Overblog Suivre ce blog
Administration Créer mon blog
15 février 2012 3 15 /02 /février /2012 15:07

 

Дорогие соотечественники!

Союз русских эмигрантов в Греции (  www.soruem.gr )

обратился с  письмами к  Д.Медведеву и В.Путину и Патриарху Кириллу  с просьбой взять вопрос сохранности и восстановления старейшего в Европе русского морского некрополя под свой личный контроль. Одним нам, без Вашей поддержки, не пробить китайскую стену безразличия.

Мы не можем поверить, что только  нам, группе живущих в Греции русских эмигрантов, не безразлична судьба этого мемориала, варварски разрушенного не  временем, а нашими братьями по вере, несмотря на многочисленные просьбы и протесты тогдашней русской эмиграции. В письме описана подробно история вопроса.

И мы, естественно, задаем вопрос: почему американцам понадобился год, чтобы написать имена всех, погибших 11 сентября и почему годами длится эта история и мы не имеем право написать имена русских генералов, полковников, георгиевских кавалеров, сражавшихся по имя славы всех нас и  чьи могилы были снесены в 70-е годы 20 века?

Пошлите , пожалуйста текст письма, везде, где можете. И помогите.

Заранее благодарны всем, кто отзовется.

Эта история не может продолжаться бесконечно.

С уважением.Ирина Жалнина-Василькиоти

"Когда мы начнем себя уважать,

нас тоже начнут уважать, не только за нефть и газ"

  

 

---------.jpg

 Русские эмигранты в Греции обратились к российским властям с просьбой спасти находящийся в плачевном состоянии Пирейский военный некрополь. Отечественные политики не должны позволять местным властям проявлять неуважение к культурному наследию за рубежом, считают представители русской диаспоры.

 Российский памятник в Греции оказался под угрозой уничтожения. Представители русской диаспоры обратились к российским властям с просьбой решить вопрос о сохранении Пирейского военно-морского некрополя. По словам эмигрантов, этот мемориал — один из важнейших российских памятников в Европе. Сейчас он находится в плачевном состоянии.

Российские власти должны внести памятник в реестр исторических некрополей и помочь в восстановлении могил, считает председатель Союза русских эмигрантов в Греции им. княгини Демидовой Ирина Жалнина-Василькиоти.

"Нас переполняет чувство обиды: почему все, что Россия сделала для Греции, забыто? Почему в таком состоянии наши памятники, даже дело не в самих греках, а в том, как наши чиновники относятся к проблеме сохранения этого русского наследия. И мы просим, обращаясь этим письмом, во-первых, чтобы взяли опеку. Это должна быть политика. Наши мемориалы должны быть нашими святынями. Мы просим посещать во время визитов эти мемориалы. Когда мы начнем себя уважать, нас наверное тогда тоже все начнут уважать, не только за нефть и газ", — сказала она.

 По сообщениям СМИ, Пирейский военно-морской некрополь — единственный иностранный памятник подобного рода, за которым никто не ухаживает. Все остальные страны выделяют средства на поддержание порядка на местах захоронения своих соотечественников.

 Великая княгиня Ольга Романова, ставшая в 1867 году второй греческой королевой, выделила для русской общины место под некрополь в окрестностях Пирея в районе церкви Святого Георгия. В первые десятилетия существования кладбища на нем хоронили в основном матросов и низший офицерский состав, а останки высокопоставленных служащих отправляли на захоронение в Одессу или Севастополь. Однако в 1894 году на нем был похоронен князь Михаил Кантакузин, военный агент русской императорский миссии в Греции. Большинство захоронений на Пирейском кладбище в XIX – начале XX веков принадлежало офицерам и морякам русских кораблей, а также членам дипломатической миссии и священнослужителям русских церквей. Всего в Пирее с 1844 года было похоронено около тысячи выдающихся россиян.

http://www.kommersant.ru/doc/1873513

Repost 0
10 février 2012 5 10 /02 /février /2012 12:52

Евгений Примаков: Россия и Китай предлагали максимально приблизить резолюцию ООН по Сирии к существующей реальности.

 Примаков

Считаю, что позиция по сирийской резолюции двух постоянных членов Совета Безопасности ООН - Российской Федерации и Китайской Народной Республики - вполне обоснована.

Во-первых, события в Сирии, как и в Ливии, с самого начала не укладывались в представление об "арабской весне" как о народных демонстрациях против авторитарных режимов в арабском мире. В этих двух странах с самого начала произошли вооруженные действия против власти. Кто дал оружие и подтолкнул к его применению, уверен, со временем станет ясно.

Во-вторых. Опять-таки с самого начала событий СМИ преобладающей части западных и ряда арабских стран заняли абсолютно необъективную позицию, односторонне представляя происходящее в Сирии как силовое подавление мирных демонстраций, добивающихся демократии. Сирийские власти объявили о прекращении чрезвычайного положения, об отказе от монополии правящей партии "Баас", о введении многопартийной системы, о предстоящих демократических выборах президента и парламента, и так далее. Ни одного встречного шага со стороны оппозиции не последовало. Между тем, судя по всему, на стороне руководства Башара Асада остается значительная, если не большая часть населения страны.

В-третьих. Озабоченная ситуацией Москва предложила свои услуги по организации переговоров между сирийским правительством и оппозицией. Несмотря на некоторые голоса из оппозиционного лагеря в пользу диалога с сирийским руководством, от контактов с ним оппозиция категорически отказалась. Причем отвергнуты были все многочисленные попытки организовать переговоры для прекращения кровопролития. Не исключено, что роковую роль при этом сыграли подсказки извне.

Судя по всему, на стороне Асада остается значительная часть населения страны

В-четвертых. Россия и Китай, не отвергая, в принципе, принятия резолюции Совета Безопасности ООН, предлагали максимально приблизить ее к существующей реальности - от этого могла зависеть ее эффективность. Речь шла о том, чтобы отказаться от неприемлемого с точки зрения международного права включения в резолюцию требования об отстранении от власти законно избранного президента Башара Асада, не взваливать ответственность за кровопролитие на одну из сторон - сирийское руководство, выводя из-под политического удара другую сторону конфликта, не провозглашать санкции против Сирии. Озабоченность вызывали и некоторые положения проекта резолюции, предложенные рядом западных и арабских стран. Эти положения, как показали события в Ливии, могли быть использованы для вооруженной интервенции в Сирию. Обманутыми во второй раз, как мне представляется, Россия и Китай быть не захотели. Еще совсем недавно США просили их не ветировать резолюцию ООН по Ливии, представляя ее лишь как требование о закрытии неба над страной, чтобы избежать ударов авиации Каддафи, в результате которых могло пострадать мирное население. Тогда "аморфная" часть резолюции ООН была использована непосредственно для свержения режима Каддафи.

Что стоит за нынешней антисирийской позицией? США и их союзники по НАТО хотят воспользоваться возникшей с весны 2011 года ситуацией в арабском мире с целью убрать неугодные им арабские режимы. Сирия стала жертвой главным образом потому, что она близка к Ирану. Отстранение от власти нынешнего режима является частью плана изоляции Ирана. Между тем сближение Дамаска с Тегераном произошло под влиянием того, что до сих пор не разрешен арабо-израильский конфликт. Вспоминаю, как во время одной из бесед с Хафезом Асадом - отцом нынешнего сирийского президента, он сказал мне, что будет стремиться к тому, чтобы не остаться "один на один с Израилем". Отсутствие урегулирования опасного ближневосточного конфликта, который имеет постоянную тенденцию к перерастанию в кризисную стадию, подтолкнуло Дамаск к созданию "на всякий случай" иранского тыла.

А почему арабские страны в своем большинстве тоже заняли позицию против руководства Башара Асада? Думаю, что основную роль здесь сыграли возрастающие противоречия между двумя основными религиозными тенденциями в Исламе - суннитами и шиитами. После американской военной операции в Ираке эти противоречия особенно усилились. Сирийская власть в основном представлена алавитами - течением, близким к шиизму. А с позиции Лиги арабских стран, объединяющей в своем преобладающем большинстве "суннитские государства", проявилось опасение создания "шиитского пояса" от Ирака через Иран и Сирию к Ливану.

Что может произойти в случае свержения нынешнего сирийского режима? Хотелось бы, чтобы авторы отвергнутого проекта резолюции Совета Безопасности ООН задумались на этот счет. Уже существуют достаточно красноречивые примеры того, к чему может привести безответственная политика на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Ей необходимо противопоставить коллективные усилия, а без них в конечном счете не обойтись для того, чтобы не допустить сползания ситуации к хаосам, гражданским войнам, наконец, к срыву столь необходимых мер по урегулированию арабо-израильского конфликта.

Евгений Примаков, академик

 Российская газета  N5697 - 6 февраля 2012 г.

 

Repost 0
10 février 2012 5 10 /02 /février /2012 12:36

 

 

--------.jpg

La position de deux membres permanents du Conseil de sécurité de l'ONU concernant la résolution syrienne, la Russie et la Chine, est tout à fait justifiée. Moscou et Pékin, sans rejeter en principe l'adoption de la résolution du Conseil de sécurité de l'ONU, ont proposé de la rapprocher au maximum de la réalité existante, ce dont dépend son efficacité. L'idée était d'abandonner un point de vue inacceptable selon le droit international consistant à exiger dans la résolution la démission du gouvernement légitimement élu du président Bachar al-Assad, de ne pas imputer la responsabilité de l'effusion de sang à une seule des parties – les dirigeants syriens –, en plaçant devant ses responsabilités l'autre partie du conflit, et de ne pas décréter de sanctions contre la Syrie.

Des inquiétudes ont en outre été suscitées par des dispositions du projet de résolution proposées par un certain nombre de pays occidentaux et arabes. Ces dispositions, comme l’ont montré les événements en Libye, pourraient être utilisées pour mener une intervention armée en Syrie. La Russie et la Chine n'avaient pas envie d'être dupées une seconde fois. Tout récemment, les Etats-Unis leur avaient demandé de ne pas opposer leur veto à la résolution des Nations unies sur la Libye, la présentant uniquement comme l’exigence de fermer l’espace aérien au dessus du pays pour éviter les frappes aériennes de Kadhafi, qui auraient pu affecter la population civile. Alors, la partie « amorphe » de la résolution de l'ONU avait été utilisée directement pour renverser le régime de Kadhafi.

Que motive la position anti-syrienne actuelle ? La Syrie est principalement devenue une victime parce qu'elle est proche de l'Iran. Le renversement du régime actuel fait partie d’un plan d'isolement de l'Iran. Cependant, le rapprochement de Damas avec Téhéran s’est produit parce qu’ le conflit israélo-arabe n’est pas résolu. Je me souviens qu’au cours d'une conversation avec Hafez al-Assad – père de l'actuel président syrien –, ce dernier m’avait dit qu'il s’efforcerait de ne pas rester « seul à seul avec Israël ».  L’absence de résolution du dangereux conflit au Moyen-Orient, caractérisé par une tendance constante à l’escalade vers la phase de crise, a incité Damas à créer, au cas où, une « base arrière » iranienne.

Pourquoi les pays arabes ont-ils également, pour la plupart, pris position contre le régime de Bachar al-Assad ? La cause principale est le conflit croissant entre les deux grandes tendances religieuses de l'Islam, les sunnites et les chiites. Suite à l'opération militaire américaine en Irak, ces contradictions se sont renforcées. Le gouvernement syrien est principalement constitué d’alaouites, un courant proche du chiisme. La Ligue arabe, qui unit dans leur écrasante majorité des Etats sunnites, s’est mise à redouter la création d’une « ceinture chiite » de l'Irak au Liban, e passant par l'Iran et la Syrie.

Que pourrait-il arriver en cas de renversement du régime syrien actuel ? Il serait bon que les auteurs du projet de résolution du Conseil de sécurité de l'ONU rejeté se penchent sur cette question. Il existe suffisamment d’exemples assez éloquents de ce à quoi peut mener une politique irresponsable au Moyen-Orient et en Afrique du Nord. Il convient impérativement de lui opposer des efforts collectifs, sans lesquels on ne pourra empêcher à terme que la situation ne glisse vers le chaos et la guerre civile, provoquant finalement l'échec des mesures si nécessaires à la résolution du conflit israélo-arabe.

Evgueni Primakov,

ancien directeur du Service de renseignement extérieur de Russie (1991-1996),

Premier ministre de Russie (1998-1999).

Rossiyskaya Gazeta  - 8 février, 2012

 

Repost 0
3 février 2012 5 03 /02 /février /2012 11:56
 Ozolin

16 декабря  ключи от собора свт. Николая в Ницце были переданы России и завершился долгий и непростой процесс возвращения храма Русской Православной Церкви. За несколько  месяцев до этого в собор был отменен платный вход, и скоро начнутся обширные реставрационные работы.

Настоятелем храма был назначен протоиерей  Николай Озолин – сын знаменитого профессора Свято-Сергиевского института,  он родился и вырос в Париже, но самые деятельные его годы жизни прошли в России. В 90-е годы эмиграция разделилась на 2 лагеря – одни считали, что с завершением Советской власти надо возвращаться в Россию, на Родину, и приносить пользу тем, что умеешь делать, другие же полагали, что смысла возвращаться в Россию и Русскую церковь нет.  Николай Озолин принадлежал к первым, и в  1992 году он приехал в Россию, в 1997  был рукоположен во священники, и стал служить в Кижах, став первым настоятелем разоренного храма после расстрелянного 60 лет назад бывшего настоятеля – мученика за Христа. Именно отсюда, из Карелии, и был вызван протоиерей Николай восстанавливать храм теперь уже в Ницце.

Восстанавливать храм на Лазурном берегу в Ницце звучит как оксюморон (кому-то и жемчуг мелкий, правда?), однако оказывается, что здесь не проще, чем в Петрозаводске. Для любого прихода перемена настоятеля, изменения в общинной и приходской жизни – самый болезненный период, особенно когда храм один, когда он действительно стал сердцем русской общины, когда люди не мыслят себя без прихода.

О новой странице жизни Свято-Никольского собора в Ницце Правмиру рассказывает настоятель собора протоиерей Николай Озолин.

- Отец Николай, 2 недели назад Никольский собор был официально передан Русской Православной Церкви…

-  Это очень радостное событие. В этом соборе отразилось  многое из истории России ХХ века. Этот храм – символ дружбы между Францией и Россией и это не формальные слова. Собор в Ницце стал выражением российского влияния на французском Лазурном берегу. Российское присутствие всегда венчалось собором: если вы даете другой державе возможность построить свой храм – это высшее выражение дружбы и доверия. Когда мы приходим в такой собор, пропитанный такой историей, – это не может не тронуть и  не взволновать. Храм святителя Николая самый большой в Европе, свой красотой, величием он производит неизгладимое  впечатление.

Мне бы хотелось от всего сердца выразить благодарность моему предшественнику — отцу Иоанну Гейту за то, что мы вместе мирно и с достоинством  открыли новую страницу жизни собора и за мирное и доброе (вопреки многим ожиданиям) завершение предыдущего этапа.

- В последние месяцы много писали о сложном состоянии, в котором находится храм, требуется серьезная реставрация. Она будет проводиться?  

- Мы накануне столетия освящения храма. И действительно, предстоит провести очень большие работы, ведь в течение века реальных восстановительных работ не велось. Истощается запас прочности, который был заложен царскими мастерами. Даже в таком благоприятном климате Ниццы потребуется провести серьезную работу, главным образом, в инженерной сфере.

- Расскажите, а чем особенно примечателен собор свт. Николая с инженерной точки зрения?

- Русские мастера сделали для Ниццы памятник, которой был впереди времени – монолит, из цемента, он уже тогда имел паровое отопление. А еще в соборе была  телефонная связь – представляете – настоятель мог общаться с регентом во время службы по телефону. 1912 год!  Такие мелочи говорят о том, как много было сделано Россией для собора и для города в целом.

- Как будет проходить реставрация?

- В настоящий момент наши эксперты ждут от Министерства культуры Франции разрешения на проведение экспертиз и исследовательских работ. Масштаб работ очень серьезный, он требует серьёзных подготовительных работ. А самая прекрасная новость в том, что реставрационные работы не приостановят богослужение. Службы будут идти все время.

- Как будет финансироваться реставрация?

- Все расходы по реставрации берет на себя Российская Федерация.

- Отец Николай, расскажите, как проходит трудное переходное время в приходе? Доходят  вести, что не все радует прихожан…

- Да, дело в том, что на протяжении многих лет в приходе было свое рода противостояние между теми, кто проявлял сочувствие Русской Церкви и теми, кто тяготел к Константинопольской. Теперь, когда храм был возвращен Русской Православной Церкви, можно сказать, что это противостояние снова дало о себе знать. В этой ситуации многие действия настоятеля могут быть восприняты давними прихожанами как поддержка одной или другой группы. А значит, невозможно назначать на руководящие должности в приходе кого-то из конфликтующих сторон. Россия приложила столько трудов к этому собору, что мы не можем сделать приход узким клубом по интересам.

Те, кто намерены участвовать – конечно, приглашаются самым активным образом. Например, в соборе много лет служит регент Анатолий Иванович Фисоченко, ему 82 года. Со мной приехала регент, которая со мной уже 10 лет и она поет на клиросе как обычная певчая.

Вторая помощница не только умеет печь просфоры, но и  ведет канцелярию —  всю огромную работу, так, что с двумя людьми  я могу покрывать работу, которая раньше осуществлялась штатом в 8 человек!

- Сколько всего с Вами приехало помощников?

- По благословению епископа Нестора Корсунского со мной были приглашены две помощницы,  у одной — 9-летний сын.

К участию приглашены все и работы сегодня хватит на всех. Жизнь раскроет новые послушания, которые надо будет выполнять. У нас много планов. На больших праздниках мы будем  организовывать чаепития, будем собирать общину после служб,  люди будут знакомиться друг с другому.  Очень важное направление нашей работы – это прием туристов и достойный рассказ об этом храме-памятнике.

Предстоит сделать очень много, данное мне послушание нелегко, но я надеюсь, что по милости Божией и молитве и поддержке правящего архиерея Нестора епископа Корсунского – все устроится самым добрым образом. Мы просим молитв!

                                                                                                                                                 Беседовала Анна Данилова

Православие и мир: http://www.pravmir.ru


Repost 0
30 janvier 2012 1 30 /01 /janvier /2012 14:29

 

 

Kremlin.jpg

Le 6ème Prix Russophonie pour la meilleure traduction du russe en français a été attribué le 30 janvier à Anne – Marie Tatsis - Botton pour Souvenirs du futur de Sigismund Krzyzanowsky, auteur qui n’avait pas été publié de son vivant, que les éditions Verdier se sont attachées à faire connaître en France.

Déjà lauréate du prix Halpérine-Kaminsky (2006) pour Souvenirs de Marina Tsvetaïeva et La Flûte aux souris d’Alexis Rémizov, Anne – Marie Tatsis - Botton a été choisie parmi la sélection retenue où figuraient les traducteurs les plus chevronnés : Anne Coldefy- Faucard (La Tourmente de Vladimir Sorokine), Henri Deluy (L’Amour, la poésie, la révolution de Vladimir Maïakovski) Bernard Kreise (La Tête de mon père d’Elena Botchorichvili)André Marcowicz (Le Soleil d’Alexandre).

          Le directeur du Centre Eltsine, Alexandre Drozdov, fondateur du Prix avec l’association France – Oural, lui a remis une sculpture originale Prix Russophonie – un livre en bronze ouvert du sculpteur Viktor Krioutchkov – ainsi qu’une récompense financière, tout comme à son éditeur.

           Quelque quarante traductions ont été soumises au jury composé de l’auteur Agnès Desarthe, du journaliste Kirill Privalov et de spécialistes de la littérature russe : Irène Sokologorsky, Gérard Conio et Françoise Genevray.

Le Prix Russophonie a été l’occasion de l’ouverture officielle des Saisons russes 2012. Il a été remis dans le cadre du festival RussenKo qui s’est déroulé au Kremlin –Bicêtre, pendant les Journées du livre russe et des littératures russophones qui accueillaient deux jours durant quelques grands noms de la littérature russe : de Ludmila Oulitskaïa à Vladimir Sorokine, en passant par Mikhaïl Chichkine, Léonid Guirchovitch, Zakhar Prilepine, le biélorusse Andreï Kureichik ukrainien Andreï Kourkov, la Québécoise Elena Botchorichvili.

