Overblog Suivre ce blog
Editer l'article Administration Créer mon blog
21 décembre 2011 3 21 /12 /décembre /2011 16:01

 

 Poutine2

Э.Мацкявичюс: Давайте теперь еще возьмем несколько вопросов из зала. Мария Моргун, пожалуйста.

М.Моргун: У нас сегодня в студии присутствуют курсанты и студенты Академии МЧС, и у них возник вопрос о людях в форме. Сейчас предоставлю слово. Представьтесь, пожалуйста.

Л.Комарова: Комарова Лада, студентка Академии гражданской защиты МЧС России.

Здравствуйте!

Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, не считаете ли Вы, что реформа МВД была проведена поверхностно и формально? Какой смысл в переименовании милиции в полицию, когда суть осталась прежней?

В.Путин: Я Вам скажу откровенно, я реформой этой части правоохранительной системы не занимался с самого начала, но что, на мой взгляд, безусловно, является положительным, как минимум, это серьезное повышение денежного довольствия и военнослужащих Министерства обороны, и правоохранительной сферы, в милиции или, как сейчас говорят, в полиции.

Думаю, что это, безусловно, должно отразиться на том, что это даст возможность государству привлекать на эту службу достойных людей, потому что уровень заработной платы – это все-таки серьезный фактор, для того чтобы человек сделал тот или иной выбор в пользу той или иной работы. Да, и потом, мы сколько раз слышали и говорили: что вы хотите от милиции, если там нищенские деньги платят? Это же было общим местом.

Вот сейчас повышают заработную плату и в правоохранительной сфере, и в Министерстве обороны. А через год (это в 2012 году) мы повысим заработную плату и в других силовых структурах во всех. Люди знают, что мы не можем это сделать одномоментно, и в целом руководители этих служб относятся с пониманием, но мы это сделаем через год, с 1 января 2013 года.

И вообще, конечно, в любой структуре, в том числе в военизированных, в военных организациях есть разные люди. Это же часть нашего общества. Есть люди, которые достойно выполняют свой служебный долг, есть те, кто не очень. А есть люди, которые ведут себя неприлично или даже совершают преступления. И, разумеется, за этим нужно постоянно наблюдать, их деятельность должна быть предельно открытой, насколько это возможно в силу специфики службы, обществу должна быть открытой, понятной и контролируемой должна быть обществом.

Но отношение к людям в погонах, в том числе и в системе МВД, должно тоже меняться. Если мы хотим, чтобы люди работали эффективно, к ним нужно относиться с уважением, а не только заработную плату поднимать.

Э.Мацкявичюс: С нашего сайта в Интернете опять про выборы, – я не нарочно, просто действительно много.

В.Путин: Вы «достали» меня уже выборами этими. Ну, ладно.

Э.Мацкявичюс: Это будет просто «красной нитью» идти через всю нашу «прямую линию».

«Вы в выборах думских не участвовали, список не возглавляли, при этом «крайним» за итоги голосования держат именно Вас. Не жалуют Вас совсем, достаточно вспомнить историю с журналом «Власть», где была фотография бюллетеня с надписью в Ваш адрес, которую я даже сейчас не берусь воспроизвести...»

В.Путин: А почему же, воспроизведите, пусть люди знают.

Э.Мацкявичюс: «Путин, пошел ты...» Дальше, просто поскольку мы в эфире работаем, я не могу говорить. Как Вам такое отношение к себе?

В.Путин: Я видел эту надпись, она меня очень позабавила и даже порадовала, сейчас скажу почему. Во-первых, такое отношение – здесь нет ничего нового в отношении ко мне. Я помню в начале 2000-х годов, когда у нас активно шла борьба с терроризмом на Северном Кавказе, я чего только про себя ни услышал и чего только ни увидел. Особенно, конечно, наши западные партнеры старались. Каких только карикатур страшных ни посмотрел. Но я был и тогда уверен, что я действую правильно, и сейчас я не сомневаюсь в том, что действую верно.

Что касается этих заявлений, этих надписей. Насколько я понимаю, надпись на бюллетене была сделана в Лондоне, где люди пришли голосовать в посольстве, но мы знаем, кто в Лондоне собрался и почему они не возвращаются в Россию.

И их пожелание «послать меня подальше» связано с тем, что они сами хотят сюда вернуться, и пока я здесь сижу, им вернуться нельзя – это я все прекрасно понимаю. Поэтому я на них не в обиде, зла не держу. Более того, я же призывал всех граждан России прийти и проголосовать, и они пришли, послушались. И я их за это похвалил.

Э.Мацкявичюс: Спасибо.

Еще вопросы появились в зоне ответственности Марии Моргун. Да, Маша.

М.Моргун: Я хочу сказать, что сегодня с нами в зале самый известный детский доктор – глава НИИ неотложной детской хирургии, президент Национальной медицинской палаты России, доктор Леонид Рошаль.

Леонид Михайлович, пожалуйста, Вам слово.

В.Путин: Я думал, что до него не дойдет, а сегодня он опять меня будет ...

Э.Мацкявичюс: Это, как выборы.

Л.Рошаль: Владимир Владимирович, во-первых, меня Мария просила микрофон у нее из рук не забирать, и я это сделаю. И сначала пара мыслей в отношении Болотной площади, которые не относятся к здравоохранению конкретно.

В.Путин: Пожалуйста.

Л.Рошаль: Я не был на Болотной площади, потому что наш институт оказался самым близким к Болотной площади, и мы не знали, чем это все закончится, поэтому собрали людей – нейрохирургов, травматологов, реаниматологов. Действительно были готовы, и народ из дома приехал. Но, слава Богу, все нормально, хорошо.

А потом я поговорил с бизнесменами, которые были на Болотной площади, и которые до этого жили нормально, у некоторых дома есть за рубежом и прочее. Спросил, а что вы там делаете, зачем? Говорят, что с бизнесом сейчас сложно – «задушили» откаты. Это первое. На всех уровнях.

В.Путин: Есть из чего откаты давать.

Л.Рошаль: Многие разоряются. И очень плохо с кредитами. Кредит для малого бизнеса получить очень сложно, поэтому они там были. Это основное.

И я Вам не хотел задавать вопрос – хотел, но передумал задавать вопрос в отношении Тахчиди. Потому что я, правда, считаю: пусть Прокуратура разберется, пусть скажет, что такое хорошо, что такое плохо. Вокруг этого много небылиц. Например, я сегодня услышал, что как будто бы люди Тахчиди приходили в президентскую Администрацию и давали взятки для того, чтобы его… Я считаю, что надо провести служебное расследование. Я думаю, что это полная глупость и чушь полная. Конкретные люди, пусть докажут, что это так …

Я беседовал со своими помощниками, они все мне говорят, какой вопрос задать Владимиру Владимировичу, – часть из них я озвучил на центральном телевидении. Но первый вопрос – это в отношении платности. С одной стороны, мы говорим, что у нас есть гарантия оказания медицинской помощи, и все, что не гарантия, то платно. Но сейчас идет нажим со стороны исполнительной власти, довольно нормальный нажим, чтобы увеличивать платность государственных, муниципальных услуг здравоохранения. Костюшов, я прав?

Е.Костюшов: Да.

Л.Рошаль: Это очень важно. Вот как нам здесь балансировать? Это первое.

