les victimes avaient été relogées ou indemnisées ! Et il ne fallait pas montrer qu'à la moindre plainte d'un sinistré, V. Poutine envoyait un de ses conseiller régler sur le champ le problème !

Les mensonges les plus répandus sur la Russie actuelle

Russie = Dictature

Tout d'abord la Russie a un système politique multipartite : Au parlement Il y a 4 partis représentés (plus qu'en Grande-Bretagne, qui ne figure pas dans la catégorie dictature) : communistes, libéraux-démocrates (nationalistes), Russie unie (gouvernemental) et Russie Juste (membre de l'internationale socialiste). En effet, la principale force d'opposition est le parti communiste de la Fédération de Russie. Ce n'est pas celui que voudraient les gouvernements ni les médias occidentaux, mais c'est comme ça ! Les libéraux pro-occidentaux représentent une force ultra-minoritaire dans la politique russe. Il ne faut pas oublier qu'ils ont exercé le pouvoir pendant 7 ans, temps qu'il leur a fallu pour mettre le pays en faillite … Belle légitimité !

Le pouvoir russe est proche de la population à tous les niveaux. Le président, les ministres, les gouverneurs  reçoivent les doléances et les questions des citoyens directement par ce que l'on appelle en russe « Pryom Grajdan » (réception des citoyens) où on règle les problèmes. De plus, Il y à des institutions comme la chambre sociale de Russie[20] qui reçoivent les doléances des citoyens, auditionnent les administrations et rendent des avis, en général suivi. Il faut signaler dans ce domaine que la récente loi fédérale sur la police (qui remplace la « milice » depuis le 01/03/2011) a été discuté non seulement devant les deux chambres du parlement, et la chambre sociale mais aussi via internet, sur un site où, article par article les citoyens pouvaient proposer des amendements et voir si ils étaient retenus par le gouvernement. Pour une dictature ….

Cette qualification ne viendrait-elle pas du fait qu'en Russie le pouvoir a, tout simplement gardé le pouvoir!

Russie = Sale guerre

Il est de bon ton, dans les médias occidentaux de décrire la guerre de Tchétchénie comme un conflit colonial, une « sale guerre » à l'image de celle que la France aurait faite en Algérie par exemple.

Tout d'abord, on passe sous silence le nettoyage ethnique de 150 000 russes et de 20 000 cosaques perpétré par le pouvoir de Djokhar DOUDAIEV entre 1991 et 1994. On passe sous silence les vols, viols, tortures systématiques pratiqués sur les russes empruntant le chemin de fer BAKOU-MOSCOU entre 1991 et 1994. On passe sous silence le fait que dans les périodes 1991-94 et 1996-99, l'enlèvement, le trafic de drogue et le trafic était une industrie à dimension internationale dans cette République. Pourquoi cet oubli? Peut-être pour se concentrer sur les crimes inhérents à la guerre et surtout à une guerre subversive où les islamistes tchétchènes utilisent, dès 1992[21], le terrorisme on oublie de parler de ses causes …

De plus, on oublie de parler de la géopolitique très complexe du Caucase, et du rôle des USA, de la Géorgie, de la Turquie dans cette guerre.

Russie = Absence de liberté de la presse

L'idée que les médias ne sont pas libres en Russie est une évidence pour la plupart des français. C'est un mensonge éhonté.

Tout d'abord, quand je lis ce que les journaux français disent sur la télévision, moi qui suit russophone, j'ai l'impression de na pas regarder la même ! En effet, il y à sur les trois principales chaînes des présentateurs clairement d'opposition à la ligne gouvernementale : que ce soit Nikolaï SVANIDZE (historien, libéral) qui a une émission historique sur la chaîne d’État « Rossiya 1 » et une autre sur la chaîne du gouvernement de Saint-Petersbourg 5 ; que ce soit Vladimir POZNER (journaliste libéral né aux États-Unis) qui a une émission débat éponyme sur la chaine ORT tous les dimanche soir où il reçoit tous les hommes politiques (du gouvernement comme de l'opposition) … Ces chaînes, mêmes si elles appartiennent, directement ou indirectement à l’État sortent régulièrement des scandales (p. exemple : sur le marché izmailovo[22] dénoncé dans un reportage sur la chaine Rossiya). La chaîne REN TV n'est jamais tendre avec le gouvernement. Mais ne lui reproche-t-on pas plutôt son absence de politiquement correct ? Car on y aborde librement des sujets comme l'immigration, la nation, la souveraineté...