Repost 0
30 janvier 2012 1 30 /01 /janvier /2012 14:04

REPORTAGE - Ce territoire juif autonome créé par Staline sert de décor au dernier livre de Marek Halter. Notre reporter est parti à la découverte de ces confins de l'Extrême-Orient russe pris dans les glaces, où ne vit plus qu'une toute petite minorité juive.

 

Birobijaan.jpg

Un rabbin devant une gare ferroviaire du Birobidjan.

Un air froid à couper au couteau, des fleuves emprisonnés par la glace de l'hiver, les bouleaux décharnés de l'immense taïga et l'enracinement, sur cette terre, des branches les plus récentes de son arbre généalogique: voilà qui suffit au bonheur de Dmitri Kaploun, habitant de Birobidjan, la capitale du territoire juif autonome. Un morceau de terre russe situé sur la route du Transsibérien, à 7 800 kilomètres au sud-est de Moscou, grand comme les deux tiers de la France mais peuplé de seulement 200.000 habitants. Des confins oubliés où Marek Halter plante le décor de son dernier livre (1).

Dmitri Kaploun est juif, comme sa grand-mère, qui débarqua ici un jour de l'année 1933 avec nombre de ses coreligionnaires. Cet homme avenant de 36 ans parle le yiddish, porte l'étoile de David et a subi une circoncision il y a quinze ans. En 1994, après la chute de l'URSS, il est parti en Israël comme la majorité des Juifs russes, pour vérifier si l'État fondé par Ben Gourion «ressemblait vraiment à la Terre promise».

En tout, il a séjourné cinq ans à Ashkelon, au cours desquels il a rencontré sa femme, native elle aussi de Birobidjan. Puis il est rentré définitivement au pays, laissant là-bas son épouse et son fils, aujourd'hui âgé de 8 ans. «Pour vivre en Israël, il faut y être né. Ici, j'ai un appartement. En tant que chauffeur de l'administration régionale, je suis respecté. Mes parents habitent à côté. Je suis tranquille», explique Dmitri. Et il a refait sa vie dans son pays natal, celui des hivers glaciaux et des étés éphémères.

Une terre «qu'aucune autre nationalité ne prétend revendiquer»

Au centre culturel juif (Joint) de la rue Lénine, le parcours de Dmitri Kaploun est cité en exemple. Selon le directeur de cette institution, Roman Leder, Dmitri illustre le renouveau de la culture et de la démographie juive au Birobidjan. Entre 1928 et 1933, ils furent 22.000 membres du peuple élu, pour beaucoup natifs d'Ukraine, à émigrer dans l'Extrême-Orient russe. «De bonne grâce et avec l'aide de Staline», soulignent les historiens locaux. À l'époque, alors que dans la Russie occidentale la famine sévissait, le président du Praesidium du Soviet suprême Mikhaïl Kalinine vantait avec enthousiasme les mérites de ce «territoire vaste» qu'est le Birobidjan.

Une terre «libre, fertile, situé à la frontière de l'État et qu'aucune autre nationalité, en dehors de la nationalité juive, ne prétend revendiquer». Majoritairement fonctionnaires, les Juifs se virent accorder des terres, se transformèrent en agriculteurs, encouragés tout autant par leur propre communauté que par le pouvoir stalinien. Le territoire juif autonome sera officiellement baptisé en 1934. Plusieurs repartiront, rebutés par la dureté du climat. Seuls les pionniers endurcis resteront. Leur ténacité ne sera pas éternellement récompensée.

Plus encore que de la grande vague de terreur stalinienne des années 1936-1937, la communauté sera d'abord victime de la campagne de lutte contre le «cosmopolitisme» lancée par le maître du Kremlin après-guerre. Après la vague d'émigration postgorbatchévienne, seuls 5000 Juifs resteront, soit à peine un quarantième de la population totale. «Ils sont partis car l'économie du pays partait à la dérive. Mais aujourd'hui, on vit normalement et quand cent personnes partent d'ici, cent autres reviennent», se félicite Roman Lader, le directeur du centre Joint.

«Très loin de Moscou, de l'Occident et de la politique»

Financé par la diaspora et des entrepreneurs locaux, le centre de la rue Lénine délivre des bons d'achat à 400 personnes nécessiteuses, offre aux plus indigents l'aide médicale gratuite, assiste leurs enfants par l'intermédiaire d'un psychologue et subventionne les achats de bois des familles juives. Fermé à l'époque soviétique, le théâtre juif a rouvert, animé par une troupe amateur. Le centre Joint s'apparente à une petite PME, installée dans des locaux modernes, loin du confort spartiate de l'administration russe ordinaire.

Dans une salle de réunion du rez-de-chaussée, Vera, Nelya et Eva se prélassent dans des fauteuils. Âgées de 67 à 80 ans, ces trois honorables babouchkas sont membres de la chorale fondée il y a seulement deux mois, où elles interprètent le répertoire du folklore juif. «Ici, on est vraiment très loin de Moscou, de l'Occident et de la politique», dit Vera, pour qui Vladimir Poutine se résume à un homme d'État énergique, qui augmente régulièrement les pensions des retraités.

De plus, il n'hésite pas à envoyer des «oligarques corrompus» en prison, comme Mikhaïl Khodorkovski, quand bien même ce dernier est d'origine juive. Le territoire a beau s'appeler «région autonome des Juifs», l'identité de ses habitants n'y joue plus grande importance. Depuis que la mention de la nationalité «juif», introduite par Staline en 1932, ne figure plus sur les passeports russes (1997), il est impossible d'évaluer le nombre de Juifs dans le pays, a fortiori au Birobidjan.

Un syncrétisme davantage laïque que religieux

À la suite de nombreux mariages mixtes, ces derniers se sont fondus dans la population. Ici, les chrétiens orthodoxes fêtent Pourim, tout comme les Juifs célèbrent la Pâque chrétienne, témoignant d'un syncrétisme davantage laïque que religieux. Tout au plus les habitants du territoire notent-ils que leur gouverneur, Alexandre Vinnikov, l'ancien maire de la capitale, possède des racines juives par son père. Il est surtout membre de Russie unie, le parti dominant, qui a récolté 48% des suffrages aux dernières législatives.

Chaque matin, pour le service de 10 heures, seuls quinze fidèles septuagénaires fréquentent la salle de prières de la nouvelle synagogue, également située rue Lénine. Le rabbin a quitté la région pour s'installer en Israël, en attendant qu'un hypothétique remplaçant lui succède. Vladimir Kompaniets, 87 ans, regrette que les jeunes désertent le lieu de culte, mais s'en fait volontiers une raison. «Ici, nous sommes des religieux démocrates. Chacun est libre d'exprimer ou non sa foi», explique cet ancien bûcheron, tout en ôtant sa kippa. «D'ailleurs, comment voulez-vous qu'après soixante-dix ans de communisme, il en aille autrement?», demande-t-il.

Tout en conservant sa mémoire et ses traditions, le territoire juif autonome prend surtout acte de l'influence irrésistible de son puissant voisin chinois. Et s'en accommode à merveille. En face de la gare, la statue symbole de Birobidjan, qui représente un paysan fatigué conduisant sa carriole, a été dessinée par un artiste local, mais fabriquée par un industriel chinois. Croyant épater ses commanditaires russes, ce dernier a sculpté un cheval fringant plutôt que la vieille carne fatiguée que fouettaient les pionniers juifs du Birobidjan. Qu'importe cette faute de goût: les prestataires chinois sont «moins chers» et plus durs à la tâche que les Russes, admettent les habitants de la région.

Appétit chinois

C'est dans le sud de la région, à Leninskoïe, là où le majestueux fleuve Amour sépare les deux pays, que l'appétit chinois pour le marché russe se manifeste avec le plus de vigueur. Ce matin de la mi-janvier, les trois vedettes russes qui font la navette avec la Chine sont prises dans les glaces de l'Amour. Mais, dans trois ans, c'est un pont de chemin de fer long de 2 kilomètres, sur lequel devrait quotidiennement transiter une vingtaine de trains, qui devrait relier le village de Leninskoïe à la ville chinoise de Tounszian. Cette dernière constitue elle-même la porte d'entrée vers la mégalopole industrielle de Harbin (10 millions d'habitants).

Dans ce contexte, la compagnie minière russe Petropavlovsk envisage de construire dans la région autonome juive un combinat minier. Ce dernier exportera vers la Chine près de 6 millions de tonnes de fonte et de minerai de fer, économisant grâce au pont quelque  1400 kilomètres de trajet. De leur côté, les Chinois prévoient de construire, près de Leninskoïe, une usine de traitement du bois, exploitant les vastes forêts sibériennes et dont les produits finis, comme les parquets, seront eux aussi exportés vers la Chine ou le Japon. Non loin, les investisseurs de l'empire du Milieu construiront une autre usine de traitement du soja et du maïs, destinée à sécher les graines.

Dans le bourg assoupi de Leninskoïe, l'annonce de ces projets fait grincer quelques dents, mais l'accueil réservé à ces entreprenants voisins reste majoritairement favorable. «Les gens compétents se rendent bien compte que les Chinois nous aident beaucoup. Ils louent des terres qui sans eux resteraient vides, y construisent dessus des immeubles qui dans cinq ans nous appartiendront. Enfin, ils apportent de l'argent au budget de l'État», se félicite Igor, un habitant de Leninskoïe. Quatre-vingts ans après l'arrivée des pionniers juifs sur cette terre, les entrepreneurs chinois leur succèdent, sans que l'ordre des choses, dans cette région hors du temps, n'en soit bousculé.

(1) L'Inconnue de Birobidjan, à paraître aujourd'hui chez Robert Laffont.

Pierre Avril

Le Figaro - 25 janvier 2012

 

Repost 0
19 janvier 2012 4 19 /01 /janvier /2012 13:07

Narotchnitskaia.jpgБеседа с доктором исторических наук, президентом Фонда исторической перспективы, руководителем Института демократии и сотрудничества
Наталией Алексеевной Нарочницкой


Наталия Алексеевна, как вы считаете, насколько и в чём системы жизнестойкости России зависят от состояния народа — умонастроения, собранности, сплочённости?..

– Это интересный, можно сказать, главный вопрос, потому что если есть энергия к развитию, продолжению жизни, то в голове человека будут громоздиться экономические проекты, он будет и семью заводить, и детей рожать, и думать о том, как им жить завтра, — люди будут думать о преемственности и культуре. А если тебе постоянно внушают мысль о самоубийстве, то и жить не захочешь, будешь считать себя выброшенным на обочину жизни, истории, а земля будет брошена. Это мы иногда и наблюдаем в реальной жизни.

В целом, на общем уровне, это понятно. Но если переходить к конкретике, то можно привести в пример деятельность нашего института. Мы разрабатываем для регионов схемы территориального планирования муниципальных образований, генеральные планы сельских поселений, готовим стратегии инвестиционного развития территорий. Казалось бы, эти документы должны быть стимулами, побуждающими к развитию территорий, организации на них активной деятельности, но когда мы обсуждаем их с населением, создаётся впечатление, что люди, которые на них живут, уже никак не связаны ни с историей, ни с культурой, ни с традициями этой территории. Это какое-то ненастоящее, «замещающее» население, потому что будущее земли, на которой они выросли, их не интересует.

Как проектировщики, мы можем нарисовать много красивых «картинок», фантазии у нас достаточно, но кто будет претворять в жизнь отражённые на них идеи? Иногда кажется, что уровень состояния населения таков, что никому уже не хочется не только вкладывать силы в развитие территорий, а вообще делать хоть что-нибудь ни по старым, традиционным, направлениям, ни по новым, так называемым инновационным.

– Вы совершенно правильно ставите вопрос, потому что, как вдумчивый человек, вы учитываете историко-культурные и философские вопросы осмысления дальнейшего развития территории. Чтобы разрабатывать проекты развития территорий, нужно учитывать, что за население на ней живёт, какое у него территориальное сознание, какие цели и желания, потому что именно это важно для реализации экономических идей и в конце концов для стабильности государства.

Помимо определения финансовых затрат, необходимых для реализации того или иного проекта, надо понимать, какие люди будут воплощать его в жизнь. Если это будут делать люмпены, приехавшие из разных стран, не имеющие никаких национальных корней, никак не связанные с территорией, на которой собираются работать, то проект обречён — это будет совершенно бесполезное занятие. А если за него возьмутся коренные жители территории, имеющие некие основы самосознания, понимающие, что именно здесь они хотят жить, работать и растить детей — совершенно другое дело. Это как раз и есть культурная экология, которая определяет территориальное самосознание живущих на ней людей, их причастность не только к реалиям сегодняшнего дня, а ко всей национальной истории, культурным традициям, традициям деятельности на конкретной территории. Если люди сохранили национальное самосознание, они сумеют реализовать на своей территории умный проект, обеспечивающий ее развития.

– А как понять, остались ли у населения той или иной территории хотя бы зачатки национального самосознания? Может быть, есть критерии определения наличия или отсутствия у людей чувства исторической причастности к территории, на которой они живут?

– Вопрос довольно сложный. Нужно вспомнить, что за время перестройки и в течение последних 20 лет состояние общего государственного самосознания русского народа, который пока ещё составляет 80 % населения России, сильно искажалось политиками, стремившимися принизить и отстранить его от общеисторического мирового процесса. Русский народ трактовался как некая негативная сила, оставившая варварский след в мировой истории. А если народ, прошедший от Буга до Дальнего Востока и поливший свой кровью каждую пядь земли этого пути, постоянно вытесняется на обочину истории, если на него вешается клеймо варвара-неудачника, он отвечает тем, что не хочет участвовать в продолжении своей истории.

Опошлено, искажено само понятие «патриотизм». Сейчас говорят, что патриотом может быть только негодяй, потому что за словом «патриот», пытаясь сохранить «позитивный имидж», прячутся последние мерзавцы. Для чего? Для того чтобы их не распознали до конца. Да что говорить, у нашего народа исчез даже библейский инстинкт размножения, об этом свидетельствуют данные последней переписи населения. Налицо демографический спад, женщины практически не рожают, а ведь дети в России рождались даже во время войны. Народ на ментальном уровне не хочет размножаться, у него нет желания продолжать свою историю на своей территории. Недаром особо яростные оппозиционеры говорят о том, что в стране установлен оккупационный режим, ведь людям в неволе, то есть в оккупации, как животным в клетке, не до мыслей о продолжении рода. Правда, в последнее время демографическая ситуация всё-таки немного улучшилась.

Однако клевета на русский народ и опошление его роли в мировой истории оставили свои неизгладимые следы. Территория государства — это не только историко-генетический код государства, это ещё и воплощение представления народа о своей государственности, о своём Отечестве.

В историческом плане территориальность, территориальное сознание возникли раньше государственности, недаром русские князья всегда клялись Русской землёй, хотя единого государства в современном понимании ещё не было. Объединение в нацию, создание русской нации произошло после Куликовской битвы, когда на поле брани пришли тверичи, галичи, костромичи, москвичи, суздальцы, смоленцы, а ушли русские люди, именно русские, объединившиеся ради сохранения культурно-генетического кода исторической нации. Этот фактор обязательно надо учитывать при реализации любых экономических проектов.

Именно потому нельзя рассчитывать, что привезённые на нашу территорию мигранты, то есть люди иной национальной культуры, смогут развивать её в соответствии с существующими на ней историческими культурными традициями. Это абсолютная утопия, это глубокая ошибка, которая может нарушить и так трудный ход истории нашего народа в условиях международного давления и негативного отношения мирового сообщества к России.

Меня очень радует, что у нас в стране есть пусть небольшое, но всё-таки заметное количество русских предпринимателей, не хочу говорить бизнесменов, которые находят время заботиться не только о собственных доходах, но и о том, какова социально-культурная атмосфера территорий, на которых они живут и работают, есть ли на них социальные объекты, объекты культуры, и как они способствуют воспроизведению традиционных русских культурных целей и ценностей русского бытия. Конечно, время накладывает на них отпечаток, что-то к ним добавляется, что-то убывает, но историческое культурно-генетическое ядро сохраняется и объединяет старшие и младшие поколения, роднит предков с потомками. Благодаря этому в регионах Центральной России заметно проявляется тенденция восстановления родовых гнёзд, хотя нельзя закрывать глаза на то, что практически повсюду наблюдаются признаки так называемой материальной деградации: разорение земель, остаточное финансирование, падение рождаемости, замещение коренного населения мигрантами.

– Так что же в нас изменилось, что мы утратили больше всего?

– Если более точно формулировать главные потери, то они касаются духовной и национальной сфер. Дело в том, что при таком сильном замещении населения (а точнее сказать, народа, имеющего территориальное самосознание, сплочённого не воинственным настроением, а национальном духом) мигранты, вместо того чтобы в него интегрироваться, уважая местные обычаи, национальные традиции, начинают воспроизводить «куски» своей культуры, которая а priori вступает в дисбаланс с культурой местного населения, поглощая её, как субстрат. И дело не в том, что кто-то хуже, а кто-то лучше — просто формируется дисбаланс интересов, который снижает энергетический потенциал русского народа, хотя я верю, что этот потенциал не пропал, а ушёл вглубь и затаился. Его надо как-то поднять, поддержать в людях веру в лучшее, в будущее, в Бога. Вера помогает справляться с трудностями, которые постигают абсолютно всех, но люди, имеющие веру, намного более стойкие, они лучше понимают действительность и успешнее противостоят невзгодам. Именно поэтому мы и занялись проблемами русского народа. Мы не против кого-то, мы именно за него, за русский народ. Мы хотим сохранить его культурно-исторический генетический код как код самоценной этнической и национальной общности.

В Центральной России есть всё необходимое для развития экономики — дороги, население, телеграф, телефон, спутниковые антенны, близость к крупным центрам производства и потребления (не сравнить с Сибирью!); тем не менее регион в упадке. Почему? Потому что у народа нет духовных сил. Идёт люмпенизация, духовное умирание населения, разрыв социальных связей. А если у народа нет культурного, национально-этнического, религиозного, духовного потенциала, не будет и стойких успехов экономического развития.

Я участвовала в обсуждении фильма Кирилла Серебренникова «Юрьев день», где аллегорически показан разрыв связей прошлого и будущего, распад социальных связей, кровных связей матери и сына. Это производит страшное впечатление, потому что люди перестали быть людьми и стали пылью, только она образовалась не после атомного взрыва, а после глубокого духовного взрыва, от которого в душе не остаётся ничего живого. Человек — существо социальное. Младенец, оставленный на необитаемом острове, никогда не станет человеком, потому что никогда не узнает, что такое добро, зло, любовь, благодарность, честь, совесть, достоинство, благородство. Эти морально-нравственные категории можно усвоить только в социуме, и в ходе их познания развиваются и обогащаются и социум, и индивидуум, поэтому они неразделимы. Об этом много рассуждал Ф.М. Достоевский.

Давайте попробуем понять, как и в чём в прошлом реализовала себя основная масса образованного населения, имеющая отношение к костяку русского народа. Русские реализовали себя в таких массовых профессиях, как инженеры-технологи, квалифицированные рабочие, военные, доктора, учителя. Но сегодня как раз именно эти области деятельности финансируются по остаточному принципу, зато процветает торговля. То есть разрушение промышленности в регионах и малых городах привело к люмпенизации русского населения: бывшие инженеры или мастера стали люмпенами, теперь над ними поднялся полуграмотный продавец сигарет. Сокращение этих профессий — прямой шаг к деградации русских! А подъём индустрии, реальная экономика автоматически востребуют массу квалифицированных русских, поднимет их статус без всякого акцента на национальности.

Неквалифицированные таджикские и узбекские рабочие привносят в русский социум свои феодально-клановые отношения, которые потом переносятся в область закона. Я их не осуждаю, но пусть они выстраивают свои кланово-родовые отношения на своих территориях — на Кавказе, в Таджикистане или Узбекистане. Пускай они применяют клановые методы решения социальных проблем у себя на родине. Такая практика совершенно не свойственна русскому народу, поэтому костяк русского населения оказывается в проигрыше как экономически, так и морально. Получается, что нынешняя структура экономики, которую никак не могут скорректировать политики, просто убивает русский народ, лишает его социальной и исторической энергии, поэтому восстановление производительной экономики — это стимул к возрождению энергетической роли русского народа как стержневого народа русской истории и территории.