И второе. Беспокоят народ, – я не говорю про качество оказания помощи, это проблема профессиональных организаций, как сделать лучше, – очереди в поликлиниках, особенно к узким специалистам. С кадровой проблемой у нас близко к катастрофе в целом в здравоохранении, но с узкими специалистами что делать? Сейчас узким специалистам чуть повысили заработную плату, это была ошибка в прошлом, когда мы им не повысили, но насколько это будет реальное разрешение этого вопроса? Как убрать очереди?

Спасибо.

В.Путин: Сейчас помечу, чтобы не забыть.

По поводу кредитов для малого бизнеса и кредитов вообще. Я коротко, но все-таки буквально два слова скажу. Конечно, доступность к кредитам – это чрезвычайно важная вещь, которая является одним из важнейших инструментов расширения экономической активности и экономического роста. Вот этот уровень кредитов, он постоянно измеряется, и здесь нужно действовать очень аккуратно. У нас уровень кредитования экономики в целом ничем не отличается от других экономик мира, разве что от Китая – там, в Китае, чуть побольше.

Чрезмерная кредитная активность, она тоже опасна. Почему? Потому что, когда искусственно накачивают экономику деньгами, возникают так называемые экономические «пузыри». То есть деньги дают искусственно, начинает производство «пухнуть», а потом продукцию девать некуда. Это такая непростая категория экономическая.

В Штатах, допустим, почти под ноль раздают кредиты, и все, поверьте мне, все специалисты думают: когда это закончится и к чему это приведет. Это одна из угроз мировой экономике, потому что это ведет к инфляции и к другим негативным последствиям. Рано или поздно финансовые власти США должны будут сократить уровень этой поддержки дешевых или бесплатных денег для экономики, а как это отразится на этой экономике, как она схлопнется, к чему это приведет для самой Америки и для мировой экономики в целом? Этого пока никто не знает. Это одна из угроз для мировой экономики, так же, как и запредельный рост долговых обязательств в еврозоне.

Поэтому наш Центральный банк, я считаю, в целом действует очень аккуратно. Мы сохраняем уровень, достаточно приемлемый уровень кредитования, но не перекачиваем его. Повторяю: в целом, на мой взгляд, очень аккуратно и правильно ведут себя Центральный банк и Министерство финансов.

Что касается поддержки малого бизнеса, то здесь несколько направлений поддержки, в том числе и через регионы, и прямое финансирование из федерального бюджета. По-моему, в этом году 10 млрд, потом мы еще добавили, и через соответствующие структуры в регионах мы этот малый бизнес поддерживаем, в том числе и с помощью снижения налоговой нагрузки на малый и средний бизнес, на малый прежде всего. Такую систему мы, конечно, будем выстраивать и дальше. Аккуратно, не разрушая экономику в целом.

Теперь по поводу платности медицины и по поводу очередей. Вопрос, безусловно, очень важный и очень чувствительный для почти каждого гражданина.

Ну, платность-неплатность. Вы же один из авторов нового Закона «Основы медицинской деятельности в России», и там все изложено по поводу, что платное и что неплатное. Это первое.

Второе, откуда возникли перекосы. Леонид Михайлович, Вы наверняка это знаете. По-моему, в 1993 году было принято решение о том, чтобы передать вопросы медицинского обслуживания населения, в широком смысле этого слова, на уровень регионов Российской Федерации.

Сделано это было не от хорошей жизни. Сделано было это потому, что Федерация не могла финансировать эти мандаты, и передала их туда практически без денег. Вот в чем трагедия. Регионы и муниципалитеты начали финансировать медицину, исходя из их конкретных возможностей. А возможности-то в стране разные от территории к территории.

Я Вам могу сказать даже больше. К чему это привело? Дифференциация в финансовом обеспечении медицинской деятельности в регионах знаете, у нас какая – в 20 с лишним раз!

Поэтому наша с вами задача была и заключалась в том, чтобы сконцентрировать часть ресурсов в центре, так, как это делается в бюджетной сфере, и через систему ОМС перераспределить эти ресурсы, для того чтобы выровнять систему обеспеченности. Но мы не можем сделать это резко, не можем пойти по пути отъема денег от более или менее достаточных регионов, чтобы уронить там уровень здравоохранения, и передать их туда, где совсем плохо. Надо это делать аккуратно.

Мы будем это делать в связи с принятием нового закона об ОМС, а он принят и начал действовать, по-моему, с 1 января этого года, в связи с принятием «Основ», над которыми Вы работали с Вашими коллегами, они вступают в действие с 1 января следующего года, будем делать это выравнивание поэтапно. Первый этап – по-моему, до 2013 года. Потом будет следующий этап.

Что касается очередей в поликлиниках: чрезвычайно важный вопрос. Я сам обращал внимание своих коллег, я специально даже посылал людей, которые снимали эти очереди на видеоаппаратуру. Это связано с недостаточностью, с финансовой недостаточностью в отдельных регионах. Но именно поэтому мы и приняли решение провести следующий этап – этап модернизации системы здравоохранения.

Вот мы в 2006 году приняли решение и осуществили программу национальных проектов, в том числе и в здравоохранении, посмотрели, где наиболее болевые точки, потом разработали новый закон об ОМС и новый, с Вашей помощью же, закон – это Основы здравоохранения. И на базе этих законов должны будем и ресурсы перераспределить, и включили новую программу по модернизации здравоохранения. Я уже говорил много раз, Вы знаете, это огромные деньги, дополнительно 460 млрд, они должны пойти, все об этом уже, надеюсь, знают, на модернизацию учреждений здравоохранения в регионах Российской Федерации. Программа заработала, включена, и надеюсь, что люди это почувствуют.

Л.Рошаль: Владимир Владимирович, я думаю, что просто нарастание платности в здравоохранении не будет связано с моим именем.

В.Путин: Нет, не будет.

Л.Рошаль: Спасибо.

В.Путин: Тем более, что все знают, что доктор Рошаль – категорический противник платности в медицине вообще. Но не знаю, удастся ли уйти от платности вообще, но в законе сегодня прописано, что может быть платным, что должно быть бесплатным. Я думаю, что вот такое четкое понимание крайне важно. А базовые вещи, безусловно, должны быть бесплатными. Вообще, публичная медицина в России должна быть бесплатной.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, Леонид Михайлович говорил что-то про «откаты» еще.

В.Путин: Про «откаты»? А, про «откаты» со стороны бизнеса.

Э.Мацкявичюс: Да.

В.Путин: Вы знаете, это и есть та самая коррупция, о которой мы говорим и с которой нужно бороться. Конечно, это беда, и беда, кстати говоря, любой переходной экономики, когда бизнес сталкивается с мздоимством на уровне чиновничества. Такая проблема есть – ее нужно истреблять под корень, здесь нечего добавить.

Э.Мацкявичюс: Нам звонят тысячи людей, многие присылают смс-сообщения. Я зачитаю одно из них: «Ваш друг, американский сенатор Маккейн через «твиттер» предрекает Вам судьбу Муаммара Каддафи. Это пустая угроза или реальный план Запада»?

В.Путин: Насчет того, что это друг, Вы сильно преувеличили.

Э.Мацкявичюс: Это абонент преувеличил.

В.Путин: Ну, он преувеличил, хотя я знаком с господином Маккейном, один раз с ним встречался, кстати, по-моему, в Мюнхене на известной конференции по безопасности. Я слышал эти высказывания, разумеется, читал их.

Ну, что можно сказать? Вообще, это не в отношении меня сказано. Это сказано в отношении России. Россию хотят некоторые подвинуть куда-нибудь в стороночку, так, чтобы она не мешалась и не мешала господствовать на земном шаре.

