Overblog Suivre ce blog
Editer l'article Administration Créer mon blog
21 décembre 2011 3 21 /12 /décembre /2011 15:36
Poutine3

Э.Мацкявичюс: Мы продолжаем эту тему. Я прошу наших режиссеров включить Северный Кавказ.

Ставропольский край, поселок Новотерский, там работает наш обозреватель Илья Канавин.

Илья, здравствуйте.

И.Канавин: Здравствуйте, Эрнест!

Добрый день, Владимир Владимирович!

Это поселок Новотерский, и мы – на заводе, где разливают справедливо знаменитую прекрасную минеральную воду. Вообще, это Кавказские Минеральные Воды, и здесь можно было бы, конечно, говорить об интересных и серьезных вещах, о том, как здесь отдыхали многие русские цари, многие советские партфункционеры, космонавты, миллионы советских людей, о том, что будет с этим регионом через 5-10 лет.

Но коль скоро так повернулся разговор, то я возьму на себя смелость показаться не очень гостеприимным по отношению к тем, кто нас здесь принимает, и предоставлю слово людям, которые специально приехали на эту «линию», имея вопросы большие, имея вопросы больные и очень серьезные, вопросы, важные для Северного Кавказа.

Прошу Вас.

А.Сыроваткин: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Сыроваткин Александр, я преподаватель Пятигорского лингвистического университета. Я бы хотел вернуться к Кавказу.

В сферу моих научных интересов входит сбор и анализ данных о межнациональных и межрелигиозных проблемах, возникающих в нашем регионе. В последнее время в Ставропольском крае очень остро стоит вопрос о взаимоотношениях местного населения и людей, приезжающих сюда из соседних республик на постоянное место жительства, на учебу или лечение. Местное население очень раздражает вызывающее поведение приезжающих, их нежелание выполнять законы местные, бравирование оружием личным, а также демонстрация своего финансового превосходства, что, кстати, позволяет жителям Ставропольского края говорить о несправедливом распределении средств среди субъектов Северо-Кавказского федерального округа. Даже появилось такое расхожее мнение, что приезжие хотят жить не вместе с нами, а вместо нас. Вот, собственно, вопрос: Владимир Владимирович, ответьте, пожалуйста, собирается ли власть изменить данную ситуацию или же мы имеем риск того, что недовольство нарастающее может быть использовано некими силами, которые разожгут межнациональный конфликт у нас в регионе?

Спасибо.

В.Путин: Собственно говоря, мы уже начали обсуждать эту тему. Вопрос, безусловно, чрезвычайно острый, и от того, как мы будем его решать, многое зависит в нашем будущем.

Вы наверняка знаете, что это вопрос, который не является чем-то исключительно российским. Это не является исключительно российской проблемой. В Европе происходит практически то же самое. Я многократно разговаривал с моими коллегами в европейских странах. Там, знаете, в одной из стран, – мой бывший коллега, премьер, говорил, не буду называть страну, – говорил, что люди, приезжающие из Северной Африки, лет по 10 живут в стране и не говорят на местном языке, и живут. И какие проблемы там сейчас с выходцами из исламских государств, Северной Африки – мы очень хорошо знаем.

Более того, люди, настроенные весьма демократически, воспитанные на этих принципах, на толерантности, как сейчас там модно говорить, заявили о полном провале этой политики в Европе.

Разница у нас заключается в том, что если там приезжие – граждане иностранных государств, то у нас те, кто приезжают из других регионов, в частности с Северного Кавказа, – это граждане Российской Федерации. Мы не можем ущемлять их в правах.

Вместе с тем, я сейчас только что, отвечая на один из вопросов, сказал и могу повторить то, что было мною сказано: мы должны учитывать особенности каждой российской территории, а те, кто приезжают жить, учиться, работать на другие территории Российской Федерации и живут среди граждан с несколько другим культурологическим и историческим корнем, должны с уважением относиться к местным обычаям, культуре и традициям того населения, куда они приехали жить. Всякое другое поведение должно встречать соответствующий ответ, прежде всего со стороны органов власти, дабы не раздражать местное население и не приводить к конфликтам. Конфликты нам не нужны. А поэтому все должны соблюдать определенные нормы.