Это очень хорошо видно даже в радиусе 400 километров от Москвы, да что там, даже ближе! Сейчас построили хорошую дорогу к Калуге — до Оптиной Пустыни рукой подать. А рядом Козельск — маленький русский городок, выдержавший тяжелейшую осаду войск хана Батыя. Только слава его осталась в далёком прошлом, а теперь Козельск — это покосившиеся домишки, колонки вместо водопровода, а где-то и их нет, да и работы для его жителей тоже нет… Почему же не вдохнуть в него жизнь?

– Так жизнь нужно в первую очередь в людей вдыхать!

– Да, я совершенно с вами согласна, но для этого людям, живущим в малых городах, надо прежде всего дать работу, а для этого в свою очередь нужно использовать современные средства связи — мобильные телефоны и интернет, потому что во всём мире люди уже давно работают дистанционно, приезжая в офис всего пару раз в неделю, чтобы получить и сдать задания. Такой подход выгоден не только экономией времени, но и снижением экологической нагрузки на атмосферу за счёт сокращения автомобильных выбросов… Значит, в любом небольшом старинном русском городе можно создать проект, который обеспечит его жителям возможность работать, не выходя из дома.

Именно поэтому я с 2007 года ношусь с идеей развития старинных русских малых городов Центральной России, например Козельска, о котором школьные учебники рассказывают как о русской твердыне времён татаро-монгольского ига; Оптиной Пустыни — центра духовных исканий русских людей, духовной нравственности современности; Тарусы — защитницы русской интеллигенции в тяжёлые времена; Жукова — родины маршала Жукова; Обнинска — центра русской науки; Малоярославца, где была окончательно сломлена гордыня Наполеона. Исход Тарутинского сражения предрешил его судьбу, и он, понимая глубину своего поражения, даже запасся склянкой яда, боясь в силу собственных амбиций и гордыни не пережить плена.

Кстати, если за что французы нас недолюбливают, так это за победу над Наполеоном. Помните Пушкина?

И ненавидите вы нас…
За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?

Французы, да и вся Европа перед ним преклонялись, возносили на недосягаемые высоты, а мы взяли и разбили его прекрасную армию, впрочем, как и армию Гитлера, ведь он тоже использовал всю политическую и экономическую мощь Европы. Пусть не сразу, но русский народ всё-таки опрокинул эти кумиры в бездну, пусть за это и пришлось заплатить очень дорогую цену.

Именно поэтому так болит сердце за тот же Малоярославец, на улицах которого стоят покосившиеся дома с дырявыми крышами. России XXI века стыдно терпеть такие картины. Кстати, сегодняшнее состояние малых городов — это результат политики советской власти, которая проводилась с конца 30-х годов. Именно о ней писала Галина Литвинова, подтверждая экономическими выкладками несостоятельность остаточного финансирования городов Центральной России и вливания финансовых средств в окраины бывшей Российской империи. За это её и травила пресса.

Между тем финансовые вливания в южные республики превышали все мыслимые пределы. Например, есть данные о том, что в Таджикистане, имевшем собственную Академию наук, на 100 национальных учёных приходилось значительно больше аспирантов, чем на 100 русских учёных. И так во всём: если до Октябрьского переворота русский народ давал максимальный прирост населения, то после усилий советского государства, направленных на борьбу с младенческой смертностью на национальных окраинах, они стали нас обгонять, и так продолжается в течение десятилетий.

В Советском Союзе пособие по многодетности полагалось с рождением четвёртого ребёнка, но среди русских таких семей практически не было. Однако его получали практически все семьи Узбекистана, Казахстана, Кавказа. Мой отец считал, что справедливее было бы давать государственное пособие на первых двух детей, потому что тогда все получали бы поровну и государство нельзя было бы обвинить в несправедливости, а обязанность выплачивать пособие на третьего и четвёртого ребёнка возложить на местные бюджеты. Поэтому только у русского народа есть право обвинять советское государство в том, что он вымирает из-за несправедливой национальной политики.

80% населения России люмпенизируется, нравственно распадается, утрачивает интерес к будущему, но как только кто-то начинает «бить по этому поводу в колокола», его пытаются засунуть в клише национализма или национал-патриотизма, а после событий ХХ века люди боятся обвинений в нацизме. Надо признать, что такие уродливые явления есть и в русской среде. Их, правда, не очень много, но они, скорее, говорят о том, что люди, скандирующие «прорусские» лозунги, вряд ли знают, что такое настоящий русский патриотизм. Я считаю, что это социальное явление свидетельствует о деградации национального уровня понимания патриотизма, появившегося в результате провокационных внушений. Агрессивные социальные проявления — это реакция на унижение и оскорбление русского народа, порождённая очень низкой, практически животной культурной среды.

Природа настоящего патриотизма — это чистая и искренняя любовь к Родине. Любовь к Родине похожа на любовь к матери. Она не мотивирована, ведь мы любим именно своих матерей, нам нет никакого дела до того, насколько молодо они выглядят, насколько они образованы или богаты. Это естественное чувство. В способности любить и заключается успешность человека. Истинный русский патриотизм имеет высокие, светлые идеалы и цели, он неагрессивен, он побуждает к созиданию, к историческому деланию, а задавленный, униженный, извращённый патриотизм возбуждает в людях гнев, угрюмую злобу и пестует деструктивные начала.

Но даже в этой ситуации надо ставить правильный диагноз. Нельзя говорить о народе, как о какой-то цементирующей смазке, он ценен сам по себе, он и есть величайшая историческая ценность. Именно поэтому большевики старались уничтожить национальные особенности и даже поставили цель сгладить национальные различия и создать новую историческую общность — советский народ, а сами пересчитали все нации и распределили блага согласно своим планам. Какие блага получил русский народ в ХХ веке? Никакие. В Советском Союзе не было ни одного ведомства, которое бы занимались социокультурными аспектами жизни русской нации.

В государственном плане мы, конечно, россияне. Россияне — хорошее слово, но оно определяет гражданство и связанные с ним экономические аспекты. Но как носители культурно-исторического кода, который создаёт исторические нации, мы, конечно, русские. Об этом никогда нельзя забывать, иначе нашей стране грозит деградация. Не зря социальные опросы говорят, что многие молодые люди хотят уехать заграницу, но не из-за того, что у нас нельзя быстро разбогатеть. Наоборот, у нас «золотая» молодёжь ездит на Porsche Cayenne — попробуй, купи такую машину в 23 года где-нибудь в Европе… В социалистической Франции нужно отдать 110 из 100 заработанных евро на социальные налоги, и всё работающее население держится за социальный пакет, «весящий» больше, чем заработная плата, потому что в него включены стоимость лекарств, оперативных вмешательств и терапевтического лечения. Франция готова пережить съедающую зарплату инфляцию и повышение налогов, но выходит на национальные забастовки, когда правительство заводит речь об отмене социальных пакетов.

Сейчас спорят, возвращать ли в паспорт графу «национальность». Я не против, потому что это даст мне возможность более правильно вести себя с моими согражданами. Я, например, никогда не приготовлю для татарина, который пришёл ко мне в гости, свинину и не скажу слово, которое может задеть национальные чувства моих сограждан. Национальные моменты важны, но их нужно вводить не насильственно, а добровольно. Мы всегда считали русскими тех, кто сохраняет в себе чувство сопричастности к культурно-философским и историческим аспектам русского гражданского бытия. Никакого насилия над личностью быть не может, но всё-таки государство — это сиюминутный политический институт, а Отечество — более глобальная историческая сущность, некий территориальный аспект самосознания.

– В России мощная парализующая интервенция прошла как раз через территориальный аспект, через запущенные земельно-имущественные отношения, и, как вирус, поразила потенциал умного планирования, опиравшегося на территориальный потенциал и учитывавшего его производительные силы. Сегодня проектировщики вынуждены договариваться с собственниками земли, иначе ни один проект, даже имеющий федеральное значение, не может быть реализован. Уместно привести пример Калужской губернии, администрация которой приняла решение развивать свою территорию за счёт привлечения иностранного капитала в автомобилестроение. Появилось несколько заводов, вошедших в промышленный кластер (хотя в экономическом плане это образование кластером не является). Но калужские учёные пришли к выводу, что обогащение за счёт привлечённых инвестиций, не учитывающих местные историко-культурные национальные аспекты, приводит к деградации местного населения, его социальной обеспеченности.

– Да, так бывает, когда взлетают цены на жильё. Так было в Страсбурге, тихом европейском буржуазном городке, когда там разместилась официальная штаб-квартира Европейского парламента — целая армия чиновников Евросоюза. Цены на жильё взлетели так высоко, что оно стало не по карману даже обеспеченным жителям Страсбурга. Теперь оно доступно лишь чиновникам Европарламента, и то только потому, что оплачивается из бюджета ЕС. Страсбургцы этим очень недовольны.

Кстати, цена на жильё — это основная причина демографического спада в России, потому что молодым семьям негде жить, а значит, негде растить детей. Накопить на квартиру не может даже хорошо зарабатывающий москвич. Это позорный факт свидетельствует об уродливости нашей экономической политики. Наше земельное законодательство пребывает в состоянии паралича. В нём много непродуманных решений, отражающих нашу уродливую экономику.

На месте губернаторов я бы ввела для инвесторов сервитут: хочешь строить и продавать элитное коммерческое жильё — бесплатно отдай городу два муниципальных дома, причём улучшенной современной планировки. Квартира ХХ века не должна походить на коммуналку. Четырёхметровая кухня должна стать двадцатиметровой кухней-гостиной, в которой сможет собираться вся семья. Это свойственно нашей культуре, ведь русские всегда — и в печаль, и в радость собирались в сердце дома, у очага, на кухне.

У нас очень разноплановая страна и по климату, и по менталитету, и по скорости мышления, поэтому нам нельзя иметь одну экономическую доктрину для всей страны. Я не утопист, но я очень мечтаю о массовом малоэтажном строительстве в России, которое соответствовало бы её культуре и способствовало бы возрождению страны на культурно-исторических традициях. Думаю, нужно опробовать в одном активном регионе, в котором есть и умный губернатор, и развитый бизнес, модель проекта такой низкоэтажной застройки, чтобы в каждом отдельном доме (доме в философском понимании как интегральной часть мира) с видом на лес, маленьким садиком женщины могли бы заботиться о своих семьях. При этом современные средства связи и хорошие дороги предоставили бы им возможность работать, и они бы не чувствовали себя прикованными к кастрюлям. Я всегда завидовала европейцам, потому что у них хорошие дороги. Они скрадывают расстояния и экономят время, которое можно использовать для работы, семьи, учёбы.

– Но отсутствие у нас хорошей сети дорог пока можно рассматривать и как плюс: наносная культурно вредная «зараза» не выходит на окраины, не распространяется на всю Россию!

– Да у нас такие угодья, что глаза разбегаются. Места для строительства посёлков предостаточно даже в 100 километрах от Москвы. Но если рядом с жилыми зонами не будет мест приложения труда, производств для зарабатывания денег — грош им цена. Нужно думать о производительных силах.

Например, в Калуге, центре Калужской области, много высших учебных заведений. У этой территории сильные научные традиции, там работали Леонтьев, Циолковский. Но сегодня ей необходимы средние образовательные заведения, чтобы готовить среднее производственное звено, ведь местность должна воспроизводить весь социальный срез, а не только низовые профессии.

– Я думаю, что такие проекты без инициативы сверху, то есть без участия государства, реализовать невозможно.

– Да, в России без участия государства ничего сделать нельзя, но в этих вопросах инициатива должна идти и снизу! Наше население совершенно потеряло навыки самоорганизации, а ведь оно было присуще русской ментальности: вспомните хотя бы вечевые традиции, когда многие социальные и политические вопросы решались на народных собраниях. Но какие-то ощущения остались на уровне нашей генетической памяти, и они понемногу восстанавливаются через общие малые дела.

Несколько лет назад я жила в доме с большими бестолковыми подъездами. Когда в нашем подъезде появилась консьержка, мы не рассчитывали на изменения, но она повесила на окна занавесочки, принесла большой цветок, потом появились ещё несколько растений, кто-то пожертвовал пальму, и подъезд преобразился. В нём не стало грязи и окурков, потому что упорядоченная среда протестует против хаоса, а куча мусора — нет.

Конечно, у нас в стране многое сложно… Можно годами биться как рыба об лёд без всякого результата, но не надо опускать руки, нужно продолжать бороться за конкретные добрые дела. Самоорганизация на местах ради воссоздания социально-культурной среды в регионе — это правильно. Сегодня в Краснодарский край производятся крупные финансовые вливания, но практика показывает, что впрыскивание денег без воссоздания культурной среды превращает людей в волков, у которых нет морально-нравственных критериев оценки своих поступков, и формирует из них стаи. Поэтому надо использовать оставшиеся там дома культуры, сельские клубы, библиотеки и превращать их в плацдармы для воспроизводства культурной среды. Местное население воссоздаёт русские культурные сообщества, но надо поддерживать его усилия. Бюро пропаганды художественной литературы Союза писателей России и наш Фонд исторической перспективы проводили там пасхальные вечера. Заканчивались они всегда одинаково: люди подходили к нам, плакали и благодарили за духовную помощь.

Но в ней нуждаются не только жители отдалённых регионов, но и люди, живущие в ближнем Подмосковье. На наши встречи в сельских клубах приходят в основном пенсионерки — самое что ни на есть протестное население, но слушают они очень хорошо. Мы не грузим их депрессивными выступлениями на тему «всё пропало, Россия пьёт, кругом одни бандиты и вертихвостки». Все устали от негатива, надо продуцировать оптимизм в людях, поддерживать их духовные силы, чтобы они могли развивать территории и продолжать русский образ жизни на исконно Русской земле. Мы показываем фильмы о возрождении русских национальных ценностей, ставим вальсы Штрауса, пьесы Свиридова, Рахманинова, обязательно «Прощание славянки», и народ оживает, раскрывает глубинный потенциал русской души.

Я считаю, что без развития российской глубинки невозможно реализовать никакие «новые» концепции развития. Приказ догнать какие-то развитые страны или подражательная модернизация, которую проповедуют последние десять лет, — всё это неэффективные устаревшие теории. Но есть и новые — например, американского учёного Айзенштадта и нашего философа-социолога Федотова, утверждающие, что настало время национальной модернизации, что не капитализм западного типа перемалывает национальные культуры, а наоборот, национальные культуры перемалывают западный наднациональный капитализм и берут только то, что нанизывается на рычаги, свойственные конкретной национальной культуре. Например, успехи Китая доказывают, что сейчас в мире время национальных модернизационных проектов. Конечно, у России и Китая есть что-то общее, но в условиях нашей зимы, при нашей «глубине промерзания», оказываются эффективными далеко не все проекты. Отопительный сезон в наших широтах начинается в октябре, а заканчивается в конце апреля. Это же сколько энергии надо, чтобы всю страну обогреть? А ведь стоит она недёшево.

Догоняющая модернизация создаёт только анклавы — Москву, Петербург, теперь ещё и Сочи, которые вызывают общую нелюбовь, потому что, как гигантские пылесосы, высасывают талантливую молодёжь со всех территорий нашей страны и превращают её в примитивных старателей, живущих по принципу «Полюбить — так королеву, а украсть — так миллион». Со временем эти анклавы превращаются в уродливые агломерации типа Сан-Паулу, в которых и неба-то не видно, одни небоскрёбы. Они, конечно, громко и уверенно заявляют о себе как о центрах модернизации, но дело в том, что они, как вампиры, отбирают энергию у окружающих пространств, концентрируя её только в себе и только для себя. Они парализуют всё вокруг, сеют неравенство, социальную напряжённость. Они существуют сами по себе, отдельно от всей страны. О какой модернизации можно говорить в таком случае? Это тупиковый путь развития. Модернизация начнётся тогда, когда в провинции раздастся шум строек, когда в каждый её дом войдут газ и водопровод, а в малых городах и сёлах появятся асфальтированные улицы.

У нас такой климат, что наличие отопления не вопрос комфорта, а вопрос жизни и смерти. Если зимой на неделю отключить отопление, можно без боя занять город, никакой атомной бомбы не надо. Модернизация — это обеспечение бытовыми удобствами всей русской глубинки, потому что не важно, золотой у тебя унитаз или фаянсовый со следами ржавчины, так как наличие канализации подтверждает, что страна находится на одном цивилизационном уровне. А если часть народа бегает по нужде на двор, то это потеря исторической идентичности на 50-100 лет. Если вы ездите на «Жигулях», а кто-то — на Porsche, то при всём различии автомобилей между вами нет большой разницы: вы находитесь в одном цивилизационном поле, потому что используете энергию, вырабатываемую двигателем внутреннего сгорания. А вот если в это же время кто-то едет в телеге, запряжённой лошадью, то он оказывается в другом цивилизационном поле — поле позапрошлого века.

– Можно ли подытожить наш разговор, сказав, что при разработке механизмов реализации проектов экономического развития российских территорий необходимо ориентироваться на русский историко-генетический код?

– Ну, если вы проектируете для Кавказа, то надо принимать в расчёт национальные особенности кавказского менталитета.

– Боюсь, на Кавказ меня не хватит, мне бы хоть немного российские территории развить…

Правильно. Я же тоже не ставлю интересы русского народа выше интересов других народов. Я только борюсь за их соблюдение, иначе начинается «атомизация», распыл, уничтожение русской исторической нации. Нельзя забывать, что сейчас 80 % населения требует такой заботы. Надо учитывать русский код, и, если мы хотим развивать Центральную Россию, надо ставить препоны алчным бизнесменам, использующим рабский труд мигрантов из южных республик.

– Опыт 80-х годов показал, что бездумный строительный бум породил массу экологических проблем, от которых страдает современное население. Поэтому теперь практически во всю проектную документацию необходимо вводить раздел «Охрана окружающей среды» или «Природоохранные мероприятия», в котором следует доказать, что проект не наносит вреда окружающей среде, что в ходе его реализации будут использоваться конкретные природоохранные технологии. Может быть, повторить успешный опыт и ввести в проекты, затрагивающие культурные и социальные интересы местного населения, способные изменить территориальный уклад его жизни, раздел «Охрана русского историко-генетического кода»?

– Я думаю, это вполне приемлемый опыт, потому что человек, построивший зал игровых автоматов и назвавший его «Вавилон», приложил руку к разрушению русского историко-генетического кода. Недаром в пуританской Америке игровые залы вынесены в отдельные города, и уж тем более они не могут появиться рядом со школой, как в Москве на Ленинском проспекте. Пока это зло до конца не искоренено, но борьба началась. Шансы на победу есть, хотя у нас процветает оборотный капитал, деньги делают деньги, экономика зависит от цен на нефть. Что случится со страной, если в 2 раза упадут цены на нефть? Подумать страшно. А вот Китай развивает собственное производство. Вообще китайский путь достоин изучения, пусть это другая цивилизационная модель, другие внутренние пружины, побуждающие людей к действию. Китайцы используют для реформирования государства правильный принцип — «При всей пользе для государства реформы не должны вредить населению». А у нас перед тем, как строить новый сарай, старый ломают без сожаления, а когда новый готов, выясняется, что хранить в нём уже нечего — добро промокло и сгнило.

– Да, и в этом плане нам как разработчикам схем территориального планирования и генеральных планов важно понять, какую структуру сельского населения надо сохранять, а какую создавать, чтобы не умерла традиционная система землепользования.

– А вы знаете, что Япония, ежегодно потребляющая огромное количество риса, не пускает на свой внутренний рынок пакистанский рис, хотя он значительно дешевле, потому что производство риса — это основа существования японского крестьянства, носителя и хранителя национального самосознания, национального духа. А Франция буквально «разъедается» чужестранцами, потому что оттуда ушёл национальный дух. Даже Нотр-Дам утратил значение центра религиозной, духовной и культурной жизни страны и стал простым архитектурным памятником, интересным только туристам, поэтому рядом с ним уже можно жарить шашлык…

– Если и дальше так дело пойдёт, то и у нашего храма Василия Блаженного тоже можно будет жарить шашлык… Отсутствие внятной национальной политики, национальной идеи и национального кода русского народа ведёт к «болотному» состоянию развития всего государства. Среди политиков почти нет пассионариев, поэтому даже вброс в регионы денег не может спасти положение, так как на исконно русских территориях искоренена русская культура, а для простого человека культура — это воспроизведение традиционной русской жизни на земле, которой его насильственным путём лишили большевики. Нужно мерить себя по русскому коду, иначе смерть государству российскому!