До сих пор боятся нашего ядерного потенциала, поэтому она в поле зрения, внимания, и поэтому она такой раздражитель. Потом, у нас свое мнение есть, мы проводим независимую внешнюю политику и, надеюсь, будем проводить ее в будущем. Это, конечно, кому-то мешает, во-первых.

Во-вторых, Запад далеко не однороден, и у нас друзей больше, чем врагов.

И третье. Господин Маккейн, как известно, воевал во Вьетнаме. Я думаю, что на его руках достаточно крови мирных граждан. Ему очень нравится, наверное, он не может жить уже без этих сцен ужасных, отвратительных сцен расправы с Каддафи, когда на экранах всего мира показали, как его убивают, всего в крови. Вот это демократия? А кто это сделал? Беспилотники, в том числе американские, нанесли удар по его колонне. Потом по радио через спецназ, который не должен бы быть там, на территории, подогнали так называемых оппозиционеров и боевиков, и уничтожили без суда и следствия. Кто говорит, что он должен был оставаться там? Но надо было предоставить это все-таки решать народу путем демократических процедур. Да, это сложно, да, это требует времени, но по-другому невозможно.

Господин Маккейн, как известно, попал в плен во Вьетнаме, и просидел не просто в тюрьме, а в яму его посадили, он сидел там несколько лет, – у любого человека «крыша съедет». Поэтому – ничего там особенного.

Э.Мацкявичюс: После такого вопроса и такого ответа, мне кажется, логично было бы перейти к международной проблематике. Пожалуйста, Татьяна Ремезова.

Т.Ремезова: Безусловно, поскольку зашла речь о событиях в арабском мире, конечно же, слово – ведущему ученому – международнику, возглавлявшему в прошлом Службу внешней разведки, Министерство иностранных дел, Правительство Российской Федерации, Евгению Максимовичу Примакову.

Е.Примаков: Спасибо большое.

Владимир Владимирович, для того чтобы плавно перейти к международным вопросам, я все-таки задам два вопроса.

Первое. Мне импонирует Ваша позиция, и она была подтверждена и сегодня в Ваших ответах, что оценку деятельности губернаторов и мэров следует связывать с их реальной помощью населению.

Можно ли в этих условиях выдвигать в качестве критерия их работы процент, который завоевала в их регионе «Единая Россия»? Это первый вопрос.

А второй вопрос касается непосредственно международных дел. Я уверен, что Вы внимательно следите за тем, как развиваются события в Европе. И мне кажется, что сейчас один из самых главных интересов в нашем обществе – это то, как у нас дальше пойдет процесс интеграции с Белоруссией и с Казахстаном, в первую очередь, и потом, может быть, присоединяться и другие. Но не хотелось бы, чтобы сразу присоединялись, потому что и так могут затормозить процесс или осложнить.

Не кажется ли Вам, что нужно сейчас очень серьезные извлекать уроки из того, что происходит (турбулентный кризис, который происходит в Европе) для нашей интеграции? Вот на эти два вопроса я бы попросил ответить.

В.Путин: Евгений Максимович, во-первых, хочу Вас поблагодарить за слова поддержки, которые, я видел, Вы инициативно сформулировали, в том числе и в средствах массовой информации. Поддержка таких авторитетных людей, как Вы, для меня важна. Спасибо Вам большое. Это, во-первых.

Во-вторых, что касается мэров городов, губернаторов – может ли результат на выборах в Госдуму, скажем, результат «Единой России», отразиться на их служебном положении, либо быть критерием оценки их деятельности.

В Правительстве сейчас разработан перечень критериев, которые оценивают или могут быть положены в основу оценки деятельности губернаторского корпуса, конкретно губернаторов, и там нет позиции, связанной с результатами выборов. Это критерии, связанные с экономикой и социальной сферой, прежде всего. Там длинный список различных показателей. Мы долго работали над выработкой этого перечня, перечня этих критериев, и он достаточно взвешенный.

Повторяю еще раз, прежде всего там речь идет о социально-экономических показателях региона.

Что же касается выборов, то там, где напрямую губернаторы участвовали в выборах и не добились положительного результата, все-таки это говорит об уровне поддержки или об отсутствии такой поддержки со стороны граждан, проживающих в той или другой территории. И в некоторых случаях я бы на месте руководителей регионов подумал, не подать ли Президенту прошение об отставке.

Но, повторяю, критерии, чисто производственные, у нас выработаны, и там нет показателей, связанных с выборной или предвыборной ситуацией.

Теперь по поводу тех процессов, которые происходят в Европе, интеграционных, и наших процессах. Я знаю, что Вы всегда были самым активным сторонником интеграции на постсоветском пространстве и, более того, многое сделали для того, чтобы мы сегодня в своей практической деятельности могли опираться на те фундаментальные вещи, которые были заложены Вами и как руководителем Министерства иностранных дел, и как руководителем Правительства Российской Федерации.

Вот вы видите, что в общем и целом мы серьезно продвинулись. И Таможенный союз, единое экономическое пространство – это, конечно, интеграционные объединения совершенно другого класса, другого уровня и другой глубины. Это реальная интеграция с выходом на то, чтобы передать часть функций в наднациональные органы, и это крайне важно. Это не возрождение Советского Союза, это сохранение целиком и полностью независимости этих государств, политической независимости, но с целью повысить нашу конкурентоспособность в мировой экономике, придать новый импульс развитию, обеспечить более высокий уровень жизни наших граждан – мы, конечно, идем и будем идти по этому пути.

Это сложный процесс достижения компромиссов в ходе вот этого переговорного процесса. И очень важно, что и Александр Григорьевич Лукашенко, и Н.Назарбаев, который, безусловно, является главным «двигателем» и «мотором» вот этих процессов – я говорю это без всякого преувеличения – именно он эту идею самым активным образом поддержал и реализует. И вот благодаря руководству этих стран, ну, и позиции России, и благодаря позиции Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева мы двигаемся по этому пути, и надеюсь, будем двигаться дальше.

Конечно, мы видим, что происходит в Европе. И то, что сейчас там вот этот финансовый кризис нарастает, это связано с тем, что не было учтено одно обязательное условие, согласно которому некоторые вещи в макроэкономической сфере, в частности, величина внешнего и внутреннего долга, величина дефицита бюджета и т.д., не согласовывались в наднациональных органах. Наднациональные органы принимали какие-то решения в рамках Маастрихтского процесса – 3% дефицита, не больше.

А на самом деле многие страны давно вышли за эти параметры или статистику давали неточную и поставили в очень сложное положение все страны Евросоюза. Сейчас Франция, Германия борются за то, чтобы эту ситуацию исправить и передать на наднациональный уровень некоторые вопросы, связанные с регулированием макроэкономических параметров. Безусловно, это правильно. Но это такой же прообраз Соединенных Штатов Европы. Мы пока до такого уровня интеграции не добрались. Но мы говорим о возможности в будущем, после запуска Единого экономического пространства, перейти и к формированию Евразийского союза. Я думаю, что в какой-то степени в результате переговорного процесса и достижения компромиссов мы, конечно, наверное, дойдем и до этого, надеюсь, и до общей валюты, и до согласования макроэкономических параметров.

Э.Мацкявичюс: В той части зала, где работает Мария Моргун, я знаю, тоже есть эксперты по вопросам безопасности не только международной. Пожалуйста, Маша.

М.Моргун: Да, это правда. Сегодня участник нашей программы, полковник в отставке, журналист, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда» Виктор Баранец. Виктор Николаевич, пожалуйста.