Есть еще один способ решения проблемы. Да, Конституционный Суд сказал нам, таково решение было Конституционного Суда, сказал о том, что прописка является незаконной, но регистрация по новому месту жительства, работы или учебы, она является законной. Вопрос в том, что мы делаем и делали до сих пор в связи с нарушением этой регистрации.

Повторю еще раз, речь, прежде всего, идет об ограничениях, связанных с инфраструктурой и с тем, что люди, которые приезжают из одних регионов жить, учиться и работать в другие регионы, часто сами попадают в достаточно сложную ситуацию, потому что и рабочих мест не хватает, где они собирались жить и работать, есть проблема с трудоустройством, с устройством на жительство, с получением страховки, с медицинским обслуживанием, потому что возможности регионов, куда они приехали, и так уже на пределе.

И поэтому, на мой взгляд, ничего страшного нет, если мы пойдем по пути ужесточения правил, требований регистрации, ужесточения по отношению к тем, кто нарушает эти правила, – скажем, предоставляет свое жилье для прописки 20-30 и более человек в комнату в 10 квадратных метров, что явно «липой» является. Так же и по отношению к тем, кто нарушает, по отношению к приезжим, которые нарушают эти правила регистрации.

И мы ничего другого не придумаем, кроме того, чтобы ужесточать эту ответственность, вплоть до уголовной. Такое было в практике бывшего Советского Союза, и ничего предосудительного я здесь не вижу, если мы не хотим довести это дело до конфликтов. Но тех, кто действует и живет в рамках соответствующих норм и законов, тех, кто не нарушает ничего, мы ущемлять не можем и не должны, если хотим, чтобы все наши граждане, где бы они ни жили, чувствовали себя полноценными гражданами Российской Федерации.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович. Спасибо, Ставропольский край. Спасибо, Новотерский.

Мы возвращаемся в Москву, сразу же в колл-центр, где находится Мария Ситтель. У нее есть важные и интересные звонки. Мы работаем уже более 2,5 часа. Пожалуйста, Маша.

М.Ситтель: Спасибо, Эрнест,

А из Москвы давайте сразу перенесемся в Саранск. У нас прямая линия. Оксана, Вы на связи.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Оксана. У меня вопрос следующего характера.

Михаил Прохоров собирается баллотироваться в Президенты Российской Федерации. Скажите, пожалуйста, Ваше отношение к этому.

Спасибо.

В.Путин: Михаил Дмитриевич Прохоров – гражданин Российской Федерации, достигший определенного возрастного ценза, и имеет право принимать участие в выборах Президента Российской Федерации.

Я знаю, что Михаил Дмитриевич собирался и предпринял попытку организации партии, в нашем политическом лексиконе – это правая партия, но возникли проблемы, которые многим известны. Но Михаил Дмитриевич – человек последовательный, он от своего не отступает. Я так понимаю, что он принял решение использовать новую площадку для того, чтобы продвигать те идеи, которые он считает правильными для нашей страны. Он действует в рамках закона, Конституции, так же как и любой другой человек, имеет на это право.

Я не хочу сказать, что желаю ему успеха, потому что я тоже собираюсь выдвигать свою кандидатуру, но уверен, что это будет достойный...

Э.Мацкявичюс: ...сильный конкурент?

В.Путин: Сильный конкурент, да.

М.Ситтель: И давайте возьмем еще один телефонный звонок прямо с линии. Мурманск, вы в эфире.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

У меня к Вам такой вопрос. Почему в стране нет реальной оппозиции? Почему Минюст не дает возможности зарегистрировать «Партию народной свободы» Михаила Касьянова?