– Именно поэтому революционеры всех мастей начинали ломать государственность с уничтожения крестьянства как носителя традиционного религиозного сознания, консервативного хранителя национального самосознания, историко-генетического кода нации. Так поступили якобинцы, которые сразу уничтожили Вандею, потому что её сельское население поддержало короля и не приняло революцию; по такому же сценарию действовали и вожди революции 1917 года. Троцкий призывал к уничтожению крестьянства, мотивируя это тем, что «почитание родителей и икон противоречит духу революции». Он прекрасно понимал, что если не уничтожить крестьян как носителей традиционного образа жизни нации, ни о каком успехе большевиков не может быть и речи. Троцкий предлагал создавать для уборки урожая трудовые армии, но это абсурдный ход кабинетной доктрины, потому что крестьянство — не профессия, а образ жизни, круговорот работ, связанных с жизнью земли и скота, в котором нельзя разделить труд и досуг. Помните, как в «Тихом Доне», когда Мелеховы принимают решение уходить от красных, старик-отец спрашивает: «Да куда ж вы с курями, с коровами пойдёте?» Недвижимость не сдвинешь с места…

А у нас всё компаниями — где-то что-то услышали, и давай внедрять! Но в разных странах одинаковые технологии могут иметь совершенно разные эффекты. Не надо быть кабинетным работником или интеллектуалом, чтобы понять, что за «500 дней» нельзя изменить жизнь огромной страны. Россия большая, центры производства и потребления достаточно далеко разнесены по её территории, поэтому перевозка любых товаров обходится дорого, а зимы у нас холодные, погодные условия для нежного высокотехнологичного производства малоподходящие. А поскольку мы находимся не на постиндустриальном, а на предындустриальном этапе развития общества, нам ещё надо строить производство и дороги.

Поэтому России необходимо развивать малые города, создавать между ними паутинки экономических, социальных и культурных связей, коммуницировать их пространства. Первые результаты этой работы появятся лет через десять, не раньше, а наше Правительство всё ещё рассчитывает на какие-то сиюминутные результаты. Пора бы понять, что это невозможно. Даже хорошая идея материнского капитала не отработана до конца… А что показывает российское телевидение? На что настраивают нашу молодёжь? Исключительно на гедонистические ценности, на жизнь ради удовлетворения собственных амбиций. А надо пропагандировать культурные и национальные ценности, способствующие сохранению русского культурного кода, например: говорить, что воплощение любви — это семья, которая обязательно должна скрепляться рождением ребёнка, тогда и гедонистические ценности отходят на задний план. Нужно показывать не придуманную, а настоящую жизнь, и ориентировать молодое поколение не на участие в реалити-шоу, а на честный труд в родной стране и на благо родной страны.

Беседу вела Анна Курбатова – д. г. н., профессор, директор Института комплексного развития территорий, главный редактор журнала «Территория и Планирование».


16 января 2012

По материалам журнала "Территория и планирование"

Repost 0
8 janvier 2012 7 08 /01 /janvier /2012 22:48

L'historienne Hélène Carrère-d'Encausse décrypte les attentes  des manifestants  anti-Poutine,  «l'avant-garde  de la société  intellectuelle» représentant  la nouvelle génération post-soviétique.

Par Hélène Carrère d'Encausse. Le Figaro - 6/janvier /2012

images

On a tôt fait de comparer les manifestations qui ont mobilisé les Russes en décembre dernier au «printemps arabe». Certes, deux points communs caractérisent ces événements: l'Internet comme moyen d'appeler à manifester et l'importance numérique des rassemblements. Mais à partir de là, tout différencie «l'hiver russe» du «printemps arabe», ce qui lui promet sans doute un avenir différent.

Il y eut d'abord la surprenante annonce du chassé-croisé des membres du tandem Medvedev-Poutine. Ce dernier avait promis qu'il y aurait une concertation pour désigner le candidat à l'élection présidentielle et que le nom de celui-ci serait rendu public après les élections législatives. Et voilà que des semaines avant ces élections, il se déclarait candidat. Les Russes ont perçu cette annonce prématurée et peu décente comme une immense duperie. Ils ont découvert à cette occasion que Dmitri Medvedev, favori de la jeunesse et des libéraux, n'avait été qu'un président intérimaire, incapable de s'imposer dans la course à la présidentielle. Poutine avait décidé seul de leur sort commun.

C'est cet excès de pouvoir et le refus brutal de respecter même une apparence de choix ou de compétition qui a provoqué d'emblée un sursaut de colère populaire dont on a ignoré, hors de Russie, la portée. Mais, dès ce moment, une part non négligeable de la société russe s'est interrogée: comment répondre à ce coup de force? S'abstenir aux élections législatives? Une abstention de masse aurait eu pour effet de mettre en lumière le fossé existant entre le pouvoir et la société. C'est bien le choix qui a été fait spontanément par les Russes et qui a entraîné en retour un trucage des élections. Les urnes bourrées ont permis avant tout que les «bons électeurs» votent plusieurs fois. À la veille des législatives du 4 décembre, Novaïa Gazeta, le journal d'opposition inspiré par Mikhaïl Gorbatchev, détaillait avec délectation les divers moyens techniques de multiplier miraculeusement le nombre d'électeurs.

L'acte deux de ce printemps russe a été marqué par la réaction de la société aux trucages électoraux, les deux grandes manifestations de décembre 2011 qui rassemblèrent à Moscou des dizaines de milliers de citoyens furieux. Ce qui caractérise ces deux manifestations, c'est tout à la fois leur parfaite organisation, le calme des manifestants ne se laissant jamais déborder et interdisant les provocations, et surtout leur composition sociologique. Sans doute Édouard Limonov a-t-il tenté d'inciter ses partisans à se lancer à l'assaut des édifices gouvernementaux, Maison blanche et Douma. Mais nul ne l'a entendu. Car ceux qui étaient venus en masse sur la place des Marécages ou l'avenue Sakharov n'avaient rien de commun ni avec Limonov, ni avec les responsables des partis politiques légaux, ni même avec les chefs de l'opposition, et c'est là l'essentiel.

Les instituts de sondage ont dressé le portrait sociologique et politique de ces manifestants. Près de 70 % d'entre eux avaient moins de 40 ans. Plus de 70 % étaient diplômés de l'enseignement supérieur ou en cours d'études supérieures. 25 % étaient propriétaires d'une entre­prise ou exerçaient un commandement dans une entreprise. 70 % affichaient des opinions libérales, 24 % des idées de gauche, 6 % des penchants nationalistes. Ce tableau est édifiant. Il signifie que les manifestants n'étaient ni des marginaux, ni des jeunes désespérés de leur avenir, mais tout au contraire, comme les qualifie la presse russe, «l'avant-garde de la société intellectuelle, créatrice sans le soutien de laquelle aucun régime ne saurait durer».

Ces manifestants de décembre représentaient en grande majorité la nouvelle génération postsoviétique, la classe moyenne montante, déjà assurée de son avenir matériel. En revanche, et les enquêtes l'ont aussi montré, la génération précédente, celle des parents des manifestants, est restée en retrait tout en affirmant sa pleine solidarité avec la jeunesse. Simplement, la réserve observée par les parents témoignait de leur volonté de préserver la stabilité du pays, les acquis des dix dernières années. Une sorte de «division du travail» s'est ainsi établie entre la jeune génération qui pousse au changement - mais non à une quelconque révolution - et celle des parents qui soutient cette aspiration au changement mais en évitant une déstabilisation radicale.

De quel changement au demeurant est-il question? Ce que réclamaient les manifestants, au-delà des slogans généraux, était de recommencer les élections (10 décembre) et une Russie sans Poutine (24 décembre), c'est-à-dire une évolution du système politique, le respect de la société civile et de sa participation réelle à la vie politique. Ce que les manifestants ont rejeté, c'est ce qu'ils appelaient le système, se disant eux-mêmes hors système (vne systemy). Il est intéressant de constater que les principales figures de l'opposition libérale, tels Nemtsov ou Kassianov, qui se sont adressées aux manifestants n'ont rencontré qu'indifférence à leurs propos. La foule a considéré manifestement qu'elle tirait d'elle-même sa légitimité et qu'elle était apte à se diriger.

En face de cette jeunesse, sans guides réels - car peut-on en effet tenir pour un guide le blogueur Alexis Navalny soudain promu à la gloire, mais dont le discours n'est guère articulé? -, le pouvoir a eu la sagesse de rester inerte et d'éviter tout affrontement. Certes, Limonov a été arrêté durant quelques heures, la manifestation qu'il prétendait organiser au lendemain de Noël a été interdite, mais il s'agissait là d'une initiative marginale, sans lien avec les grands mouvements des 10 et 24 décembre.

Fort étonnante a été la réaction du principal intéressé, Vladimir Poutine, devant ces manifestations. Dans son long entretien télévisé, il est resté fidèle aux modes de communication habituels et à son discours habituel. Semblant ignorer que le discours politique que la jeunesse écoute se construit désormais sur les réseaux sociaux. L'incompréhension s'installe ainsi entre la part la plus active de la société, qui débat de son avenir sur Internet, qui y confronte ses idées, et l'ensemble des élites politiques, qui va de Poutine aux responsables des grands partis parlementaires et même aux chefs de l'opposition. Medvedev, adepte passionné des nouveaux modes de communication, n'a pas su échapper complètement à la tendance majoritaire en exposant ses propositions de réforme du système politique par les voies traditionnelles.

La jeunesse qui manifestait et qui devrait continuer à le faire, en principe en février, a clairement dit au pouvoir qu'elle n'acceptait plus son mépris de la volonté sociale. Et elle attend une réaction que Vladimir Poutine jusqu'à présent n'a pas su adapter aux circonstances. Medvedev, pour sa part, a certes fait déjà des propositions sages de compromis - retour à l'élection des gouverneurs, changements des règles d'enregistrement des partis politiques pour leur permettre de se constituer et de participer aux élections -, mais la faiblesse du président russe est qu'aux yeux de la société, évincé de la prochaine présidentielle, il a perdu sa légitimité.

Quelles conclusions peut-on tirer de ces manifestations qui sans doute changent déjà le visage de la Russie? Tout d'abord, qu'il s'agit d'une démonstration de la santé politique des Russes, qui ne sont pas les sujets amorphes et passifs d'un système qui pourrait tout leur imposer. Une jeunesse parfaitement éduquée, socialement et matériellement sûre d'elle-même veut faire entendre sa voix. Deuxième constat, ce mouvement n'est pas la manifestation du désespoir de masses incontrôlables, il s'inscrit dans des limites claires - évolution du système sans compromettre ce qui est acquis depuis la fin de l'URSS - et il refuse tout spontanéisme et tout extrémisme. Troisième constat, malgré le silence de Vladimir Poutine, des changements s'annoncent déjà.

Sans doute les élections présidentielles auront-elles lieu à la date prévue, et le candidat et vainqueur de cette élection sera très vraisemblablement Vladimir Poutine. Mais, à partir de là, plus rien ne sera pareil. Ce sera une élection contestée, peut-être au deuxième tour, et non plus un sacre. De même, la popularité de Poutine ne frôlera plus jamais les 60 à 70 % qu'elle connut. C'est une popularité en berne, qui se situe autour de 35 à 40 %, et Poutine partage désormais le sort de la plupart des hommes d'État contestés par leurs administrés. Surtout, nul n'imagine en Russie qu'il puisse jouir de deux mandats.

Les cris «Poutine dehors» qui ont scandé les manifestations traduisent un sentiment général, il n'est pas question pour les Russes qu'après douze ans d'exercice du pouvoir comme président puis premier ministre, il récidive. Si chacun sait qu'il est peut-être trop tôt pour évincer Poutine - Medvedev eût pu y prétendre, mais il a dû s'incliner - sans risquer de déstabiliser l'ensemble du système, il n'est plus perçu que comme le candidat d'une période de transition vers un nouveau système, peut-être une «déprésidentialisation» de la Russie, et vers des hommes nouveaux adaptés à la génération qui s'est rassemblée dans les rues en décembre dernier. En ce sens, décembre a bien été un printemps russe.

 

 

Repost 0
21 décembre 2011 3 21 /12 /décembre /2011 16:12

В рамках программы глава Правительства ответил на более чем 90 вопросов россиян по самым актуальным общественно-политическим темам. Программа продолжалась рекордное время – 4 часа 32 минуты.

 

Poutine1

http://premier.gov.ru/events/news/17409/

15 декабря   

 Стенограмма программы «Разговор с Владимиром Путиным»

М.Ситтель: Добрый день, я – Мария Ситтель. В прямом эфире специальный проект телеканала «Россия» «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение». Сегодня особый выпуск программы – прямая линия выходит в эфир в десятый раз.

Э.Мацкявичюс: До Нового года осталось 15 дней, но ощущение окончания года политического нет. Напротив, последние две недели выдались на редкость бурными. 4 декабря прошли выборы депутатов Государственной Думы, стартовала кампания по выборам Президента. Сегодня все граждане России задумываются о том, по какому пути дальше пойдет страна.

В студии Эрнест Мацкявичюс. Вести эту программу нам с Марией Ситтель будут помогать наши коллеги: Татьяна Ремезова, Иван Кудрявцев, Мария Китаева, Дмитрий Щугорев и Мария Моргун.

М.Ситтель: За три дня работы колл-центра сюда поступили десятки тысяч звонков, писем на Интернет-сайт программы, смс-сообщений. Впервые вместе с редакторами отбирали телефонные звонки и принимали участие в подготовке программы лидеры общественного мнения – те, чья точка зрения важна для россиян.

М.Моргун: Итак, сегодня среди участников нашей программы самый известный детский доктор, президент Национальной медицинской палаты России Леонид Рошаль; актриса, основатель благотворительного фонда, защищающего детей «Обереги будущее», Ольга Будина; знаменитый российский спортсмен и общественно-политический деятель Александр Карелин.

Д.Щугорев: Также в нашей студии сегодня политик, депутат Госдумы пятого созыва Владимир Васильев, адвокат Анатолий Кучерена, политолог Андраник Мигранян и наш гость из Парижа, общественный деятель, писатель Марк Хальтер.

И.Кудрявцев: Мы также пригласили к разговору с Владимиром Путиным народного артиста Александра Калягина; настоятеля домового храма Московского университета священника Максима Козлова; Татьяну Устинову, писательницу; Никиту Сергеевича Михалкова, председателя Союза кинематографистов; артиста театра и кино Евгения Миронова; режиссера, продюсера и актера Федора Бондарчука; музыканта Игоря Бутмана и руководителя организации «Деловая Россия» Бориса Титова.

М.Китаева: С нами сегодня генерал Асламбек Аслаханов, художественный руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев, адвокат Андрей Макаров, мой коллега Владимир Соловьев, писатель-публицист Александр Проханов.

Т.Ремезова: Ну и, наконец, сегодня нашими гостями стали академик Евгений Максимович Примаков, уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, а также политологи Наталья Нарочницкая, Николай Злобин и Александр Рар.

Э.Мацкявичюс: А также многие, многие другие.

В студии программы представители десятков организаций, присоединившихся к Общероссийскому народному фронту, рабочие предприятий, представители бизнеса, науки, молодежь – сегодня мы выслушаем и их.

Итак, в прямом эфире телеканала «Россия» Председатель Правительства Российской Федерации Владимир Владимирович Путин.

М.Ситтель: А я напоминаю, что в ходе всей программы свой вопрос Владимиру Путину можно задать по телефону – 8-800-200-40-40, смс-сообщения можно оставить на короткий номер – 04040. Пользователи Интернета могут оставить вопрос на сайте. Адрес: www.moskva-putinu.ru или москва-путину.рф. Там же открыта и онлайн-трансляция прямого эфира.

И сегодня на связи с нашей студией передвижные телевизионные станции. Они расположены в крупных городах и населенных пунктах России. К нам на связь выйдут: Владивосток, Ставропольский край, Уфа, Сочи, Нижний Тагил и другие города. Мы будем с ними связываться по ходу прямого эфира.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, ну что, начнем?

В.Путин: Начнем.

Добрый день! Здравствуйте!

Спасибо, что пришли.

Э.Мацкявичюс: Я думаю, что будет правильно, Владимир Владимирович, если мы начнем эту программу с вопроса о выборах в Государственную Думу, которые вызвали разную реакцию в обществе.

До сегодняшнего дня Вы не комментировали события последних дней. Как лично Вы к ним относитесь, и в чем причина того, с Вашей точки зрения, что на митинг на Болотной площади пришли люди, которые не относят в большинстве своем себя к Вашим политическим противникам, тем не менее, их не устраивает, им не нравится то, как с ними обращается власть?

В.Путин: То, что люди высказывают свою точку зрения по поводу процессов, происходящих в стране – и в сфере экономики, и в социальной сфере, и в политической – абсолютно нормальные вещи. До тех пор, пока все действуют в рамках закона, безусловно.

Я рассчитываю на то, что так оно и будет. Я действительно видел на экранах телевизоров людей, молодых – в основном, молодые люди, активные, со своей позицией, которые ясно и четко формулируют. Меня это радует.

И если это результат «путинского режима», то это хорошо. Ничего здесь такого я не вижу, запредельного.

Повторяю еще раз, главное, чтобы все действующие лица и все политические силы оставались в рамках закона.

Э.Мацкявичюс: Вот вопрос на эту тему из Интернета.

Прошедшие выборы в Госдуму вызвали традиционные несогласия, закончившись протестами в Москве и в Петербурге, а также в других городах. Люди были возмущены, как им казалось, фальсификациями со стороны властей. Как Вы считаете, были ли эти выборы честными, а их результаты справедливыми?

В.Путин: Вы знаете, насчет фальсификации, насчет того, что оппозиция недовольна результатами выборов, – здесь нет никакой новизны, это было всегда, всегда есть и всегда будет. Оппозиция на то и существует. Она борется за власть. И поэтому ищет любые возможности, для того чтобы к этой власти подойти и действующую власть оттеснить, обвинить, указать на ее ошибки. В целом это тоже абсолютно нормальная вещь.

Если речь идет о том – эти выборы были у нас объективными, честными, то, на мой взгляд, и я уже об этом все-таки говорил публично, на мой взгляд, результат этих выборов, безусловно, отражает реальный расклад сил в стране. И то, что правящая сила – «Единая Россия» – утратила определенные позиции, здесь тоже нет ничего необычного.

Ну, слушайте, мы прошли через очень сложный период кризиса. Посмотрите, что в других странах происходит. Ясно, что на людях это отразилось в известной степени негативно. Жизненный уровень понизился, многие потеряли свою работу, поэтому для оппозиции рекрутировать в свои ряды людей, которые недовольны сегодняшним положением, конечно, значительно легче, чем это было раньше. Но все-таки то, что «Единая Россия» сохранила ведущие позиции, это очень хороший показатель.

Теперь по поводу честности или нечестности. Оппозиция всегда будет указывать на то, что выборы были нечестные. Всегда. Это происходит везде, во всех странах. Вопрос только, в какой форме это выражается. Это вопрос политической культуры.

Для меня, например, ясно, что атаки по этому направлению на выборы, которые состоялись, они имеют второстепенный характер. Главная цель – это следующие выборы, выборы Президента Российской Федерации. И вот, чтобы здесь не было вообще никаких проблем, чтобы минимизировать возможность указывать на то, что эти выборы или будущие будут нечестными либо могут быть нечестными, чтобы выбить почву из-под тех, кто хочет делегитимизировать власть в стране вообще, у меня есть предложение.

Вы знаете, в прошлом году, летом, в период пожаров, которые были в центральной России, я много ездил по регионам пострадавшим с целью помочь людям восстановить жилье. Мы приняли тогда ряд совершенно необычных решений. Ведь ни в одной стране мира ничего подобного нет, где осуществлялись бы такие программы, – просто ни одной. Мы сделали: мы быстро восстановили жилье. В том числе и благодаря тому, что я попросил установить на всех строительных площадках так называемые веб-камеры, то есть видеокамеры, которые работали в круглосуточном режиме и давали мне возможность прийти в любое время суток домой или в офис, кликнуть там мышкой и посмотреть, что происходит на площадке.

Я предлагаю и прошу Центральную избирательную комиссию установить веб-камеры на всех избирательных участках страны, их у нас 90 с лишним тысяч, на всех. И пусть они работают там круглосуточно – днем и ночью – чтобы страна видела. Вывести все в Интернет, и чтобы страна видела, что происходит возле конкретного ящика. И чтобы снять напрочь всякие фальсификации на этот счет.