В.Баранец: Здравия желаю, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравия желаю!

В.Баранец: Владимир Владимирович, я свидетель уже десятого Вашего разговора с народом. И вот меня часто посещает мысль о том, что тот, кто не хочет уберечь В.Путина от ошибок, тот обсыпает его комплиментами, а тот, кто хочет уберечь, тот говорит ему беспощадную, «соленую правду». Так вот, один из них я.

В.Путин: С пивом хорошо соленую правду.

В.Баранец: Владимир Владимирович, недавно, выступая на Съезде «Единой России», Вы сказали слова, которые затмили даже классиков марксизма и ленинизма. Я Вам их повторю. Это великолепные слова. Вы сказали: «В основе нашей политики должна быть правда и только правда». Но теперь суть вопроса.

Владимир Владимирович Путин перед армией и Россией много раз говорил, что жилищная проблема для уволенных военнослужащих будет закрыта к 2010 году. Проблема не закрыта. Ни один министр не извинился перед десятками людей, по сути обманутых, не извинились и Вы.

Не считаете ли Вы необходимым принести такие извинения людям и сказать им честные, объективные сроки, когда действительно эта проблема будет закрыта?

И второе. Владимир Владимирович, Вы только что сказали хорошие слова. Вы сказали, что «министров назначаем мы», и Вы показали в зал. Да, это прекрасно. Для меня это принципиальное, новое. Но, тем не менее, Владимир Владимирович, ну не будем лукавить – Вы назначаете министров. Многие из них...

В.Путин: И Президент еще.

В.Баранец: Я к Вам обращаюсь, как к кандидату в Президенты Российской Федерации.

Владимир Владимирович, совершенно очевидно, что ряд министров провалили свою работу на стратегических направлениях. Это касается и экономики, и здравоохранения, и армии. Тем не менее, Владимир Владимирович, Вы пока до сих пор не дали очень острую критическую оценку работе этих министров. Почему Вы их боитесь менять?

Владимир Владимирович, если вы будете убирать бездарей и бросать в бой талантливых, принципиальных министров, Вы поверьте, народ к Вам потянется, реформы  пойдут вперед.

Владимир Владимирович, я заканчиваю свой длинный спич и хочу Вам сказать, Вам много раз уже говорили, почему Вы не меняете бездарных, беспринципных министров, которые Вас же, кстати, обманывают. Ведь Вас же подставили, когда Вы говорили о том, что проблема с жильем для уволенных будет закрыта. Вас подставили. Это государственное преступление не только перед Вами, Владимир Владимирович. Вы должны сделать из этого выводы.

Но если у Вас будут проблемы с подбором кадров, обращайтесь к нам, мы поможем, в том числе и я.

В.Путин: Вы сами на какой министерский пост претендовали бы?

В.Баранец: Я закончил свою должность пресс-секретарем Министра обороны Российской Федерации Игоря Николаевича Родионова. Но я у Вас бы с удовольствием поработал в контрольных органах, и Вы бы у меня не ошиблись даже в запятой, и не одурачили народ. Я бы готов поработать, Владимир Владимирович.

В.Путин: Ясно. Это по-нашему.

Вас, видимо, Л.Рошаль подговорил насчет министров, да? У него тоже есть претензии к некоторым министрам. Леонид Михайлович, правда?

Вы когда начали говорить по поводу того, что правду-матку хотите до меня донести, я даже так, задумался, думаю, что там сейчас будет сказано.

По поводу жилья для военных. Вы не можете не знать, что до того, как мы не занялись этой проблемой, до нее, фактически, по сути, практически никто как следует не дотрагивался. Людям просто не давали жилье. Очередь только росла, причем росла катастрофически, а часть людей, которые были уволены там в 90-е годы, их вообще слили в муниципальные очереди и сказали: привет горячий, там получайте. А там свои очередники, которые десятками лет стоят, и все – про них забыли.

Что произошло в действительности? В действительности было сказано, и я об этом говорю, что мы к концу 2010 года проблему закроем, на чем я основывался. Мне принесли цифры стоящих в очередях, нуждающихся и уволенных офицеров в стране – 70 тыс. человек. Исходя из этих потребностей, было дано поручение министерствам финансов и экономики просчитать возможности бюджета и выделить на соответствующие годы вперед необходимые под этот объем жилья ресурсы, что и было сделано, 70 тыс. нуждающихся.

В 2008 году было закуплено и выдано 10 тыс. квартир, в 2009 году это было 56 тыс. квартир, в 2010 году 45 тыс. квартир. Если все это сложить, получается свыше 100, а было на очереди 70. И в этом смысле мы не только никого не надули, а перевыполнили эту задачу.

В чем проблема? Их две. Во-первых, выяснилось, что учеты в Министерстве обороны велись из рук вон плохо, и оказалось, что на очереди не 70 тыс., а 150. Это, знаете, то же самое, когда мы сказали о том, что обеспечим ветеранов Великой Отечественной войны отдельными квартирами, начали с 10-12 тыс., потом сказали, всех поставим на очередь, кто не был поставлен до 1 марта 2005 года. И мне тогда сказали, что это будет еще 10-15 тыс. Сто с лишним! Сто с лишним, понимаете!

И это же нужно и ресурсы сразу включить, и деньги, и, что самое важное, что очень важно, возможности строительного рынка. На первом этапе и денег выделили даже больше, чем нужно было, но просто с рынка не приобрести такое количество квартир – было нужно по параметрам, по закону положенных для военнослужащих – их просто не было на рынке. А построить за один месяц невозможно. Поэтому Минобороны пошло по пути строительства нового жилья, развернуло это строительство, и очень серьезно. Это первая проблема.

Вторая проблема – это то, что за последние годы Минобороны предпринимает определенные шаги, и это уже не связано напрямую с Правительством, по проведению так называемой военной реформы, и количество высвобождаемых военнослужащих немного увеличилось. И это тоже увеличило количество нуждающихся.

И все это… кстати говоря, и кризис, который тоже повлиял на объемы финансирования… в целом мы даже, несмотря на кризис, деньги-то выделяли запланированные все… Мы решим эту проблему обязательно. Думаю, что к 2012 году мы закроем все проблемы, связанные с постоянным жильем, а где-то в конце 2013 года примерно закроем вопросы, связанные со служебным жильем. И, безусловно, доведем до логического завершения, как говорят специалисты, отоварим и всех военнослужащих квартирами, которые стояли в муниципальных очередях. Мы же просто про них вспомнили – про них просто уже забыли. И я сказал, нет, это неправильно, несправедливо, надо вернуться и выполнить свои обязательства перед этими людьми. И мы эту проблему тоже закроем и сделаем это обязательно.

Поэтому такова правда, так оно и есть.

Теперь по поводу министров. Вы знаете, они всегда, так же, как и многие губернаторы, на острие критики и на острие проблем, и очень легко сделать из каждого из этих людей «козла отпущения». Но и я несу ответственность за то, что происходит в этих сферах, и я лично, как Председатель Правительства. Это первое.

Второе. Это люди квалифицированные. Вопросы, которыми они занимаются, сложны и однозначных подходов не терпят. Можно в чем-то поспорить, можно в чем-то упрекнуть, но самое плохое, что мы могли бы сделать, – это заниматься кадровой чехардой. И такое в нашей недалекой истории тоже было.

У меня есть уже определенный опыт работы, и я знаю, что такое кадровая чехарда и к чему это ведет. Стоит только одного руководителя заменить на другого, еще неизвестно, какой будет результат, а уже минимум полгода ведомство работать не будет, минимум полгода. Сразу начнутся замены, перемены. Кошмар! Наша задача, если в чем-то люди ошибаются, выстроить работу так, чтобы избежать этих ошибок.

