Overblog Suivre ce blog
Editer l'article Administration Créer mon blog
23 janvier 2013 3 23 /01 /janvier /2013 16:55

Наталья Нарочницкая: “Если начать пересматривать итоги войн, можно дойти до Золотой орды”

 То, что не удалось немцам за две мировые войны в XX веке, сегодня осуществили англосаксы, правда, другими методами. Геополитические амбиции держав остались прежними, считает известный российский историк и политолог Наталья НАРОЧНИЦКАЯ, доктор исторических наук, глава Европейского института демократии и сотрудничества (Париж). С ней корреспондент “Экспресс-недели” встретилась в Вильнюсе.

 (Публикуется в сокращении)

 - Закончилась вильнюсская конференция “Первая мировая война. Общая история. Общая память”, в которой вы участвовали. Зачем нам сегодня ворошить такое далекое прошлое?

 - Зачем нам изучать историю Первой мировой войны? Для того, чтобы понять сегодняшний день, потому что те геополитические, силовые линии, которые направляли амбиции тогдашних держав, можно проследить и сегодня. Не говоря уже о том, что все, что не удалось немцам за два масштабных “Дранг нах остен” XX века, прекрасно осуществили сегодня - совсем другими методами - англосаксы. Нам надо изучать эти события и для того, чтобы Первая мировая встала перед нами в правильном историческом сознании. Должен восторжествовать принцип историзма, потому что не секрет: в последние десятилетия историкам, оперирующим недавно открывшимися фактами, стало свойственно переносить на сознание и мотивацию действий политических деятелей прошлого сегодняшнее мировоззрение, сегодняшние политические воззрения, а это искажение принципов историзма. Отношение сегодняшнего человека к событиям прошлого очень сильно влияет на толкование, казалось бы, бесспорных фактов, поэтому мы должны пытаться ставить себя на место тех людей, пытаться понять, как они мыслили: что для них было добро, что зло. И тогда мы возвратим историческому исследованию гуманистический аспект, который в ХХ веке уступил место сухому рационалистическому изложению фактов.

 (...)

 - Сегодня история используется в качестве мощного политического инструмента, ее переписывают и трактуют в интересах политической выгоды. А вообще возможен объективный взгляд на историю?

 - То, что я услышала на этом форуме, свидетельствует о том, что наша историческая память постепенно освобождается от излишней политизации, от давления современных стереотипов и клише на наше историческое сознание. И это говорит о том, что мы взрослеем как нация, что мы способны к изучению истории без гнева и пристрастия.

 

Мой опыт работы в западноевропейской среде экспертов-историков и серьезных журналистов, которые освещают дискуссии на исторические темы, говорит о том, что в каждой стране было, есть и всегда будет некое разделение на историю для историков, историю для преподавания и историю, которую преподносят СМИ. Было бы хорошо, чтобы они сближались и не очень сильно отличались. Французский социолог, член Госсовета Франции Оливье Форкат прямо заявляет, что они не подвергают своих школьников тяжелому испытанию раздвоением национального самосознания, не делают акцент на несостоятельности Франции между двумя мировыми войнами. Он говорит, что “мы научены горьким опытом, когда после Версальской конференции французская интеллигенция топтала и уничижала себя, коря этой несостоятельностью, что довело нацию до исторической апатии, посеяло пораженческие настроения и вывело на авансцену политической жизни пораженческие круги, а в конечном итоге привело к драме – историческому парадоксу, когда выдающийся военачальник Первой мировой войны, герой Верденского сражения маршал Петен вдруг стал капитулянтом Виши”.

 (...)

 Бережное, спокойное отношение к истории наступает тогда, когда национальное самосознание преодолевает период самоутверждения, а интеллектуальный культурный потенциал нации идет уже не на обличения, а на созидание исторической концепции будущего. Если мы будем идти по этому пути, то всегда найдем общий язык. Будем вместе оплакивать тех наших предков, которые остались верными присяге, отечеству, армии - в конце концов, тем клятвам, которые даются Господу во время причастия; предков, отдававших жизнь за метафизические ценности: честь, долг, отечество, верность. Сейчас либеральная трактовка личности вульгарно внушает, что в мире нет таких ценностей, за которые стоило бы отдавать жизнь. Это путь к уничтожению всей человеческой культуры, потому что способность к самопожертвованию за идеалы всегда отличала человека от животного. И история как раз есть питомник мировоззрения человека и кузница его идеалов.

 (...)