Э.Мацкявичюс: Я знаю, что у нас в студии есть люди, которые готовы сейчас продолжить тему выборов.

В.Путин: Кстати говоря, я хочу вот что сказать. Я полагаю и прошу обратить на это внимание: оппозиция должна получить возможность контролировать все, что происходит на избирательных участках, в полном объеме. И с помощью этих веб-камер это вполне можно сделать. Нужно также обеспечить, чтобы в соответствии с законом в участковых избирательных комиссиях были представлены все политические силы, которые вошли в парламент.

Но я хочу сказать и следующее, обратиться к тем, кто готов проголосовать, в том числе и за меня как за кандидата в Президенты: пожалуйста, не нужно думать или не нужно действовать по такой логике, что, да, мы бы за него проголосовали, но они там все равно что-то сделают, поэтому мне нужно за картошкой срочно, на дачу нужно поехать. Никто ничего не будет делать, кроме вас. Только вы должны будете определить, кто займется внешней политикой и будет представлять нашу страну на международной арене, кто обеспечит безопасность внутреннюю и внешнюю, кто займется решением социальных вопросов, кто будет развивать экономику. Только вы и никто кроме вас.

Э.Мацкявичюс: Давайте продолжим тему выборов. Я знаю, что у нас в студии есть люди, которые готовы задать вопрос на эту тему. Один из таких людей – Алексей Венедиктов, и я прошу Марию Китаеву дать ему возможность задать вопрос.

М.Китаева: Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы». Кстати, был на Болотной площади, но наблюдателем.

А.Венедиктов: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Владимир Владимирович, вот какой вопрос. Вы говорите про оппозицию, но, поверьте мне, на Болотной площади была не только оппозиция. И Вы сейчас как бы даете ответ на то, что хочет оппозиция, но что Вы ответите тем новым раздраженным, новым обиженным, если хотите, несправедливостью –  они считают, что у них украли голоса. Что делать с этими выборами, в которые они не верят, и они снова выйдут 24-ого, нормально, легально. Там были требования, там были просьбы, там был поиск справедливости, что очень важно. Я просил бы Вас сейчас этим людям ответить, а не оппозиции.

В.Путин: Во-первых, я уже сказал, как я к этому отношусь, и сказал о том, что там были разные люди, и я радовался тому, что увидел свежие, интеллигентные, здоровые, энергичные лица людей, которые активно высказывают свою позицию. Еще раз могу повторить, что, если это результат «путинского режима», меня это радует, радует, что появляются такие люди.

Что касается процедуры разрешения споров, то она известна и изложена в законе. В некоторых случаях, когда не подведены еще итоги, избирательные комиссии имеют право пересчитать голоса, и в некоторых случаях, в частности, в Петербурге, так и было сделано по требованию оппозиционных партий. Но когда подведена черта, существует другой способ разрешения споров подобного рода – нужно обращаться к судебной инстанции, и нужно, конечно, исходить из того, что наши суды будут действовать энергично и объективно.

М.Китаева: По поводу событий на Болотной площади есть разные точки зрения, в том числе и противоположная той, что озвучил Алексей Венедиктов. И вот у нас здесь есть ветеран труда «Уралвагонзавода» – Валерий Васильевич Якушев.

В.Якушев: Здравствуйте!

В.Путин: Отдайте микрофон-то ветерану, он его не утащит.

В.Якушев: Мне кажется, так сказать, по-рабочему, в любой семье, в любом доме, как бы ни жилось хорошо, всегда есть недоделки, кто-то чем-то недоволен, решаются эти вопросы на улучшение жизни, и в данном случае о выборах. В Нижнем Тагиле вышли на нашу площадь около 100 человек. Почему? Город работает. Мы, «Уралвагонзавод», загружены работой, как говорят по-русски, по уши. И на будущий год уже есть задаток, что мы будем работать, причем работать, как никогда. Когда-то, в те коммунистические времена, мы делали 20-21 тыс. вагонов, на вчерашний день мы сделали 24 тыс. вагонов. И работаем сейчас сверх плана.

На будущий год у нас опять большой заказ. То есть люди видят перспективу работы и спокойны. Конечно, есть и недовольные, особенно сегодняшним положением по отношению к человеку. Это неугомонное ЖКХ, о котором говорят полгода уже, но продолжается безобразие, людям приходит по две, по три платежки, продолжаются обманы. Вот эти вопросы надо немедленно устранить, и не просто их устранить, а виновных надо наказать. Надо наказать, чтобы люди видели, кто виновен, значит, тот и понес  наказание.

Люди верят в хорошую жизнь. И сегодня, даже пусть те разные партии, но ведь мы все, у всех интерес один – чтобы люди жили хорошо. Надо изжить бюрократию, чтобы людей ценили, чтобы слышали людей и работали для людей. Чтобы некоторые безобразники не прикрывались мандатами депутатов, будь то городского совета, районного, областного и Государственной Думы. Среди нас есть сегодня и такие.

Нужно резко обратить внимание на сельское хозяйство, чтобы немедленно,  не просто на словах, а на деле, на него было обращено внимание. Чтобы наши туристы ехали в Египет и везли нашу российскую картошку, а не из Египта нам привозили.

Я просто сейчас ко всем обращаюсь россиянам, обращаюсь ко всем. Вопрос в том, что не надо беду на Россию навлекать. Мы много бед пережили. Не нужно великих революций.

На сегодня я являюсь депутатом Государственной Думы. Я буду всячески отстаивать справедливость, честность, и мы, думаю, все вместе сумеем наладить так, чтобы народ был доволен и чтобы народ слышали и работали для народа все руководители, начиная от Премьера и заканчивая простым мастером на производстве.

Э.Мацкявичюс: А вопрос Председателю Правительства зададите?

В.Якушев: Я думаю то, что я сказал, всё может претвориться в жизнь при помощи Председателя Правительства. И один наказ, не просьба: «каленым железом выжечь» этот бюрократизм и обман народа.

Спасибо.

В.Путин: Что касается сельского хозяйства, наверняка, мы еще поговорим –  не может не быть вопросов по сельскому хозяйству в ходе сегодняшнего нашего разговора.

Что касается того, чтобы из Египта привозили картошку, я что-то такого не слышал. Это экзотика какая-то. Но должен вам сказать, что Египет – один из крупнейших импортеров нашего зерна. Вот в прежние десятилетия такое сложно было даже себе представить. Мы были абсолютными импортерами зерна, как вы знаете, из Канады, из США, из Австралии покупали. Мы сегодня третья страна в мире по объемам продажи на экспорт. Такого никогда раньше не было. Это, конечно, благодаря труду, таланту наших работников сельского хозяйства, но и думаю, что не в последнюю очередь благодаря поддержке государства. В этом году мы восстановили экспортный потенциал.

Э.Мацкявичюс: Вот вопрос по поводу выборов еще, который пришел на сайт нашей программы. В день митинга в центре Москвы люди надевали белые ленточки. Эти ленточки едва ли не символ будущей цветной революции в России. Вы согласны с такой оценкой?

В.Путин: Я уже сказал, что я думаю по поводу этих событий в целом. Мне кажется, что надо как-то уходить от этой темы. Наверняка, есть много других интересных вопросов.

Э.Мацкявичюс: Я боюсь, что мы будем к ней все время возвращаться.

В.Путин: Ради Бога, если это представляет такой большой интерес, я готов подискутировать.

Что касается ленточек и цветных революций. В отношении цветных революций, по-моему, все ясно. Это наработанная схема дестабилизации общества. Думаю, эта схема родилась не сама по себе. Мы знаем события «оранжевой революции» в Украине. Кстати, некоторые из наших оппозиционеров в это время были и на Украине и работали официально в качестве советников тогдашнего Президента В.Ющенко. Они естественным образом переносят эту практику и на российскую почву.

Если говорить откровенно, я, когда увидел на экране что-то такое у некоторых на груди, честно вам скажу, неприлично, но, тем не менее, я решил, что это пропаганда борьбы со СПИДом, что это такие, пардон, контрацептивы повесили. Думаю, зачем развернули только, непонятно. Но потом присмотрелся – вроде нет. Но, в принципе, первая мысль была такая, что, хорошо, борются за здоровый образ жизни. И доктор Рошаль наверняка это поддержит, потому что для молодежи это особенно актуально.

Э.Мацкявичюс: Кстати, партия «Справедливая Россия» – целиком на съезде надели эти ленточки.

В.Путин: Хорошо. Молодцы.

Поэтому протесты – да, в рамках закона обязательно. Несогласие с тем, что власть делает – да. Потому что власть далеко не всегда правильно себя ведет и адекватно отвечает на вызовы времени. Часто люди сталкиваются с несправедливостью, и на это тоже можно и нужно реагировать. Но позволить себя втянуть в какие-то схемы по дестабилизации общества, вот это, мне кажется, неправильно, недопустимо.

Кроме того, Вы сказали вначале, многие люди вышли на площади, на площадь в Москве, как бы демонстрируя недовольство тем, как с ними обращается власть. Но посмотрите, что с экранов видно было. Когда некоторые лидеры оппозиции, которые призвали людей на площадь, что они кричали: «Бараны, вперед!» Это что такое? Разве можно с людьми обращаться, как со скотом? Люди недовольны властью – а они что, хотят вот такой власти?

Я думаю, что людям, которые вышли на площадь, а я знаю, что там даже денежки небольшие платили студентам (и нормально, пускай платят, хоть ребята заработают немножко), но все-таки позволять унижать себя – мне кажется, это недопустимо.

Э.Мацкявичюс: Я бы хотел сейчас предоставить слово той части нашей студии, в которой работает мой коллега Дмитрий Щугорев.

Пожалуйста, Дмитрий.

Д.Щугорев: У нас в студии, как я уже говорил, находится адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена. Предлагаю Вам задать вопрос.

А.Кучерена: Добрый день, Владимир Владимирович!

Мы сегодня начали с Болотной площади, потому что тема актуальная, я понимаю прекрасно. Но все-таки, Владимир Владимирович, если говорить о взаимоотношениях общества и государства, власти и гражданина, то Вы сами неоднократно видели, что в этой части мы никак не можем найти общий язык.

Будучи вчера на «горячей линии» (я тоже принимал звонки, которые поступали в Ваш адрес), могу сказать, что те граждане, с кем непосредственно я общался, они все сетуют на то, что на местах они с властью не могут найти общий язык.

Мне звонила Наталья Михайловна Хорькова из Псковской области, из поселка Новосокольники. Она говорит, с 2005 года она пытается решить проблему (не только она – граждане, которые там проживают) газификации. Они неоднократно пытались встретиться с мэром, с главой администрации. Она говорит, что мэр просто смеется в глаза и говорит: а я ничего не могу сделать, мне нужен куратор, который бы эту проблему мог решить.

Мне представляется, что при таких обстоятельствах (но это не только там, из Московской области тоже звонили, было несколько таких звонков), наверное, надо подумать об изменении формата общения власти на местах (муниципалитеты, регионы) именно с гражданами.

Почему мы до сих пор не можем никак эту проблему решить? Вы встречаетесь с гражданами, Вы ездите по стране, Вы тушите пожары – Вы что-то делаете как Премьер-министр; а почему мы не можем все-таки на местах убедить местную власть, чтобы они все-таки встречались с людьми?

И люди ведь говорят об этом: мы хотим встретиться, мы хотим обсудить с главой города, мэром, хотим обсудить те или иные проблемы, мы хотим решить, где построить мост, мы хотим решить, где и что построить, но нам не должны навязывать. То есть получается, что мы живем по принципу «Для народа, но без народа», – но мне кажется, что это недопустимо. Эти времена уже ушли в прошлое. Мне представляется, что сегодня как раз надо задуматься об этом.

Те жалобы, которые поступают в Ваш адрес, в адрес Общественной палаты, они многочисленные, и мы всегда задаем вопрос, почему именно сюда пишут, в центр? Да потому что на местах не хотят общаться с людьми.

И вот этот формат, мне бы хотелось Ваше мнение узнать. Как Вы видите формат общения? Потому что те, которые выходят на митинги, недовольны. Они выходят. В том числе я был на Болотной площади в качестве общественного наблюдателя, и я с людьми разговаривал, так же как и Алексей Алексеевич Венедиктов.

Люди пришли туда не потому, что надо лозунги какие-то поддержать. Они даже не слышали эти лозунги. Они совершенно о другом общались, совершенно другие проблемы обсуждали в обществе. Они не просто так вышли.

Поэтому, мне кажется, наступило время все-таки изменить формат общения. Наверное, нужно делать всё для народа и с народом. И вот эти вот аспекты, которые сегодня озвучивают граждане, простые граждане, мне кажется, мы должны прислушаться и совместно подумать, как этот вопрос разрешить. Может быть, действительно вот это Ваше предложение по веб-камерам на избирательных участках, может быть, действительно поставить в каждом избирательном, и не только избирательном, но в том числе и в муниципалитетах, и в регионах, и заодно посмотреть, как губернаторы, как муниципалитеты...

Спасибо.

Э.Мацкявичюс: Да, Анатолий Григорьевич, вопрос понятен абсолютно. Давайте время будем немножко экономить.

В.Путин: Вот видите, как власть реагирует.

Он сегодня власть, видите, как реагирует на мнение народа.

Э.Мацкявичюс: А у меня своя власть, свой формат. Власть хронометража такая, неумолимая абсолютно.

В.Путин: Вот недопустимо такое поведение. Надо дать человеку высказаться.

А.Кучерена: Владимир Владимирович, видите, даже здесь не дают спокойно высказаться.

В.Путин: Конечно, я Вас поддерживаю.

А.Кучерена: Владимир Владимирович, это важный вопрос на самом деле. И я знаю, сколько Вы уделяете внимания.

Я не считаю, что Вы должны ездить и все вопросы снимать. Надо все-таки подумать, как изменить управление. Понимаю, что непростой вопрос, и думаю, что сейчас будут решаться вопросы в части и федерального Правительства, и ряд других вопросов, но надо подумать, как ближе к человеку подойти, как с человеком все-таки разрешать проблемы, с которыми он сталкивается в повседневной жизни.

В.Путин: Я сейчас отвечу. Я посмотрел бегущую строку, пока Вы говорили. «Вернете ли вы нам зимний час?» – поговорим об этом еще. По поводу матерей-одиночек – отдельный очень серьезный вопрос и по поводу повышений пенсий ветеранам.

Пенсионеры-ветераны у нас сегодня получают больше, чем в среднем пенсионеры по стране. Средняя пенсия в этом году будет 8350 рублей, но мы, конечно, будем индексировать эту пенсию, в том числе и для ветеранов в следующем году, а для военных пенсионеров будем повышать пенсию существенным образом, в 1,6 раза в среднем. Но это так, между прочим.

Теперь по поводу Вашего вопроса. Это очень важный вопрос. И я хочу еще раз вернуться к тому, о чем говорил Солженицын. Он уделял очень много внимания муниципальному уровню власти. Я когда лично с ним встречался, разговаривал, я помню, как Александр Исаевич очень подробно рассказывал мне о своих идеях укрепления муниципального уровня власти. И я думаю, что в этом, я уверен, он абсолютно прав был. Потому что муниципальный уровень власти – это тот уровень, до которого люди, фигурально выражаясь, могут дотянуться рукой. И это – самый важный уровень, потому что непосредственно от его эффективности, от эффективности работы этих властных структур зависит в значительной степени повседневная жизнь людей. Это первое.

Второе. Нужно, конечно, сделать так, чтобы муниципальный уровень власти был самодостаточным для решения тех задач, решение которых на него возложено. И надо сказать по-честному: уровень, наличие источников финансирования для решения этих задач, которые перед муниципалитетами стоят, он еще очень низкий, и не позволяет муниципалитетам в полном объеме эффективно решать стоящие перед ними задачи.

И именно поэтому сейчас в Правительстве целая группа работает под руководством Козака Дмитрия Николаевича, вице-премьера Правительства Российской Федерации, которая занимается вопросом перераспределения полномочий и источника финансирования решения этих задач. Вот это нужно будет сделать.

Но в то же время, даже при наличии и ресурсов, и возможностей, мы очень часто сталкиваемся с бездушным отношением. И вот тоже на бегущей строке было написано: «Воров и прочих сажать нужно почаще». Это правда, но только мы не можем превращать это в кампанейщину. Но что очень важно, это то, что муниципальный уровень управления у нас избираем, напрямую граждане избирают его. И, конечно, люди должны понимать, кого они избирают. Чтобы не было так, чтобы за какие-то мелкие подачки избирали кого-то из местных квазиолигархов или их представителей, а избирали таких людей, которые действительно уважаемы в том или ином населенном пункте, и действительно дееспособны, способны решать задачи, которые перед ними стоят, и разговаривать напрямую с людьми.

Я уже приводил этот пример. Это было, правда, давно. Шойгу как-то поехал в один из регионов России (Николай головой кивает, я им рассказывал) в сложный период зимний, когда один из населенных пунктов разморозился – то есть лопнули трубы, нужно было срочно выезжать и что-то делать. Приехал, встретился с местным руководством и говорит одному из начальников: поехали в этот город. Он говорит – не поеду. Почему? Меня побьют. Честное слово. Он говорит – как не поедешь, там же люди замерзают. Нет, не могу. Он его взял за шиворот, привез в помещение какое-то, из которого они должны были садиться на самолет или на вертолет и лететь дальше. Этот местный деятель сказал: я сейчас, в туалет мне нужно. Вышел, через черный ход покинул место дислокации и смылся. Просто скрылся, убежал, – и это уровень местной власти, понимаете!

Что здесь говорить, это нужно, конечно, и давать им больше возможностей, жестче требовать, но и люди должны все-таки, еще раз хочу повторить, это очень важно, с пониманием относится к выборному процессу. Должна быть комплексная работа по укреплению этого важнейшего сегмента во властных структурах страны – муниципального уровня управления.

Э.Мацкявичюс: Еще вопросы о выборах, от которых нам не уйти, но зато они лаконичные, Владимир Владимирович.

В России практически началась кампания по выборам Президента. Вы, как и другие кандидаты, подали документы в ЦИК на регистрацию. И вопрос с сайта нашей программы: «8 лет Вы были Президентом, Вам многого удалось достичь на посту Председателя Правительства России.

Вопрос заключается в следующем: в случае победы, в чем Вы видите миссию Президента России Владимира Путина образца 2012 года?»

В.Путин: Во-первых, спасибо за оценку того, что было сделано раньше.

И действительно, наверное, у нас много еще нерешенных вопросов осталось, но все-таки некоторые вещи я считаю знаковыми показателями вот за эти предыдущие годы. Я-то думал, что мы с этого начнем, даже здесь кое-что выписал по результатам текущего года, я сейчас об этом скажу.

За предыдущие несколько лет мы что смогли сделать – я считаю, что в социальной сфере это является ключевым. У нас в 2000 году за чертой бедности, даже по российским меркам, – а она у нас гораздо, эта мерка, скромнее, чем, скажем, в европейских странах, – у нас даже по нашим российским меркам за чертой бедности проживало 29% населения. Почти треть страны влачила нищенское существование. Вы представляете, в каком состоянии было общество?

Мы сократили за эти десять лет количество таких людей, проживающих за чертой бедности, в два раза, сегодня это 12,5%. Тоже еще очень много, выше, чем в европейских странах. Но все-таки тренд, тенденция, совершенно очевидно, что эта тенденция положительная.

У нас в 2000 году средняя заработная плата в стране была 2232 рубля. Если все это умножить на накопленную за эти годы инфляцию, то средняя заработная плата в стране сегодня должна была бы быть 7400 рублей. Вот к чему мы должны были бы прийти естественным образом, если бы развивались.

Сегодня средняя заработная плата в стране тоже не ахти какая, но это все-таки не 7400, а 23400 будет. И это, несмотря на кризисные явления и спад в доходах населения определенный, спад в заработной плате. Это самое существенное. Я сейчас не говорю про укрепление основ государственности, про укрепление наших позиций на международной арене и т.д. Это, думаю, очевидные вещи.

Но даже по кризису, если вернуться к этому, мы все-таки прошли его благодаря накопленному потенциалу, – а мы почти в два раза увеличили объемы экономики страны за эти годы, – благодаря тому, что экономика расширилась, она стала все-таки более устойчивой, финансовая составляющая стала более устойчивой. Мы гораздо мягче, я уже об этом говорил, прошли кризисные явления 2009-2010 годов, чем в других странах мира. У нас даже тогда чуть-чуть, но все-таки росли реальные доходы населения, реальные, хочу подчеркнуть, за вычетом инфляции.