А что касается ротации, то мы уже об этом говорили. Время подойдет, и, конечно, без всяких сомнений, и будущее Правительство нуждается в обновлении, и это обновление будет.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, я предлагаю проверить ситуацию на местах и двинуться в регионы. Первым городом, который выходит на связь с нашей студией, станет Владивосток.

Уже в наступающем году Владивосток будет принимать один из крупнейших международных форумов – АТЭС. Там работает наш коллега обозреватель Павел Зарубин.

Павел, здравствуйте!

П.Зарубин: Здравствуйте, Москва!

Вас приветствует Владивосток – столица Приморского края и столица будущего саммита АТЭС, до которого осталось всего-то каких-то девять месяцев. Мост через бухту Золотой Рог – одна из самых грандиозных строек, хоть и приурочена к саммиту, но важна прежде всего для жителей Владивостока. Мост войдет в пятерку крупнейших вантовых сооружений мира: длина мостового перехода – 2 км, а высота над зеркалом воды – 64 метра.

Но вот чтобы масштаб сооружения был понятен еще лучше, достаточно увидеть, где мы сейчас все стоим, хотя, конечно, очень холодно: это лишь один из пролетов моста, а всего таких блоков будет 53, и каждый из них весит по 230 тонн. Сюда такие, с позволения сказать, детали дос

тавляют исключительно по воде, на баржах, что говорит о том, насколько они все-таки громоздкие и тяжелые. В ближайшие дни блок, на котором мы стоим, будет установлен на свое место

Ну а вообще, по плану, к середине марта строители должны будут состыковать обе части моста, так нужного городу. Ведь это сооружение в итоге соединит два противоположных конца Владивостока. Сейчас, к сожалению, людям приходится подолгу ездить в объезд, дорога может занимать и час, и два часа, а во время снегопада вообще пять часов.

И, конечно, в этот понедельник местные жители пережили несколько крайне неприятных минут, когда вдруг узнали, что этот мост загорелся. Судя по всему, в ходе сварочных работ вспыхнула сухая деревянная опалубка, и часть моста буквально заполыхала.

Пожар был очень сильным. Видеть его могли чуть ли не из всех точек города. Люди высыпали на улицу, узнав о происходящем. И многих, конечно, увиденное просто потрясло, и у всех, безусловно, теперь много вопросов. Поэтому мы сейчас несколько отступим от привычного сценария нашей «прямой линии» и зададим вопрос сами генеральному директору строительной компании, отвечающей за возведение моста, Виктору Гребневу.

Виктор Григорьевич, скажите, пожалуйста, насколько серьезно все-таки поврежден мост, и что это означает – что он не будет сдан в срок?

В.Гребнев: Пожар – это ЧП. ЧП, конечно, – это неприятно. Но я хочу сказать, что силовая схема моста не нарушена, расчетные параметры в норме. Экспресс-обследование, которое мы за сутки провели, показало, что имеем только косметические повреждения. Косметические повреждения, да, это дополнительное время немного, но для того, чтобы сказать, что мост не будет сдан к саммиту… Это однозначно – мост будет готов. К саммиту будет готов точно. Просто морально немножко тяжело, но хочу заверить: мост будет готов точно.

П.Зарубин: Будем в это верить все вместе. Спасибо большое.

А теперь давайте перейдем непосредственно к вопросам. Я хочу лишь сказать несколько слов, что наша съемочная группа работает здесь уже несколько дней. Мы провели много встреч с самыми разными людьми самых разных профессий, разных социальных групп для того, чтобы понять, какие же вопросы волнуют жителей города и края в первую очередь. И сюда сегодня пришли самые активные для того, чтобы задать те вопросы, которые они считают самыми актуальными и болезненными для региона.

Итак, пожалуйста, давайте начнем. Я вот знаю, что у Вас вопрос от малого бизнеса.

А.Голдобин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу задать вопрос, но немножко предисловие небольшое. Я – бизнесмен, зовут меня Голдобин Андрей Викторович.

Я бы хотел сказать о том, как тяжело вести бизнес в условиях вот такой серьезной, мощной коррупции, которая присутствует здесь, в этом крае. Ни для кого не секрет, что чиновничий аппарат во главе с Дарькиным, губернатором края, набивает, можно сказать, карманы за счет федерального бюджета и за счет нас, бизнесменов. (Я извиняюсь, замерз очень.)

Хотелось бы знать, Владимир Владимирович, сколько еще на своем посту пробудет губернатор Дарькин, который ведет весь этот беспредел, контролирует его от начала и до конца, и, мягко говоря, набивает карманы? Мы возмущены и хотим слышать.

Спасибо.

В.Путин: Андрей Викторович, во-первых, два слова просто по мосту еще.

Вот директор стройки сказал, что проведен экспресс-анализ (экспертиза такая, быстрая), но я думаю, что этого недостаточно. Надо, безусловно, провести серьезную, глубокую экспертизу, но так, конечно, чтобы она не мешала ходу строительства. Нужно посмотреть, в каком состоянии после пожара находится несущая конструкция, другие элементы. Это – серьезный объект инфраструктуры, и здесь не должно быть никаких сбоев или недомолвок. Здесь нужна твердая уверенность в том, что все идет по технологическим нормам. Первое. И прошу вас это сделать. И соответствующее тоже указание здесь дам своим коллегам.

Теперь второе. Это по поводу местных властей, коррупции и т.д., но дело не только в коррупции, насколько я понимаю. Очень много вопросов, связанных с криминалом в крае, больше, чем в каком-либо другом регионе Российской Федерации, к сожалению.

Я уже говорил о критериях, которые выработало Правительство, о критериях по результатам социально-хозяйственной деятельности, экономической деятельности. Но есть и другие, конечно, критерии, на которые следует обратить внимание. Я уже сказал, что в целом, опираясь и на результаты последних внутриполитических событий, можно определить доверие граждан к тому или иному руководителю региона. Надеюсь, что и сами руководители это поймут и примут соответствующие решения.

Но и сейчас не хочу забегать вперед, но то, что Вы сегодня сформулировали и сказали, мною, безусловно, будет учитываться в будущей работе.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Павел. Спасибо, Владивосток.

Мы возвращаемся в Москву, в нашу студию. Я вижу, что мой коллега Иван Кудрявцев поднял руку. Пожалуйста, Иван.

И.Кудрявцев: Эрнест, у нас в студии находится настоятель домового храма Московского университета, Храма Святой Великомученицы Татианы, которую верующие студенты считают своей небесной покровительницей, – священник, отец Максим Козлов. Вам слово, пожалуйста.

М.Козлов: Я отвлекусь от политики и от экономики чуть-чуть, а то про другое пока почти не говорили.

Владимир Владимирович, известно, что на нашей Родине все было достаточно хорошо, когда главными были три человека – врач, учитель и священник. Это понятно, от противного. Потому что если лекарь – калекарь, учитель – мучитель, а поп – толоконный лоб, то мало не покажется. А можно сказать положительно, что мы делаем вместе общее дело. Мы утешаем, лечим, воспитываем и образовываем.

Вот сейчас, что касается церковно-государственных отношений. В отношении того, чтобы утешать и лечить – уже более-менее нормально. Сам позавчера был: в колониях, ну и в сходных учреждениях – больше тысячи храмов и молитвенных комнат, а при вузах – меньше 50-ти.