В.Путин: Вы знаете, судя по тому, что я видел последнее время на экранах телевизоров, в сети Интернет, социальных сетях, на радио, во многих средствах массовой информации, здесь приводились уже выдержки из журналов и газет, которые Вашего покорного слугу посылают по определенному адресу, пытаются какие-то ярлыки приклеить и т.д., говорить, что совсем у нас уже нет оппозиции и люди не могут выразить свое мнение, наверное, это было бы таким художественным преувеличением.

Но что касается партии и регистрации. Знаете, мы в свое время исходили из того, что наша многопартийная система находится в стадии становления и нужно создать такие условия, чтобы какая-то группа людей, если она претендует на то, чтобы называться партией, имела представительство в определенном количестве территорий Российской Федерации и пользовалась определенной поддержкой определенного количества граждан России. Иначе это не партия, а общественное движение. И здесь, на мой взгляд, ничего страшного нет, во-первых.

Во-вторых, есть еще одна очень важная вещь, на которую я хотел бы обратить внимание.

Я уже говорил это применительно к выборам, к способу приведения к власти губернаторов. У нас все можно сделать, можно либерализовать и регистрацию партий. У нас в нашей стране нельзя сделать только одного – нельзя создавать региональные партии, в том числе в национальных республиках. Потому что это тут же выльется в какой-нибудь сепаратизм и национализм, от которого, прежде всего, пострадают жители этих регионов и вся страна в целом.

Но, повторяю, в этом смысле тоже можно предпринять шаги в сторону либерализации и регистрировать какие-то мелкие партии. Но тогда нужно сделать так же, как это делается в некоторых странах Европы. Например, что я имею в виду. У нас сегодня все политические партии имеют по закону равный доступ к средствам массовой информации, допустим. А вот во Франции, насколько я помню – это надо просто посмотреть, я могу ошибиться – но насколько я себе представляю, они получают этот доступ в зависимости от того, сколько мест они получают в парламенте, либо в региональном парламенте. И тогда это справедливо становится. Маленькая партия получает меньше возможностей, большая – побольше. Это все требует определенного, внимательного к этому отношения. Но в целом можно двигаться и нужно двигаться в сторону либерализации.

Что касается самого М.Касьянова. Как вы знаете, я напомню, он же был Председателем Правительства Российской Федерации, когда я исполнял обязанности Президента России. И тогда еще многие либерально настроенные и уважаемые в либеральных кругах члены Правительства Российской Федерации, скажем, тот же Греф Герман Оскарович или упоминавшийся здесь другой в недавнем прошлом министр приходили ко мне и говорили, требовали убрать М.Касьянова из Правительства. И говорили: мы с этим жуликом работать не будем вместе – или он, или мы.

Вы знаете, и кличку к нему в свое время прилепили, до того как он пришел в Правительство, – «Миша 2 процента». Потому что якобы он был замешан в каких-то коррупционных вещах. Но поскольку доказательств этому не было, и, кроме межличностных симпатий и антипатий, я ничего не видел, я позволил ему доработать до конца своего срока.

Работал ли он эффективно? Ну, первые год-полтора старался что-то делать. Вторые два года активность была нулевая. Я думаю, что он уже тогда думал о том, чтобы стать Президентом, и боялся совершить какие-то неосторожные шаги, потому что работа во главе Правительства Российской Федерации связана с постоянными угрозами для политической составляющей. Очень много нужно принимать конкретных решений. По сути, Михаил Михайлович уходил от этих решений, но, тем не менее, он доработал.

Что я могу сказать. Знаете, перефразируя Владимира Владимировича Маяковского, могу сказать: «Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть, когда такие люди в стане оппозиции есть». Будем регистрировать, наверное, посмотрим, надо менять как-то законодательство. Повторяю, можно либерализовать, можно двигаться в этом направлении.