А вот по этому году у нас что получается? Рост экономики будет 4,2-4,5%, в Европе это 1-1,2. В следующем году планируется по нулям во многих ведущих экономиках Европы и в Штатах тоже по нулям, а в некоторых странах европейских в рецессию собираются уйти. Это уже официальные данные. В минусе будет экономика. Нас это не радует абсолютно. Здесь не от чего веселиться, потому что и на нас это может отразиться. Но все-таки у нас-то показатели гораздо стабильнее и лучше.

Очень важный показатель, к которому мы постоянно стремились на протяжении последних многих лет, – это инфляция. Я позволю себе напомнить, что инфляция у нас была в начале 2000-х годов – 30%, а чуть раньше за 100% уходила. Сейчас у нас инфляция рекордно низкая. Такого никогда в истории современной России не было. По этому году она у нас будет 6 с небольшим процентов. Мы уже выходим на уровень европейских стран – в Великобритании сегодня 5 процентов. Для России это очень хороший показатель. Конечно, нам нужно будет удержать вот этот тренд на снижение, на таргетирование инфляции.

Наконец, по безработице, – важнейший показатель состояния экономики. Мы опустились по уровню безработицы ниже докризисного уровня. У нас сейчас – 6%, по методологии МОТ. Это важнейший показатель здоровья экономики.

С чего начинали по долгам? Помните, да? 120 млрд долгов и 12 млрд – золотовалютные резервы. Просто вообще все раскачано, едва держалось на ногах.

Вот Евгений Максимович (Примаков) пришел, я помню, сделал первый шаг в оздоровлении этой системы. Пришел в качестве Председателя Правительства. И этот тренд мы не просто сохранили, а усилили многократно потом. У нас сегодня третьи по величине золотовалютные резервы в мире. Мы их восстановили практически до докризисного уровня. Не дотягиваем пока окончательно, но все-таки близки к этому. И минимальный для развитых экономик внешний долг, вообще долг, у нас – 10 процентов.

Напомню, что, скажем, в Италии – 145%, по-моему, к ВВП страны; в Греции – 162%, в Японии – 200 с лишним процентов к ВВП страны. А у нас – 10%, из них внешний долг – всего 2,5%, почти

Repost 0
21 décembre 2011 3 21 /12 /décembre /2011 16:01

 

 Poutine2

Э.Мацкявичюс: Давайте теперь еще возьмем несколько вопросов из зала. Мария Моргун, пожалуйста.

М.Моргун: У нас сегодня в студии присутствуют курсанты и студенты Академии МЧС, и у них возник вопрос о людях в форме. Сейчас предоставлю слово. Представьтесь, пожалуйста.

Л.Комарова: Комарова Лада, студентка Академии гражданской защиты МЧС России.

Здравствуйте!

Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, не считаете ли Вы, что реформа МВД была проведена поверхностно и формально? Какой смысл в переименовании милиции в полицию, когда суть осталась прежней?

В.Путин: Я Вам скажу откровенно, я реформой этой части правоохранительной системы не занимался с самого начала, но что, на мой взгляд, безусловно, является положительным, как минимум, это серьезное повышение денежного довольствия и военнослужащих Министерства обороны, и правоохранительной сферы, в милиции или, как сейчас говорят, в полиции.

Думаю, что это, безусловно, должно отразиться на том, что это даст возможность государству привлекать на эту службу достойных людей, потому что уровень заработной платы – это все-таки серьезный фактор, для того чтобы человек сделал тот или иной выбор в пользу той или иной работы. Да, и потом, мы сколько раз слышали и говорили: что вы хотите от милиции, если там нищенские деньги платят? Это же было общим местом.

Вот сейчас повышают заработную плату и в правоохранительной сфере, и в Министерстве обороны. А через год (это в 2012 году) мы повысим заработную плату и в других силовых структурах во всех. Люди знают, что мы не можем это сделать одномоментно, и в целом руководители этих служб относятся с пониманием, но мы это сделаем через год, с 1 января 2013 года.

И вообще, конечно, в любой структуре, в том числе в военизированных, в военных организациях есть разные люди. Это же часть нашего общества. Есть люди, которые достойно выполняют свой служебный долг, есть те, кто не очень. А есть люди, которые ведут себя неприлично или даже совершают преступления. И, разумеется, за этим нужно постоянно наблюдать, их деятельность должна быть предельно открытой, насколько это возможно в силу специфики службы, обществу должна быть открытой, понятной и контролируемой должна быть обществом.

Но отношение к людям в погонах, в том числе и в системе МВД, должно тоже меняться. Если мы хотим, чтобы люди работали эффективно, к ним нужно относиться с уважением, а не только заработную плату поднимать.

Э.Мацкявичюс: С нашего сайта в Интернете опять про выборы, – я не нарочно, просто действительно много.

В.Путин: Вы «достали» меня уже выборами этими. Ну, ладно.

Э.Мацкявичюс: Это будет просто «красной нитью» идти через всю нашу «прямую линию».

«Вы в выборах думских не участвовали, список не возглавляли, при этом «крайним» за итоги голосования держат именно Вас. Не жалуют Вас совсем, достаточно вспомнить историю с журналом «Власть», где была фотография бюллетеня с надписью в Ваш адрес, которую я даже сейчас не берусь воспроизвести...»

В.Путин: А почему же, воспроизведите, пусть люди знают.

Э.Мацкявичюс: «Путин, пошел ты...» Дальше, просто поскольку мы в эфире работаем, я не могу говорить. Как Вам такое отношение к себе?

В.Путин: Я видел эту надпись, она меня очень позабавила и даже порадовала, сейчас скажу почему. Во-первых, такое отношение – здесь нет ничего нового в отношении ко мне. Я помню в начале 2000-х годов, когда у нас активно шла борьба с терроризмом на Северном Кавказе, я чего только про себя ни услышал и чего только ни увидел. Особенно, конечно, наши западные партнеры старались. Каких только карикатур страшных ни посмотрел. Но я был и тогда уверен, что я действую правильно, и сейчас я не сомневаюсь в том, что действую верно.

Что касается этих заявлений, этих надписей. Насколько я понимаю, надпись на бюллетене была сделана в Лондоне, где люди пришли голосовать в посольстве, но мы знаем, кто в Лондоне собрался и почему они не возвращаются в Россию.

И их пожелание «послать меня подальше» связано с тем, что они сами хотят сюда вернуться, и пока я здесь сижу, им вернуться нельзя – это я все прекрасно понимаю. Поэтому я на них не в обиде, зла не держу. Более того, я же призывал всех граждан России прийти и проголосовать, и они пришли, послушались. И я их за это похвалил.

Э.Мацкявичюс: Спасибо.

Еще вопросы появились в зоне ответственности Марии Моргун. Да, Маша.

М.Моргун: Я хочу сказать, что сегодня с нами в зале самый известный детский доктор – глава НИИ неотложной детской хирургии, президент Национальной медицинской палаты России, доктор Леонид Рошаль.

Леонид Михайлович, пожалуйста, Вам слово.

В.Путин: Я думал, что до него не дойдет, а сегодня он опять меня будет ...

Э.Мацкявичюс: Это, как выборы.

Л.Рошаль: Владимир Владимирович, во-первых, меня Мария просила микрофон у нее из рук не забирать, и я это сделаю. И сначала пара мыслей в отношении Болотной площади, которые не относятся к здравоохранению конкретно.

В.Путин: Пожалуйста.

Л.Рошаль: Я не был на Болотной площади, потому что наш институт оказался самым близким к Болотной площади, и мы не знали, чем это все закончится, поэтому собрали людей – нейрохирургов, травматологов, реаниматологов. Действительно были готовы, и народ из дома приехал. Но, слава Богу, все нормально, хорошо.

А потом я поговорил с бизнесменами, которые были на Болотной площади, и которые до этого жили нормально, у некоторых дома есть за рубежом и прочее. Спросил, а что вы там делаете, зачем? Говорят, что с бизнесом сейчас сложно – «задушили» откаты. Это первое. На всех уровнях.

В.Путин: Есть из чего откаты давать.

Л.Рошаль: Многие разоряются. И очень плохо с кредитами. Кредит для малого бизнеса получить очень сложно, поэтому они там были. Это основное.

И я Вам не хотел задавать вопрос – хотел, но передумал задавать вопрос в отношении Тахчиди. Потому что я, правда, считаю: пусть Прокуратура разберется, пусть скажет, что такое хорошо, что такое плохо. Вокруг этого много небылиц. Например, я сегодня услышал, что как будто бы люди Тахчиди приходили в президентскую Администрацию и давали взятки для того, чтобы его… Я считаю, что надо провести служебное расследование. Я думаю, что это полная глупость и чушь полная. Конкретные люди, пусть докажут, что это так …

Я беседовал со своими помощниками, они все мне говорят, какой вопрос задать Владимиру Владимировичу, – часть из них я озвучил на центральном телевидении. Но первый вопрос – это в отношении платности. С одной стороны, мы говорим, что у нас есть гарантия оказания медицинской помощи, и все, что не гарантия, то платно. Но сейчас идет нажим со стороны исполнительной власти, довольно нормальный нажим, чтобы увеличивать платность государственных, муниципальных услуг здравоохранения. Костюшов, я прав?

Е.Костюшов: Да.

Л.Рошаль: Это очень важно. Вот как нам здесь балансировать? Это первое.

И второе. Беспокоят народ, – я не говорю про качество оказания помощи, это проблема профессиональных организаций, как сделать лучше, – очереди в поликлиниках, особенно к узким специалистам. С кадровой проблемой у нас близко к катастрофе в целом в здравоохранении, но с узкими специалистами что делать? Сейчас узким специалистам чуть повысили заработную плату, это была ошибка в прошлом, когда мы им не повысили, но насколько это будет реальное разрешение этого вопроса? Как убрать очереди?

Спасибо.

В.Путин: Сейчас помечу, чтобы не забыть.

По поводу кредитов для малого бизнеса и кредитов вообще. Я коротко, но все-таки буквально два слова скажу. Конечно, доступность к кредитам – это чрезвычайно важная вещь, которая является одним из важнейших инструментов расширения экономической активности и экономического роста. Вот этот уровень кредитов, он постоянно измеряется, и здесь нужно действовать очень аккуратно. У нас уровень кредитования экономики в целом ничем не отличается от других экономик мира, разве что от Китая – там, в Китае, чуть побольше.

Чрезмерная кредитная активность, она тоже опасна. Почему? Потому что, когда искусственно накачивают экономику деньгами, возникают так называемые экономические «пузыри». То есть деньги дают искусственно, начинает производство «пухнуть», а потом продукцию девать некуда. Это такая непростая категория экономическая.

В Штатах, допустим, почти под ноль раздают кредиты, и все, поверьте мне, все специалисты думают: когда это закончится и к чему это приведет. Это одна из угроз мировой экономике, потому что это ведет к инфляции и к другим негативным последствиям. Рано или поздно финансовые власти США должны будут сократить уровень этой поддержки дешевых или бесплатных денег для экономики, а как это отразится на этой экономике, как она схлопнется, к чему это приведет для самой Америки и для мировой экономики в целом? Этого пока никто не знает. Это одна из угроз для мировой экономики, так же, как и запредельный рост долговых обязательств в еврозоне.

Поэтому наш Центральный банк, я считаю, в целом действует очень аккуратно. Мы сохраняем уровень, достаточно приемлемый уровень кредитования, но не перекачиваем его. Повторяю: в целом, на мой взгляд, очень аккуратно и правильно ведут себя Центральный банк и Министерство финансов.

Что касается поддержки малого бизнеса, то здесь несколько направлений поддержки, в том числе и через регионы, и прямое финансирование из федерального бюджета. По-моему, в этом году 10 млрд, потом мы еще добавили, и через соответствующие структуры в регионах мы этот малый бизнес поддерживаем, в том числе и с помощью снижения налоговой нагрузки на малый и средний бизнес, на малый прежде всего. Такую систему мы, конечно, будем выстраивать и дальше. Аккуратно, не разрушая экономику в целом.

Теперь по поводу платности медицины и по поводу очередей. Вопрос, безусловно, очень важный и очень чувствительный для почти каждого гражданина.

Ну, платность-неплатность. Вы же один из авторов нового Закона «Основы медицинской деятельности в России», и там все изложено по поводу, что платное и что неплатное. Это первое.

Второе, откуда возникли перекосы. Леонид Михайлович, Вы наверняка это знаете. По-моему, в 1993 году было принято решение о том, чтобы передать вопросы медицинского обслуживания населения, в широком смысле этого слова, на уровень регионов Российской Федерации.

Сделано это было не от хорошей жизни. Сделано было это потому, что Федерация не могла финансировать эти мандаты, и передала их туда практически без денег. Вот в чем трагедия. Регионы и муниципалитеты начали финансировать медицину, исходя из их конкретных возможностей. А возможности-то в стране разные от территории к территории.

Я Вам могу сказать даже больше. К чему это привело? Дифференциация в финансовом обеспечении медицинской деятельности в регионах знаете, у нас какая – в 20 с лишним раз!

Поэтому наша с вами задача была и заключалась в том, чтобы сконцентрировать часть ресурсов в центре, так, как это делается в бюджетной сфере, и через систему ОМС перераспределить эти ресурсы, для того чтобы выровнять систему обеспеченности. Но мы не можем сделать это резко, не можем пойти по пути отъема денег от более или менее достаточных регионов, чтобы уронить там уровень здравоохранения, и передать их туда, где совсем плохо. Надо это делать аккуратно.

Мы будем это делать в связи с принятием нового закона об ОМС, а он принят и начал действовать, по-моему, с 1 января этого года, в связи с принятием «Основ», над которыми Вы работали с Вашими коллегами, они вступают в действие с 1 января следующего года, будем делать это выравнивание поэтапно. Первый этап – по-моему, до 2013 года. Потом будет следующий этап.

Что касается очередей в поликлиниках: чрезвычайно важный вопрос. Я сам обращал внимание своих коллег, я специально даже посылал людей, которые снимали эти очереди на видеоаппаратуру. Это связано с недостаточностью, с финансовой недостаточностью в отдельных регионах. Но именно поэтому мы и приняли решение провести следующий этап – этап модернизации системы здравоохранения.

Вот мы в 2006 году приняли решение и осуществили программу национальных проектов, в том числе и в здравоохранении, посмотрели, где наиболее болевые точки, потом разработали новый закон об ОМС и новый, с Вашей помощью же, закон – это Основы здравоохранения. И на базе этих законов должны будем и ресурсы перераспределить, и включили новую программу по модернизации здравоохранения. Я уже говорил много раз, Вы знаете, это огромные деньги, дополнительно 460 млрд, они должны пойти, все об этом уже, надеюсь, знают, на модернизацию учреждений здравоохранения в регионах Российской Федерации. Программа заработала, включена, и надеюсь, что люди это почувствуют.

Л.Рошаль: Владимир Владимирович, я думаю, что просто нарастание платности в здравоохранении не будет связано с моим именем.

В.Путин: Нет, не будет.

Л.Рошаль: Спасибо.

В.Путин: Тем более, что все знают, что доктор Рошаль – категорический противник платности в медицине вообще. Но не знаю, удастся ли уйти от платности вообще, но в законе сегодня прописано, что может быть платным, что должно быть бесплатным. Я думаю, что вот такое четкое понимание крайне важно. А базовые вещи, безусловно, должны быть бесплатными. Вообще, публичная медицина в России должна быть бесплатной.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, Леонид Михайлович говорил что-то про «откаты» еще.

В.Путин: Про «откаты»? А, про «откаты» со стороны бизнеса.

Э.Мацкявичюс: Да.

В.Путин: Вы знаете, это и есть та самая коррупция, о которой мы говорим и с которой нужно бороться. Конечно, это беда, и беда, кстати говоря, любой переходной экономики, когда бизнес сталкивается с мздоимством на уровне чиновничества. Такая проблема есть – ее нужно истреблять под корень, здесь нечего добавить.

Э.Мацкявичюс: Нам звонят тысячи людей, многие присылают смс-сообщения. Я зачитаю одно из них: «Ваш друг, американский сенатор Маккейн через «твиттер» предрекает Вам судьбу Муаммара Каддафи. Это пустая угроза или реальный план Запада»?

В.Путин: Насчет того, что это друг, Вы сильно преувеличили.

Э.Мацкявичюс: Это абонент преувеличил.

В.Путин: Ну, он преувеличил, хотя я знаком с господином Маккейном, один раз с ним встречался, кстати, по-моему, в Мюнхене на известной конференции по безопасности. Я слышал эти высказывания, разумеется, читал их.

Ну, что можно сказать? Вообще, это не в отношении меня сказано. Это сказано в отношении России. Россию хотят некоторые подвинуть куда-нибудь в стороночку, так, чтобы она не мешалась и не мешала господствовать на земном шаре.

До сих пор боятся нашего ядерного потенциала, поэтому она в поле зрения, внимания, и поэтому она такой раздражитель. Потом, у нас свое мнение есть, мы проводим независимую внешнюю политику и, надеюсь, будем проводить ее в будущем. Это, конечно, кому-то мешает, во-первых.

Во-вторых, Запад далеко не однороден, и у нас друзей больше, чем врагов.

И третье. Господин Маккейн, как известно, воевал во Вьетнаме. Я думаю, что на его руках достаточно крови мирных граждан. Ему очень нравится, наверное, он не может жить уже без этих сцен ужасных, отвратительных сцен расправы с Каддафи, когда на экранах всего мира показали, как его убивают, всего в крови. Вот это демократия? А кто это сделал? Беспилотники, в том числе американские, нанесли удар по его колонне. Потом по радио через спецназ, который не должен бы быть там, на территории, подогнали так называемых оппозиционеров и боевиков, и уничтожили без суда и следствия. Кто говорит, что он должен был оставаться там? Но надо было предоставить это все-таки решать народу путем демократических процедур. Да, это сложно, да, это требует времени, но по-другому невозможно.

Господин Маккейн, как известно, попал в плен во Вьетнаме, и просидел не просто в тюрьме, а в яму его посадили, он сидел там несколько лет, – у любого человека «крыша съедет». Поэтому – ничего там особенного.

Э.Мацкявичюс: После такого вопроса и такого ответа, мне кажется, логично было бы перейти к международной проблематике. Пожалуйста, Татьяна Ремезова.

Т.Ремезова: Безусловно, поскольку зашла речь о событиях в арабском мире, конечно же, слово – ведущему ученому – международнику, возглавлявшему в прошлом Службу внешней разведки, Министерство иностранных дел, Правительство Российской Федерации, Евгению Максимовичу Примакову.

Е.Примаков: Спасибо большое.

Владимир Владимирович, для того чтобы плавно перейти к международным вопросам, я все-таки задам два вопроса.

Первое. Мне импонирует Ваша позиция, и она была подтверждена и сегодня в Ваших ответах, что оценку деятельности губернаторов и мэров следует связывать с их реальной помощью населению.

Можно ли в этих условиях выдвигать в качестве критерия их работы процент, который завоевала в их регионе «Единая Россия»? Это первый вопрос.

А второй вопрос касается непосредственно международных дел. Я уверен, что Вы внимательно следите за тем, как развиваются события в Европе. И мне кажется, что сейчас один из самых главных интересов в нашем обществе – это то, как у нас дальше пойдет процесс интеграции с Белоруссией и с Казахстаном, в первую очередь, и потом, может быть, присоединяться и другие. Но не хотелось бы, чтобы сразу присоединялись, потому что и так могут затормозить процесс или осложнить.

Не кажется ли Вам, что нужно сейчас очень серьезные извлекать уроки из того, что происходит (турбулентный кризис, который происходит в Европе) для нашей интеграции? Вот на эти два вопроса я бы попросил ответить.

В.Путин: Евгений Максимович, во-первых, хочу Вас поблагодарить за слова поддержки, которые, я видел, Вы инициативно сформулировали, в том числе и в средствах массовой информации. Поддержка таких авторитетных людей, как Вы, для меня важна. Спасибо Вам большое. Это, во-первых.

Во-вторых, что касается мэров городов, губернаторов – может ли результат на выборах в Госдуму, скажем, результат «Единой России», отразиться на их служебном положении, либо быть критерием оценки их деятельности.