И вот если подумать, при всем уважении к нашим заключенным, но будущее нашей Родины, наверное, больше связано со студенчеством. И хотелось бы надеяться, что в этой области, где мы будем вместе воспитывать и образовывать, какие будут прорывы. Что Вы об этом скажете?

И еще один очень короткий вопрос, даже пожелание. За наших смежников: за врачей, учителей, библиотекарей и музейных работников. Вот знаете, нас, священников, пусть ругают, это нам полезно. Пусть нам только дают возможность вести диалог. И здесь больше надежды на федеральные органы. Потому что Алексей Алексеевич Венедиктов, знаете, сколько дает времени? – 4 минуты в неделю религиозной программе на самой демократичной станции. На государственном телевидении немножко побольше, глядишь, получится.

Пусть говорят побольше хорошего об учителях, врачах, библиотекарях и музейных работниках. Пусть уже не бизнесмен, бармен и шоумен будут главными лицами на телевидении, а люди, на которых Россия стоит. Вот это как пожелание.

В.Путин: Люди демократических убеждений считают, что не нужно давать много эфирного времени представителям наших традиционных конфессий. И я сейчас не хочу вступать в полемику, хотя у меня здесь есть, что сказать. Потому что, конечно, у нас светское государство. И мы все-таки не должны об этом забывать. И я лично сторонник того, чтобы характер светского государства у нас оставался и укреплялся.

Вместе с тем, мы утратили определенные ценности советского периода, связанные с кодексом строителя коммунизма, с «Моральным кодексом строителя коммунизма». Но если мы заглянем в этот «Моральный кодекс строителя коммунизма» – это выдержки из Библии, на самом деле, и ничего нового человечество не придумало.

Наши традиционные конфессии – и буддисты, и христиане, и иудеи, и мусульмане, они в целом придерживаются, что касается базовых ценностей, нравственных, моральных ценностей, по сути, одних и тех же позиций. И, безусловно, это то, что нам вместе подлежит укреплять. И других ценностных ориентиров у нас нет и вряд ли в ближайшее время появятся.

Что касается студенчества и вообще образовательной сферы, то Вы не можете не знать, – Вы в МГУ работаете, да? – что здесь целая программа у нас существует. Можно по-разному к ней относиться, критически посмотреть на нее. И там, действительно, наверное, много элементов, которые нужно критиковать, и искать, как можно ее улучшить. Но все-таки развитие системы высшего специального образования, среднего образования, профессионального, на уровне профессиональных технических училищ и лицеев, оно находится в сфере нашего внимания и будет находиться дальше.

Что касается высшего образования, науки, я говорю не только о многократно увеличивающемся в последние годы объеме финансирования этой сферы, но говорю о новых подходах. В частности, МГУ и Петербургский университет, Вы знаете, выделены в отдельную категорию вузов, по которым созданы отдельные программы развития на правительственном уровне, с отдельным финансированием – ускоренным и в больших объемах. Мы создали систему федеральных высших учебных заведений и целую сеть по всей стране исследовательских университетов. И по всем, по каждому из них приняты решения по дополнительному финансированию.

Мы приняли программу грантовой поддержки талантливых людей, приняли программу грантовой поддержки ученых, напрямую именно ученых, которые предлагают интересные, перспективные в стратегическом плане идеи. Не вузы конкретно финансировать, не учебные заведения или научные центры, а конкретных ученых с предложениями. И знаете – это очень интересная программа получается. Так что эту сферу мы, конечно, будем самым активным образом поддерживать и развивать. Ну, а что касается деятельности религиозных конфессий, представителей религиозных конфессий в учебных заведениях, повторяю еще раз: мое личное мнение в том, что мы должны поддерживать и сохранять светский характер нашего государства. Но, конечно, деятельность религиозных конфессий в учебных заведениях, так же, как и в армии и в местах лишения свободы, не запрещена и будет только приветствоваться.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, вопрос, который только что попался на глаза, он больше, конечно, относится к предыдущей нашей теме – к Владивостоку, но поскольку он важный, его целесообразно задать, пока мы далеко не ушли.

«Кадровые ошибки в назначении ряда губернаторов очевидны – Мезенцев, Ипатов, Михальчук, Юрченко, Нелидов, Бровко, список можно продолжить. Мы, жители Ульяновска, в основном проголосовали против партии «Единая Россия», потому что хотели добиться отставки губернатора Сергея Морозова». Ольга из Ульяновска подписалась.

И еще вопрос Алексея Шацкова из Волгоградской области: «Правда, что регионы, не поддержавшие правящую партию, будут исключены из программ социального развития Российской Федерации?»

И, как следствие, вопрос, встречающийся чаще всего: «Не пора ли вернуться к прямым губернаторским выборам?»

В.Путин: Это важный вопрос.

Что касается того, что кто-то будет исключен по результатам голосования, это полная чушь.

Это, знаете как, «не придете на выборы – мы вам свет отключим и канализацию закроем». Конечно, это ерунда, и ни одно здравомыслящее правительство никогда таким образом поступить не может, и наше никогда не поступит. Вопрос не в политических предпочтениях, а вопрос в долге государственных служащих на таком уровне, как Правительство, или даже регион, долге перед своими гражданами. Это фундаментальные вещи абсолютно. Ничего никто сокращать не будет, не посмеет просто. Это первое.

Второе, что касается этого самого важного вопроса, – это выборность или невыборность губернаторов. Я не буду скрывать, я уже об этом говорил, и хочу сказать еще раз, – сегодняшний способ приведения губернаторов к власти я придумал лично, сам придумал, никто не советовал, и скажу, почему. Давайте вспомним, когда и в каких условиях это было сделано. Это было сделано в начале 2000-х годов, когда у нас полыхала гражданская война на Кавказе, когда многие губернаторы, надо прямо сказать, приходили к власти путем прямых, якобы прямых выборов тайных, но опирались при этом на местные полукриминальные элиты, и, что особенно опасно и важно было тогда, сосредоточили в своих руках большую экономическую власть, да еще сидели в Совете Федерации и имели неприкосновенность как депутаты парламента.

Но что особенно было тревожно и что меня очень беспокоило – с целью прихода к власти не брезговали ничем. Не только опирались на полукриминальные структуры, но и опирались на националистические группы, на сепаратистские группы. И очень легко было порождать этот сепаратизм в регионах Российской Федерации, а у нас сложно созданная страна, с национальными формированиями. И я хочу, чтобы и те, кто в зале сидят, и вообще граждане всей страны знали, чем было продиктовано это решение. Не тем, что хотелось сосредоточить в своих руках больше «властишки». Да нет, конечно! Это было продиктовано желанием страну сохранить и собрать вместе и не допустить раскачивания.

Конечно, мы в известной степени прошли период становления и укрепления наших властных структур и государства в целом. И, разумеется, я и сейчас вижу, здесь претензий много из Владивостока прозвучало, в этом вопросе звучит, я знаю эти претензии. И я исходил из того, что если Президент предлагает законодательному собранию, то законодательное собрание, выбранное всеми гражданами, проживающими в регионе, прямым и тайным голосованием, делает определенную селекцию и отбор. Так, кстати, это механизм работает отчасти. Я помню, когда мы предлагали, скажем, Волгоград, и волгоградские депутаты сказали: нет, за этого кандидата не проголосуем ни при каких обстоятельствах, даже при всем к Вам уважении. И мы пошли на то, чтобы внести другую кандидатуру. В Нижнем, по-моему, тоже так было.