Les journaux d'opinion sont, dans leur quasi – totalité (de kommersant à la pravda), opposés à Poutine sauf deux : Rossiïskaya Gazeta (journal officiel du gouvernement russe) et Izvestia (journal détenu par gazprom). En effet, aucun de ces journaux n'épargne les titulaires du pouvoir. Le niveau des débats que l'on peut y trouver est en général d'une meilleure qualité qu'en France. Mais nos « spécialistes » de la Russie les lisent-ils ? Ou bien ne font-ils qu'écouter le service Russie de « Radio Europe Liberté » (radio du congrès américain pour l'ex-urss)?

C'est alors que l'on nous sort l'argument massue : Mais on y assassine des journalistes ! Tout d'abord, comme je l'ai indiqué au chapitre précédent, les indignations dans ce domaine sont très sélectives. De plus statistiquement, il y a eût plus de journalistes assassinés depuis 10 ans au Brésil qu'en Russie. Lula est-il un dictateur ? Quand on regarde bien, ces assassinats, comme au Brésil, sont toujours liés au crime organisé ou à la corruption (ou les 2 en même temps) et concernent des journalistes qui enquêtent dans ces domaines.

Russie = Menace internationale

Cet argument est apparu après la guerre de 2008 en Géorgie[23]. Alors que la Russie n'a attaqué aucun État depuis l'intervention en Afghanistan de 1979 (ce qui n'est le cas ni de l'Otan en Yougoslavie, ni des États-Unis en Irak). Quant à l'intervention en Géorgie, elle n'a fait que protéger la paix et secourir ses soldats affectés au maintien de la paix dans le cadre d'un mandat international donné par la CEI.

Enfin, la Russie ne fait que stabiliser le Caucase. A chaque fois que la Russie a reculé dans le Caucase (entre 1991 et 94 par exemple), les affrontements n'ont fait que redoubler sur tous les foyers de conflits (Haut-Karabakh, Géorgie, Nakhitchevan).

Russie = Pays fasciste et raciste

 

Je souhaite rappeler au lecteur qu'en Russie n'existe qu'une seule catégorie de citoyens. Que la nationalité (ethnique) a été retiré des passeports dès 1993. Alors que dans les pays baltes membres du grand bloc démocratique Otan – Union Européenne (c'est particulièrement vrai en Estonie et en Lettonie) les citoyens russophones ont été privés de leur citoyenneté en 1991 sur un simple critère ethnique (ne sont devenus citoyens des républiques nouvellement indépendantes que les citoyens de ces républiques en 1940 et leurs descendants). Ils se retrouvent ainsi privés de droit de vote, d'accès aux professions réglementées (fonctionnaires, avocats, ....). Je rappelle que c'est dans la diète lettone et non à la douma russe qu'un député déposé un amendement à une loi condamnant les crimes communistes demandant que « l'enjuivement du pays » soit rajouté comme crime commis contre la nation lettone par l'URSS. Je rappelle enfin que c'est en Estonie et en Lettonie que le jour de la création de la Waffen SS locale est un jour de commémoration nationale, avec défilé d'époque et que les anciens combattants soviétiques ont été privés de leur pension de combattant, alors qu'on en a alloué une aux anciens membres des unités collaborationnistes avec l' Allemagne nazie. Donc Où est le fascisme d’État ?

Je rappelle que la Russie compte sur son territoire officiellement 123 nationalités, que Moscou est la première ville géorgienne et arménienne du monde. Les rares extrémistes, perpétrant des crimes racistes en Russie ont des provenances troubles. Par exemple :

  • La DPNI (mouvement contre l'immigration illégale) est une organisation qui date du début des années 2000 et qui, surfant sur la guerre de Tchétchénie, a développé une politique de haine et de promotion d'exactions contre les nationalités non-russes établies dans la partie européenne de la Russie (principalement Moscou et Saint-Pétersbourg). Parmi ses chefs on trouve des gens comme Alexandre POTKINE (de son vrai nom Alexandre BELOV)qui est son éminence grise au niveau nationale et fondateur de la DPNI qui a été l'homme de confiance de Boris FYODOROV, ancien ministre des finances sous ELTSINE (1992-1994) quand celui-ci fut candidat libéral aux législatives de décembre 2003, lui-même très proche de Boris BEREZOVSKI.
  • L'union slave est une organisation dissidente de la RNE (unité nationale russe), auxquels ils reprochaient sa trop grande proximité avec les communistes et son inaction. Ils sont considérés comme les troupes de choc de la DPNI, commettant des assassinats d'étrangers ou de citoyens de nationalités non-orthodoxes. La biographie de ses chefs et ses financements sont très opaques.

