Overblog Suivre ce blog
Editer l'article Administration Créer mon blog
4 juillet 2013 4 04 /07 /juillet /2013 14:31

Итоги саммита в Северной Ирландии: победа российской дипломатии, провал протестов и похороны офшоров

Надо отдать должное британскому председательству в G8: «Большая восьмерка» из неформального клуба, собиравшегося по привычке, вновь стала организацией, каждое слово которой — сенсация. Правда, британский премьер Дэвид Кэмерон определенно задолжал Владимиру Путину бутылку североирландского виски. Вряд ли бы публика следила за саммитом с таким замиранием сердца, если бы не позиционные бои, которые разыгрывались в отношении «особого мнения» России по сирийскому вопросу.

ВЛАДИМИР ПУТИН — «МК»: «ДОЛЖЕН ВАМ СКАЗАТЬ, ДИСКУССИЯ БЫЛА ОБЩЕЙ»

Президент РФ Владимир Путин на пресс-конференции по итогам саммита «Большой восьмерки» ответил на вопрос «МК», действительно ли он выступал один против семи на саммите.

— Нет, конечно. Это абсолютно не так. Кому-то, видимо, очень хотелось, чтобы это было так. Должен вам сказать — я хочу и сделаю это с полной ответственностью; уверен, что мои коллеги это подтвердят: дискуссия была общей. Кто-то с кем-то соглашался, кто-то по каким-то вопросам спорил. Но ни разу не было так, что Россия в одиночку отстаивала свои подходы к решению сирийской проблемы. Всегда есть сомневающиеся, но уверяю вас, что это была дискуссия людей, которые хотят найти единые, общие и эффективные подходы к решению сирийской проблемы.

Победитель может быть только один

Маленькая победоносная война началась еще перед саммитом. От мелкого пакостничества в организации работы российской делегации (выдача виз на меньший, чем нужно, срок и избыточный личный досмотр) до массированной атаки основных войск. Мирному согласованию позиций по сирийскому вопросу явно не способствовали ни заявления администрации США о фактах применения химического оружия войсками Башара Асада (после чего Барак Обама пришел к выводу, что сирийской оппозиции надо помогать не только гуманитарными грузами, а прочие участники G8 едва ли уже не паковали посылки с оружием для повстанцев), ни разрыв дипотношений Каира с Дамаском накануне саммита.

Начался переход на личности: британские и американские издания, как из одной редакции, дружно писали про «ледяной взгляд» Путина (там, где его, могу сказать как очевидец, не было и в помине). Канадский премьер Стивен Харпер, не искушенный в мировых дипломатических играх, и вовсе напрямую стал заявлять, что «восьмерка» — вовсе и не восьмерка, а G7 плюс Россия, заранее настраивая себя на то, что Путин не подпишет итоговое коммюнике саммита, составленное вразрез мнению Москвы по Сирии.

Только победитель в войне бывает один, а не семь или восемь. Путин подписал коммюнике, но в варианте, который устраивал российских дипломатов: без требования немедленной отставки Асада, без обещания вооружить оппозицию и с осуждением применения химоружия любой стороной конфликта, а не только правительственными войсками. Хозяину саммита Дэвиду Кэмерону даже пришлось оправдываться перед своей прессой, что он вовсе не смягчал абзац про Сирию так, как это виделось Путину. «Я не считаю, что была заплачена какая-либо цена, наоборот, у нас очень сильное заявление о том, что должно произойти в Сирии», — говорил он

Кончина офшоров

По сравнению с сирийскими баталиями еще одна тема саммита — борьба с уклонением от уплаты налогов — почти потерялась. Хотя этой теме посвятили отдельную Лох-Эрнскую декларацию. Лидеры договорились изменить в своих странах правила, которые позволяют компаниям уводить прибыль в офшоры и намерены заставить транснациональные компании отчитываться перед налоговыми органами своих стран о суммах и месте выплаты налогов. Также их собираются уведомлять налоговые и правоохранительные органы о реальных, а не номинальных владельцах. Взамен правительства договорились сократить бюрократические процедуры на границах и повысить прозрачность административных процедур в своих странах.

Слив протеста

Любой саммит «Большой восьмерки» сопровождается выступлениями антиглобалистов и антикапиталистов. Жителей городка Эннискиллен по соседству с местом проведения саммита полицейские предупредили о 40 тысячах демонстрантов, которые могут нагрянуть в город (не считая членов официальных делегаций). Местные священнослужители обрадовались и гостеприимно распахнули двери своих церквей в надежде заполучить новых прихожан. Настоятель баптистской церкви в эфире местного радио сообщал, что саммит послан жителям города за грехи (замаливать которые они, конечно, должны срочно бежать в его церковь), а методисты у входа в свой храм раздавали флаеры всем, у кого видели сине-желтый бейдж саммита. «Заходите к нам, это как концерт!» — бежал за мной от дверей церкви ее служитель.

Ожидания полицейских и горожан не оправдались. Наиболее заметный знак протеста — замазанные слова «Северная Ирландия» на табличке «Добро пожаловать в…» на границе с Ирландией. А на полянке у исторического замка в Эннискиллене протестующие разбили только шесть палаток. Две из которых принадлежали датским туристам, которые думали, что это местный кемпинг.

Виктория Приходько

Московский комсомолец 19 июня 2013

Partager cet article

Repost 0

commentaires