Но сейчас я тоже вижу, что, может быть, этого недостаточно. И нужно сделать следующий шаг в развитии нашей политической системы. Я думал над этим и, например, считаю возможным, обязательно нужно сохранить вот этот фильтр на уровне Президента, чтобы отсекать приход во власть людей, которые будут опираться на какие-то полукриминальные или, не дай Бог, сепаратистские силы, в том числе, и в национальных республиках. Я хочу, чтобы все это поняли, это крайне важно для России.

Так вот, допустим, можно (как вариант, надо подумать над этим), чтобы все партии, которые приходят в региональный парламент путем прямого тайного голосования, предлагали президенту своих кандидатов на должность губернатора – руководителя региона. Вот эти предложения проходят через президентский фильтр, и он вносит эти кандидатуры уже не на депутатов заксобрания, а на прямое тайное голосование всего населения, проживающего в регионе. Вот этот шаг, мне кажется, вполне возможен и обоснован.

И, конечно, за Президентом нужно будет оставить негативный контроль, то есть право отстранения от должности в случае совершения каких-то действий, связанных с осуществлением властных полномочий губернатором.

Примерно то же самое в принципе можно сделать (надо только додумать всякие элементы этой конструкции) с формированием верхней палаты парламента.

Э.Мацкявичюс: Вплоть до прямых выборов?

В.Путин: Я же говорил, вплоть до прямых выборов. Тоже пропустить через такой президентский фильтр кандидатов от партий, которые побеждают на региональных выборах, и выносить их кандидатуры на суд граждан, проживающих на этой территории, и формировать верхнюю палату парламента, Совет Федерации, с помощью прямых тайных выборов, тайного голосования.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, давайте уточним: то есть институт выборов губернаторов тоже в определенной мере, получается, возвращается?

В.Путин: С теми поправками, о которых я сказал. Во всяком случае, я считаю, это возможно, сейчас это возможно.

В целом потом можно посмотреть, как работает этот механизм, пройти этот этап. Можно и напрямую просто уже перейти к самовыдвижению, но вот сегодня этих кандидатов, безусловно, я в этом уверен, нужно пропускать через президентский «фильтр».

Э.Мацкявичюс: Именно президентский?

В.Путин: Именно президентский.

Еще раз повторю: партии, вошедшие в региональный парламент, предлагают Президенту своих кандидатов на должность губернатора. Он вправе отклонить те или иные кандидатуры. Тогда партия предлагает другую кандидатуру, пока не появится нужный кандидат, а потом всех их выносит на суд граждан, на прямое тайное голосование. Мне кажется, вполне приемлемая вещь для страны, которая гарантирует нас и от рисков, имея в виду сложный характер нашей Федерации, и, в то же время, усилит влияние граждан на высший в регионе уровень власти.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Я предлагаю двинуться вглубь нашей студии. Слово Марии Китаевой и ее гостям.

М.Китаева: Я хочу перейти в «Северную столицу», где не так давно губернатор был назначен еще по старой схеме, и слово передать почетному гражданину Санкт-Петербурга маэстро Гергиеву.

В.Гергиев: Владимир Владимирович, вот за Вами огромная карта страны, и мы сейчас с очень большим интересом услышали о давних уже событиях. Так вот Вам, первое, отдельное спасибо за то, что вот в таком же виде она сейчас перед нами, вот такая огромная, могучая. Это первое. Я сам вырос в Осетии, поэтому у меня есть причины говорить то, что я сейчас говорю.

Второе. Я живу в Петербурге и возглавляю крупнейший театр. Хотелось бы рассказать Вам одну короткую историю.

Вот великий композитор, а для меня – величайший русский композитор 20-го столетия, Сергей Прокофьев подарил Мариинскому театру (тогда – Кировскому) партитуру балета «Ромео и Джульетта», – ныне знаменитейшее произведение, – и после премьеры, весьма успешной, прогуливаясь недалеко от театра, неожиданно встретился с человеком, который его остановил, одернул и сказал:

- Вы – композитор Сергей Прокофьев?

- Да.

- Я слышал, между прочим, Ваше произведение – безобразное, мне страшно не понравилось, – уже несколько раз.

Но хочу Вам сказать, что Сергей Прокофьев после сочинения «Ромео и Джульетты» сочинил еще огромное количество очень знаменитых произведений, в том числе и свои знаменитые военные произведения. «Ромео и Джульетта» Прокофьева – это 1937-1938 годы, а вот и в 1941-ом, и в 1942-ом и в 1945-ом – это и «Война и мир», и Пятая симфония.

Почему я утруждаю сейчас всех? Вспомнил о том, что Россия – это не только страна нефти и газа, это еще страна величайших писателей, поэтов, композиторов. Все это знают. Мне кажется, доверяйте своему инстинкту, мне очень импонирует то, что наш разговор сегодня не идет вокруг удач или не удач «Единой России», а идет разговор о России. Вот за это второе спасибо.

В.Путин: Валерий Абисалович, Вам спасибо за оценку, за поддержку. Мы с Вами давно знакомы и дружим. Вот Вы сейчас сказали про Прокофьева, про его музыку к балету «Ромео и Джульетта». Это очень хороший пример того, как все быстро меняется и оценки меняются. Вы помните, наверное, когда эта музыка была представлена зрителю, то некоторые очень известные и очень авторитетные люди в этом мире сказали: «Нет повести печальнее на свете, чем музыка Прокофьева в балете» .

Вот с тех пор очень много изменилось, и оценки изменились. Так же и в нашей жизни очень много меняется. Я думаю, что многое из того, что мы делали недавно, делаем сегодня, все-таки будет получать объективную оценку в будущем. Надеюсь на это. Для этого мы и трудимся, чтобы реально изменить ситуацию к лучшему.

Что касается города Петербурга, Ленинграда. Я его люблю так же, как и вы. Я там родился. Это моя малая Родина. Конечно, не забывая про другие регионы, буду делать все, для того чтобы и Питер поддержать.

Вы упомянули о деятелях культуры вообще, а здесь кто-то, не помню, сказал и о библиотекарях, работниках культуры в регионах. Это крайне важная тема. Крайне важная, потому, что это очень важная составляющая нашей жизни – эти люди, их работа – очень важная составляющая нашей жизни. Они, конечно, нуждаются в поддержке. Они по уровню заработной платы сегодня на одном из самых последних мест.

Я вчера только на эту тему разговаривал с Министерством финансов. Дал поручение посмотреть, что можно сделать дополнительно в этой сфере. Очень рассчитываю, что такие предложения будут подготовлены. Мы, безусловно, в этом направлении будем двигаться, будем искать дополнительные возможности региональных бюджетов и федерального, для того чтобы эту категорию работников поддержать. Так же, наверное, к этому тоже вернемся, как и те, кто работают в дошкольных детских учреждения. Это, правда, другая сфера нашей жизни, но тоже очень важная.

Э.Мацкявичюс: Уточнение?

В.Гергиев: Здесь хочется сказать о том, что огромные все-таки уже свершения налицо. Для меня, например, Петербург сегодня перестал загрязнять Балтийское море. Об этом мало кто знает. Я вчера был в Финляндии, только об этом говорили, что Петербург сейчас, оказывается, едва ли не самый... просто сбросы в Балтийское море, очень больное море – для нас это страшно важно, для Питера. Оказывается, водоканал и глава водоканала Кармазинов смогли буквально за пять-шесть лет добиться того, чтобы финны завидовали, – едва ли не самое развитое государство сегодня в мире, мы это знаем. Это так.