Э.Мацкявичюс: Вот еще вопрос по этому же поводу: «Вы – кандидат в президенты. Как Вы будете работать с партиями, в том числе не прошедшими в Госдуму, и вообще с теми, кто Вас не воспринимает в принципе?»

В.Путин: Есть стандартный ответ на этот счет, и он правильный. Если граждане доверят мне высшую должность в государстве – пост Президента, я, безусловно, буду работать со всеми. Собственно говоря, я так и делал всегда до сих пор. С представителями самых разных фракций, политических сил без всякого исключения. Тем более что Президент у нас – надпартийная фигура. И до сих пор мне это удавалось, и удавалось достаточно легко.

Более того, должен сказать, что и в Правительстве Российской Федерации до сих пор были представлены, на самом деле, люди самых разных убеждений. И именно не то, чтобы баланс, а выбор самых здравых предложений и дает возможность двигаться уверенно и безошибочно, либо с минимальными ошибками. Если мы хотим положительной стабильности, которая связана с развитием, как я уже говорил, то нужно иметь в виду мысли и предложения по развитию страны людей самых разных политических взглядов. Так я действовал, разумеется, так я и буду делать.

А что касается, как Вы сказали, тех, которые в принципе не воспринимают – вообще, надо с уважением относиться ко всем нашим гражданам. Есть, конечно, люди, которые имеют паспорт гражданина Российской Федерации, но действуют в интересах иностранного государства и на иностранные деньги, с ними тоже будем стараться наладить контакт. Часто это бесполезно или невозможно.

Что можно сказать в этом случае? Можно, знаете, что сказать, можно сказать в конце: «Идите ко мне, бандерлоги». С детства люблю Р.Киплинга.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

У нас на связи еще один российский город, столица Башкирии – Уфа. В Уфе работает наш обозреватель Евгений Рожков.

Евгений, здравствуйте!

Вам слово, ждем ваших вопросов.

Е.Рожков: Добрый день, коллеги!

День, действительно, добрый – настоящая российская зима, снег, с утра минус 15. Все отлично.

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Это действительно Уфа, это действительно Башкирия, город-миллионник Уфа, с богатейшими традициями, историей, который Вы прекрасно знаете, потому что были здесь, и не раз.

Мы со своей съемочной группой работаем здесь примерно неделю, собрали очень много актуальных вопросов, не меньше сотни, наверное. Среди тем-лидеров, конечно же, сельское хозяйство, дороги (общероссийская беда) и, конечно же, цены на бензин, ГСМ, ЖКХ и т.д. Но есть и много актуальнейших, очень дискуссионных тем, которые актуальны именно здесь, в Башкирии.

Я хочу только об одной напомнить, совсем недавно она возникла: например, это тема отмены выходных на мусульманские праздники. Но тема не моя, потому что я здесь, собственно, не живу, приехал. Это тема, которую поднял Рустэм.

Пожалуйста, Ваш вопрос. Представьтесь, пожалуйста, еще раз полностью.

Р.Таймасов: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Рустэм Таймасов, город Уфа.

Буквально этой осенью Верховный суд России принял решение об отмене выходных в дни празднования Курбан-байрама и Ураза-байрама, основных мусульманских праздников. Вы, наверное, даже слышали об этом. Это решение было достаточно негативно воспринято мусульманским населением нашей Республики. Ведь если следовать логике этого решения, то необходимо отменить и выходной 7 января.

Соответственно, вопрос: почему было принято такое решение, как Вы считаете? Ведь, по сути дела, это некий жест пренебрежения к традициям и культуре мусульман не только Башкирии, но и России. Как Вы видите в целом религиозную политику в нашей стране в ближайшие годы? Спасибо.