В Правительстве сейчас разработан перечень критериев, которые оценивают или могут быть положены в основу оценки деятельности губернаторского корпуса, конкретно губернаторов, и там нет позиции, связанной с результатами выборов. Это критерии, связанные с экономикой и социальной сферой, прежде всего. Там длинный список различных показателей. Мы долго работали над выработкой этого перечня, перечня этих критериев, и он достаточно взвешенный.

Повторяю еще раз, прежде всего там речь идет о социально-экономических показателях региона.

Что же касается выборов, то там, где напрямую губернаторы участвовали в выборах и не добились положительного результата, все-таки это говорит об уровне поддержки или об отсутствии такой поддержки со стороны граждан, проживающих в той или другой территории. И в некоторых случаях я бы на месте руководителей регионов подумал, не подать ли Президенту прошение об отставке.

Но, повторяю, критерии, чисто производственные, у нас выработаны, и там нет показателей, связанных с выборной или предвыборной ситуацией.

Теперь по поводу тех процессов, которые происходят в Европе, интеграционных, и наших процессах. Я знаю, что Вы всегда были самым активным сторонником интеграции на постсоветском пространстве и, более того, многое сделали для того, чтобы мы сегодня в своей практической деятельности могли опираться на те фундаментальные вещи, которые были заложены Вами и как руководителем Министерства иностранных дел, и как руководителем Правительства Российской Федерации.

Вот вы видите, что в общем и целом мы серьезно продвинулись. И Таможенный союз, единое экономическое пространство – это, конечно, интеграционные объединения совершенно другого класса, другого уровня и другой глубины. Это реальная интеграция с выходом на то, чтобы передать часть функций в наднациональные органы, и это крайне важно. Это не возрождение Советского Союза, это сохранение целиком и полностью независимости этих государств, политической независимости, но с целью повысить нашу конкурентоспособность в мировой экономике, придать новый импульс развитию, обеспечить более высокий уровень жизни наших граждан – мы, конечно, идем и будем идти по этому пути.

Это сложный процесс достижения компромиссов в ходе вот этого переговорного процесса. И очень важно, что и Александр Григорьевич Лукашенко, и Н.Назарбаев, который, безусловно, является главным «двигателем» и «мотором» вот этих процессов – я говорю это без всякого преувеличения – именно он эту идею самым активным образом поддержал и реализует. И вот благодаря руководству этих стран, ну, и позиции России, и благодаря позиции Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева мы двигаемся по этому пути, и надеюсь, будем двигаться дальше.

Конечно, мы видим, что происходит в Европе. И то, что сейчас там вот этот финансовый кризис нарастает, это связано с тем, что не было учтено одно обязательное условие, согласно которому некоторые вещи в макроэкономической сфере, в частности, величина внешнего и внутреннего долга, величина дефицита бюджета и т.д., не согласовывались в наднациональных органах. Наднациональные органы принимали какие-то решения в рамках Маастрихтского процесса – 3% дефицита, не больше.

А на самом деле многие страны давно вышли за эти параметры или статистику давали неточную и поставили в очень сложное положение все страны Евросоюза. Сейчас Франция, Германия борются за то, чтобы эту ситуацию исправить и передать на наднациональный уровень некоторые вопросы, связанные с регулированием макроэкономических параметров. Безусловно, это правильно. Но это такой же прообраз Соединенных Штатов Европы. Мы пока до такого уровня интеграции не добрались. Но мы говорим о возможности в будущем, после запуска Единого экономического пространства, перейти и к формированию Евразийского союза. Я думаю, что в какой-то степени в результате переговорного процесса и достижения компромиссов мы, конечно, наверное, дойдем и до этого, надеюсь, и до общей валюты, и до согласования макроэкономических параметров.

Э.Мацкявичюс: В той части зала, где работает Мария Моргун, я знаю, тоже есть эксперты по вопросам безопасности не только международной. Пожалуйста, Маша.

М.Моргун: Да, это правда. Сегодня участник нашей программы, полковник в отставке, журналист, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда» Виктор Баранец. Виктор Николаевич, пожалуйста.

В.Баранец: Здравия желаю, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравия желаю!

В.Баранец: Владимир Владимирович, я свидетель уже десятого Вашего разговора с народом. И вот меня часто посещает мысль о том, что тот, кто не хочет уберечь В.Путина от ошибок, тот обсыпает его комплиментами, а тот, кто хочет уберечь, тот говорит ему беспощадную, «соленую правду». Так вот, один из них я.

В.Путин: С пивом хорошо соленую правду.

В.Баранец: Владимир Владимирович, недавно, выступая на Съезде «Единой России», Вы сказали слова, которые затмили даже классиков марксизма и ленинизма. Я Вам их повторю. Это великолепные слова. Вы сказали: «В основе нашей политики должна быть правда и только правда». Но теперь суть вопроса.

Владимир Владимирович Путин перед армией и Россией много раз говорил, что жилищная проблема для уволенных военнослужащих будет закрыта к 2010 году. Проблема не закрыта. Ни один министр не извинился перед десятками людей, по сути обманутых, не извинились и Вы.

Не считаете ли Вы необходимым принести такие извинения людям и сказать им честные, объективные сроки, когда действительно эта проблема будет закрыта?

И второе. Владимир Владимирович, Вы только что сказали хорошие слова. Вы сказали, что «министров назначаем мы», и Вы показали в зал. Да, это прекрасно. Для меня это принципиальное, новое. Но, тем не менее, Владимир Владимирович, ну не будем лукавить – Вы назначаете министров. Многие из них...

В.Путин: И Президент еще.

В.Баранец: Я к Вам обращаюсь, как к кандидату в Президенты Российской Федерации.

Владимир Владимирович, совершенно очевидно, что ряд министров провалили свою работу на стратегических направлениях. Это касается и экономики, и здравоохранения, и армии. Тем не менее, Владимир Владимирович, Вы пока до сих пор не дали очень острую критическую оценку работе этих министров. Почему Вы их боитесь менять?

Владимир Владимирович, если вы будете убирать бездарей и бросать в бой талантливых, принципиальных министров, Вы поверьте, народ к Вам потянется, реформы  пойдут вперед.

Владимир Владимирович, я заканчиваю свой длинный спич и хочу Вам сказать, Вам много раз уже говорили, почему Вы не меняете бездарных, беспринципных министров, которые Вас же, кстати, обманывают. Ведь Вас же подставили, когда Вы говорили о том, что проблема с жильем для уволенных будет закрыта. Вас подставили. Это государственное преступление не только перед Вами, Владимир Владимирович. Вы должны сделать из этого выводы.

Но если у Вас будут проблемы с подбором кадров, обращайтесь к нам, мы поможем, в том числе и я.

В.Путин: Вы сами на какой министерский пост претендовали бы?

В.Баранец: Я закончил свою должность пресс-секретарем Министра обороны Российской Федерации Игоря Николаевича Родионова. Но я у Вас бы с удовольствием поработал в контрольных органах, и Вы бы у меня не ошиблись даже в запятой, и не одурачили народ. Я бы готов поработать, Владимир Владимирович.

В.Путин: Ясно. Это по-нашему.

Вас, видимо, Л.Рошаль подговорил насчет министров, да? У него тоже есть претензии к некоторым министрам. Леонид Михайлович, правда?

Вы когда начали говорить по поводу того, что правду-матку хотите до меня донести, я даже так, задумался, думаю, что там сейчас будет сказано.

По поводу жилья для военных. Вы не можете не знать, что до того, как мы не занялись этой проблемой, до нее, фактически, по сути, практически никто как следует не дотрагивался. Людям просто не давали жилье. Очередь только росла, причем росла катастрофически, а часть людей, которые были уволены там в 90-е годы, их вообще слили в муниципальные очереди и сказали: привет горячий, там получайте. А там свои очередники, которые десятками лет стоят, и все – про них забыли.

Что произошло в действительности? В действительности было сказано, и я об этом говорю, что мы к концу 2010 года проблему закроем, на чем я основывался. Мне принесли цифры стоящих в очередях, нуждающихся и уволенных офицеров в стране – 70 тыс. человек. Исходя из этих потребностей, было дано поручение министерствам финансов и экономики просчитать возможности бюджета и выделить на соответствующие годы вперед необходимые под этот объем жилья ресурсы, что и было сделано, 70 тыс. нуждающихся.

В 2008 году было закуплено и выдано 10 тыс. квартир, в 2009 году это было 56 тыс. квартир, в 2010 году 45 тыс. квартир. Если все это сложить, получается свыше 100, а было на очереди 70. И в этом смысле мы не только никого не надули, а перевыполнили эту задачу.

В чем проблема? Их две. Во-первых, выяснилось, что учеты в Министерстве обороны велись из рук вон плохо, и оказалось, что на очереди не 70 тыс., а 150. Это, знаете, то же самое, когда мы сказали о том, что обеспечим ветеранов Великой Отечественной войны отдельными квартирами, начали с 10-12 тыс., потом сказали, всех поставим на очередь, кто не был поставлен до 1 марта 2005 года. И мне тогда сказали, что это будет еще 10-15 тыс. Сто с лишним! Сто с лишним, понимаете!

И это же нужно и ресурсы сразу включить, и деньги, и, что самое важное, что очень важно, возможности строительного рынка. На первом этапе и денег выделили даже больше, чем нужно было, но просто с рынка не приобрести такое количество квартир – было нужно по параметрам, по закону положенных для военнослужащих – их просто не было на рынке. А построить за один месяц невозможно. Поэтому Минобороны пошло по пути строительства нового жилья, развернуло это строительство, и очень серьезно. Это первая проблема.

Вторая проблема – это то, что за последние годы Минобороны предпринимает определенные шаги, и это уже не связано напрямую с Правительством, по проведению так называемой военной реформы, и количество высвобождаемых военнослужащих немного увеличилось. И это тоже увеличило количество нуждающихся.

И все это… кстати говоря, и кризис, который тоже повлиял на объемы финансирования… в целом мы даже, несмотря на кризис, деньги-то выделяли запланированные все… Мы решим эту проблему обязательно. Думаю, что к 2012 году мы закроем все проблемы, связанные с постоянным жильем, а где-то в конце 2013 года примерно закроем вопросы, связанные со служебным жильем. И, безусловно, доведем до логического завершения, как говорят специалисты, отоварим и всех военнослужащих квартирами, которые стояли в муниципальных очередях. Мы же просто про них вспомнили – про них просто уже забыли. И я сказал, нет, это неправильно, несправедливо, надо вернуться и выполнить свои обязательства перед этими людьми. И мы эту проблему тоже закроем и сделаем это обязательно.

Поэтому такова правда, так оно и есть.

Теперь по поводу министров. Вы знаете, они всегда, так же, как и многие губернаторы, на острие критики и на острие проблем, и очень легко сделать из каждого из этих людей «козла отпущения». Но и я несу ответственность за то, что происходит в этих сферах, и я лично, как Председатель Правительства. Это первое.

Второе. Это люди квалифицированные. Вопросы, которыми они занимаются, сложны и однозначных подходов не терпят. Можно в чем-то поспорить, можно в чем-то упрекнуть, но самое плохое, что мы могли бы сделать, – это заниматься кадровой чехардой. И такое в нашей недалекой истории тоже было.

У меня есть уже определенный опыт работы, и я знаю, что такое кадровая чехарда и к чему это ведет. Стоит только одного руководителя заменить на другого, еще неизвестно, какой будет результат, а уже минимум полгода ведомство работать не будет, минимум полгода. Сразу начнутся замены, перемены. Кошмар! Наша задача, если в чем-то люди ошибаются, выстроить работу так, чтобы избежать этих ошибок.

А что касается ротации, то мы уже об этом говорили. Время подойдет, и, конечно, без всяких сомнений, и будущее Правительство нуждается в обновлении, и это обновление будет.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, я предлагаю проверить ситуацию на местах и двинуться в регионы. Первым городом, который выходит на связь с нашей студией, станет Владивосток.

Уже в наступающем году Владивосток будет принимать один из крупнейших международных форумов – АТЭС. Там работает наш коллега обозреватель Павел Зарубин.

Павел, здравствуйте!

П.Зарубин: Здравствуйте, Москва!

Вас приветствует Владивосток – столица Приморского края и столица будущего саммита АТЭС, до которого осталось всего-то каких-то девять месяцев. Мост через бухту Золотой Рог – одна из самых грандиозных строек, хоть и приурочена к саммиту, но важна прежде всего для жителей Владивостока. Мост войдет в пятерку крупнейших вантовых сооружений мира: длина мостового перехода – 2 км, а высота над зеркалом воды – 64 метра.

Но вот чтобы масштаб сооружения был понятен еще лучше, достаточно увидеть, где мы сейчас все стоим, хотя, конечно, очень холодно: это лишь один из пролетов моста, а всего таких блоков будет 53, и каждый из них весит по 230 тонн. Сюда такие, с позволения сказать, детали дос

тавляют исключительно по воде, на баржах, что говорит о том, насколько они все-таки громоздкие и тяжелые. В ближайшие дни блок, на котором мы стоим, будет установлен на свое место

Ну а вообще, по плану, к середине марта строители должны будут состыковать обе части моста, так нужного городу. Ведь это сооружение в итоге соединит два противоположных конца Владивостока. Сейчас, к сожалению, людям приходится подолгу ездить в объезд, дорога может занимать и час, и два часа, а во время снегопада вообще пять часов.

И, конечно, в этот понедельник местные жители пережили несколько крайне неприятных минут, когда вдруг узнали, что этот мост загорелся. Судя по всему, в ходе сварочных работ вспыхнула сухая деревянная опалубка, и часть моста буквально заполыхала.

Пожар был очень сильным. Видеть его могли чуть ли не из всех точек города. Люди высыпали на улицу, узнав о происходящем. И многих, конечно, увиденное просто потрясло, и у всех, безусловно, теперь много вопросов. Поэтому мы сейчас несколько отступим от привычного сценария нашей «прямой линии» и зададим вопрос сами генеральному директору строительной компании, отвечающей за возведение моста, Виктору Гребневу.

Виктор Григорьевич, скажите, пожалуйста, насколько серьезно все-таки поврежден мост, и что это означает – что он не будет сдан в срок?

В.Гребнев: Пожар – это ЧП. ЧП, конечно, – это неприятно. Но я хочу сказать, что силовая схема моста не нарушена, расчетные параметры в норме. Экспресс-обследование, которое мы за сутки провели, показало, что имеем только косметические повреждения. Косметические повреждения, да, это дополнительное время немного, но для того, чтобы сказать, что мост не будет сдан к саммиту… Это однозначно – мост будет готов. К саммиту будет готов точно. Просто морально немножко тяжело, но хочу заверить: мост будет готов точно.

П.Зарубин: Будем в это верить все вместе. Спасибо большое.

А теперь давайте перейдем непосредственно к вопросам. Я хочу лишь сказать несколько слов, что наша съемочная группа работает здесь уже несколько дней. Мы провели много встреч с самыми разными людьми самых разных профессий, разных социальных групп для того, чтобы понять, какие же вопросы волнуют жителей города и края в первую очередь. И сюда сегодня пришли самые активные для того, чтобы задать те вопросы, которые они считают самыми актуальными и болезненными для региона.

Итак, пожалуйста, давайте начнем. Я вот знаю, что у Вас вопрос от малого бизнеса.

А.Голдобин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу задать вопрос, но немножко предисловие небольшое. Я – бизнесмен, зовут меня Голдобин Андрей Викторович.

Я бы хотел сказать о том, как тяжело вести бизнес в условиях вот такой серьезной, мощной коррупции, которая присутствует здесь, в этом крае. Ни для кого не секрет, что чиновничий аппарат во главе с Дарькиным, губернатором края, набивает, можно сказать, карманы за счет федерального бюджета и за счет нас, бизнесменов. (Я извиняюсь, замерз очень.)

Хотелось бы знать, Владимир Владимирович, сколько еще на своем посту пробудет губернатор Дарькин, который ведет весь этот беспредел, контролирует его от начала и до конца, и, мягко говоря, набивает карманы? Мы возмущены и хотим слышать.

Спасибо.

В.Путин: Андрей Викторович, во-первых, два слова просто по мосту еще.

Вот директор стройки сказал, что проведен экспресс-анализ (экспертиза такая, быстрая), но я думаю, что этого недостаточно. Надо, безусловно, провести серьезную, глубокую экспертизу, но так, конечно, чтобы она не мешала ходу строительства. Нужно посмотреть, в каком состоянии после пожара находится несущая конструкция, другие элементы. Это – серьезный объект инфраструктуры, и здесь не должно быть никаких сбоев или недомолвок. Здесь нужна твердая уверенность в том, что все идет по технологическим нормам. Первое. И прошу вас это сделать. И соответствующее тоже указание здесь дам своим коллегам.

Теперь второе. Это по поводу местных властей, коррупции и т.д., но дело не только в коррупции, насколько я понимаю. Очень много вопросов, связанных с криминалом в крае, больше, чем в каком-либо другом регионе Российской Федерации, к сожалению.

Я уже говорил о критериях, которые выработало Правительство, о критериях по результатам социально-хозяйственной деятельности, экономической деятельности. Но есть и другие, конечно, критерии, на которые следует обратить внимание. Я уже сказал, что в целом, опираясь и на результаты последних внутриполитических событий, можно определить доверие граждан к тому или иному руководителю региона. Надеюсь, что и сами руководители это поймут и примут соответствующие решения.

Но и сейчас не хочу забегать вперед, но то, что Вы сегодня сформулировали и сказали, мною, безусловно, будет учитываться в будущей работе.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Павел. Спасибо, Владивосток.

Мы возвращаемся в Москву, в нашу студию. Я вижу, что мой коллега Иван Кудрявцев поднял руку. Пожалуйста, Иван.

И.Кудрявцев: Эрнест, у нас в студии находится настоятель домового храма Московского университета, Храма Святой Великомученицы Татианы, которую верующие студенты считают своей небесной покровительницей, – священник, отец Максим Козлов. Вам слово, пожалуйста.

М.Козлов: Я отвлекусь от политики и от экономики чуть-чуть, а то про другое пока почти не говорили.

Владимир Владимирович, известно, что на нашей Родине все было достаточно хорошо, когда главными были три человека – врач, учитель и священник. Это понятно, от противного. Потому что если лекарь – калекарь, учитель – мучитель, а поп – толоконный лоб, то мало не покажется. А можно сказать положительно, что мы делаем вместе общее дело. Мы утешаем, лечим, воспитываем и образовываем.

Вот сейчас, что касается церковно-государственных отношений. В отношении того, чтобы утешать и лечить – уже более-менее нормально. Сам позавчера был: в колониях, ну и в сходных учреждениях – больше тысячи храмов и молитвенных комнат, а при вузах – меньше 50-ти.

И вот если подумать, при всем уважении к нашим заключенным, но будущее нашей Родины, наверное, больше связано со студенчеством. И хотелось бы надеяться, что в этой области, где мы будем вместе воспитывать и образовывать, какие будут прорывы. Что Вы об этом скажете?

И еще один очень короткий вопрос, даже пожелание. За наших смежников: за врачей, учителей, библиотекарей и музейных работников. Вот знаете, нас, священников, пусть ругают, это нам полезно. Пусть нам только дают возможность вести диалог. И здесь больше надежды на федеральные органы. Потому что Алексей Алексеевич Венедиктов, знаете, сколько дает времени? – 4 минуты в неделю религиозной программе на самой демократичной станции. На государственном телевидении немножко побольше, глядишь, получится.

Пусть говорят побольше хорошего об учителях, врачах, библиотекарях и музейных работниках. Пусть уже не бизнесмен, бармен и шоумен будут главными лицами на телевидении, а люди, на которых Россия стоит. Вот это как пожелание.

В.Путин: Люди демократических убеждений считают, что не нужно давать много эфирного времени представителям наших традиционных конфессий. И я сейчас не хочу вступать в полемику, хотя у меня здесь есть, что сказать. Потому что, конечно, у нас светское государство. И мы все-таки не должны об этом забывать. И я лично сторонник того, чтобы характер светского государства у нас оставался и укреплялся.

Вместе с тем, мы утратили определенные ценности советского периода, связанные с кодексом строителя коммунизма, с «Моральным кодексом строителя коммунизма». Но если мы заглянем в этот «Моральный кодекс строителя коммунизма» – это выдержки из Библии, на самом деле, и ничего нового человечество не придумало.