А с другой стороны, я думаю о том, что, например, Новосибирск, крупнейший российский центр, не имеет концертного зала. Я знаю, что до 2018 года появятся стадионы, шикарные, современные, мощные. Пускай у каждого стадиона или на каждый один мощный стадион будет сателлит, даже не обязательно в том же самом городе, – шикарный концертный зал. Кстати, он не может стоить больше миллиарда рублей. Он будет шикарным, мирового класса. Если он стоит больше, считайте, что уже Вас начинают обманывать. Вот такой совет практический.

В.Путин: А как идет реконструкция Мариинки сейчас, новой площадки?

В.Гергиев: Мне кажется, что мы создаем, и через полтора года, самое позднее, все-таки в Петербурге, в одной из культурных столиц европейских, будет комплекс, который не уступит, по крайней мере по мощи своей, по размаху, ни одному американскому, китайскому, или японскому. Мы еще десять лет назад безнадежно отставали. Мне кажется, что здорово, что Правительство и Вы, тогда еще Президентом, поддержали идею строительства нового театра, второго театра. Потому, что, кроме Парижа, ни один город в мире не имеет два совершенно разных здания под одним «зонтиком» единой дирекции. И мне кажется, что Петербург от этого выиграет. Спасибо, что и сейчас Вы поддержали в очередной раз.

Потому что я не пришел сюда комплименты делать или благодарить, честное слово. Я даже не знал, о чем буду говорить. Я вот слушаю с большим интересом. Мне кажется, что, забывая о том, что и Петр Великий, и Екатерина Великая, и во многом и в 20-ом столетии создавались такие культурные сокровища или собирались такие сокровищницы. Мы еще и поэтому во всем мире сегодня себя чувствуем уверенно. Хоть потому, что у нас и ядерная мощь, мы об этом говорили, считаются. Но еще и поэтому тоже. Ведь, правда?

В.Путин: Конечно.

В.Гергиев: И здорово, что мы так развиваемся. Скоро будем готовы, я думаю.

В.Путин: Валерий Абисалович, не переманивайте, пожалуйста, из Большого театра артистов ведущих.

В.Гергиев: И наоборот, да?

В.Путин: Не надо переманивать.

В.Гергиев: Я думаю, у нас, это, во-первых, коллега, он здесь присутствует. Из Большого театра ушли балетные танцовщики. Я думаю, они туда же и вернуться. А на самом деле Мариинский театр самодостаточен. Но самое главное, чтобы обратили внимание, и вся Россия об этом сегодня может задуматься – мы в Петербурге выступаем 530 раз в год.

В.Путин: Я знаю, что Вы восстановили концертную деятельность по территории России.

В.Гергиев: Да, у нас где-то 10-12 регионов только в рамках Пасхального фестиваля. Это, пожалуй, самая интересная часть нашей работы.

В.Путин: Знаете что, я помню, как Вы вместе с оркестром приехали в Южную Осетию и выступали на развалинах – за это Вам отдельное спасибо.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Спасибо, Валерий Абисалович.

Уважаемые коллеги, уважаемые гости, я напоминаю, что нас ждут города. Там стоят наши коллеги журналисты и люди, которые, прямо скажем, мерзнут. Поскольку не май месяц, а середина декабря. Поэтому давайте немножко ускоримся, хорошо? Сейчас будем немножко более интенсивно работать. И успеем всем дать возможность обратиться к Владимиру Владимировичу.

Вопрос из Интернета, который пришел на наш сайт: «Говорят, что события 5-6 декабря в Москве и Санкт-Петербурге вызвали растерянность в Кремле, писали даже, что там постоянно шли экстренные совещания по ночам. Владимир Владимирович, это правда?»

В.Путин: Меня не вызывали на эти совещания, я не знаю. Я скажу откровенно, я что-то растерянности там не заметил. Я в это время, скажу откровенно, пытался и пытаюсь до сих пор научиться играть в хоккей. Я, как «корова на льду», до сих пор пытаюсь что-то изобразить. Не очень обращал внимание на то, что происходит. Но растерянности никакой в Кремле не заметил. Хотя я давно там не был, честно говоря.

Э.Мацкявичюс: Понятно.

Спасибо, Владимир Владимирович.

Еще вопрос у Марины Китаевой.

М.Китаева: Я знаю, кто точно знает значение слова «хронометраж» – мой коллега Владимир Соловьев.

В.Соловьев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Извините, буду резок, потому что люди звонят и говорят, возникает ощущение, что наступило время, когда власть знает, как живет народ, и с интересом народу рассказывает о его жизни. Исходя из этого, главные коррупционеры в стране – это мелкие чиновники и гаишники, а светочи мудрости и порядочности засели в Правительстве и в Администрации. Вы призывали к «посадкам», звучали жесткие слова, но повторяется время русских классиков: фразы жесткие, но как-то, то ли своих не сдаете, то ли наверху другие законы, и каждый раз защищаете Правительство, говоря, что они высокие профессионалы, а нам негоже о них судить.

Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, конкретно, по фамилиям, увидим ли мы когда-нибудь новых людей, и начнутся ли «посадки»? Хотя понимаю, что, как правило, в нашей стране борьба с коррупцией – это «национальная забава» и начинается она с того, кто такой вопрос задает.

Э.Мацкявичюс: Хотя и кратко.

В.Путин: С Вас и начнем сейчас. Ну, не с Вас лично, а вообще. Я знаю, и ко мне тоже обращались разные люди по поводу того, что средства массовой информации используют свое монопольное положение в отдельных сегментах, для того, чтобы решать, в том числе, экономические вопросы, и говорят: давайте сделайте так, иначе мы вас вытащим и покажем про вас то-то и скажем это.

Это, в принципе, и на муниципальном уровне управления, на региональном, на федеральном, в Думе, в Правительстве, в СМИ, в медицине. А что, про медицину мало говорят о том, что там коррупция, мздоимство и т.д., что, мало разве говорят про аналогичные явления в сфере образования? Это беда всего нашего общества. Ну, желание «попасть на волну» и понравиться и кого-то, извините, «уконтрапупить», схватить и посадить во что бы то ни стало, показать свою крутизну – это самое простое, что мог бы сделать человек в моем положении. Но у нас четыре с лишним тысячи уголовных дел, возбужденных по взяткам и коррупции. Почти 300 доведено до суда. Десятки осужденных.

Это модная тема. И ее нельзя забывать: борьба с коррупцией, с криминалом, в том числе и прежде всего во власти. И власть сама заинтересована в очищении. Но никакой кампанейщины здесь недопустимо. У нас есть примеры, когда губернаторов в тюрьму сажают, и они отбывают целиком срок в местах лишения свободы, целиком, их никто не выпускает. У нас есть примеры и в новейшей истории, когда на уровне заместителя министра сажают в тюрьму. Но здесь еще и вопрос: в тюрьму – и расследуют в рамках уголовного процесса. Здесь еще вопрос не кампанейщины, а вопрос качества работы правоохранительных органов.

Все это требует определенного баланса, серьезного подхода и ритмичной работы по всем направлениям, ритмичной, жесткой и последовательной, а не предъявления в качестве своих достижений для текущей политической конъюнктуры – этого мы делать не будем. Но бороться будем обязательно, будем бороться последовательно, настойчиво и жестко.

Не знаю, четыре тысячи с лишним – это много или мало дел. Наверное, немало. Важно качество. Вообще, в любом случае, и Вы знаете, Вы чело

Partager cet article

Repost 0

commentaires