В.Путин: Во-первых, должен сказать, что я действительно неоднократно бывал в Уфе. Знаю, какое внутреннее соревнование идет между Башкортостаном и Татарстаном. В Татарстане очень много сделано по развитию Казани, но должен отдать должное и Башкирии и отметить, что действительно такой толчок в развитие республики и самой Уфы был заложен еще и прежним руководителем, президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым. И проблем, конечно, в Республике много, но все-таки такая база экономического развития была создана, и Уфа развивается активно. Кроме всего прочего, Уфа всегда была центром российского ислама. Конечно, наверное, такое решение, как запрет на проведение этих праздников было болезненным.

Вы знаете, что я хочу сказать Вам и всем другим нашим гражданам, которые исповедуют ислам, традиционный ислам? В России он всегда развивался и был одной из основ поддержки российской государственности. Государственная власть России, конечно, будет ислам поддерживать, наш традиционный ислам.

Что я хочу сказать Вам и другим представителям этой религии? Вы знаете, особенно в других регионах России… Праздник-то хороший, Ураза-байрам, хороший, но когда происходят вот эти акты жертвоприношения, особенно в немусульманских республиках… но не надо делать это публичным, не надо шокировать других граждан, которые не понимают даже, что это такое. В этом должна быть тоже толерантность и понимание той культурной среды, где вы живете, где вы находитесь, где вы это делаете.

Но что касается запретов, о которых Вы сейчас сказали, чем это вызвано, я не знаю, я же в Верховном суде не работаю. Я думаю, что это продиктовано желанием того, чтобы у нас были общие, общенациональные праздники, чтобы в каждом субъекте Федерации не принимались свои праздники с выходными днями и т.д. Но это не только правовая сторона, безусловно, и здесь Вы правы, это такая морально-политическая сторона дела.

Насколько мне известно, Верховный суд приостановил свое решение, и возможности отправления религиозных культов и проведения праздников есть. Я очень надеюсь, что при окончательном решении этого вопроса Верховный суд будет иметь это в виду, а если необходимо, если он усмотрел какие-то нарушения закона, выйдет или в Правительство, или к Президенту с просьбой что-то поправить в нашем законодательстве таким образом, чтобы никто на территории Российской Федерации, представителем какой бы религии он не был, не чувствовал себя ущемленным.

Э.Мацкявичюс: Евгений, у нас есть возможность принять еще один вопрос из Уфы.

Е.Рожков: Да, еще одна башкирская тема и еще один вопрос.

Карина, пожалуйста, Вы хотели, только сначала представьтесь.

К.Яхина: Яхина Карина.

Здравствуйте!

Владимир Владимирович, меня очень беспокоит вопрос об отмене перехода к зимнему времени. Как известно, мы впервые в этом году не переходили к зимнему времени, что очень плохо повлияло на биологические часы людей. Следует ли нам ждать каких-нибудь изменений, или мы уже 100-процентно будем жить по летнему времени? Спасибо.

В.Путин: Наверное, проблемы какие-то есть. Я транслирую Ваш вопрос в другие инстанции. Надеюсь, это будет учитываться. Я знаю, что в ходе подготовки к этой «прямой линии», как это ни странно, но просто очень много вопросов по этой проблематике. Мы их услышали.

Э.Мацкявичюс: Меры будут приняты.

В.Путин: Давайте на этом пока ограничимся. Я услышал. Передам их своим коллегам, поговорим на этот счет обязательно.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Уфа. Спасибо, Евгений.

Мы возвращаемся в Москву, и я передаю эфирный микрофон Татьяне Ремезовой.

Т.Ремезова: Спасибо большое.

Предлагаю вернуться сейчас в сферу большой геополитики. Сегодня наш гость – Наталия Нарочницкая, доктор исторических наук, политолог, президент Фонда «Историческая перспектива», глава Парижского отделения Института демократии и сотрудничества.

Наталия Алексеевна, пожалуйста.

Н.Нарочницкая: Владимир Владимирович, спасибо за возможность выступить.