- В последнее время в Литве все чаще пытаются навязать России как правопреемнице СССР ответственность за начало Второй мировой войны, и как лыко в строку здесь ложится пакт Молотова-Риббентропа…

 

- Наш фонд издал сборник статей к годовщине Мюнхенского сговора в 2008 году, которую Запад как-то пропустил, а ведь именно тогда и началось движение ко Второй мировой войне. Мюнхенский сговор нанес удар по хотя и хрупкой, но как-то существовавшей системе коллективной безопасности. Это было согласие западных держав не только на раздел Чехословакии, но фактически на ее оккупацию. Что касается пакта Молотова-Риббентропа, то, по-моему, именно литовцам было бы странно акцентировать внимание на нем. Дело в том, что только после него в советско-литовском договоре Литве был передан Вильнюс. Я готова процитировать вычитанное в американском сборнике дипломатических документов США донесение временного поверенного в делах США в Литве господина Норама о событиях, происходивших в Каунасе на следующий день после подписания советско-литовского договора: “С утра город был украшен национальными флагами, всюду играла музыка, люди обнимались и поздравляли друг друга. К вечеру готовились праздничные манифестации”.

 

(...)

 

Мне кажется, расчеты Литвы нажить политический капитал на таком извращении истории опрометчивы. Дело в том, что советско-германский договор был итогом безуспешных попыток тогдашнего советского руководства создать всеобъемлющее, сдерживающее гитлеровские амбиции соглашение о коллективной безопасности. Как недавно стало известно, когда были рассекречены и обнародованы архивы внешней разведки, этому категорически противодействовали прежде всего британцы, которым была поставлена задача попустительствовать продвижению Гитлера на Восток.

 

(...)

 Я уже говорила, как опасно интерпретировать старые события с точки зрения наших сегодняшних политических воззрений и желаний. Если мы с философским скепсисом и мудростью сможем взирать на историю, полную несовершенств и натяжек, то сумеем выделить главное. А главное, на мой взгляд, то, что Литва в итоге ХХ века получила то, чего она не получала в предыдущие века.

 Все исторические оценки, которым мы следуем, - это оценки и наших союзников по антигитлеровской коалиции. Даже во времена “холодной войны”, когда в планах военных стороны не исключали возможности взаимного уничтожения, никто никогда не обвинял Советский Союз в развязывании Второй мировой войны, никто никогда не отождествлял коммунизм и гитлеровский нацизм, потому что это абсолютно разные вещи: наоборот, славили наших героев, Сталинградскую битву, волю к победе советского народа.

 - Как правопреемницу СССР Россию призывают покаяться: в Литве принят закон о “возмещении ущерба, нанесенного Литве во время советской оккупации”. Насколько, на ваш взгляд, это юридически обоснованно: может ли отделившаяся от СССР страна унаследовать вину?

  - Я думаю, это бесперспективное дело – предъявлять какие-то экономические претензии. Я не думаю, что кто-то настолько наивен. Ведь если объявить о пересмотре итогов войны - не знаю, кому это выгодно, - можно пересмотреть итоги всех войн до Золотой орды. И очень многие границы тут пришлось бы поменять.

 По признанию мудрейшего британского историка Тойнби, именно Запад на протяжении всей древней истории России - еще со времен Киевской Руси, Московии и потом Российской империи - неуклонно давил на Россию. И только в короткий период с 1945 года Запад впервые почувствовал на себе некоторое давление России, которое она тысячу лет испытывала от Запада.

 (...)

 Литва, в отличие от Латвии и Эстонии, у которых не было государственности, - они-то как нации сформировались только в составе Российской империи, - имеет древнюю государственность. Литва была сильным средневековым государством. Зачем тем, у кого есть история, своя древняя культура, катехизис, написанный Мажвидасом на национальном языке еще в XVI веке, есть не только свое историческое прошлое, но и концепция будущего, такой способ самоутверждения?

 - Судя по социологическим исследованиям и высказываниям в литовских СМИ, в Литве Россию не любят - это следствие исторических обид?

 - СМИ во всем мире, и в России, и в Европе, и в Америке, безусловно, никак не отражают всей палитры и широты общественного мнения. В той же Западной Европе гораздо больше лояльных, готовых с интересом воспринимать позитивное мнение о России людей, чем можно было бы подумать, читая какую-нибудь “Франкфуртер альгемайне цайтунг” или “Фигаро”. И я в этом убеждаюсь постоянно: и во время дискуссий, и знакомясь с людьми в разных странах.

 (...)

 Евроцентризм и неготовность признать самоценность чего-то незападного - это всегда было, к сожалению, свойственно западному сознанию. И не случайно западноевропейские государства изначально шли по пути моноэтничных, моноконфессиональных государств. Если Россия сохранила у себя к концу ХХ века практически все народы, которые в нее входили, то Запад стал кладбищем для многочисленных народов, которые были ассимилированы, почти всегда насильственно. Удалось ли бы эстонцам, литовцам и латышам в составе Германской империи сохранить себя как нации с культурой, академией наук, инженерной мыслью, со способностью, полностью разойдясь, продолжать себя как полноценные нации? Я уверена, что нет.

 Елена ЮРКЯВИЧЕНЕ   

“Экспресс-неделя” №46, 15 ноября 2012 года.

 

Partager cet article

Repost 0

commentaires