Ces organisations se plaignent de « harcèlement » par les autorités qui les ont classé comme extrémiste. En effet, en faisant monter la haine, à grand renfort de publicité par les médias étrangers, ils sont utilisés, consciemment, par les ennemis de la Russie comme représentant d'un « peuple russe imbécile et raciste ».

Typologie des russophobes français

Les « anti-totalitaires »

Dans la veine des « nouveaux philosophes » ces personnages sont la caution idéologique, sous prétexte de droits de l'homme de toutes les aventures américaines de par le monde. De la Yougoslavie à l'Irak, de Paris à Moscou, ils sont autant russophones que francophobes.

Ils font régner un terrorisme intellectuel parmi les médias français, donnant le « la » dans les sujets internationaux. Seuls habilités à penser le monde, ils servent les intérêts des politiques néo-conservatrices américaines. En effet, leur cohérence est la suivante : Tout pays n'ayant pas sur son territoire une base américaine est une dictature. Et tous ceux qui s'y opposent sont, forcément des dictateurs.

Un trait supplémentaire de ces idéologues à la petite semaine, est leur refus de la Souveraineté et de la volonté nationale. En effet, une Russie à genoux leur était bien sympathique. André Glucksmann l'a théorisé d'ailleurs : pour lui la seule façon pour la Russie de ne pas retomber dans le fascisme (car pour lui communisme = fascisme, les anciens combattants de la 2nde guerre mondiale apprécieront) est d'assumer la défaite du communisme et de rester une petite nation[24]. En effet, sur la question ils sont très clairs : POUTINE est haïssable car il montre la voie d'une renaissance basée sur la reprise en main de sa souveraineté par la Russie, dans tous les domaines. Il est donc un mauvais exemple pour le monde.

Cette Russie dirigée par V. POUTINE bat en brèche toute l'idéologie qu'ils avaient imposés dans le débat français sur les questions internationales. A l'ingérence humanitaire, la Russie oppose l'égalité souveraine des États ; Aux bombes qui apportent la paix, la Russie oppose le respect du droit international (à commencer par le refus des guerres d'agression). La haine contre la Russie est mobilisatrice. Elle permet en donnant le sentiment d'une menace permanente de promouvoir la notion de « camp occidental », nécessaire pour protéger et promouvoir la démocratie en France et dans le monde.

Enfin je trouve indécente la convocation permanente par Glucksmann de SOLJENITSYNE pour justifier ses thèses. Alors que l'écrivain est enseigné dans les écoles de la Russie grâce à Vladimir POUTINE[25], que dans sa dernière interview au magazine allemand « Der Spiegel », l'écrivain exprimait son soutien à Vladimir POUTINE, et enfin que les réformes de Vladimir POUTINE se sont en grande partie inspirée de Comment réaménager notre Russie. Il est trop facile de prendre la lutte contre le stalinisme et de refuser le patriotisme russe dans l’œuvre du grand écrivain,qui souhaitait par exemple la réunion de la Russie, de l'Ukraine et de la Biélorussie (ce à quoi s'oppose Glucksmann, soutien de la révolution orange).

En effet, le gouvernement russe a repris une partie des symboles soviétiques (que ce soit dans l'hymne ou dans les étendards militaires). L'objectif n'était pas la réhabilitation du stalinisme, mais la réunification des russes entre les deux branches du patriotisme russe, unies, malgré tout dans l'histoire et l'amour du pays : « blanche » (impériale, slave et orthodoxe) et « rouge » (soviétique, marxiste, et anti-impérialiste). En effet, Monsieur Glucksmann, la Russie d'aujourd'hui célèbre aussi bien l'amiral Koltchak, le général Dénikine, que les maréchaux de l'Union Soviétique Koniev et Joukov, même si ce patriotisme, célébré tous les 9 mai, est pour vous « moisi »[26], à Moscou, comme à Paris sûrement !