Мне, как я думаю, и огромному большинству... из бывшего Советского Союза, историческое государство российское, очень близки были Ваши суждения о крахе Советского Союза и геополитической катастрофе. И это были не эмоции, а это была Ваша трезвая, разделяемая мною оценка, что разрушено было историческое государство Российское, которое держало равновесие между цивилизациями.

То, что начался передел мира, это же очевидно сегодня всем. Но при этом российское великодержавие в советской форме было объявлено главной угрозой международному миру, продвижению демократию, в общем, всем идеалам прогресса. Как только СССР самоустранился, чтобы «бедняжечка» Запад не пугался такого «тоталитарного монстра», так все игры прогресса и были тут же попраны: агрессия против Югославии, Ирак, Афганистан, наконец, Ливия сегодня.

Ясно, что это доказывает, что вся борьба ХХ века не имеет так много связей с пресловутой борьбой между тоталитаризмом и демократией, а связана именно с геополитическими устремлениями.

Кстати, еще до конца не осмыслена национальная катастрофа русского народа при распаде СССР, которая является причиной очень многих сегодняшних трудностей в нашем государстве – он разделен и не по своей воле в одночасье оказался под чужими государственными флагами.

Вы сегодня замечательно точно сослались на такое изречение, что «политика – это искусство возможного» – это совершенно так. Но Иван Ильин добавлял к этому: «Но как минимум это искусство должно включать в себя способность обнаруживать и определять, распознавать истинные интересы и мотивации другой стороны, и поэтому не ждать от клеветника правды, а от расчленителя сочувствия и справедливости». В мюнхенской речи Вы показали, что Вы прекрасно распознаете это.

Но в декабре 1991 года, простите за такой, может, нескромный вопрос, будь Вы на месте Горбачева, что бы Вы тогда сказали и сделали?

В.Путин: Вы же знаете, Наталия Алексеевна, что в политике не бывает сослагательных наклонений, и мне сложно отвечать на ваш вопрос.

Я знаю, что к мэру, бывшему мэру Петербурга Анатолию Александровичу Собчаку, по-разному в нашем обществе относятся. Он, безусловно, человек демократических убеждений был. Вот он был настоящий, истинный демократ, по духу своему. И я думаю, что в его действиях вы много найдете и того, что вам не понравится, и вы его, наверняка, будете критиковать, но даже он в то время мне лично говорил, будучи демократом по убеждению, он мне говорил, ссылаясь на то, что происходит в Москве – что они делают, зачем они разрушают страну?!

Я помню, как Куркова приехала когда-то в Ленинград, вернулась с куском мрамора и говорит, вот мы разрушили памятник Дзержинскому на площади. Я стоял рядом и меня удивила реакция А.Собчака тогда. Вот этого никто не знает, но она меня очень удивила. Она говорит, вот мы революцию совершили. Он говорит, ну, революцию – хорошо, а памятники-то зачем ломать? Понимаете?

Это для меня, знаете, очень много значило в его позиции, потому что он был исключительно честный и порядочный человек. Но потом, когда все это свершилось, он тоже руками развел, говорит: может быть, по-другому, было невозможно, чтобы я делал?

Но, конечно, нужно было своевременно в Советском Союзе начинать экономические преобразования и реформы и закрепить их демократическими преобразованиями в стране. Нужно было последовательно, настойчиво и бесстрашно, не пряча голову в песок и не оставляю попу снаружи, бороться за территориальную целостность нашего государства.

Но в конце 90-х годов – в начале 2000-х сначала Евгений Максимович (Примаков) пришел и начал это делать, потом ваш покорный слуга. Ведь, по сути дела, мы с чем столкнулись? У нас ситуация была гораздо даже более драматичная, чем перед развалом Советского Союза. У нас и экономика развалилась в результате кризиса 1998 года. У нас социальная сфера была на нуле. И армия перестала существовать. И мы столкнулись с агрессией международного терроризма и сепаратизмом, началась гражданская война. И уже оставшаяся часть России была поставлена на грань развала.