Наши традиционные конфессии – и буддисты, и христиане, и иудеи, и мусульмане, они в целом придерживаются, что касается базовых ценностей, нравственных, моральных ценностей, по сути, одних и тех же позиций. И, безусловно, это то, что нам вместе подлежит укреплять. И других ценностных ориентиров у нас нет и вряд ли в ближайшее время появятся.

Что касается студенчества и вообще образовательной сферы, то Вы не можете не знать, – Вы в МГУ работаете, да? – что здесь целая программа у нас существует. Можно по-разному к ней относиться, критически посмотреть на нее. И там, действительно, наверное, много элементов, которые нужно критиковать, и искать, как можно ее улучшить. Но все-таки развитие системы высшего специального образования, среднего образования, профессионального, на уровне профессиональных технических училищ и лицеев, оно находится в сфере нашего внимания и будет находиться дальше.

Что касается высшего образования, науки, я говорю не только о многократно увеличивающемся в последние годы объеме финансирования этой сферы, но говорю о новых подходах. В частности, МГУ и Петербургский университет, Вы знаете, выделены в отдельную категорию вузов, по которым созданы отдельные программы развития на правительственном уровне, с отдельным финансированием – ускоренным и в больших объемах. Мы создали систему федеральных высших учебных заведений и целую сеть по всей стране исследовательских университетов. И по всем, по каждому из них приняты решения по дополнительному финансированию.

Мы приняли программу грантовой поддержки талантливых людей, приняли программу грантовой поддержки ученых, напрямую именно ученых, которые предлагают интересные, перспективные в стратегическом плане идеи. Не вузы конкретно финансировать, не учебные заведения или научные центры, а конкретных ученых с предложениями. И знаете – это очень интересная программа получается. Так что эту сферу мы, конечно, будем самым активным образом поддерживать и развивать. Ну, а что касается деятельности религиозных конфессий, представителей религиозных конфессий в учебных заведениях, повторяю еще раз: мое личное мнение в том, что мы должны поддерживать и сохранять светский характер нашего государства. Но, конечно, деятельность религиозных конфессий в учебных заведениях, так же, как и в армии и в местах лишения свободы, не запрещена и будет только приветствоваться.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, вопрос, который только что попался на глаза, он больше, конечно, относится к предыдущей нашей теме – к Владивостоку, но поскольку он важный, его целесообразно задать, пока мы далеко не ушли.

«Кадровые ошибки в назначении ряда губернаторов очевидны – Мезенцев, Ипатов, Михальчук, Юрченко, Нелидов, Бровко, список можно продолжить. Мы, жители Ульяновска, в основном проголосовали против партии «Единая Россия», потому что хотели добиться отставки губернатора Сергея Морозова». Ольга из Ульяновска подписалась.

И еще вопрос Алексея Шацкова из Волгоградской области: «Правда, что регионы, не поддержавшие правящую партию, будут исключены из программ социального развития Российской Федерации?»

И, как следствие, вопрос, встречающийся чаще всего: «Не пора ли вернуться к прямым губернаторским выборам?»

В.Путин: Это важный вопрос.

Что касается того, что кто-то будет исключен по результатам голосования, это полная чушь.

Это, знаете как, «не придете на выборы – мы вам свет отключим и канализацию закроем». Конечно, это ерунда, и ни одно здравомыслящее правительство никогда таким образом поступить не может, и наше никогда не поступит. Вопрос не в политических предпочтениях, а вопрос в долге государственных служащих на таком уровне, как Правительство, или даже регион, долге перед своими гражданами. Это фундаментальные вещи абсолютно. Ничего никто сокращать не будет, не посмеет просто. Это первое.

Второе, что касается этого самого важного вопроса, – это выборность или невыборность губернаторов. Я не буду скрывать, я уже об этом говорил, и хочу сказать еще раз, – сегодняшний способ приведения губернаторов к власти я придумал лично, сам придумал, никто не советовал, и скажу, почему. Давайте вспомним, когда и в каких условиях это было сделано. Это было сделано в начале 2000-х годов, когда у нас полыхала гражданская война на Кавказе, когда многие губернаторы, надо прямо сказать, приходили к власти путем прямых, якобы прямых выборов тайных, но опирались при этом на местные полукриминальные элиты, и, что особенно опасно и важно было тогда, сосредоточили в своих руках большую экономическую власть, да еще сидели в Совете Федерации и имели неприкосновенность как депутаты парламента.

Но что особенно было тревожно и что меня очень беспокоило – с целью прихода к власти не брезговали ничем. Не только опирались на полукриминальные структуры, но и опирались на националистические группы, на сепаратистские группы. И очень легко было порождать этот сепаратизм в регионах Российской Федерации, а у нас сложно созданная страна, с национальными формированиями. И я хочу, чтобы и те, кто в зале сидят, и вообще граждане всей страны знали, чем было продиктовано это решение. Не тем, что хотелось сосредоточить в своих руках больше «властишки». Да нет, конечно! Это было продиктовано желанием страну сохранить и собрать вместе и не допустить раскачивания.

Конечно, мы в известной степени прошли период становления и укрепления наших властных структур и государства в целом. И, разумеется, я и сейчас вижу, здесь претензий много из Владивостока прозвучало, в этом вопросе звучит, я знаю эти претензии. И я исходил из того, что если Президент предлагает законодательному собранию, то законодательное собрание, выбранное всеми гражданами, проживающими в регионе, прямым и тайным голосованием, делает определенную селекцию и отбор. Так, кстати, это механизм работает отчасти. Я помню, когда мы предлагали, скажем, Волгоград, и волгоградские депутаты сказали: нет, за этого кандидата не проголосуем ни при каких обстоятельствах, даже при всем к Вам уважении. И мы пошли на то, чтобы внести другую кандидатуру. В Нижнем, по-моему, тоже так было.

Но сейчас я тоже вижу, что, может быть, этого недостаточно. И нужно сделать следующий шаг в развитии нашей политической системы. Я думал над этим и, например, считаю возможным, обязательно нужно сохранить вот этот фильтр на уровне Президента, чтобы отсекать приход во власть людей, которые будут опираться на какие-то полукриминальные или, не дай Бог, сепаратистские силы, в том числе, и в национальных республиках. Я хочу, чтобы все это поняли, это крайне важно для России.

Так вот, допустим, можно (как вариант, надо подумать над этим), чтобы все партии, которые приходят в региональный парламент путем прямого тайного голосования, предлагали президенту своих кандидатов на должность губернатора – руководителя региона. Вот эти предложения проходят через президентский фильтр, и он вносит эти кандидатуры уже не на депутатов заксобрания, а на прямое тайное голосование всего населения, проживающего в регионе. Вот этот шаг, мне кажется, вполне возможен и обоснован.

И, конечно, за Президентом нужно будет оставить негативный контроль, то есть право отстранения от должности в случае совершения каких-то действий, связанных с осуществлением властных полномочий губернатором.

Примерно то же самое в принципе можно сделать (надо только додумать всякие элементы этой конструкции) с формированием верхней палаты парламента.

Э.Мацкявичюс: Вплоть до прямых выборов?

В.Путин: Я же говорил, вплоть до прямых выборов. Тоже пропустить через такой президентский фильтр кандидатов от партий, которые побеждают на региональных выборах, и выносить их кандидатуры на суд граждан, проживающих на этой территории, и формировать верхнюю палату парламента, Совет Федерации, с помощью прямых тайных выборов, тайного голосования.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, давайте уточним: то есть институт выборов губернаторов тоже в определенной мере, получается, возвращается?

В.Путин: С теми поправками, о которых я сказал. Во всяком случае, я считаю, это возможно, сейчас это возможно.

В целом потом можно посмотреть, как работает этот механизм, пройти этот этап. Можно и напрямую просто уже перейти к самовыдвижению, но вот сегодня этих кандидатов, безусловно, я в этом уверен, нужно пропускать через президентский «фильтр».

Э.Мацкявичюс: Именно президентский?

В.Путин: Именно президентский.

Еще раз повторю: партии, вошедшие в региональный парламент, предлагают Президенту своих кандидатов на должность губернатора. Он вправе отклонить те или иные кандидатуры. Тогда партия предлагает другую кандидатуру, пока не появится нужный кандидат, а потом всех их выносит на суд граждан, на прямое тайное голосование. Мне кажется, вполне приемлемая вещь для страны, которая гарантирует нас и от рисков, имея в виду сложный характер нашей Федерации, и, в то же время, усилит влияние граждан на высший в регионе уровень власти.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Я предлагаю двинуться вглубь нашей студии. Слово Марии Китаевой и ее гостям.

М.Китаева: Я хочу перейти в «Северную столицу», где не так давно губернатор был назначен еще по старой схеме, и слово передать почетному гражданину Санкт-Петербурга маэстро Гергиеву.

В.Гергиев: Владимир Владимирович, вот за Вами огромная карта страны, и мы сейчас с очень большим интересом услышали о давних уже событиях. Так вот Вам, первое, отдельное спасибо за то, что вот в таком же виде она сейчас перед нами, вот такая огромная, могучая. Это первое. Я сам вырос в Осетии, поэтому у меня есть причины говорить то, что я сейчас говорю.

Второе. Я живу в Петербурге и возглавляю крупнейший театр. Хотелось бы рассказать Вам одну короткую историю.

Вот великий композитор, а для меня – величайший русский композитор 20-го столетия, Сергей Прокофьев подарил Мариинскому театру (тогда – Кировскому) партитуру балета «Ромео и Джульетта», – ныне знаменитейшее произведение, – и после премьеры, весьма успешной, прогуливаясь недалеко от театра, неожиданно встретился с человеком, который его остановил, одернул и сказал:

- Вы – композитор Сергей Прокофьев?

- Да.

- Я слышал, между прочим, Ваше произведение – безобразное, мне страшно не понравилось, – уже несколько раз.

Но хочу Вам сказать, что Сергей Прокофьев после сочинения «Ромео и Джульетты» сочинил еще огромное количество очень знаменитых произведений, в том числе и свои знаменитые военные произведения. «Ромео и Джульетта» Прокофьева – это 1937-1938 годы, а вот и в 1941-ом, и в 1942-ом и в 1945-ом – это и «Война и мир», и Пятая симфония.

Почему я утруждаю сейчас всех? Вспомнил о том, что Россия – это не только страна нефти и газа, это еще страна величайших писателей, поэтов, композиторов. Все это знают. Мне кажется, доверяйте своему инстинкту, мне очень импонирует то, что наш разговор сегодня не идет вокруг удач или не удач «Единой России», а идет разговор о России. Вот за это второе спасибо.

В.Путин: Валерий Абисалович, Вам спасибо за оценку, за поддержку. Мы с Вами давно знакомы и дружим. Вот Вы сейчас сказали про Прокофьева, про его музыку к балету «Ромео и Джульетта». Это очень хороший пример того, как все быстро меняется и оценки меняются. Вы помните, наверное, когда эта музыка была представлена зрителю, то некоторые очень известные и очень авторитетные люди в этом мире сказали: «Нет повести печальнее на свете, чем музыка Прокофьева в балете» .

Вот с тех пор очень много изменилось, и оценки изменились. Так же и в нашей жизни очень много меняется. Я думаю, что многое из того, что мы делали недавно, делаем сегодня, все-таки будет получать объективную оценку в будущем. Надеюсь на это. Для этого мы и трудимся, чтобы реально изменить ситуацию к лучшему.

Что касается города Петербурга, Ленинграда. Я его люблю так же, как и вы. Я там родился. Это моя малая Родина. Конечно, не забывая про другие регионы, буду делать все, для того чтобы и Питер поддержать.

Вы упомянули о деятелях культуры вообще, а здесь кто-то, не помню, сказал и о библиотекарях, работниках культуры в регионах. Это крайне важная тема. Крайне важная, потому, что это очень важная составляющая нашей жизни – эти люди, их работа – очень важная составляющая нашей жизни. Они, конечно, нуждаются в поддержке. Они по уровню заработной платы сегодня на одном из самых последних мест.

Я вчера только на эту тему разговаривал с Министерством финансов. Дал поручение посмотреть, что можно сделать дополнительно в этой сфере. Очень рассчитываю, что такие предложения будут подготовлены. Мы, безусловно, в этом направлении будем двигаться, будем искать дополнительные возможности региональных бюджетов и федерального, для того чтобы эту категорию работников поддержать. Так же, наверное, к этому тоже вернемся, как и те, кто работают в дошкольных детских учреждения. Это, правда, другая сфера нашей жизни, но тоже очень важная.

Э.Мацкявичюс: Уточнение?

В.Гергиев: Здесь хочется сказать о том, что огромные все-таки уже свершения налицо. Для меня, например, Петербург сегодня перестал загрязнять Балтийское море. Об этом мало кто знает. Я вчера был в Финляндии, только об этом говорили, что Петербург сейчас, оказывается, едва ли не самый... просто сбросы в Балтийское море, очень больное море – для нас это страшно важно, для Питера. Оказывается, водоканал и глава водоканала Кармазинов смогли буквально за пять-шесть лет добиться того, чтобы финны завидовали, – едва ли не самое развитое государство сегодня в мире, мы это знаем. Это так.

А с другой стороны, я думаю о том, что, например, Новосибирск, крупнейший российский центр, не имеет концертного зала. Я знаю, что до 2018 года появятся стадионы, шикарные, современные, мощные. Пускай у каждого стадиона или на каждый один мощный стадион будет сателлит, даже не обязательно в том же самом городе, – шикарный концертный зал. Кстати, он не может стоить больше миллиарда рублей. Он будет шикарным, мирового класса. Если он стоит больше, считайте, что уже Вас начинают обманывать. Вот такой совет практический.

В.Путин: А как идет реконструкция Мариинки сейчас, новой площадки?

В.Гергиев: Мне кажется, что мы создаем, и через полтора года, самое позднее, все-таки в Петербурге, в одной из культурных столиц европейских, будет комплекс, который не уступит, по крайней мере по мощи своей, по размаху, ни одному американскому, китайскому, или японскому. Мы еще десять лет назад безнадежно отставали. Мне кажется, что здорово, что Правительство и Вы, тогда еще Президентом, поддержали идею строительства нового театра, второго театра. Потому, что, кроме Парижа, ни один город в мире не имеет два совершенно разных здания под одним «зонтиком» единой дирекции. И мне кажется, что Петербург от этого выиграет. Спасибо, что и сейчас Вы поддержали в очередной раз.

Потому что я не пришел сюда комплименты делать или благодарить, честное слово. Я даже не знал, о чем буду говорить. Я вот слушаю с большим интересом. Мне кажется, что, забывая о том, что и Петр Великий, и Екатерина Великая, и во многом и в 20-ом столетии создавались такие культурные сокровища или собирались такие сокровищницы. Мы еще и поэтому во всем мире сегодня себя чувствуем уверенно. Хоть потому, что у нас и ядерная мощь, мы об этом говорили, считаются. Но еще и поэтому тоже. Ведь, правда?

В.Путин: Конечно.

В.Гергиев: И здорово, что мы так развиваемся. Скоро будем готовы, я думаю.

В.Путин: Валерий Абисалович, не переманивайте, пожалуйста, из Большого театра артистов ведущих.

В.Гергиев: И наоборот, да?

В.Путин: Не надо переманивать.

В.Гергиев: Я думаю, у нас, это, во-первых, коллега, он здесь присутствует. Из Большого театра ушли балетные танцовщики. Я думаю, они туда же и вернуться. А на самом деле Мариинский театр самодостаточен. Но самое главное, чтобы обратили внимание, и вся Россия об этом сегодня может задуматься – мы в Петербурге выступаем 530 раз в год.

В.Путин: Я знаю, что Вы восстановили концертную деятельность по территории России.

В.Гергиев: Да, у нас где-то 10-12 регионов только в рамках Пасхального фестиваля. Это, пожалуй, самая интересная часть нашей работы.

В.Путин: Знаете что, я помню, как Вы вместе с оркестром приехали в Южную Осетию и выступали на развалинах – за это Вам отдельное спасибо.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Спасибо, Валерий Абисалович.

Уважаемые коллеги, уважаемые гости, я напоминаю, что нас ждут города. Там стоят наши коллеги журналисты и люди, которые, прямо скажем, мерзнут. Поскольку не май месяц, а середина декабря. Поэтому давайте немножко ускоримся, хорошо? Сейчас будем немножко более интенсивно работать. И успеем всем дать возможность обратиться к Владимиру Владимировичу.

Вопрос из Интернета, который пришел на наш сайт: «Говорят, что события 5-6 декабря в Москве и Санкт-Петербурге вызвали растерянность в Кремле, писали даже, что там постоянно шли экстренные совещания по ночам. Владимир Владимирович, это правда?»

В.Путин: Меня не вызывали на эти совещания, я не знаю. Я скажу откровенно, я что-то растерянности там не заметил. Я в это время, скажу откровенно, пытался и пытаюсь до сих пор научиться играть в хоккей. Я, как «корова на льду», до сих пор пытаюсь что-то изобразить. Не очень обращал внимание на то, что происходит. Но растерянности никакой в Кремле не заметил. Хотя я давно там не был, честно говоря.

Э.Мацкявичюс: Понятно.

Спасибо, Владимир Владимирович.

Еще вопрос у Марины Китаевой.

М.Китаева: Я знаю, кто точно знает значение слова «хронометраж» – мой коллега Владимир Соловьев.

В.Соловьев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Извините, буду резок, потому что люди звонят и говорят, возникает ощущение, что наступило время, когда власть знает, как живет народ, и с интересом народу рассказывает о его жизни. Исходя из этого, главные коррупционеры в стране – это мелкие чиновники и гаишники, а светочи мудрости и порядочности засели в Правительстве и в Администрации. Вы призывали к «посадкам», звучали жесткие слова, но повторяется время русских классиков: фразы жесткие, но как-то, то ли своих не сдаете, то ли наверху другие законы, и каждый раз защищаете Правительство, говоря, что они высокие профессионалы, а нам негоже о них судить.

Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, конкретно, по фамилиям, увидим ли мы когда-нибудь новых людей, и начнутся ли «посадки»? Хотя понимаю, что, как правило, в нашей стране борьба с коррупцией – это «национальная забава» и начинается она с того, кто такой вопрос задает.

Э.Мацкявичюс: Хотя и кратко.

В.Путин: С Вас и начнем сейчас. Ну, не с Вас лично, а вообще. Я знаю, и ко мне тоже обращались разные люди по поводу того, что средства массовой информации используют свое монопольное положение в отдельных сегментах, для того, чтобы решать, в том числе, экономические вопросы, и говорят: давайте сделайте так, иначе мы вас вытащим и покажем про вас то-то и скажем это.

Это, в принципе, и на муниципальном уровне управления, на региональном, на федеральном, в Думе, в Правительстве, в СМИ, в медицине. А что, про медицину мало говорят о том, что там коррупция, мздоимство и т.д., что, мало разве говорят про аналогичные явления в сфере образования? Это беда всего нашего общества. Ну, желание «попасть на волну» и понравиться и кого-то, извините, «уконтрапупить», схватить и посадить во что бы то ни стало, показать свою крутизну – это самое простое, что мог бы сделать человек в моем положении. Но у нас четыре с лишним тысячи уголовных дел, возбужденных по взяткам и коррупции. Почти 300 доведено до суда. Десятки осужденных.

Это модная тема. И ее нельзя забывать: борьба с коррупцией, с криминалом, в том числе и прежде всего во власти. И власть сама заинтересована в очищении. Но никакой кампанейщины здесь недопустимо. У нас есть примеры, когда губернаторов в тюрьму сажают, и они отбывают целиком срок в местах лишения свободы, целиком, их никто не выпускает. У нас есть примеры и в новейшей истории, когда на уровне заместителя министра сажают в тюрьму. Но здесь еще и вопрос: в тюрьму – и расследуют в рамках уголовного процесса. Здесь еще вопрос не кампанейщины, а вопрос качества работы правоохранительных органов.

Все это требует определенного баланса, серьезного подхода и ритмичной работы по всем направлениям, ритмичной, жесткой и последовательной, а не предъявления в качестве своих достижений для текущей политической конъюнктуры – этого мы делать не будем. Но бороться будем обязательно, будем бороться последовательно, настойчиво и жестко.

Не знаю, четыре тысячи с лишним – это много или мало дел. Наверное, немало. Важно качество. Вообще, в любом случае, и Вы знаете, Вы чело

Repost 0