Les européistes

C'est le groupe le plus dangereux, car le plus proche du pouvoir qui compte et qui décide en France : La commission européenne. Leur rôle est de pointer du doigt une Russie « violente », « nationaliste » et « agressive ». La dramatisation qu'ont opérées les publications européistes vis-à-vis de la guerre de Géorgie de 2008 est proprement stupéfiante : Elles annonçaient fièrement que l'union européenne et sa présidence française avaient « sauvé la Géorgie de l'occupation russe ». Propos totalement délirant car aucun officiel russe n'a jamais eu l'intention d'envahir et d'occuper militairement la Géorgie. Mais cela a permis de déployer une force de l'UE sur place pour amplifier l'intégration en matière de défense.

Régulièrement, le parlement européen prend des résolutions condamnant, pêle-mêle non-respect de l'état de droit, de la démocratie (dans l'union européenne on est spécialiste : on fait revoter le peuple irlandais jusqu'à ce qu'il approuve ou on fait approuver par voie parlementaire un texte rejeté par référendum …), les infractions aux droits de l'homme, le pauvre KHODORKOVSKI[27]…  

En fait cette opposition idéologique a 2 rôles principaux :

ñ      Disqualifier la Russie comme contre-modèle pour les nations européennes. En effet, un pays qui s'est relevé d'une faillite par des méthodes étatistes (nationalisations, abaissement des tarifs de chemin de fer pour les produits agricoles) et protectionnistes (hausse des droits de douanes à l'importation, dévaluation, contrôle des changes). cela ne cadre pas avec « l'esprit européen » insufflé par la commission en Grèce, en Irlande ou au Portugal.

ñ      Crédibiliser les nouveaux États-membres ou les candidats à l'adhésion issus de l'URSS. En effet la diabolisation de la Russie permet aux européens de serrer les rangs avec les nouveaux États-membres. Comme lorsque l'Estonie a déplacé le monument du soldat inconnu soviétique commémorant la victoire sur l'Allemagne nazie au centre de Tallinn, vers un cimetière dans une ville perdue de banlieue. Chose qui aurait du faire hurler tous les démocrates, les « antifascistes », car sans victoire soviétique, il n'y aurait jamais eu de victoire à l'ouest ! L'image d'une Russie agressive et antidémocratique a permis à de telles choses de passer inaperçu en France et à notre gouvernement d'apporter son soutien au gouvernement estonien.

Les ignorants

C'est le cas de beaucoup de correspondants à Moscou, qui ne parlent pas russe, qui ne connaissent rien de l'histoire russe, ne rencontre jamais de russes en dehors des cercles de l'intelligentsia libérale et enfin ne vont jamais en province, dans un État continent. Ceux sont les plus rigolos à lire, du fait du nombre incalculable de contresens et de bêtises que l'on peut lire dans leurs papiers, qui sont souvent des copier-collés de novaïa gazeta ou de radio free europe.[28]

D'ailleurs, j'ai été frappé cet été, alors que j'étais en vacances en Russie, de me rendre compte que les mêmes arguments sont d'abords diffusés sur radio free europe, se retrouvent tels quels sur échos de moscou et novaïa gazeta et enfin on les lit dans nos journaux de France. Bravo l'indépendance !

 



1   Vice premier-ministre et ministre de l'économie de Russie (1991-1993), puis chef du parti libéral « choix de la Russie »

 

2   Ministre des affaires étrangères de Russie (1990-1996), dont la politique s'est caractérisée par une volonté constante, surtout dans l'affaire yougoslave, d'intégrer la Russie dans le camp occidental. Après un passage au conseil de sécurité de la Fédération de Russie, il devient en janvier 1998, membre du directoire, puis vice-président de la compagnie pharmaceutique américaine ICN (entreprise dirigée par Milan PANIC, premier ministre yougoslave (1992), opposant à Milosevic, financier principal du mouvement Otpor! et supposé agent de la CIA) puis

 3  Exemple : le reportage de la télévision suisse romande de l'émission temps présent : « Délire extrême » http://www.tsr.ch/video/#nav=emissions/temps-present/?q=russie;id=506720.

[4]  Le matin (Suisse), 03/02/1999 - « Les chemises brunes défient le pouvoir - Environ deux cents jeunes fascistes ont défilé dans le nord de la capitale dimanche, démontrant l'impuissance des autorités à lutter contre les démonstrations extrémistes ».