Вот, отвечая на Ваш вопрос, я хочу просто вспомнить эти времена. И вы знаете, что мы, мои коллеги и что я конкретно начал делать для того, чтобы сохранить целостность Российской Федерации.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Сейчас я передаю эфир Татьяне Ремезовой.

Т.Ремезова: Да, продолжим работать в нашем секторе. Я знаю, что масса вопросов приходит по теме детства. У нас в студии сегодня уполномоченный по правам ребенка Павел Алексеевич Астахов, при этом – сам отец троих сыновей. Павел Алексеевич, пожалуйста.

П.Астахов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Вы начали сегодня разговор с упоминания о событиях на Болотной площади и о символе, который сейчас используется – белая ленточка. Я не могу не сказать, пару дней назад ко мне обратилась одна международная организация общественная, которая возмутилась тем, что символ борьбы с абортами и младенческой смертностью используется таким образом.

В.Путин: Да ладно?

П.Астахов: Серьезно.

Там есть еще одно значение, еще более страшное – это протесты против самоубийств геев-подростков, белая ленточка.

Так вот, если берете символ, не подменяйте его значение, а если надели белую ленточку, так протестуйте против абортов и младенческой смертности.

В.Путин: Я-то имел в виду не ленточку. Я думал, что это нечто другое. Вы меня понимаете?

П.Астахов: Я понял.

Владимир Владимирович, всем известно, как Вы искренне и действительно сильно любите детей. И вопросов по теме детства огромное количество, нам приходится каждый день на них отвечать. Но есть вопросы, на которые нам очень сложно ответить, потому что они уязвляют нас до такой степени, что мы чувствуем свое бессилие.

Когда мы говорим о международном усыновлении, я лично абсолютный противник международного усыновления, потому что у нас в стране мало детей, у нас становится их меньше и меньше. А мы за последние годы отдали почти 200 тыс. детей в иностранные руки. Большинство из них живут в США. И вот то количество насилия, издевательств, убийств, которое происходит сегодня в США – я жил в США, я там учился, я знаю, что большинство детей действительно живут благополучной жизнью, но там и большое число детей, которые погибли от рук приемных родителей, которые оказались заложниками садистов, порноторговцев.

Совсем недавно прошли процессы, когда суды оправдывали приемных родителей: Краверов фактически избавили от ответственности, когда они убили, – они убили, я не боюсь этого слова, – Ванечку Скоробогатова из Челябинска. Брайан Дикстра, который загубил полуторагодовалого малыша, – три месяца всего был его приемным отцом, – Илюшу Каргынцева из Красноярска. Майлс Харрисон, который закрыл в машине на двое суток полуторагодовалого Диму Яковлева и там, фактически, задушил его, – его оправдали тоже. Их оправдывают, их отпускают. Что нам делать? Может быть, нам вообще прекратить это иностранное усыновление и снять с себя эти обязательства, изменить наш закон?

Владимир Владимирович, еще, если позволите, я не могу не сказать, попросить, точнее, потому что есть вопросы, на которые невозможно ответить без законодательных решений. Здесь присутствует в студии мать двоих детей, у которой наглым образом похитили по фальшивым документам этих детей. Она несколько лет борется за их возвращение, это Ольга Слуцкер. Я прошу потом дать ей возможность тоже сказать.

В.Путин: У нее, так я понимаю, не иностранцы похитили.

П.Астахов: За рубеж вывезли, поэтому не можем тоже достать его. Увез в Израиль.

В.Путин: Что касается усыновления иностранцами. Я не сторонник усыновления иностранцами, сразу могу сказать, не сторонник.

Но в нашей стране достаточно много людей, которые считают и говорят – я сейчас вслух скажу то, что они говорят – они говорят о том, что в наших детских домах, в других учреждениях неблагоприятные условия для детей и что они будут более счастливы, если они попадут в благоприятную, хорошую среду тех иностранных граждан, которые хотят иметь детей, хотят их воспитывать, и не нужно мешать. Знаете, это такой сложный выбор. Но еще раз хочу подчеркнуть: я не сторонник иностранного усыновления.