[5] Sergueï KIRIENKO, chef de le jeunesse communiste de la Région de Gorki (1986-1991). Il devient, suite aux privatisations le PDG de la compagnie pétrolière « NORSEA OIL », il devient en 1997 le ministre des carburants et de l'énergie  puis en 1998 premier vice-premier ministre puis premier-ministre de Russie du 24 avril au 23 août 1998. Il est maintenant le directeur général de la compagnie d’État « ROSATOM », équivalent russe du CEA et d'Areva réunis.

[6]  Service de renseignements Extérieur de la Fédération de Russie – Héritier de la 1ere direction générale (chargée de l'espionnage hors de l'union soviétique) du KGB de l'URSS.

[7]  Karl MARX – La guerre civile en France, ed. Sociales, 1968, p.88

[8]  Rappelons que la « guerre d'agression » était constitutif de crime de guerre dans les statuts du tribunal militaire international de Nuremberg, à l'initiative des soviétiques (notamment du procureur général Rudenko). Pourquoi a-t-elle disparu du statut du tribunal pénal international pour la Yougoslavie ?

[9]   Vladimir GOUSSINSKI – PDG de la banque « most » qui remporte de 1994 à 1997 la gestion des comptes du gouvernement de la Ville de Moscou, devient suite aux privatisations, le propriétaire de plusieurs médias, dont la télévision NTV qu'il va mettre au service de Youri Loujkov (maire de Moscou à l'époque).

[10]  Boris BEREZOVSKI – Mathématicien à l'époque soviétique dans le complexe militaro-industriel, il devient dès 1989 entrepreneur en URSS en fondant une joint-venture avec FIAT pour la vente de voitures LADA à l'exportation et sur le marché soviétique « Logovaz ». Il revend ensuite logovaz . Il utilise cet argent pour fonder une banque (la banque unie) qui a pour première mission le recyclage, via des filliales aux iles Caïmans, des fonds des mafias tchétchène et ouzbeke. Les fond accumulés luii serviront à racheter à bas prix leurs chèques de privatisations aux ménagères russes. Il prend comme cela le contrôle des entreprises d’État privatisés les plus juteuses (comme aeroflot, avtovaz). Il achète ensuite, après des enchères truquées la chaîne de télévision ORT et la compagnie pétrolière d’État Sibneft. En 1996, il créé la coalition des oligarques qui, à coups de manipulations médiatiques et de bourrages d'urnes assurera un 2eme mandat à B. ELTSINE. De 1996 à 1998 il devient le véritable maître du pouvoir. En 1999, il est l'objet d'un 1er mandat d'arrêt lancé par le premier ministre PRIMAKOV pour blanchiment et infraction au contrôle des changes. Après avoir obtenu la tête de PRIMAKOV et du procureur général SKOURATOV, il est considéré comme l'auteur de l'assenscion de POUTINE à la tête du pouvoir, pensant manipuler ce haut-fonctionnaire réputé pour sa loyauté.

[11]  On se rappellera à ce sujet, qu'en mars 1999, le procureur général SKOURATOV, enquêtant contre BEREZOVSKI et la fille de Boris ELTSINE, a été victime d'une opération de déstabilisation de la part de la chaîne ORT, sur laquelle il était filmé dans une chambre d'hôtel avec 2 prostituées qui lui avaient été mises dans les bras par des « journalistes libres » de la chaîne.

[12]  Vladislav LISTIEV : Journaliste, connu dans toute l'URSS comme présentateur de l'émission « VZGLYAD » sur la TV d’État soviétique. Cette émission de jeunesse était la première à donner la parole à des personnalités opposées aux communistes et à organiser des débats opposant réformateurs et conservateurs. Puis il devint le présentateur sur la chaîne russe ORT de l'émission « v tchas pik » où il effectuait des interviews sans concession des responsables politiques. Il ne cachait pas son opposition aux réformes et à la corruption au sein du pouvoir russe. Devenu en 1995, directeur de la chaîne, il refusa tout contrôle politique de la rédaction de la chaîne et le contrôle des revenus de la régie publicitaire de la chaîne par B. BEREZOVSKI lui-même.

[13]  Paul KLEBNIKOV : Citoyen américain d'origine russe, rédacteur en chef de l'édition russe de « FORBES ».