За последнее время у нас увеличилось количество российских семей, которые усыновляют наших детей. Вы наверняка знаете об этом. Уже в этом или в прошлом году, в прошлом году, по-моему, усыновлено 72 тыс. человек. Это значительный рост по сравнению с прежними годами. Это положительная тенденция, которую мы, безусловно, должны будем поддерживать.

Что, на мой взгляд, надо бы делать? На мой взгляд, нужно, безусловно, улучшать условия для воспитания детей в этих учреждениях, в детских домах. По мере улучшения условий в детских домах и решения других социальных вопросов детей, оставшихся без попечения родителей (я имею в виду, прежде всего, обеспечение жильем), сокращать, создавать условия для сокращения тех, кто усыновляет их из-за границы, и в каком-то ближайшем будущем свести это к нулю, поощряя прием детей в российские семьи. Вот это генеральный путь развития.

Ольга что хочет сказать?

О.Слуцкер: Я хочу поблагодарить Павла Алексеевича за его профессионализм и неравнодушие. Сегодня хочу сказать не о себе.

К сожалению, к большому сожалению, большое количество разводов в нашей стране и вообще неполные семьи – это тенденция во всем мире сегодняшнего времени. В 2010 году рассматривалось 150 тыс. дел в судах общей юрисдикции по определению места жительства детей. Так вот, к большому сожалению, изоляция детей одним из родителей от другого не является в нашей стране, в России, абсолютно никаким преступлением, это ненаказуемо, и мамы и папы годами не видят своих детей, они не могут найти их. Полиция хочет им помочь, но даже дело возбудить о поиске детей невозможно. Во всех развитых странах это приравнено к похищению, к киднеппингу, а у нас, к сожалению, устаревшее законодательство и на сегодняшний день это абсолютно никак ненаказуемо. Штраф – 5 тыс. рублей за это.

Можно эту сферу каким-то образом модернизировать и защитить наших детей, предотвратить? Это не карательная мера будет.

В.Путин: Я понял. Вы знаете, поскольку Павел Астахов этот вопрос сформулировал и попросил Вам дать тоже слово, – а Вам спасибо за то, что Вы от чисто семейной ситуации обобщили проблему в целом, – давайте мы так договоримся: пускай Павел, как человек, который занимается этим профессионально... Я, кстати говоря, вижу, как он настойчиво, я бы сказал, даже иногда резко и последовательно борется за интересы детей России и здесь, в стране, и за рубежом – и в регионы ездит, и за границу выезжает. По-моему, его где-то даже бояться уже начинают, и это очень хорошо. Но сформулируйте Ваши предложения, нужно будет пообсуждать. Это такая тонкая сфера, которая требует, безусловно, широкого общественного обсуждения и переноса этой дискуссии на площадку Государственной Думы.

Э.Мацкявичюс: Мы продолжаем работать четвертый час. Я вижу, что Мария Моргун тянет руку. Там тоже, насколько я понимаю, что-то по детской теме.

М.Моргун: Да, вопрос по теме защиты детей. Я думаю, сейчас мы вернемся к теме детских домов.

В нашем зале известная актриса российская Ольга Будина, которая – может быть, не все об этом знают – не только снимается в кино и играет в театре, но уже много лет занимается благотворительностью. Ее детский фонд «Береги будущее» занимается проблемами детей, которые остались без родителей. Я хочу предоставить слово Ольге Будиной.

О.Будина: У меня был другой вопрос, но, услышав то, что сказал Павел Алексеевич, я позволю себе не согласиться. Я абсолютно уверена, что усыновление наших детей иностранцами – это очень хорошо, потому что больных детей иностранцы берут, наши соотечественники почти не берут. Это очень короткое та

Partager cet article

Repost 0

commentaires