[14]  Le concept est curieux …

[16]   Vladimir POUTINE, sténogramme de l'émission spéciale « razgovor s Vladimirom POUTINIM, prodoljenie » (conversation avec Vladimir  POUTINE, la suite), 3 décembre 2009, site internet : http://www.moskva-putinu.ru)

[17]  Réforme qui a mis fin à l'élection des gouverneurs au suffrage universel direct. Cette élection est remplacée par une élection par le parlement régional du candidat présenté par le président de la Fédération de Russie.

[18]   « Choses vues dans la Géorgie en guerre », Le monde 20.08.2008.

[19]  Le spin doctor pour les médias anglophones étant le belge Patrick WORMS, qui avait travaillé auparavant à la communication de la commission européenne.

[20]  Assemblée de représentants de la société civile ayant un véritable poids moral dans le pays et qui rend des avis sur tous les problèmes présentés par les citoyens.

[21]  Détournement aérien par chamil Bassaïev du vol Krasnodar-Moscou.

[22]  Grand marché des faubourgs de Moscou fermé en 2009 car on y vendait principalement des marchandises de contrebande.

[23]  Les lecteurs pourront se référer utilement au chef d’œuvre de désinformation de Laure Mandeville : La reconquête russe.

[24]  André Glucksmann : « Vers un nouveau fascisme brun-rouge », dans ouvrage collectif : de la dissidence à la démocratie, éd. du rocher, p.134

[25]  Je rappelle que l'archipel du Goulag est enseigné dans les écoles de Russie depuis la rentrée de 2010 en 11eme classe (classe de 1ere en France). http://www.utro.ru/news/2010/10/26/932175.shtml

[26]  Tribune paru dans Le figaro du 12/05/2010 « 8 mai : une célébration en trompe l’œil »

[27] Dernier exemple : Résolution du Parlement européen du 17 février 2011 sur l'état de droit en Russie, texte N° P7_TA(2011)0066.    http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P7-TA-2011-0066+0+DOC+XML+V0//FR&language=FR

[28]  Le spécimen le plus caractéristique Pierre Avril, correspondant du Figaro à Moscou. Son blogue a été pour moi source de moments intenses de rigolade. http://blog.lefigaro.fr/russie/

Repost 0
30 novembre 2011 3 30 /11 /novembre /2011 14:10
AAKoefoed1

Андрей Андреевич Кофод, или вернее Carl  Andreas  Koefoed, был датским специалистом по сельскому хозяйству. Он приехал в Россию в 1878 году и вскоре

убедился в том, что Россия нуждается в реформе своего землеустройства (такую реформу большинство европейских стран, в том числе и Дания, уже провели в свое время более или менее успешно).

Это была тогда революционная идея, поскольку надо было разрушить общинный строй, который тогда казался основой жизни русского народа. Он решил, что это ему, может, удастся, если он найдет деревню, которая сама бы разверстала свои земли.

             Поскольку он вскоре был назначен таксатором Дворянского банка и имел, таким образом, возможность ездить по всей стране, такую деревню он нашел...через 20 лет. Оставалось только убедить русское правительство. Понемногу он дошел до председателя комитета министров С.Ю. Витте, затем до П.А. Столыпина, который сам об этом думал.

Таким образом, с 1906 до 1916 года А.А. Кофод стоял во главе «Столыпинской реформы». За эти годы исполинской работы А.А. Кофод успел разверстать пятую часть  всех крестьянских земель в европейской части России в 46 губерниях.

Всё это и многое другое можно прочесть в его книге воспоминаний «50 лет в России», которую он написал по-датски в 40-х годах, и в которой он описывает Россию второй половины 19 века, жизнь и характер русского народа, который он так любил и понимал.

             Он пишет, что если бы удалось провести реформу до конца, то революция стала бы невозможной.

Так думали и говорили и сами большевики, в том числе и заместитель наркома иностранных дел Г.В. Чичерин, который,  увидев А.А. Кофода в Москве через несколько лет, когда датское правительство назначило его своим дипломатическим представителем в России, удивился, что советские власти его впустили в СССР.

 

И.Г. Демидова-Комо

 

Книга «50 лет в России» переведена на русский язык и продается в книжном магазине Дома Русского Зарубежья и в нескольких других городах России и Европы.

(Полный список можно получить по адресу  gazette.clcr@gmail.com).

Repost 0